ВПЕРЕДИ ВОЙНА
Авторский блог Александр Бородай 03:00 1 сентября 1997

ВПЕРЕДИ ВОЙНА

0
ВПЕРЕДИ ВОЙНА
Author: Александр Бородай
35(196)
Date: 2-09-97
* * * На душе было мутно и гадостно. В скоростном реве поздних машин на Москву сходила ночь. По летнему теплый ветер трепал тюлевые занавески на окнах. Только что — в выпуске новостей на экран всплыла пучеглазая физиономия секретаря Совета безопасности. Тряся щеками, Рыбкин возмущенно вещал о выросшем в Чечне “криминальном государстве”, выплескивал на зрителей гнусную подноготную Хасавюртовского “мира”. Это верещащее существо предало свой народ, целый год заслоняя своим жирным туловищем шипящий клубок бородатых кавказских бандитов, которые в это время набирались сил, копили оружие, строили планы и на досуге вырезали остатки русского населения. А теперь, когда рушится безумная полититка Совбеза, основанная на безграничной любви к легким деньгам и хронической безграмотности, Рыбкин, еще на днях так трогательно тыкавшийся в баранью папаху Масхадова, вдруг прозрел.
Мне вспоминалась Чечня — русские люди, их дела, преданные и проданные громогласным Лебедем , вертлявым Березовским, липким, сочащимся патокой бессмысленных слов Рыбкиным и другими, — “имя же им — легион” .
* * * А память воскрешала серые, под угрюмым небом улицы Грозного, перегороженные завалами битого камня, покрытые остовами сгоревших машин. Замурзаные солдаты-срочники и офицеры, отличимые от них лишь возрастом да особенно осунувшимися лицами и тоской в измученных ответственностью глазах. Они учились побеждать, они чувствовали себя командирами великой армии, способной разгромить любую мировую державу, а их жестоко крошили и жгли безымянные боевики.
* * * Потом мне вспомнился осенний день, голубые ворота миссии ОБСЕ, охраняемые чеченскими боевиками в белых шапочках и нашими ОМОНовцами, с упрямой ненавистью рассматривающими выделывающихся “ичкерийских” вояк. Вот выходит генерал Романов, он мрачен, недовольно дергает углом рта, за ним следом вываливается Ахмед Закаев, обряженный под американского ковбоя, не забыл даже сомбреро и шейный палаток . Из рядом стоящего чеченского джипа несется на всю улицу визгливый полуженский голос любимого певца генерала Дудаева, вопящего военно-блатную шелуху о “русских эрэсах” и “маме”. Вдалеке, вот уже час, смешно подпрыгивая, несутся друг за другом толстые чеченские тетки и ветхие старички. Этот придурковатый танец журналисты почему-то именуют воинственным.
* * * Огромное солнце бросает розовые блики на склоны лесистых гор. Ранним весенним утром ползли два наших бэтээра вверх, на самый юго-восток Чечни, к аулу Дарго. На очередном повороте застыла, окутанная легкими полосами тумана, разбитая “бээмпэшка. Два дня назад здесь погибли десять русских бойцов. На скате ближайшей горки встал высокий свежего дерева крест, на перекладине которого примостился шлем механика-водителя. Рядом с именами погибших топорщится кривая, чем-то красным сделанная надпись: “смерть чеченам”.
* * * Колонна, движущаяся по дорогам Чечни, тянет за собой огромный шлейф пыли. Песчинки скрипят на зубах, пыль лезет в глаза, забивается в нос. Ощетинившиеся стволами машины мчатся среди зеленки, иногда поливая ее свинцом просто для профилактики. Потом, на привале между Шалажи и Старым Ачхоем, бойцы и офицеры плещутся в коричневой воде широкого арыка. Вдруг кто-то замечает неторопливо плывущую к нам с гор каску. Обычная солдатская каска, покачиваясь. приближается к нам, и все молча провожают ее глазами. За арыком, тяжко ухая, ведут беспокоящий огонь гаубицы.
Эта статья — предупреждение. Она посвящена тем, кто вернулся c этой войны, и тем, кто остался в Чечне навсегда.
Уже почти семь лет Кавказ и Закавказье огромной язвой гноятся и кровоточат на теле России, втягивая в себя деньги, человеческие и материальные ресурсы, разбрасывая по территории умирающей державы страшные метастазы — очаги сепаратизма и государственной измены.
Россия, теряя людей, стратегические территории и аэродромы, международный престиж и доступ к природным ресурсам, стремительно откатывается назад, на север, к своим границам XVI века. Но уход империи не принес мира этой земле. Очевидно, что именно сейчас Кавказ и Закавказье стоят на пороге широкомасштабной войны, по сравнению с которой чеченская кампания, вызвавшая мелодраматические стоны мировой общественности, покажется милым пикником на обочине.
ЗАКАВКАЗЬЕ
Исторически сложилось, что эта единая географически и стратегически территория, с древнейших времен являющаяся мостом из Черного моря в Каспий, расколота на три части по национальному и конфессиональному признаку. Православная Грузия, григорианская Армения и шиитский Азербайджан никогда не могли объединиться, а следовательно, играть более или менее самостоятельную роль в большой политике.
С точки зрения геополитики Закавказье представляет из себя треугольник.
С юго-запада сюда приходили римские легионеры, затем византийские торговцы и монахи, принесшие с собой блеск средиземноморской культуры. Затем римлян и греков сменили жестокие турецкие янычары и спахи, работорговцы и беспощадные чиновники “Высокой Порты”.
Находящееся на юго-востоке Иранское нагорье регулярно вбрасывало в Закавказье потоки завоевателей — парфян, а затем персов под знаменами различных династий: Ахеменидов, Арташидов, Сасанидов.
Сквозь перевалы Кавказа приходили отряды скифов, половцев и затем русских. Закавказье не только не было единым, но и не стремилось к объединению, раздираемое кровавыми родоплеменными войнами. Кроме того, оно было постоянным яблоком раздора между соседними великими державами. Население региона страдало от набегов и поборов, жесточайших этнических чисток. Например, один из персидских завоевателей Закавказья в качестве трофея привез на родину двадцать тысяч человеческих глаз.
Окончательно включив в начале XIX века Закавказье в свой состав, Российская империя получила в распоряжение регион, не только не приносящий никаких экономических выгод, а наоборот, требовавший огромных организационных и финансовых вливаний. Российское правительство пошло на эти затраты, принеся в Закавказье невиданный столетиями мир и относительное процветание. Жители Кавказа и Закавказья не несли такого налогового бремени, от которого страдали центральные губернии, долгое время не было у них и воинской повинности, а когда она была введена, то опять же носила довольно мягкий характер. Но зато империя, стремясь закрепить за собой эти нестабильные в политическом и социальном отношении районы, предоставляла их населению значительные торговые и иные привилегии, давала широчайшие возможности для культурного развития. Такова была специфика имперской политики России. Уделяя основное внимание решению территориальных и геополитических проблем, ее правительство часто забывало о проблемах национальных и этнических. Создавая почву для лояльности населения отсталых окраин империи, оно буквально выкачивало все соки из ее центральных губерний, тем самым подрывая силы государствообразующего народа — великорусов и чуть в меньшей степени белорусов и малоросов.
Развал российской империи в 1917 году сразу же превратил Кавказ и Закавказье в арену кровавых сражений. Этносы и родоплеменные объединения, политические партии и просто банды, вырвавшись из-под железной руки империи, принялись сводить вековые кровавые счеты.
Утверждая свою власть на Кавказе, большевики отказались проводить традиционную политику российской империи. В своих действиях они исходили не из принципов геополитики и стратегии, а из идеологических предпочтений. Они помогали внукам миюридов сдавшегося русским войскам Шамиля вырезать мирное славянское и казачье население. Они, ставящие перед собой глобальную задачу мировой революции, заигрывали с Турцией, где у власти находились революционные прогрессисты-младотурки, фактически представлявшие собой не политическую партию, а замаскированную секту саббатианцев (Саббатай Цеви — еврейский пророк XVI века, под давлением перешедший в ислам и создавший своеобразную синкретическую религию).
Именно “ленинская национальная политика”, подарившая туркам Карскую область, предоставившая автономию Нахичевани и Аджарии, передавшая Азербайджану Карабах, заложила в будущее Закавказья дополнительные бочки с порохом.
Сегодняшний уход России с Кавказа в некоторой степени возродил ситуацию 1919–21 годов. С внешней стороны основными игроками за зеленым столом власти являются: Турция, одновременно представляющая в Малой Азии интересы США, Иран, стремящийся не допустить Турцию в разряд сверхдержав, Россия, остающаяся в основном пассивным наблюдателем.
Доминирующим фактором закавказской политики становится сближение Турции и Азербайджана, не предусматривающее полного слияния этих двух государств (это не нужно прежде всего самой Турции, которая отнюдь не заинтересована в инкорпорации более чем пятимиллионного народа с существенно отличающейся культурой и нормами поведения), но полноценный политический, экономический и военный союз. Его осуществлению мешает лишь отсутствие реальной границы, которая бы могла обеспечить свободную коммуникацию, в том числе перевозку любых грузов: от нефти до оружия. Положение осложняется тем, что значительная часть Азербайджана до сих пор находится под контролем армянских боевиков.
Важнейшей целью Азербайджана в недавней карабахской войне было отторжение от Армении области, расположенной к югу от Зангезурского хребта, и создание тем самым коридора до Нахичевани. Но мобилизованные азербайджанские крестьяне дрались исключительно плохо, так что воинственные армянские добровольцы и многочисленные русские наемники сумели не только удержать Лачинский коридор, но и продвинуться далеко в глубь территории противника. А мощное армянское лобби в США и других западных странах заставляло Турцию придерживаться хотя бы видимости нейтралитета. Замороженная на несколько лет карабахская война неизбежно вспыхнет снова, так как решить эту территориальную проблему несиловыми методами невозможно.
При этом среди трех закавказских республик Азербайджан находится в самом лучшем положении. Гейдар Алиев —мудрый аппаратчик советской школы — сделал свою страну незаменимым звеном геополитических планов Турции, США и стран арабского мира. Он сделал гениальный ход, разделив акции своих нефтяных промыслов между крупнейшими державами и транснациональными компаниями, тем самым обеспечив их заинтересованность во внутренней стабильности Азербайджана. Поэтому Алиев способен вести наиболее независимую политику, продолжая, “на всякий случай”, поддерживать контакты с Москвой.
Необходимо подчеркнуть, что скорейшая интеграция Турции и Азербайджана не есть дело лишь этих двух стран, но является основным этапом реализации плана создания так называемого “туранского коридора”. Согласно этому плану, по всей протяженности азиатских границ России вплоть до границы с Китаем должен возникнуть не просто исламский, а именно тюркский блок. Прямая связь Анкара — Нахичевань — Баку — Красноводск должна не только усилить роль Турции в регионе, но и поставить под ее контроль все нефтяные запасы Каспия. Этого явно опасается Иран, являющийся сейчас естественным союзником Росиии и предпринявший в последнее время ряд шагов, направленных на нормализацию отношений с нашей страной.
Так сам по себе малозначительный кусочек закавказской земли стал точкой пересечения интересов крупнейших мировых держав. Война в Карабахе продолжалась бы и по сей день, если бы американские и турецкие спецслужбы не нашли более простой и дешевый вариант решения проблемы “туранского коридора”. Необходимость ликвидации армянского буфера между Турцией и Азербайджаном не отпала окончательно, но утратила свою животрепещущую актуальность с приходом к власти в соседней Грузии режима Шеварднадзе.
Современная Грузия в границах, очерченных советской властью, представляет искусственное образование, собранное как конструктор из многих этнических территорий (Абхазия, Аджария, Мингрелия, Кахетия, Сванетия, Имеретия, Осетия и т. д.). Она вполне могла существовать внутри огромной империи как административная единица, но мало жизнеспособна как независимое государство. Напомним, что именно на территории Грузии уже прошли три войны: с осетинами , абхазами и клановая война за власть в Тбилиси. Пытаясь сохранить рассыпающееся единство своей республики, Шеварднадзе вынужден идти на теснейшие контакты с новыми хозяевами Кавказа — турками и американцами. От них он получает политическую и финансовую помощь, от них в перспективе надеется получить и военную поддержку.
Но особенно важным фактором сохранения стабильности в республике должен стать нефтепровод по которому каспийская нефть будет направляться в Поти и Батум.
Эксперты утверждают, что за уходящий год был сформирован основной пакет договоренностей, согласно которым Грузия открывает свою территорию и дороги для транзита любых грузов из Турции в Азербайджан и обратно. Дополнительно Шеварднадзе предоставил широчайшую автономию мусульманской Аджарии, куда сразу же потоком хлынули проповедники ислама из арабских стран. В обмен турецкие политики и спецслужбы пообещали отдать Шеварднадзе на съедение Абхазию. Они обязались обеспечить в будущей грузино-абхазской войне нейтралитет подконтрольных им северокавказских боевиков, прежде всего чеченцев. Точку в этих переговорах поставила недавняя встреча Шеварднадзе и Масхадова. По некоторым данным, последний добился от престарелого грузинского “лидера” согласия не вмешиваться в намечающуюся на осень чеченскую экспансию в Дагестан. Очевидно, что неожиданный уход Шамиля Басаева из “правительства” Чечни объясняется его несогласием отдать Абхазию грузинам. Таким образом, Абахазия вновь становится одной из перспективных “горячих точек”, разменной картой в крупной геополитической игре. Еще раз разгромить грузинские войска абхазам вряд ли удастся, так как, в отличие от ситуации 1992–93 годов, на поддержку России и северокавказских боевиков рассчитывать не приходится.
Из всех развитых государств, сосредоточивших свои усилия в Закавказье, лишь Россия не имеет сколько-нибудь ясной и четкой политической позиции. Поддержка Абхазии в войне против грузин в 1992—93 годах была не слишком разумным шагом, хотя и популярным среди патриотически настроенной части общества — “в пику ненавистному разрушителю Союза Шеварднадзе”. Ведь именно на этой войне, поддерживая абхазов, выросли и окрепли основные кадры нынешнего северокавказского сепаратизма. Но даже приняв однажды не совсем верное политическое решение, Россия должна была бы придерживаться выбранной линии, пытаясь получить из этого хоть какие-то дивиденды.
Однако недавнее выступление Ельцина, в котором он пообещал не вмешиваться в грузино-абахазские взаимоотношения, разрушило хрупкие надежды, что российские политики хоть раз сделают что-нибудь не вопреки интересам своей Родины.
Итог
Мы наблюдаем, как в течение двух последних лет создавался политический союз между Грузией и Азербайджаном под реальным протекторатом США и Турции, которые и становятся хозяевами региона, тем самым замахиваясь на власть в Малой и Центральной Азии. Армения остается в изоляции, обреченная без помощи России влачить до поры до времени жалкое существование буферного государства. Именно такой неприятной перспективой объясняются настойчивые попытки правительства Армении добиться полномасштабного (даже в ущерб “суверенитету”) союза с Россией. Иначе после грядущего политического и экономического усиления Азербайджана, которое может занять несколько лет, Армения будет раздавлена силами тюркского блока или по крайней мере потеряет Карабах и Зангезур.
Наиболее актуальной “горячей точкой” Закавказья становится Абхазия, куда не ожидающие серьезного сопротивления грузинские войска могут ворваться уже в ближайшие месяцы.
Последствия предсказанных выше событий будут для России катастрофичны, прежде всего потому, что вызовут цепную реакцию на Северном Кавказе и Предкавказье. Наша страна может не только потерять каспийскую нефть, но и большую часть своих южных территорий. Политики противодействия этим угрозам у России пока нет. Более того, у нее не осталось рычагов влияния, которые могли бы существенно изменить неблагоприятную обстановку. Единственным моментом, оставляющим некоторую надежду, является организационная слабость наших противников, проявляющаяся в слишком сильной зависимости от личностных факторов. Дело в том, что лидеры Азербайджана и Грузии — немолодые уже люди со слабым здоровьем, а природа установленных ими режимов не оставляет возможностей для легитимного перехода власти в руки преемников. Скоропостижная смерть любого из них будет обозначать для этих республик начало хаоса и клановых междоусобиц, что окажется выгодным России, поскольку остановит или по крайней мере затормозит выполнение обязательств, взятых Алиевым и Шеварднадзе.

КАВКАЗ
Природных ресурсов этого региона никогда не хватало для того, чтобы прокормить даже незначительные массы людей, и экономика большинства горских этносов в значительной степени зависела от военной добычи и торговли рабами. Выработанные в течение веков ценностные ориентации кавказских народов соответствовали характеру занятий. В их основе лежит культ чистой силы и представления о том, что мужчина должен воевать или управлять, а не работать. Недаром на Кавказе бытует поговорка: “У Аллаха нет своих баранов, если он кому-то их дает, — значит он их у кого-то отнял”.
Формально большинство кавказцев исповедуют ислам самых различных оттенков. При этом большинство из них сейчас, как и столетия назад, не имеют ни малейшего понятия о мусульманской теологии и реально остаются язычниками.
Чеченцы и ингуши, а также адыги, шапсуги, кабардинцы и другие народности, сопротивлялись любой власти и законности, в том числе и своим знаменитым имамам (одного из них — Гамзат-бека — они убили, на Шамиля было совершено несколько покушений), не только в период длившейся полвека кавказской войны, но и в нашем столетии. Они, так же, как и многие другие северокавказские этносы, приветствовали революцию, которая дала им возможность вырезать большую часть русского населения региона, особенно казаков. Но уже в 1919 году большинство вайнахов яростно сражались против советской власти, отстаивая свое право жить набегами. Не успевали безжалостные войска НКВД подавить одно восстание, тут же вспыхивало другое. Последний “официально зарегистрированный” чеченский повстанец Хасуха Магомадов был убит своими же соплеменниками в 1978 году. К тому времени словосочетания: “ингушская золотая мафия” и “чеченские бандиты” стали обиходными не только на северном Кавказе, но и в Москве и Казахстане. Кстати, усилия товарища Сталина по ликвидации чеченской опасности не были, как это принято считать, такими уж эффективными. Судите сами — депортировано было немногим более трехсот тысяч человек, а после реабилитации вернулось почти шестьсот.
Основными и наиболее постоянными союзниками России на Кавказе всегда были осетины — единственный народ индо-европейского происхождения, частично исповедующий христианство, чьи земли клином врезаются в территории старинных врагов русских, — вайнахов и народов адыгской группы, в том числе кабардинцев.
Современное состояние Кавказа характеризуется наличием консолидированных усилиями турецких и американских спецслужб нескольких горских этносов, сплоченных под зеленым знаменем ислама для завоевания жизненного пространства на севере. Но основной задачей кавказских боевиков на сегодняшний день, становится окончательное отсечение России от нефтяных запасов Каспия. Поэтому наиболее угрожаемой зоной является Дагестан. Власть в этой маленькой республике традиционно “держат” аварцы и даргинцы. В привилегированном положении находятся также и лакцы. Такая ситуация была создана советской властью, всемерно поддерживавшей развитие именно горных ( революционно настроенных) народов, зачастую в ущерб жителям долин, например, ногайцам, лезгинам, кумыкам и т. д. Естественно, особенно угнетенными себя чувствуют и чеченцы-акинцы, которых в Дагестане насчитывается около сорока тысяч человек.
Горцам предоставлялись льготные кредиты, искусственно завышались закупочные цены на сельхозпродукцию, передавались под выпас скота богатейшие земли в долинах. Из них формировали элиту, оставляя нацбронь в высших учебных заведениях. Сегодня объединившиеся под началом чеченцев-акинцев равнинные этносы готовы обрушить власть в республике и отвоевать “этнические территории”. Конечно, армия “Ичкерии”, насчитывающая около десяти тысяч человек, вооруженная тяжелой техникой, не откажет в помощи братским народам. Чеченские стратеги уже готовят захват Каспийска (нефтепромыслы) и операцию по блокированию частей российской армии и внутренних войск в районе города Буйнакск.
Собиравшийся в июне “съезд народов Дагестана” ставит ультиматумы, требуя отделения некоторых районов республики и присоединения их к Чечне, принятия дикого закона “О правах коренных народов Дагестана”, в котором декларируются права любого народа на самоопрделение, вплоть до отделения, и на заключение договоров, в том числе и международных. Единственный народ, не имеющий этнической территории и “коренных прав”, — это, конечно, русские.
Аварцы и поддерживающие их даргинцы, вместе занимающие около восмидесяти процентов государственных должностей в республике, готовятся сопротивляться попыткам вырвать у них власть. Они пытаются провести через Госсовет Дагестана, председателем которого является аварец Магомед-али Магомедов, закон о введении поста президента. Новыми лидерами аварского народа становятся недавно экспортированный Москвой партаппаратчик старой школы Рамазан Абдулатипов и руководитель ”Союза имама Шамиля”, бывший уголовник, депутат местного парламента Гаджи Махачев. Абдулатипов на съезде аварского народа уже заявил о его государствообразующей роли, чем вызвал дикую ярость предствителей других народностей Дагестана. Характерно, что ищущие союзников аварские националисты несколько месяцев назад развернули кампанию по защите прав русского населения Дагестана: “кто обидит — обращайтесь к нам”. Так аварцы — потомки имама Шамиля — оказались в данный момент сторонниками сохранения российской власти на Кавказе. Иначе их место займут вернейшие вассалы Турции и США — чеченцы.
Взрывоопасная обстановка в Дагестане успешно подогревается извне с помощью агентуры, действующей под религиозной “крышей”. С помощью проповедников из Саудовской Аравии, Иордании, Пакистана и Афганистана по Кавказу с бешеной скоростью распостраняется ваххабизм (экстремистская мусульманская секта, чье название произошло от имени основателя — Ваххаба, имеющая тайные степени посвящения и ставящая своей главной задачей искоренение неверных). Чтобы загнать в массе малорелигиозных кавказцев в свои ряды, ваххабиты выдают каждому вступившему мужчине пособие в размере пяти тысяч долларов, после чего отправляют узревших свет “истинной веры” в центры боевой подготовки, расположенные высоко в горах. Занятия с ваххабитами ведет сам “Черный Хоттаб”, родившийся в Йемене пакистанский наемник, прославившийся жестокостью еще во время войны в Афганистане.
Крупномасштабные боевые действия в Дагестане намечаются на осень или даже зиму этого года. Преимущество чеченских боевиков и их союзников очевидно.
Немногоисленные федеральные части, разбросанные по территории республики, по большей части лишены тяжелой боевой техники, деморализованы и неспособны предотвратить кровопролитие. А пока в республике идет “мирная жизнь”. Гремят ночные перестрелки на границе с Чечней, особенно в Хасавюртовском и Бабаюртовском районах, взрываются бомбы в Махачкале.
Развитие событий в Дагестане и вокруг него ярко демонстрируют крах политики Березовского—Рыбкина, которые пытались умиротворить Кавказ, посулив всем заинтересованным сторонам участие в прибылях от нефти. Исходя из собственной, типично еврейской, психологии, Борис Березовский, возможно, искренне считал, что, “повязав” всех лидеров деньгами, он действительно обеспечит мир и стабильность в этом регионе. Но сейчас помощник главы Совбеза брызжет слюной ярости, наконец на опыте поняв простую истину, которую перекрасно знали наши предки (русские) — и не только Ермолов, Воронцев или Милютин, но каждый простой солдат или казак. На Кавказе не все пересчитывается на деньги: личные амбиции, симпатии и антипатии лидеров, вопросы горской чести нередко перетягивают соображения прибыльности. Кроме того, на Кавказе больше уважают власть, дарованную не деньгами, а силой. В третьих, кавказцы предпочитают не иметь какие-то проценты, а, как правило, стремятся получить “все или ничего” И наконец, потенциальные доходы от миллиардов тонн нефти Каспия будут, конечно, очень велики, но самый высокий в мире рейтинг прибыли дает торговля наркотиками и оружием, а для этого нужна война, да и тысячам боевиков обидно просиживать без дела.
Предстоящие события в Дагестане, как бы ни были велики их масштаб и значение, есть лишь часть продуманного плана Турции, США и ряда арабских стран по расчленению России. Одновременно с началом войны в Дагестане следует ожидать обострения осетиноингушского конфликта, причем и здесь чеченские боевики готовы поддержать “братьев-вайнахов”.
В самой Осетии усиливается рознь между северными кланами — православными по вероисповеданию, политически ориентированными на Россию, и южанами, все больше подпадающими под влияние мусульманского мира, допускающими к себе проповедников ваххабитизма. Естественно, тут же свои ползучие побеги дала и культивируемая на Кавказе ненависть к русским, которые в последние месяцы массами бегут из мест компактного проживания осетин.
Одной из наиболее взрывоопасных точек Северного Кавказа становится маленькая республика Балкария, славная тем, что на ее двести тысяч населения, по подсчетам сотрудников правоохранительных органов, приходится триста тысяч стволов автоматического оружия. Балкария опасна и потому, что является родиной человека, который может, по прогнозам экспертов, не только продолжить дело Джохара Дудаева, но и имама Шамиля, став лидером всех кавказских исламистов. Речь, как это ни дико, идет о занимавшем во время войны с чеченцами высокий пост главкома сухопутных войск РФ генерале Семенове. Немаловажно, что через жену-чеченку он имеет родственные связи с некоторыми вайнахскими лидерами.
Ближайшая цель кавказских боевиков, уже не раз декларировавшаяся их лидерами, — это создание конфедерации народов Кавказа — полугосударственной организации под фактическим протекторатом Турции со столицей в ... городе Ставрополе. Достижение подобной цели обозначает “автоматическое” уничтожение и вытеснение славянского населения юга России. Конные разъезды чеченцев уже проникают в глубь предкавказских степей, появляются на окраинах Пятигорска. Еще до конца этого года под зеленым знаменем ислама против русских может выступить орда боевиков, по численности превышающая тридцать тысяч человек, из числа которых, более десяти тысяч имеют серьезную боевую подготовку.
Потеря юга России неизбежно вызовет коллапс государственности, развал энергетической и экономической систем. Это будет конец русской цивилизации, угрожающий апокалипсисом всему евразийскому континенту. Начальные действия по “претворению в жизнь” вышеописанного сценария должны быть сделанаы уже текущей осенью.
Что же могут и должны противопоставить федеральная власть и русский народ столь близкой и неотвратимой опасности?
1. Соединения и части Северокавказского военного округа. По некоторым данным, на складах округа хранится лишь одна десятая часть от положенных ему запасов оружия, боеприпасов, ГСМ, продовольствия и т. д. Известно, что в Чечне были израсходованы лишь три десятых этих запасов, о том, куда делись остальные три пятых — остается лишь гадать. Также известно, что некоторые части Северокавказского военного округа, например 131-я Майкопская мотострелковая бригада, подлежат расформированию, а другие, например 205-я мсб, испытывают хроническую нехватку личного состава и лишены большей части боевой техники, зачем-то поставленной на хранение вдали от расположения бригады.
2. Не намного лучше состояние и боеготовность дислоцированных в регионе частей внутренних войск МВД России. Так, например, 99-я дивизия внутренних войск, прикрывающая, в частности, ключевую трассу Ростов—Баку, по наблюдениям местных казаков, отличается низким качеством подготовки личного состава, слабой технической вооруженностью и крайне высоким уровнем потребления спиртных напитков среди офицерского состава. Боевая и полностью укомплектованная техникой 101-я бригада внутренних войск, выведенная в поля Ставрополья еще год назад, так и не получила нормальных условий для жизни и учебы, хотя определенные улучшения, конечно, имеют место. Эта бригада также лишилась части боевой техники. Однако внутренние войска стаются самой серьезной силой, имеющейся в распоряжении федеральных властей на Кавказе и в Предкавказье.
3. Милицейские части и отряды МВД, охраняющие административную границу с Чечней. Имеющихся у этих отрядов сил явно недостаточно, чтобы сдержать хотябы первоначальный натиск чеченских боевиков, кроме того, некоторые из них находятся в состоянии крайнего разложения, заключая “договоренности о ненападении” с бандитами и за немалую мзду пропуская мимо себя транспорт с оружием и наркотиками.
4. Казачьи войска. Наиболее многочисленным, хорошо организованным и боевым считается Терское казачье войско. Сейчас оно расколото и погружено в раздоры. За власть борются атаманы Шевцов и Чуреков. Первый пользуется поддержкой президентских структур и заявляет о необходимости соблюдения “законности”, второй настаивает на организации немедленного отпора кавказским боевикам и принятия чрезвычайных мер для обороны края, опираясь на поддержку в ряде московских силовых ведомств. Кадры прославившегося в недавнюю войну храбростью казачьего батальона имени Ермолова разбежались, многие казаки втягиваются в интернациональные криминальнеые структуры. Несмотря на неурядицы, Терское казачье войско реально способно выставить шесть-восемь тысяч организованных, но практически безоружных бойцов. Кубанское казачье войско частично готово оказать помощь терцам, но в целом не представляет серьезной силы, так как не обладает централизованной властью. Донцы, в основном подпавшие под власть атамана Казицина, готовы договариваться с чеченцами и уже вели сепаратные переговоры с Шамилем Басаевым.
Итог
Федеральные власти вряд ли смогут защитить юг России от надвигающейся кавказской волны. Им просто нечего противопоставить многочисленным, хорошо обученным, координирующим свои действия отрядам боевиков. Потеря же Кавказа и Ставрополья обернется для всей страны катастрофой. Единственная наша надежда на самоорганизацию вооруженного народа. Способен ли на это русский народ, чьи силы подорваны тяготами тысячелетнего государственного строительства, бесконечными войнами, ужасами революции и коллективизации, чьи моральные устои разрушаются прозападными СМИ, — покажет будущее.

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой