НОВАЯ «ХОЛОДНАЯ ВОЙНА»
Авторский блог Редакция Завтра 03:00 29 января 2001

НОВАЯ «ХОЛОДНАЯ ВОЙНА»

0
НОВАЯ «ХОЛОДНАЯ ВОЙНА» (Русская промышленность становится “главным врагом” Запада)
5(374)
Date: 30-01-2001
Приход к власти в США новой республиканской администрации и нарастающие ожидания новой мировой экономической депрессии многое изменят не только в отношениях между нашей страной и Америкой, но и в общем геополитическом раскладе сил на территории Евразии. В отличие от Клинтона и Гора, нынешние хозяева Белого Дома чужды идеологических императивов глобалистской доктрины и ставят целью "защиту американских интересов". Теперь американцы не будут изображать из себя "друзей", от которых нам должно быть "неловко" защищаться, вкладывая деньги в оборону и "скрывать" военные секреты, вылавливая агентуру ЦРУ.
Однако тот факт, что Белый Дом не будет пытаться поставить у власти в Кремле своих идеологических "партайгеноссе", вовсе на означает, что американское давление на Россию уменьшится или спадет. Оно лишь примет другие формы и будет происходить не столько в политической, сколько в военной и особенно — экономической сферах. Может быть американцы перестанут вмешиваться во внутренние дела России по "идейным мотивам", однако они будут делать это с утроенной силой в тех случаях, когда речь пойдет об интересах крупного американского капитала. Известно, что за победившей Республиканской партией стоят "традиционные" отрасли американской экономики. Эта связь порой прослеживается даже на личном уровне — достаточно сказать, что новый советник президента по национальной безопасности Кондолиза Райс длительное время была членом совета директоров нефтяной компании "Шеврон", а министр финансов Пол О'Нил руководил американский алюминиевым гигантом "Alcoa".
У этих структур, как и многих других американских компаний, есть свои интересы в России и других странах СНГ, которые носят вполне конкретный характер. Американские промышленники заинтересованы в том, чтобы максимально ослабить российских конкурентов, перекрыть им доступ на мировые рынки, не пустить российский капитал в страны "ближнего зарубежья". При всем этом методы, которыми будут пользоваться американцы для продавливания своих экономических интересов, будут явно далеки от джентльменских.
Ряд событий, произошедших в последние недели и месяцы, дают основание говорить об этой тенденции не в будущем, а в настоящем времени. Холодная "экономическая война" против России, которая во времена Клинтона—Гора велась без особого шума, переходит теперь в свою открытую "лобовую" фазу. И роль "пятой колонны" в этой войне отныне будут играть вовсе не профессиональные "правозащитники" вроде С.Ковалева, а совсем другие кадры. Одна из категорий таких "кадров" — бывшие граждане России и других стран СНГ, бежавшие на Запад после обвинений в экономических (и уголовных) преступлениях.
БЫВШИЕ ОЛИГАРХИ
КонеЧно, самое большое количество высокопоставленных беглецов на Запад поставила именно Россия. Чего стоит только один бывший медиа-магнат Владимир Гусинский, международный скандал вокруг которого, с участием мировой прессы и госчиновников России, США, Израиля, Испании и Англии (напомним, что излюбленное место хранения капиталов председателя РЕКа — это Гибралтар, де-юре являющийся территорией Соединенного королевства) и т.д., не утихает уже почти полгода. На защиту олигарха поднялась вся американская общественность, а его бизнес в Америке (кабельная версия НТВ) начинает процветать благодаря мощной поддержке этнически близкого ему финансового лобби. Дело Гусинского активно используется американскими политиками для дискредитации становящейся неподконтрольной Госдепу и ЦРУ новой российской элиты и президентской власти. Самого Путина обвиняют в стремлении ущемить свободу прессы и попытках установить в России "авторитарный стиль правления". При этом поборники свободы как будто забыли, что еще совсем недавно их главной претензией к России была ее чрезмерная олигархизация. А теперь, когда конкретные олигархи лишаются власти, — они для тех же зарубежных свободолюбов оказываются гонимыми правозащитниками и "узниками совести".
Совсем недавно в разряд политэмигрантов похоже перебрался и знатный "оппозиционер" Борис Березовский, который, по данным некоторых источников, даже вышел на контакт с работниками американской программы по защите свидетелей. Забавно, но еще совсем недавно, когда Березовский вел активные и весьма дурно пахнущие политико-финансовые комбинации в самой России, он явно был для США персоной нон грата, но теперь может стать полезен как грандиозный источник компромата на ведущих представителей российской элиты. Как и все "политэмигранты", Березовский мечтает о том, чтобы укрепить свое нынешнее реноме, и стремится стяжать лавры Сороса. Недавно он пожертвовал по нескольку тысяч сотен долларов фонду Андрея Сахарова, обществу "Мемориал", за что его очень "изысканно поблагодарила” вечная мадам Боннэр, и еще нескольким "правозащитным" организациям. Видимо, Березовский надеется таким образом в конце концов догнать своего "врага-партнера" Гусинского по части "преданности либеральным идеалам". Конкуренция в борьбе за российский телеэфир между Г. и Б. переместилась таким образом в идеологическую сферу.
Примеру Березовского последовал недавно и его телохранитель, бывший подполковник ФСБ Литвиненко. Говорят, Березовский всегда был для Литвиненко кумиром и образцом для подражания. Подражает Литвиненко Березовскому и сегодня, объясняя мотивы своего бегства в Лондон исключительно политически: его, мол, "преследовали на родине за убеждения", а он в отместку обещает рассказать "всю правду" о террористических актах в Москве осенью 1999 года. Правда, пока что Литвиненко ничего особого не сказал — видимо, его "откровения" МИ-6 придерживает, выжидая удобного случая. То, что во время описываемых событий Литвиненко сидел в тюрьме и уже поэтому не мог быть в курсе событий, никого не смущает — другого "человека в форме" для антипутинского пиара у Запада пока нет.
Однако перечень "политэмигрантов" не исчерпывается именами, которые у всех на слуху. Есть и другие фигуры, которые никогда не пытались играть в "великих комбинаторов" и не светились в публичной политике, но теперь, похоже, востребованы Западом в качестве "жертв недобросовестной конкуренции" в России. Самая яркая фигура из этого ряда — это г-н Живилло, разыскиваемый российскими правоохранительными органами и Интерполом по целому ряду тяжелейших уголовных обвинений, включая покушение на убийство (речь идет о губернаторе Кемеровской области А.Тулееве). Еще совсем недавно никто даже не мог представить, что известный своими криминальными связями и замашками Живилло выступит в роли "невинной жертвы", интересы которого пострадали он "незаконных действий" целого ряда российских компаний, и прежде всего —группы "Русский Алюминий".
Возможно, именно претензии Живилло к "Русскому Алюминию" и стали причиной необыкновенно доброжелательного отношения американского государства и, в частности, ФБР, к этому гражданину. "Неподкупная" и "независимая" штатовская Фемида пока отказывается верить обоснованности обвинений против беглого предпринимателя и задается вопросом о том, не является и он "узником совести" и "гонимой жертвой"
Известно, что год назад в США крайне болезненно восприняли новость о создании российского алюминевого гиганта, способного стать реальным конкурентом американской суперкорпорации "Alcoa". Говорят, что американцы даже спонсировали серию публикаций в российских СМИ, предостерегая от "монополизации" алюминевой отрасли и промышленности вообще. Очевидно, что создание мощных российских корпораций в любой области экономики явно невыгодно аналогичным западным структурам, давно поделившим мировые рынки и не собирающимся ничего отдавать потенциальным конкурентам. Неудивительно, что американцы тщательно искали повод для того, чтобы воспрепятствовать попыткам создать российскую суперкомпанию. И наконец, такой повод представился: бывший "хозяин" НКАЗа, неудачно покушавшийся на губернатора Тулеева, был вынужден отказаться от контроля над заводом в пользу получивших контрольный пакет акций менеджеров Русала и бежать за границу, вместе с некоторыми представителями местного криминалитета. Однако и из-за рубежа Живилло не терял надежду восстановить контроль над НКАЗом, один за другим выкатывая, через подконтрольные ему трейдерские комапнии, гражданско-правовые иски к "Русскому Алюминию". После того, как его представители проиграли дела в целом ряде европейских арбитражных судов, Живилло решил сыграть по-крупному и предъявил владельцам холдинга уголовные обвинения, очень схожие с теми, которые ранее были предъявлены ему самому. В психологии такие действия называются "трансфером” — или “синдромом переноса", но в данном случае явно имеет место политический ход. Ход, который был подсказан “перебжчику” теми, кто явно не желает, чтобы российские компании были достойно представлены на мировых алюминиевых рынках. Сегодня Россия с каждым годом все больше укрепляет свои позиции на этом направлении, вытесняя в первую очередь американские компании. Почуяв опасность, которая грозит им со стороны наших заводов, пришедших наконец-то в себя после гайдаровско-чубайсовской приватизации, и видя, что не только в Азии, но и в цивилизованной Европе охотно покупают русский металл, американские алюминиевые корпорации решили нанести превентивный удар по нашей промышленности. Что, в общем-то, неудивительно - ведь зачем “Дяде Сэму” конкуренция? Пусть лучше весь мир будет покупать алюминий от компании “Алкоа”, тем более, чем ее бывший руководитель стал у Дж.Буша министром финансов. Говорят, что новый министр уже подсчитал, сколько прибыли недопулочит “Алкоа” и американский бюджет от утраты ведущих позиций на алюминиевом рынке. И не нужно быть провидцем, чтобы понять: для того, чтобы вернуть себе эти прибыли, американцы готовы на любые способы давления и на любые провакации. Кстати, организаторы международного экономического форума, проводимого в основном на американские средства, отозвали свое приглашение главе “Русского алюминия” г-ну Дерипаске, мотивировав “нерешенной ситуацией с предъявленными его компании исками”. Но на тот же форум не постеснялись пригласить такого одиозного финансового спекулянта, как г-н Сорос, против которого в ряде стран возбуждены уголовные дела и который является персоной нон-грата в Великобритании.
Еще одним примером “двойного стандарта” стало отношение американских правоохранительных органов к ныне действующему члену российской государственной элиты г-ну Бородину — в прошлом соратнику Ельцина, а сейчас — Путина и батьки Лукашенко. Очевидно, что арест столь высокопоставленного российского чиновника — намеренное оскорбление нашего государства, направленное на понижение его международного статуса.
Это оскорбление еще более усиливается транслируемыми на весь мир речами швейцарского прокурора Бертоссы, усиленно намекающего на то, что Россия нынче — страна "слаборазвитая во всех отношениях". Однако арест Пал Палыча можно рассматривать и как полезный урок российской элите, до сих пор испытывающей комплекс неполноценности перед Западом и мечтающей равноправно войти в мировой истеблишмент. Но, как давно известно, дьявол платит только разбитыми черепками… И, наверное, есть своя закономерность в том, что "разбежавшийся в белых ботах" на инаугурацию Буша, Пал Палыч Бородин был брезгливо препровожден в американскую тюрьму.
Кстати, те же самые американские официальные лица, которые произносят такие пафосные речи о борьбе с коррупцией по всему мируи готовы брать на себя роль мировых жандармов, одновременно милуют своих собственных экономических преступников. Ведь последним делом президента Клинтона стало помилование аж 176 уже осужденных воров-финансистов, среди которых, например, были четверо влиятельных представителей еврейской общины штата Нью-Йорк, финансировавших избирательную кампанию Хиллари Клинтон.
Из многочисленных версий ареста бывшего кремлевского завхоза заслуживают внимания всего три.
Первая сводится к тому, что арест Бородина — это чисто американская затея, призванная продемонстрировать "новое отношение" официального Вашингтона к Кремлю и президенту Путину, а также нанести мощный пропагандистский удар по Российско-Белорусскому союзу. Американцы, отказываясь признавать дипломатическую неприкосновенность Бородина, самоуверенно заявили, что не знают такого государства, как СРБ. Другая версия связана с тем, что Бородин мог понадобиться США в качестве "заложника", которого можно было бы обменять на олигарха Гусинского в том случае, если владелец "Медиа-Моста" будет выдан России в качестве возможного свидетеля и "источника компромата" на многих влиятельных лиц в РФ, включая Путина и Лукашенко, и в качестве обычного российского гражданина, которого можно держать в тюрьме в отместку за тяжелые психологические переживания шпиона Эдмунда Поупа.
Есть еще и третья версия, в рамках которой причины ареста Павла Бородина могут быть связаны с глобальными мировыми процессами, которые могут касаться не только российско-американских отношений и судьбы Российско-Белорусского союза.
Говоря о деле "Мабетекса", показания по которому швейцарская прокуратура хочет услышать от П.Бородина, нельзя забывать о его главном фигуранте — Беджете Пакколи, вокруг которого снова стал разгораться один скандал за другим. В фокусе внимания западной прессы стали возникать не только скандалы, связанные с реконструкцией Кремля, но и участие "Мабетекса" в строительстве новой столицы Казахстана Астаны, а также ряд других махинаций, в которых обвиняется самый богатый косовский албанец. На фоне "уранового скандала", разгоревшегося после того, как несколько европейских стран "внезапно" обнаружили несколько десятков военнослужащих, принимавших участие в нападении на Югославию и потом заболевших лейкемией, интерес к "Мабетексу" выглядит, по крайней мере, не случайным.
Резонно предположить, что эти "информационные волны" как-то связаны между собой. После того, как Милошевич покинул пост президента Югославии, а к власти в США пришла администрация Буша, правящие круги стран НАТО (причем это в равной степени относится и к европейцам, и к американцам) начинают подумывать о том, каким образом можно свернуть дорогостоющую и ставшую сегодня практически бессмысленной операцию в Косово. Однако сделать это сегодня не так то просто: албанская мафиозная верхушка твердо решила добиваться независимости Косово. Собственное государство в центре Европы могло бы стать великолепной "крышей" для различных видов албанского теневого бизнеса, который последние годы развивается ударными темпами. Значительную роль в этих планах играет и Пакколи, которого не без оснований называют "денежным мешком" косоваров. По слухам, глава "Мабетекса" планировал построить в Приштине монументальный правительственный комплекс, а также застроить столицу края небоскребами, чтобы таким образом войти в историю.
Что касается Запада, то сегодня перед ним стоят как минимум две задачи: достойно уйти из Косово (для чего, собственно, и нужен "урановый скандал"), а также убедить косоваров умерить свои аппетиты. И для решения последней задачи новый виток в деле "Мабетекса", начинающийся с ареста Бородина, придется весьма кстати.
ИЗ ПРЕМЬЕРОВ — В "АГЕНТЫ"
Самого знаменитого "беглеца" из Украины зовут Павло Лазаренко. Когда-то пан Лазаренко был премьер-министром Украины и "первым номером" так называемого "днепропетровского клана", к которому принадлежал и президент Кучма. Отношения Кучмы и Лазаренко испортились в 1997 году, когда последний недвусмысленно дал понять, что хочет быть в Украине "самым главным". Началась отчаянная борьба, ход которой складывался для Лазаренко неудачно: покинув премьерский пост, он создал собственную партию — "Громаду", но она не добилась успеха на выборах. Однако самые серьезные проблемы ожидали его в сфере кредитно-финансовых отношений. Сначала Лазаренко задержали в Швейцарии с панамским паспортом при попытке снять деньги с "черного" счета, потом — уголовное дело, лишение депутатской неприкосновенности, бегство на Запад. Завершились "приключения" Лазаренко в Калифорнийском суде, где бывший премьер стал вести долгие "торги" с "американским правосудием", а точнее, с американскими спецслужбами. Беглецу дали понять: либо бывший премьер по этапу отправляется обратно в Украину, где его ждет "старый приятель" Кучма, либо Лазаренко дает "подписку о сотрудничестве" и добровольно служит американским интересам. Время шло и, наверное, Лазаренко думал долго: ведь "вариант номер два" лишал его каких бы то ни было политических перспектив и пожизненно превращал в "заложника" американцев. Тем временем на Украине, благодаря усилиям кучмовского PR, до сведения граждан было доходчиво доведено, что П.Лазаренко занимался не политикой, а воровством в особо крупных размерах ( называют суммы от 2 до 9 миллиардов долларов). Лазаренко давал понять, что всегда "делился" с президентом Кучмой, грозил выбросом компромата, обещал вывести на чистую воду киевские власти — но все было тщетно. И, возможно, осознав всю безвыходность своего положения, бывший премьер согласился на все, что от него хотели.
Надо сказать, что американцам крупно повезло. Ведь несмотря на бегство Лазаренко из Украины и "зачистку" его бастиона — Днепропетровской области, где сегодня хозяйничает "гражданский зять" Кучмы В.Пинчук, "подводная часть" финансово-политической империи Лазаренко продолжала существовать. Когда Лазаренко был на Украине "человеком номер два", с ним тесно сотрудничали такие известные личности, как глава соц. партии Александр Мороз, вице-премьер по ТЭКу Юлия Тимошенко, десятки депутатов Верховной Рады. Но самым главным "капиталом" Лазаренко, который мог бы заинтересовать американские спецслужбы, были его многочисленные связи в спецслужбах и силовых структурах Украины. Именно эти связи, судя по всему, и были нужны американцам, стремившимся найти выходы на разветвленную "резидентуру" Лазаренко на Украине. И когда эти выходы были найдены, в Киеве началось грандиозное политическое землетрясение.
Сегодня немного найдется людей, которые хотя бы раз не слышали слова "кучмагейт". Слово это мелькает в выпусках теленовостей, в передовицах газет, и особенно часто — в информационных выпусках "Радио Свободы" и других западных "голосов". Леонида Кучму обвиняют в том, что он "заказал" убийство журналиста Георгия Гонгадзе, редактора интернет-издания "Правда Украины". Основание для обвинений — "прослушка" телефонного разговора Кучмы со своими ближайшими соратниками, в котором человек с голосом, напоминающим президентский, размышляет, какие бы "силовые акции" предпринять в адрес неугодного журналиста. Презентовал общественности пленку с "прослушкой" не кто-нибудь, а лидер соц. партии Александр Мороз, до сих пор имевший репутацию честного и порядочного политика. Сделал скандальную запись бывший офицер СБУ Николай Мельниченко, служивший ранее в охране Мороза. А раскрутила скандал местная пресса, и особенно — украинская служба "Радио Свободы", с которой буквально часами вещает бывший офицер СБУ. В результате на Украине разрастается волна народного негодования, а сам Кучма предстал перед мировой общественностью как "заказчик" политического убийства.
Так выглядит чисто внешняя событийная канва. Внутренние причины происходящего будет легче понять, если вспомнить, что весь 2000 год Кучма провел в тяжелой и безуспешной борьбе со своими новым премьер-министром Виктором Ющенко, которого сам и поставил на этот пост после последних президентских выборов. Говорят, что сделал это Кучма по подсказке из Вашингтона, рассчитывая на благосклонность Запада, кредиты и "справедливый подход" к делу П.Лазаренко. Однако вскоре Кучма понял, что он снова перехитрил сам себя. Новый премьер, женатый на гражданке США и представляющий интересы американо-канадской диаспоры, дал понять, что государством отныне будет править он, а Кучме будут отведены чисто декоративные функции. И всякий раз, когда Кучма пытался отправить Ющенко в отставку, он больно "получал по рукам". Более того, в Киеве стали распространяться слухи о том, что пора Кучме уступить дорогу "молодым реформаторам", которым доверяют Запад и американская диаспора. Политический ресурс Ющенко, который еще полтора года назад мог претендовать лишь на роль "технического премьера", очень быстро вырос. Произошло это, как нетрудно догадаться, за счет бывших "кадров Лазаренко", благо у западных спецслужб было достаточно рычагов для того, чтобы на эти кадры "повлиять". И теперь, к примеру, Юлия Тимошенко, которая долгое время была одной из ключевых фигур в команде П.Лазаренко, была основной опорой проамериканского премьера В.Ющенко в украинском правительстве. Осознав, что Запад принял на его счет "стратегическое кадровое решение", Кучма начал искать поддержки у России. На летней встрече с Путиным в Сочи Кучма дал понять, что готов учитывать российские интересы на Украине и в дальнейшем будет содействовать российско-украинскому сближению. Путин же договорился с Кучмой о передаче в собственность России (Газпрома) 51 процента украинской газо-транспортной системы (ГТС) и прокладке нового газопровода "Ямал-Европа" через Белоруссию, Польшу и Словакию, по обходному маршруту. Однако премьер Ющенко сразу дал понять: Кучма может говорить, что хочет, украинские газопроводы переданы под контроль англо-голландской компании "Шелл", а Польша не даст разрешения на строительство газопровода. Осень прошедшего года стала временем долгого и мучительного "перетягивания канатов" между Кучмой и Ющенко. К концу ноября появилась информация о том, что соглашение о "белорусском маршруте" газопровода в общих чертах достигнуто, причем, по слухам, газопровод этот хотели строить из украинских труб, производимых на предприятиях ФПГ "Интерпайп", принадлежащих члену кучмовской "семьи" В.Пинчуку. Положительно решался вопрос и об обещанном России 51 проценте акций ГТС. Однако буквально на следующий день после того, как эти сообщения попали в печать, в Киеве и начался тот самый "кучмагейт", в котором на Украине может быть заинтересован только один человек: премьер-министр В.Ющенко. В ситуации, когда Кучме грозит импичмент и уголовное преследование, позиции Ющенко неизмеримо усиливаются, а в случае ухода Кучмы в отставку Ющенко автоматически становится и.о.президента и в отсутствие реальных конкурентов выигрывает выборы.
Понимая это, Кремль шел на беспрецедентные уступки Кучме, справедливого считая его "меньшим злом" в сравнении с идейным западником Ющенко. На встрече в Минске 7 декабря Кучма убедил Путина отказаться от претензий на контроль над ГТС и добился выгодного Украине решения проблемы "газовой задолженности". В обмен России еще раз были даны обещания не мешать строительству обходного газопровода через Белоруссию, и в частности, не подталкивать Польшу к отказу от предоставления своей территории для этого проекта. Спустя две недели эти договоренности были подтверждены и в Москве, куда Кучма приехал за политической поддержкой, столь необходимой ему на фоне разгорающегося скандала по "делу Гонгадзе". Со своей стороны, российская Генпрокуратура вызвала на допрос работающую в связке с Ющенко Юлию Тимошенко, которая фигурирует в деле о хищениях денег в российском Минобороны. В конечном счете Тимошенко все-таки отправили в оставку, параллельно объединив ее уголовное дело с делом П.Лазаренко. Возможно, что в ближайшие дни за ней последует и Виктор Ющенко, однако вряд ли это серьезно укрепит позиции пана Кучмы. Пребывающий в отставке — и тем самым не несущий никакой ответственности за состояние экономики, Виктор Ющенко превращается в почти идеальный объект для раскрутки к следующим президентским выборам. Говорят, что украинская диаспора в Канаде искренне надеется, что такие выборы состоятся намного раньше окончания второго президентского срока Леонида Кучмы.
Удастся ли "спасти" Кучму, а изменит ли что-нибудь вообще его сохранение на президентском посту, сегодня сказать сложно. Ясно только, что США серьезно усилили свои позиции на Украине. Между тем, большинству аналитиков в Киеве представляется маловероятным, чтобы Кучма действительно отдал приказ об убийстве журналиста. Во-первых, в такого рода действиях для Кучмы не было особого смысла (устранение редактора одного из антипрезидентских СМИ не решило бы его проблем), а во-вторых, столь "отмороженное" поведение не соответствует и психологическим особенностям самого Кучмы, всегда опасающегося "резких решений". Наиболее вероятна версия о том, что западные спецслужбы, получив "прослушку" от Мельниченко (напомним, человека Мороза, а значит — и Лазаренко), уничтожили Гонгадзе, чтобы потом "повесить" обнаруженный в лесу труп на Леонида Кучму. К сожалению, для широких слоев населения такое объяснение выглядит слишком сложным, а поскольку сам "пан президент", не выполнивший ни одного из своих предвыборных обещаний, не вызывает у украинского народа особых симпатий, — любые обвинения в его адрес всегда найдут благодарного слушателя.
Впрочем, в истории "Кучмагейта" не понятен только один вопрос: на кого конкретно работал майор Мельниченко, когда ставил под кучмовский диван подслушивающее устройство? Вначале Мельниченко объяснял, что стал "записывать" Кучму из симпатий к своему бывшему шефу Морозу, на которого люди президента "шили" дело о покушении на Н.Витренко. Но позже выяснилось, что в распоряжении Мельниченко есть и "прослушки" разговоров Кучмы с Лазаренко, которые не могут быть датированы позднее 1997 года. Значит, старая версия о мотивах Мельниченко отпадает и "дружба с Морозом" здесь тоже ни при чем. Таким образом, единственным человеком такого уровня, на которого Мельниченко мог работать в то время, был тогдашний премьер-министр П.Лазаренко. Если мы остановимся на этом предположении, то можем в итоге выстроить достаточно стройную картину: американские спецслужбы убеждают Лазаренко раскрыть имеющиеся у него сведения и "подвигнуть" его креатуры в Украине на совершение определенных действий. Лазаренко соглашается — и после этого вся кучмовская "вертикаль власти" с грохотом рушится, Украина переходит в американскую сферу влияния, а украинский газовый рынок закрывается для России на долгие годы. Судя по тому, как развиваются события в Киеве, только чудо может помешать такому сценарию реализоваться по полной программе.
ВИЗИРЬ-"ПРАВОЗАЩИТНИК"
Акежан Кажегельдин бежал из Казахстана примерно по тем же причинам, что и Лазаренко с Украины. Так же, как и Лазаренко, он в свое время был премьер-министром своей республики, и в 1997 году был вынужден покинуть свой пост. И поводом для "наезда" на Кажегельдина, так же, как и в случае с Лазаренко, стали счета в иностранных банках и заграничная недвижимость.
Сегодня Лазаренко и Кажегельдин находятся в одной и той же стране — США. Различными оказались лишь их жизненные условия. Если Лазаренко оказался в американской тюрьме и, по убеждению многих, превратился в банального "агента", то Кажегельдин, напротив, быстро стряхнул с себя пыль скандальной приватизации и превратился в "защитника свобод и прав человека" и "борца за демократию". И в то время, как один бывший премьер размышлял над тем, какой его ожидает срок, его коллега из другой постсоветской республики с важным видом вел дискуссии с американскими конгрессменами.
Поворотным пунктом в карьере Кажегельдина стал 1994 год, когда он стал первым "этнически казахским" премьером суверенного Казахстана, сменив на этом посту "славянина" С.Терещенко. До конца 1997 года, когда Кажегельдин был вынужден покинуть свой пост, он "успешно" провел в Казахстане приватизацию госсобственности, которая "честным и прозрачным" путем перешла в собственность западных компаний. Другим "достижением" Кажегельдина на премьерском посту стали "реформы" в гайдаровско-чубайсовском стиле. Активно лоббируя интересы "симпатичных" ему иностранных компаний (среди которых не было ни одной российской), Кажегельдин не поделил "сферы влияния" с другими "соратниками" Назарбаева, в результате чего и был вынужден уйти в отставку. Через некоторое время казахские спецслужбы стали интересоваться банковскими счетами и недвижимостью Кажегельдина за границей, а сам бывший премьер в отместку занялся политикой, создал свою партию и собирался выставить свою кандидатуру на президентских выборах. Со своей стороны Назарбаев попросил европейские страны "проверить" счета Кажегельдина и завел на экс-премьера уголовное дело. К тому моменту Нурсултан Назарбаев успел крепко поссориться с Борисом Березовским, который и взял Кажегельдина под свое крыло, не допустив, в частности, его выдачу из России в Казахстан. Однако казахский "реформатор" и не собирался отсиживаться в Москве, переместившись сначала в Лондон, а потом — в Вашингтон, откуда начал "смело разоблачать" Назарбаева и его окружение. Стараниями западной прессы, а также Б.Березовского, Кажегельдин за считанные месяцы приобрел репутацию "прогрессивного политика", "честного менеджера" и "гениального экономиста", который борется с "режимом азиатского деспотизма". Со временем Березовский озаботился другими проблемами, но США по-прежнему уделяли Кажегельдину значительное внимание, превратив его в ключевой фактор международно-политического давления на Назарбаева и его "семейный клан". Необходимость в такого рода давлении возникла у США лишь в последние годы. Пока Назарбаев отдавал наиболее лакомые куски гос. собственности заокеанским "инвесторам", отношения официальной Астаны с Белым Домом складывались просто идиллически. К хорошему, однако, быстро привыкают, и с каждым годом американский капитал все уверенней чувствовал себя в Казахстане, пока, наконец, и вовсе перестал считаться с Назарбаевым и его людьми. К примеру, американский нефтяной консорциум "Шеврон", разрабатывающий одно из крупнейших на Каспии Тенгизское нефтяное месторождение, "задолжал" Казахстану 1 миллиард долларов. Схожим образом вели себя в Казахстане и другие американские, канадские, бельгийские и прочие компании. При этом нужно иметь в виду, что длительное время казахстанский рынок был практически наглухо закрыт для российского капитала. Однако к концу девяностых годов у правящей верхушки возникло понимание, что столь "односторонняя" ориентация на Запад не слишком выгодна экономически.
С другой стороны, глубокую психологическую травму нанесли казахстанской верхушке скандалы, разгоревшиеся вокруг Джеймса Гиффена — лоббиста "Шеврона" и, по совместительству, одного из главных "доверенных лиц" Назарбаева. Гиффен познакомился с Назарбаевым еще до распада СССР, когда американцы отчаянно рвались к каспийской нефти, обещая золотые горы и невиданное изобилие. В то время Гиффен имел серьезные выходы на администрацию Дж.Буша-старшего, с которым, как говорят, лично познакомил Назарбаева — тогда еще первого секретаря казахстанского рескома КПСС. Когда же Казахская ССР превратилась в суверенную Республику Казахстан, а Назарбаев стал ее президентом, алма-атинские власти ухватились за Гиффена как за спасательный круг и создали ему "режим наибольшего благоприятствования". В свою очередь, Гиффен всегда был готов помочь казахским правителям в самых деликатных финансовых вопросах. Долгое время назарбаевская "семья" была уверена в том, что за Гиффеном она, как за каменной стеной, однако в последние годы лоббистом "Шеврона" заинтересовались правоохранительные органы США. Возможно, прежней демократической администрации был нужен крупный коррупционный скандал, связанный с именем человека, близкого к конкурентам-республиканцам. Однако казахстанским правителям было явно не до этих тонкостей.
Проблема Назарбаева заключалась в том, что он так и не стал убежденным сторонником каких-либо крупных мировых сил, а преследовал в политике лишь свои личные интересы. И если продажа истребителей Северной Корее могла казаться казахским правителям выгодной коммерческой сделкой, а достаточно резкое осуждение Назарбаевым бомбардировок Югославии — средством для "успокоения" русского населения, то для американцев и то, и другое было настоящим "криминалом". И желание заменить "слишком хитрого" Назарбаева на "убежденного либерала" Кажегельдина стало отправной точкой для всех американских политических проектов в Центральной Азии.
Какова же роль отводится в этих планах непосредственно Кажегельдину? Усилиями Запада и российских олигархов бывший премьер превратился в "полную противоположность" Нурсултану Назарбаеву. Если Назарбаев — "коррупционер", то Кажегельдин — "бескоростный", "честный", "ничем не запятнанный" политик; если Назарбаев — "некомпетентен", не знает, как решать экономические проблемы, то Кажегельдин — "экономический гений", который "все знает и умеет", и в случае прихода к власти обеспечит Казахстану экономический бум; и наконец, если Назарбаев — "диктатор", подавивший в стране демократию и свободу слова, то Кажегельдин — "выдающийся борец за права человека", "второй Сахаров" и так далее. Законы политической пропаганды позволяют западным СМИ не объяснять, как столь "непохожие" друг на друга два человека целых три года сообща "приватизировали" и "реформировали" Казахстан и вместе распоряжались всем "достоянием республики", включая и те самые счета в швейцарских банках, на которые так любят ссылаться и "казахбаши", и его опальный визирь. Стараниями Запада политический вес Кажегельдина вырос настолько, что сегодня Назарбаев уже практически готов "помириться" с бывшим соратником, зовет его домой, а людей из команды "изгнанника" назначают в правительство на ключевые вице-премьерские посты. Серьезно задумываются в Астане и над политическими последствиями укрепления экономических связей с Россией, за которые "казахбаши"придется расплачиваться новым витком "разоблачений" и очередным "казахгейтом". А соответствующий фон этим заявлениям будут создавать политические демарши "правозащитника" и "поборника свободы" Кажегельдина, чья политическая активность является сегодня одним из самых мощных инструментов американского давления на Назарбаева. По этим причинам идея передачи разработки Тенгизского месторождения какой-либо российской нефтяной компании и расторжения контракта с Шевроном, скорей всего, повиснет в воздухе. Те же самые проблемы возникают и с вопросом о переходе под частичный контроль Газпрома газотранспортной системы Казахстана, через которые туркменский газ идет в Европу и далее на Запад. Так что "фактор Кажегельдина" работает в направлении, заданном американскими покровителями бывшего премьера. В какой-то степени можно сказать, что в американских сценариях его функциональные обязанности — такие же, как и у украинского коллеги Лазаренко. С той лишь разницей, что один находится в тюремной камере, а другой защищает американские интересы из личного кабинета, окна которого выходят на Белый Дом.
Факты, перечисленные в нашем аналитическом обзоре, органично укладываются в сценарий новой “холодной войны”, которую Запад развязывает против России, ее постепенно возрождающейся промышленности. Респектабельные джентльмены и леди из американских деловых и политических кругов смело берут на вооружение методы Басаева и Бараева — они берут заложников и вербуют перебежчиков, превращая их в живые информационные бомбы. Идеологи и аналитики противника прекрасно понимают, что наша страна все еще остается единственной силой, способной перекрыть Западу доступ к контролю за богатейшими ресурсами большой части евразийского материка.



Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой