Авторский блог Виктор Тростников 03:00 28 февраля 2000

АВСТРИЙЦЫ, Я ВАС ПОЛЮБИЛ!

0
Author: Виктор Тростников
АВСТРИЙЦЫ, Я ВАС ПОЛЮБИЛ!
9(326)
Date: 29-02-2000
ГОВОРЯ О ТОМ, ЧТО Я ПОЛЮБИЛ АВСТРИЙЦЕВ, я не имею в виду, что до этого я их не любил, что прежде испытывал к ним отрицательные чувства, а теперь они сменились положительными. Нет, я не питал к ним вообще никаких чувств, они были для меня абстракцией. В Австрии я никогда не был, друзей оттуда не имел, поэтому слово "австрийцы" не наполнялось для меня никаким конкретным содержанием. Я знал о пышной империи Габсбургов, о том, что из Австрии вышли реформатор музыки Моцарт и реформатор физики Шредингер. Но это все было в прошлом. Сегодня же, по моим понятиям, эту страну населяли серенькие обыватели, не способные дать миру ничего интересного. Но вот я услышал о том, что они поддержали на выборах ультраправых, которые вошли даже в правительство, и тем самым вызвали чуть ли не раскол в Европе, где одна часть общественности поддержала их, а другая подняла истошный вой, и с этого момента они перестали быть для меня отвлеченной культурно-исторической категорией, а сделались живыми людьми. Они не совершили какого-то подвига, не думали о том, чтобы подать пример другим, они действовали исключительно в собственных интересах, но действовали не как чьи-то марионетки, а как одушевленные свободно-разумные существа, и этого было для меня достаточно, чтобы почувствовать их своими братьями по человеческому роду и полюбить.
Как известно, любовь есть ключ к познанию: прибавляется у тебя в сердце, прибавляется и в уме. Полюбив автрийцев, я стал лучше понимать не только их самих, но и ту силу, которой они бросили вызов. Я укрепился в своем убеждении, что пресловутая западная демократия есть чистое лицемерие, маска, под которой прячется нечто совершенно другое. Ведь более убедительного разоблачения ее фальшивости и придумать было невозможно, ибо это было с а м о р а з о б л а ч е н и е. В самом деле, что такое демократия по ее же собственному определению? Отождествление понятий "легитимность" и "воля большинства". Это соответствует и этимологии термина, означающего по-гречески "власть народа". Для поклонника демократии результаты голосования должны быть высшим законом, против которого нельзя не только действовать, но и подвергать его критике. И что же? Большинство австрийцев оказали доверие Хайдеру, а молящийся на демократию, как на священную корову, Запад вместо того, чтобы почтительно склониться перед волеизъявлением нации, ударился в истерику, повалился на пол и стал дрыгать ногами. Вашингтон и Тель-Авив отозвали из Вены своих послов, в Евросовете произошел бойкот австрийского представителя. Где же логика?
Логика, конечно, есть, только она тайная, тщательно скрываемая. Однако нет ничего тайного, что когда-нибудь не стало бы явным. Прошли в Австрии выборы, и спрятанное вылезло наружу. Оказалось, это только с ч и т а е т с я, будто демократия есть признание законными любых решений большинства, какими бы они ни были, а в действительности это есть признание законными лишь решений о п р е д е л е н н о г о р о д а, диапазон которых очень узок. Всякие другие решения, хоть весь народ за них голосуй, натолкнутся на противодействие и осуждение. После австрийского скандала защищать западную демократию как народоправие уже невозможно, и спор между ее сторонниками и противниками должен быть перенесен в другую плоскость: в обсуждение вопроса о том, хорошо или плохо то, что ошибочно или намеренно ложно именуют у нас демократией, и что точнее назвать "новым мировым порядком" или "американизмом". И прежде всего надо установить, что же это такое.
По методам — это типичный террор, агрессивное навязывание своего взгляда на мир — навязывание любыми средствами, вплоть до бомбардировок, но предпочтительно методом психологической обработки с помощью масс-культуры. Это понял еще Арнольд Тойнби, который сказал, что западная цивилизация "приперла всех к стене". Если уж и квалифицировать ее по Аристотелю, то это не "демократия", а "идеократия". Какие же идеи или идеалы она провозглашает абсолютными и общезначимыми?
Пытаясь ответить на этот вопрос, обнаруживаешь удивительную вещь: единственным положительным идеалом американизма является все та же пресловутая "демократия", а поскольку она обернулась теперь фикцией — значит, он не выдвинул н и о д н о г о положительного идеала. Это совершенно уникальная ситуация, до сих пор не встречавшаяся в человеческой истории. Все великие идеократии, применявшие террор для своего утверждения, — и древнеегипетская, и древнеримская, и византийская, и гитлеровская, и советская, и мао цзедуновская — выдвигали некую цель, указывали, что должно быть, и только "новый мировой порядок" указывает на то, чего быть не должно, не предлагая ничего взамен. Его пафос — тоже борьба, но борьба не "за", а "против". Если там было разрушение ради последующего созидания, то тут мы имеем чистое разрушение. С чем же "цивилизация" предлагает нам бороться — бороться не на жизнь, а на смерть, бороться изо всех сил, не покладая рук, бороться до тех пор, пока все это будет выкорчевано и уничтожено и самая память о нем исчезнет?
Этих объектов искоренения много, но, внимательно в них вглядываясь, замечаешь в них нечто общее, какое-то внутреннее родство. Чтобы выявить это общее, нужно запрещаемое "новым мировым порядком" как-то систематизировать. Это пытались делать многие. Скажем, в аналитическом обзоре "Германия. Конец ХХ века" (газета "Наша страна", № 2557) А. Никонов пишет, что на Западе подвергается травле все, "к чему хоть с какого-нибудь боку пристает ярлык "реакционности": приверженность традиции, любовь к отечеству, отрицательное отношение к "объединенной Европе", неприязнь к гомосексуалистам, даже неприятие так называемого современного искусства и рок-музыки". Не улавливаете в этих жупелах некоей единой подоплеки? Если нет, добавим сюда совсем свежую информацию цюрихского публициста Григория Козловского: самыми опасными пережитками, на уничтожении которых Запад должен в настоящий момент сосредоточить главные свои усилия, являются расизм, сексизм и гомофобия. Поскольку из этих терминов рядовому читателю понятен только первый, разъясняю значение двух других. "Сексизм" есть различение людей по признаку пола, ведущее к недопустимому неодинаковому к ним отношению. Скажем, подавая женщине пальто, вы проявляете "сексизм" — ведь мужчине вы его не подаете! Что же касается "гомофобии", то это уже упомянутая Никоновым неприязнь к гомосексуалистам. Яснее стал вырисовываться "образ врага" нынешней цивилизации? Думается, да, но ради окончательной четкости вспомним, что для тех особо злостных уклонистов от "нового мирового порядка", которые настолько упорно не хотят в него вливаться, что для их вразумления приходится применять бомбардировки, придуман термин "фундаменталисты". В этом слове и заключена разгадка тайны "нового мирового порядка", нелепо и неуклюже рядящегося в тогу "демократии".
Есть Книга Жизни — Евангелие. Она заповедует строить существование не на песке, а на камне, на прочном фундаменте духовности, поэтому квалифицирует фундаментализм как главное достоинство человека, как великую спасительную мудрость. Теперь появилась другая книга, которую "новый мировой порядок" пишет своей масс-культурой, лекциями своих либеральных профессоров, публикациями продажных писателей и журналистов, и эта книга осуждает фундаментализм как худшее из всего, чем может руководствоваться человек в организации своего земного бытия. Что же это за книга? Ответ очевиден — к н и г а с м е р т и. Современная "цивилизация" приперла человечество не к простой стене, а к той, от которой веет могильным холодом. В своем устремлении на уничтожение людского рода она на редкость последовательна и по-своему умна. Поскольку самую твердую духовную опору дает человеку религия, собственно фундаменталистами в ее глазах являются верующие всех исповеданий (в том числе, разумеется, и православного), но в более слабом смысле к ним причисляются также люди, имеющие другие внутренние привязанности нематериального характера. Фундаменталист и тот, кто считает достоинством добрачное целомудрие и супружескую верность, кто любит свое отечество и свой народ, кто предан семье, кто чтит заветы предков. Всему этому "новый мировой порядок" объявил негласную войну, все это он отменяет, дискредитирует, делает в глазах молодого поколения смешным. Любую конкретную религию он старается растворить в неопределенном экуменическом веровании, брак и семью разрушает развернутой реализацией программы "сексуальной революции", вошедшей сейчас в фазу массированной пропаганды извращений и внедрения в школу "полового воспитания", отнимающего у детей врожденное чувство стыда. Особенно же коварное оружие он применил против патриотизма, к которому вроде бы невозможно придраться, ибо почему бы человеку не любить свою родину и своих единоплеменников? Выдумка по своей хитрости поистине дьявольская: всякое проявление патриотизма моментально объявляется антисемитизмом, который благодаря нацизму с его "холокостом" давно уже удалось сделать ужаснейшим из жупелов и им теперь можно напугать всякого. Поскольку евреи живут практически во всех странах, выражение симпатии коренного жителя к другим коренным жителям всюду сразу же натыкается на строгий вопрос: а почему ты не относишься с такой же симпатией к живущим бок о бок с тобой евреям? Тут уместно привести еще одну выдержку из статьи Никонова, показывающую, как виртуозно разыгрывает "новый мировой порядок" им же самим нарисованную карту "вины перед евреями". "По германскому телевидению игровые и документальные фильмы о преследовании евреев и зверствах немцев демонстрируются в среднем несколько раз в неделю. Если к этому прибавить выходящие ежегодно сотни книг и фотоальбомов на эту тему, десятки выставок, прямые и косвенные упоминания ее во всевозможных программах новостей, спектаклях, речах и т. д., то можно сказать, что средний немец слышит о вине с в о е г о н а р о д а перед евреями каждый день. Установлено официальное число евреев-жертв нацизма — шесть миллионов. Полагающим эту цифру преувеличенной угрожает по закону пять лет тюрьмы".
Что же это, как не террор? А если учесть, что в течение десятилетий он обрушивается на такую законопослушную и подверженную влиянию массовой пропаганды нацию, как немцы, можно было бы предположить, что "цивилизация" не только приперла ее к стене, но и давно уже размазала по стене, так что никакого сопротивления от нее ждать уже не приходится. И вот сюрприз: первое в Европе масштабное сопротивление “новому мировому порядку” оказано именно немцами, хотя и австрийской ветви.
Важность этого неожиданного события невозможно переоценить. Похоже, это исторический поворот человечества от сползания к смерти к началу возвращения обратно к жизни, о котором когда-нибудь будут написаны толстенные монографии.
Каким-то инстинктом самосохранения, который был недооценен, австрийцы почувствовали, что американизм не просто нравственно и эстетически омерзительный образ существования, это еще и погибель. Вытравив из человека все высокие чувства и помыслы, все невещественные потребности, он оставит его наедине со своей физиологией, с одними животными позывами, и человек станет просто производителем и потребителем все расширяющей свой ассортимент техники услаждения собственной плоти, а значит, и идеальным клиентом всемирной кредитно-банковской системы, ибо телесные потребности в основном сиюминутны, что обеспечивает индустрии их удовлетворения исключительно быструю оборачиваемость средств. Раздуваясь на сверхприбылях, эта система сделает человека подданным не предусмотренной Аристотелем формы верховной власти — ц и ф р о к р а т и и . Она поставит на его чело и десницу число зверя, и этот термин будет оправдан не только тем, что центральный компьютер глобального ростовщического спрута уже сейчас получил прозвище "монстр", но и тем, что люди и вправду превратятся в "экономических животных", как открыто предсказывают это западные социологи. Цифровая природа этой власти будет стремиться все больше и больше менять природу человека в сторону уподобления роботу, для которого цифровое управление наиболее адекватно. А спустившись с уровня зверя на уровень робота, человек умрет.
Эта программа — заветная мечта того невидимого персонажа, который стоит позади "нового мирового порядка" и от начала является человекоубийцей (Ин 8, 44). Но ведь на пути осуществления этой дьявольской мечты может встать человек, не правда ли? Тут можно надеяться на действие спасительного механизма той самой "реакционности", которую так ненавидят либералы: чем наглей будет давить на людей террор "цивилизации", тем сильнее будет ответная реакция, и тем больше людей начнут выходить из ведомого на бойню стада. Сегодня эта наглость превзошла все границы: террор требует, чтобы ему не просто подчинялись, но и радостно его одобряли. Мы не только не должны скептически отзываться о "демократии", мы обязаны ее хвалить!
У австрийцев, первых в Западной Европе, лопнуло терпение. Это не означает, что они до конца разгадали сатанинский замысел человекоубийства — они просто почувствовали, что отнимать у них любовь к родине могут только недоброжелатели. И вопреки этим недоброжелателям они делегировали в правительство Хайдера, показав тем самым, что его патриотическая позиция, выразившаяся в установке "Австрия для австрийцев", есть и их позиция. И как бы предваряя неизбежное обвинение: "раз вы патриоты, значит, вы антисемиты, значит, забыли про холокост", они сами заявили, что хотят забыть про холокост, разделяя убеждение Хайдера в необходимости установить наконец срок давности для так называемых "военных преступлений". Ай да молодцы, как же мне было их не полюбить? Для моего слуха просто музыкой звучат те вопли, которые поднялись в их адрес в "объединенной Европе", Америке и Израиле. Приятно, когда нечисть вопит в бессильной злобе, попав в собственную ловушку и не решаясь переступить ею же самой освященную черту "демократии", которой оградила себя Австрия. Не бойтесь, братья австрийцы, они ее и не переступят, все наглецы внутри — жалкие трусы. Нечисть вопит только до тех пор, пока надеется взять на испуг, а если видит, что это не получилось, умолкает.


Загрузка...
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой