НАША БОРЬБА — ДО ПОБЕДЫ
Авторский блог Редакция Завтра 03:00 3 сентября 2001

НАША БОРЬБА — ДО ПОБЕДЫ

0

НАША БОРЬБА — ДО ПОБЕДЫ
36(405)
Date: 04-09-2001

НАША БОРЬБА — ДО ПОБЕДЫ
ГОВОРЯТ ЖЕНЩИНЫ ПРИДНЕСТРОВЬЯ,
БЛОКИРУЮЩИЕ ШТАБ ГЕНЕРАЛА ЕВНЕВИЧА


Г.СИДОРОВА. То, что вы видите, — только начало. У нас — женщин Приднестровья — разработан специальный план под кодовым названием "Сиреневый туман". План предусматривает широкий круг практических мер, направленных на недопущение уничтожения техники, а также вывода российских войск из Приднестровья. При его составлении мы учли опыт 1992 года. Можете быть уверены, что мы сумеем выполнить запланированное...
Л.БОБРОВА. Армия ничего не создавала в советское время. Она только потребляла то, что народ давал. Оснащал ее народ. Работал на нее народ. Значит, это народное добро. Какое же он имеет право уничтожать? Оно нам нужно. А если Россия такая богатая и хочет уничтожать, пусть нам компенсируют, вернут деньги и что она стоит. Вот поэтому мы здесь. Молдове дали и никто ее не ограничивал в ее богатстве. Она распоряжалась "МиГами", как она хотела. Почему нам нельзя? Мы что, хуже Молдовы? Мы такой же народ. Только тем отличаемся, что мы русские. У нас нет национализма. Мы должны донести это всем офицерам, всем, кто служит в 14-й армии, и они должны видеть, что народ Приднестровья по справедливости требует свое, но не требует чужого.
К.ПЛЕШКАН. И сейчас мы вышли для того, чтобы все-таки они поняли: мы обещали — будем отстаивать технику, мы ее будем отстаивать столько, сколько надо. Не только сегодня, завтра, сколько надо. А они знают, что было время, что на рельсах месяц сидели. В окопах мы с первых до последних дней тоже были. И здесь столько, сколько надо будем. Надо будет месяц — месяц. Надо будет год — мы и год здесь будем. И не здесь, а где надо будет и не только здесь. Это начало.
Д.САЛКУЦАН. Машина несколько раз проезжала с прицепом. Прицеп очень интересный — прицеп медицинской помощи. И вот несколько раз ее завозили на тягаче. Колеса у него были сильно просевшие, наверное, везли кислород для разделывания техники.
О.МАКОВЕЦКАЯ. Вышел майор, начал кричать, угрожая, что вызовет наряд и нас всех отсюда уберет. Вырвал у меня листок, на котором мы записывали номера машин. Очень сильно кричал и чуть было в драку не полез. Узнал мою фамилию, заявил: "Ты больше в Россию не поедешь!"
Если вы помните, то были плакаты "Народ и армия — едины". Мы до сих пор считали, что 14-я армия здесь у себя дома, что это русская земля, и мы не делились. Отдали им на временное пользование, а теперь они уничтожают.
Г.АНДРЕЕВА. Мы столько здесь узнали, что у нас есть все основания говорить, что Россия нас предает. В день 5-6 танков разбирают, сегодня выкатили 15 БМП. Мы наблюдаем здесь, как разобранная техника разворовывается. Поток идет на частных машинах, и выезжают загруженные. Евневич позволяет воровать эту технику. Позор такому генералу, и он обязан убраться из Приднестровья, он пешка в руках высших чинов России.
Миссию ОБСЕ мы не пустили, от наших женщин я выступала, объяснила цели и задачи их миссии — видно, господа из ОБСЕ не знают. И объяснила, что они вносят раздор, и если что-то случится, то в этом виноваты будут они.
Н.СОЛОВЬЕВА. Народ Приднестровья видит только единственную защиту России, когда будет стоять армия. Если только России здесь не будет, значит, неизбежно произойдет вооруженный конфликт. Это мы чувствуем нутром и все это видим.
Т.ДОНЕЦ. Нам непонятно одно, куда идет металлом, который уничтожается. На заводы он не поступает. Очевидно, идет "налево". Создается впечатление у людей, что вся техника, которая режется,— она уходит налево. Или возможно другое. Что в любой машине, любом танке, бронетранспортере очень дорогостоящее оборудование. Уничтожая технику, они, очевидно, скрывают те следы, которые были. Очевидно, что все было заранее спланировано, и продана именно та дорогостоящая техника и оборудование, которые находятся внутри тех же автомобилей и бронетранспортеров. А сейчас режут технику, чтобы скрыть это все.
Г.ШАРМАНОВА. Евневич оправдывает себя тем, что он выполняет приказ, но были приказы разные. Настоящие офицеры-государственники отказывались выполнять эти приказы, вплоть до ухода из армии. Отказывались выполнять приказы, которые идут против народа.
Сегодня он, выезжая, лег на последнее сиденье своего автомобиля, спрятался от нас. "Доблестный" генерал, отъехал чуть подальше, открывает дверь, выходит и говорит: "Я уничтожал и уничтожать буду. Я выполняю приказ. И ничего все это вам не даст".


Интервью снималось телевидением ПМР и демонстрировалось для жителей Приднестровья.



ОТ РЕДАКЦИИ. Пока в Приднестровье говорят женщины. Мужчины пока молчат. Но молчат те мужчины, которые девять лет назад молча взяли оружие и вышвырнули молдово-румынских интервентов с берегов Днестра.




Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой