ПОВОЛЖСКИЕ СТРАДАНИЯ
Авторский блог Редакция Завтра 03:00 11 июня 2001

ПОВОЛЖСКИЕ СТРАДАНИЯ

0
Author: Александр Головенко
ПОВОЛЖСКИЕ СТРАДАНИЯ
24(393)
Date: 12-06-2001
НОВОСТЬ БЫЛА ИЗ РАЗРЯДА НЕВЕРОЯТНЫХ. Глава Чернорярского района Астраханской области Петр Коновалов за пять-шесть лет своего правления самым непостижимым образом развалил экономику вверенного ему региона. Добился поистине рекордных показателей в сокращении поголовья скота, производстве зерна, мяса, овощей, молока, яиц и шерсти. И за это областные "демократические власти" представили его к Ордену "За заслуги перед Отчеством" II степени, каковую лауреат и получил в нынешнем марте.
Сообщая об этом скандальном награждении, жители района приглашали собственными глазами лицезреть "мерзость запустения".
Черноярский район — это всего полтора часа езды автомашиной из Волгограда в Астрахань. Справа — бескрайняя степь, слева — матушка- Волга, вдоль которой и тянутся села. Пока нашли дом одного из авторов письма, изъездили несколько сел. Действительно, в каждом "следы Мамая" — разрушенные корпуса ферм, теплиц, хозпостроек, кладбища раскуроченных "нив", "енисеев", другой сельхозтехники. И на фоне пышного цветения абрикосов, словно призывные маячки, уютные теремки кавказцев. На полях смуглые гости солнечного Таджикистана и Кавказа уже сажали под пленку ростки будущего урожая.
В избе Николая Владимировича (назову его так) народу набилось много: и ветераны, и молодые семьи, больше всего страдающие от местных порядков. Разговорились. Откуда же такой страх, если боятся за свои права побороться? Отвечают так: скажешь слово против местных порядков — тут же вылетишь с работы. А куда идти? Степь да степь кругом. Хозяин дома разложил предвыборный плакат П.Коновалова периода избирательной кампании 1996 года, ткнул пальцем в подчеркнутый красным фломастером пункт: "В предстоящее четырехлетие своей основной целью я ставлю газификацию района, чтобы к 2000 году большинство населения пользовалось дешевым топливом".
— Вообще-то наш глава не коренной, его в наш район из другого бросили, — пояснил Николай Владимирович. — Село ему чужое — он астраханский рыбный институт заканчивал. Но верили ему поначалу, избрали. Так за четыре года пальцем не ударил, чтобы газ провести. А такое богатое газоконденсатное месторождение в области!
— А солнце какое? Жердину в землю воткни — и та зацветет, если поливать, — включилась в разговор хозяйка дома Нина Петровна. — Осенью глаз радуется: арбузы, помидоры наши знаменитые, абрикосы, лук. Сколько говорили Петру Ивановичу: наладьте переработку, поставьте хоть плохонький консервный завод, людей бы хоть чем-то заняли. Как об стенку горох. Столько добра по осени пропадает!
— О чем ты, Петровна, говоришь? — возразил средних лет мужчина. — Свой речной порт и тот какому-то "новорусскому" из Волгограда продали. Это ж надо додуматься — в соседнюю область! Такого приварка местный бюджет лишили. Как не хотели хозяйства с ним расставаться, так ведь руки им выкрутил Коновалов. А варяги, конечно, теперь цены заломят — урожай в копеечку влетит.
Урожай — это бог, на которого с ранней весны молятся и стар и млад. В уцелевших хозяйствах платят по 100 рублей в месяц. Расчет — по осени. Зарплата бюджетников, учителей и медиков — три-четыре сотни, младшего персонала — 150-250 рублей. Коммунальщики месяцами не получают жалованья, а выплата долгов по детским пособиям растягивается на годы. Вот почему основным средством платежа давно стала жидкая самогонная валюта. Однажды в самом райцентре насчитали свыше сотни легальных "точек" и сгоряча хотели предложить им платить налоги.
Четыре с лишним года назад кандидат в районные начальники обещал: "Я хочу восстановить работу предприятий, которые в результате непродуманной приватизации прекратили свое существование. Направить деятельность районных служб и управлений на увеличение числа рабочих мест и сокращение безработицы". А что сделал?
— Теперь сам плодит безработицу, — зашумели сельчане. И стали загибать пальцы, подсчитывая, как за время правления "борца с безработицей" приказали долго жить крепко стоявшие на ногах акционерные общества (бывшие совхозы и колхозы), "Сельхозтехника", автобазы, строительные и мелиоративные организации... Людей выставили на улицу, и сегодня при 22 тысячах жителей района количество работающих — всего три тысячи. Считай, каждый третий здоровый мужик мается без дела. Молодежь пьет напропалую.
Механизм разорения прост: отказывая в кредитах, топливе, удобрениях, загоняют жертву в долги, а потом включают гильотину банкротства.
— Кредиты в руках администрации — не просто кнут и пряник, — сказала экс-председатель разоренного АО "Черноярец" Нина Ненашева. — Они, я бы сказала, диверсионное средство развала коллективного земледелия и животноводства. Представьте — весна, посевная, а нам даже под будущий урожай умышленно не давали ни топлива, ни удобрений, ни рубля денег для закупки самого необходимого. Однажды собрались мы — шесть председателей, и к областному губернатору. Увидели в приемной нашего главу и буквально затащили с собой к Гужвину: помогите, Анатолий Петрович! Рассчитаемся по осени. Кое-что дали. Но не будешь же по каждому делу в область жаловаться, если у Коновалова одна политика — обанкротить и продать. Вот и нас по миру пустили, а имущество за копейки продали:
— Нас обанкротили, когда мы уже вставать на ноги начали, людям зарплату стали платить, — с горечью говорила бывший председатель АО "Черноярское" Галина Петрова. — В один прекрасный момент — бац, судебные приставы нагрянули и стали описывать имущество. Вроде как за долги. За бесценок все описали. Автомашины продали с аукциона своим же людям. Такая у нас система приобретения техники. Людей на улицу выставили, а меня в прокуратуру начали таскать — якобы нарушения искали. На самом деле — запугивали, чтобы управы на налетчиков не искала.
— Но вы же сами повторно выбрали Коновалова в декабре — чего ж теперь жаловаться? — сказал я.
— Мы его не выбирали, — зашумели собравшиеся. — Он и не хотел в этот раз выдвигаться — знает цену своим подвигам. Прошлую программу завалил, а нынче вообще никакой писать не стал. Так на него из области нажали — чтобы наших трудяг к власти не подпустить. Потом объявили, что Петр Иванович опередил ближайшего конкурента на 400 голосов — и все. Кто будет проверять?
— Но, может, у вас фермер процветает? Ведь сказано: "Фермер накормит страну".-
— Откормились, — возразил один из гостей.
— Пропаганду он через районную "Волжанку" против коллективных хозяйств ведет, потому что фермера задушить легче. Мы это на своей шкуре испытали. Выйдешь из хозяйства, возьмешь пай — и куда с ним? "Горючка", запчасти, удобрения, вода, электроэнергия — все кусается. Мой сосед на уговоры поддался, пай трактором взял, потом его продал, купил машину. По пьянке разбил — теперь в кулак свищет. Когда за Коновалова четыре года назад голосовали, в районе было 260 фермеров-арендаторов, сейчас — десятка два.
Оттого-то, видно, с каждым годом все больше земли отдается на "поджаривание" солнышку, степь наступает с курьерской скоростью. За годы правления "специалиста по рыбе" пашня в районе сократилась вдвое, зерна стали собирать в три — три с половиной раза меньше. Не повезло и скотине. Поголовье коров и быков уменьшилось на шесть с лишним тысяч голов (почти вдвое), коз и овец — почти на 50 тысяч (тоже вдвое), в два-три раза стало меньше свиней, птицы и прочей живности. Неудивительно поэтому полное падение производства мяса, молока, яиц, шерсти... Чем не рекорд? Зато действительно надо видеть, как в Черноярском и соседних районах встречают по весне заезжего арендатора — корейца, чеченца, даргинца, таджика, узбека... Вот как объяснил этот феномен черноярский журналист Владимир Кузьмин, 15 лет работавший в "Волжанке". Сейчас — корреспондент областной "Волги".
— Варягам отдается предпочтение потому, что они сразу выкладывают наличные. Часть из них — взятки. Ведь цена за аренду земли под бахчи плавающая. Хозяин ее — допустим, глава хозяйства — без обиняков говорит гостю: "Заплатишь, дорогой, по 5 тыс. руб. за гектар, а по документам для бухгалтерии проведем по три". Разница идет в карман руководителя, часть он отстегивает наверх — кому положено. Осенью — тот же базар. В отчетах ушлый арендатор в несколько раз занижает урожай арбузов, с него и платит налоги. Разницу опять делят. Так вся экономика уходит в тень.
— А зачем пришлые на это мошенничество идут?
— Об этом и я спрашивал одного корейца "за рюмкой" чая. А он мне: "Такой начальник сам у меня в кармане", — и похлопал себя по штанам. Почему? Потому что, получив "барашка в бумажке", начисто закрывает глаза на варварское отношение заезжего арендатора к земле. А тот в погоне за прибылями пичкает ее пестицидами, селитрой, другой отравой, которую горожанин обязательно чувствует своим животом. При этом плантаторы нещадно эксплуатируют людей, даже детей и беременных. Платят гроши, а задобренное руководство насмешливо выслушивает стоны современных приволжских батраков. Я писал об этом рабстве и поборах в областной газете — а что толку? Где бешеные деньги, там правды не ищи.
Выясняется, что пришлые плантаторы все больше чувствуют себя хозяевами и уже не хотят нанимать местных мужиков и баб на полевые работы. В прошлую страду узбеки, таджики и другая "рабсила" с юга совсем вытеснила черноярцев с бахчей. Зачем брать местных, если специально привезенным бесправным рабам, живущим без всякой регистрации, можно платить совсем копейки?!
Все основательнее оседают в районах области вечно обижаемые "лица кавказской национальности", скупают за бесценок дома уезжающих жителей и утверждают на здешних землях тот самый исламский фактор. Вот и выходит, что русских выдавливают не только из Калининграда и Сахалина, но уже с Нижней Волги!
— Если этот процесс не остановить, коренное население совсем вытеснят, заброшенные земли покроются песками, и на них придут те, кто умеет на них жить, — те же талибы, — такую мрачную перспективу нарисовала нам ученый секретарь расположенного здесь Прикаспийского НИИ аридного (засухоустойчивого) земледелия Татьяна Лавелина.
Это единственное и уникальное в своем роде научное учреждение вот уже 10 лет отрабатывает на своем опытном хозяйстве методики выращивания зерновых и трав в засушливых условиях. На его полях урожайность от пшеницы до риса в два-четыре раза выше, чем в среднем по району. На фоне общей разрухи — настоящий форпост плодородия и образцового земледелия. Недаром разработками здешних ученых пользуются институты почти 50 районов России. Но вместо поддержки местные власти развернули против них самую настоящую войну.
Поначалу во время доек, обработки зерна, полива земли как бы невзначай отключали электроэнергию. Нервничала скотина, засыхали всходы, прело зерно. Потом и вовсе запустили против неугодных испытанную гильотину банкротства. Уже и областной арбитраж порешил отобрать у должников технику, элитные семена и прочие сеялки-веялки. Уже и судебные приставы нагрянули. Еле-еле отбились ученые, доказав в высших арбитражных инстанциях, что имущество НИИ и его ОПХ принадлежит особому собственнику — Россельхозакадемии, а потому законы о банкротстве на него не распространяются. А вопросы платежей в социальные фонды давайте решать цивилизованно. Куда там!
— Приглашая меня к себе в заместители, Коновалов не скрывал: иди, пока не поздно. К осени мы вас все равно развалим, — рассказал зам. директора НИИ Виктор Кановский. — В эту посевную нам нещадно урезали кредиты. Написали петицию Гужвину, ждем реакции. Если не поможет — точно пойдем по миру.
Знает ли астраханский губернатор Анатолий Гужвин о вымирании астраханской деревни? Как не знать! Чай, получает сводки о сокращении пахотных земель, урожая зерновых, "падении" скотины и птицы, мяса, молока, яиц. Но в прошлые времена, когда он работал на комсомольско-партийных должностях, у него на столе всегда лежал план, за который он отвечал головой. А теперь — сам всему голова, никому в Москве неподотчетен и неподконтролен. Известны ему и коноваловские рекорды — вон сколько жалоб на него от черноярцев. Однако представили "архитектора разрухи" к высокой награде Кремля. 5 марта с. г. вышел указ президента В.Путина № 253 о награждении главы администрации Черноярского района Петра Ивановича Коновалова орденом "За заслуги перед Отечеством" II степени. Все-таки, за какие конкретно? Сам лауреат об этом не мог рассказать — неожиданно куда-то отъехал.
Ларчик, похоже, как всегда, открывался просто. Нам подсказали, что на рубеже 80-х годов товарищи Гужвин и Коновалов работали на руководящих комсомольских должностях. Анатолий Петрович возглавлял обком ВЛКСМ, Петр Иванович служил вторым секретарем. Проверили. Верно — служил. А аппаратная дружба — это на века. Ей никакая разруха не помеха.
Москва-Черный Яр-Астрахань-Москва



Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой