КТО ДЕРЖИТ ОБОРОНУ?
Авторский блог Владислав Шурыгин 03:00 23 апреля 2001

КТО ДЕРЖИТ ОБОРОНУ?

0
КТО ДЕРЖИТ ОБОРОНУ?
17(386)
Date: 24-04-2001
Итак, военная реформа, о которой так долго твердили все эти годы, началась с резких кадровых перестановок в руководстве Минобороны. Владимир Путин снял с поста министра обороны России Игоря Сергеева и назначил вместо него секретаря Совета безопасности Сергея Иванова.
ИНФОРМАЦИОННАЯ СПРАВКА
Иванов Сергей Борисович. Родился 31 января 1953 года в Ленинграде. Окончил отделение переводчиков филологического факультета Ленинградского государственного университета, в 1976 году — высшие курсы КГБ в Минске. После окончания университета поступил на работу в КГБ СССР. В 1981 году окончил 101-ю школу Первого главного управления КГБ СССР и перешел на работу в ПГУ (Первое главное управление — внешняя разведка). Работал как в центральном аппарате, так и за рубежом — в Европе и Африке. С августа 1998 года — заместитель директора Федеральной службы безопасности РФ, одновременно — начальник департамента анализа, прогноза и стратегического планирования. С 15 ноября 1999 года по 28 марта 2001 года секретарь Совета безопасности РФ. Генерал-лейтенант в отставке. Владеет английским и шведским языками. Среди увлечений: рыбная ловля, чтение интеллектуальных детективов на языке оригинала. Женат, двое детей.
Кроме министра обороны, президент назначил новых руководителей в Сухопутные, космические войска и в Московский военный округ.
Бывший командующий округом Игорь Пузанов назначен заместителем министра обороны России.
Вновь созданный главкомат Сухопутных войск возглавил командующий войсками Сибирского округа генерал-полковник Николай Кормильцев.
Командующим космическими войсками стал генерал-полковник Анатолий Перминов. Тем самым он освобожден от должности начальника Главного штаба — первого заместителя главнокомандующего Ракетными войсками стратегического назначения.
Бывший замминистра финансов Любовь Куделина возглавила главное финансовое управление Министерства обороны и получила статус заместителя министра обороны.
Что означают эти перемещения? Первое и главное состоит в том, что кардинально меняются роль и место Министерства обороны в государственном аппарате. После почти десятилетнего прозябания на второстепенных ролях военное ведомство резко выдвигается на одно из ключевых мест управления государством. Его не только возглавил один из самых близких президенту Путину людей, но и именно в Минобороны перемещается весь аналитический аппарат Совета безопасности.
Отныне Министерству обороны вновь возвращается функция главного органа стратегического планирования и государственного строительства.
По своему значению это изменение статуса военного ведомства выходит далеко за рамки обычной кадровой перетряски. А учитывая тот факт, что Сергей Иванов в сегодняшней табели о рангах занимает если не второе, то уж явно равное премьер-министру место, становится понятно: позиции Минобороны становятся сегодня ключевыми. Для самого Иванова это назначение — последняя проба перед премьерским креслом, а многие аналитики предполагают, что сегодня становится вполне вероятным восстановление должности вице-президента. И именно "под Иванова"…
Для России такое изменение места и роли армии, без сомнения, только на пользу. Национальный сепаратизм автономий, мусульманский фундаментализм Северного Кавказа и Средней Азии, натовский "дранг нах остен" требуют от российского руководства разработки действенной внутренней и внешней политики, программы контрмер и противодействий. Ни волошинская команда, ни Дума, ни Касьянов, ни ведомство Чубайса не способны сегодня создать что-либо подобное. Программы такого масштаба по плечу только Генштабу и Минобороны, которые сегодня единственные в государстве имеют не только собственные аналитические структуры, но и обладают уникальным опытом, имеют собственные информационные структуры по всей территории страны и во всех социальных слоях, а главное имеют силы и кадры для исполнения любых самых масштабных решений.
Не случайно даже в советское время, когда правительственный аппарат имел куда больший вес, чем сегодня, исполнение всех наиболее сложных государственных проектов поручалось именно Минобороны. Это и БАМ, и освоение Севера, и вся космическая программа, программа "Дороги нечерноземья", и еще целый ряд программ.
Но есть и более свежие примеры. Полностью оправдала себя порученная армии, программа восстановления Чечни. Именно создание института военных комендантов, которым была полностью подчинена вся жизнь и деятельность в освобожденных районах, позволило в кратчайшие сроки восстановить жизнедеятельность большей части территории Чечни. И наоборот, последовавшая за этим передача власти "местной администрации" Кадырова вновь завела ситуацию в тупик…
Возвращение к этой стратегической роли военного ведомства в госстроительстве — это возвращение к наиболее оправдавшей себя государственной модели.
Но Сергея Иванова ждут не только мегапроекты. Новому министру предстоит радикальным образом изменить многое в самой армии. И прежде всего — систему выдвижения офицеров и генералов. Сложившаяся сегодня практика выдвижения на вышестоящие должности по кланово-семейным признакам или принципу "личной преданности" завела Вооруженные Силы в полный тупик. Сегодня в основе любого более-менее серьезного назначения лежит не критерий того, насколько тот или иной кандидат соответствует должности, а "чьим человеком", из какой "команды" тот или иной кандидат. И это делает армию мертвым кастовым болотом.
Предстоит министру и большая работа по восстановлению боеспособности армии, приведение ее к стандартам современных Вооруженных Сил. Именно поэтому было принято решение восстановить Сухопутные войска. Расформирование главкомата Сухопутных войск официально признано одной из ошибок реформирования ВС РФ в 1998-2000 гг. Руководство Минобороны РФ в лице Игоря Сергеева стремилось любой ценой ослабить позиции "общевойсковиков", которые десятилетиями возглавляли Вооруженные Силы. Функции главкомата были возложены на Генштаб. Но придание военным округам статуса оперативно-стратегических (оперативно-территориальных) командований Вооруженных Сил на соответствующих стратегических направлениях и объединение различных министерств и ведомств в интересах обороны страны потребовали создать конкретный орган, который бы координировал эти усилия. И таковым может быть только главкомат Сухопутных войск.
Именно под это решение президентом было утверждено "Положение о военном округе", а также еще целый ряд документов по военному строительству. В них, кроме собственно функций военного управления, детально прописан порядок руководства и взаимодействия органов Минобороны с силовыми структурами страны, дислоцированными на территории округа в чрезвычайных (особых) ситуациях (ЧОС). Согласно Положению, старшим над всеми силовыми структурами в ЧОС становится командующий войсками военного округа. ЧОС объявляется Указом верховного главнокомандующего. Управление войсками и взаимодействие с местными органами власти при этом производится по схеме, аналогичной той, которая сейчас отрабатывается в Чечне.
В состав главкомата войдут: Главное управление, Главное управление боевой подготовки, Управление командующего ракетных войск и артиллерии, Управление командующего армейской авиации и Управление командующего войсковой ПВО.
Сергею Иванову предстоит огромный труд по проведению в жизнь действительной военной реформы. И от успеха этой реформы зависит сегодня будущее России.
Владислав ШУРЫГИН



Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой