Авторский блог Виктор Филатов 03:00 7 июля 1997

ШЕШЕЛЮ В НАТО – НЕ НАДО!

0
ШЕШЕЛЮ В НАТО – НЕ НАДО!
Author: Виктор Филатов
27(188)
Date: 8-07-97
_____
_____ ПОЧТИ ДВУХМЕТРОВОРОСТЫЙ доктор юридических наук Воислав Шешель — серб из сербов, среди политиков современной Югославии он — правовернейший националист из всех сербских националистов и самый любимый народом политик. Есть в Югославии такой баламутный Вук Драшкович, что-то вроде нашего Егора Гайдара, намертво приваренный на Запад, американцы накачивают его, как и того же Гайдара, со страшной силой так вот, последний июньский опрос показал: Вук американский отстает от Воислава сербского по популярности в 5 раз, и если бы сегодня в Сербии состоялись президентские выборы, президентом Сербии стал бы доктор Воислав Шешель. Обошел доктор Шешель и самого Милошевича — ровно на 5 пунктов.
_____Правовернейший из всех националистов...
_____Доктор Воислав Шешель — председатель Сербской радикальной партии (СРП). Его девиз: “Ничего не просить! Никого не предавать! Начинаем сопротивляться!” В октябре Воиславу Шешелю исполнится 43 года. Родился он в Сараево. За два с половиной года, вместо четырех лет, закончил юридический факультете Сараевского университета и был самым молодым в Югославии доктором наук. Этот серб в 25 лет блестяще защитил на юридическом факультете Белградского университета докторскую диссертацию. Доктор Шешель в тюрьме сиживал, кажется, при всех режимах. С 1976 года по 1984 год преподавал в Сараевском университете. С 1981 года — он убежденный оппозиционер режиму. В 1984 году режим засадил его на 2 года в тюрьму. 23 января 1990 года он создал Сербскую радикальную партию (СРП). В июне 1991 года он был избран депутатом Скупщины (парламента) Сербии. В июне 1992 года — он уже депутат Скупщины Югославии. Он автор 56 научных и политических книг. Сейчас он профессор Белградского университета, депутат Скупщины Югославии. В этом году он во второй раз выдвигает свою кандидатуру на пост президента Сербии. Первый раз в декабре 1990 года он, будучи политзаключенным, был выдвинут гражданами в кандидаты на пост президента Сербии. Его выдвинула группа граждан, которые считали себя четниками — наследниками тех патриотов-националистов, которые в годы Второй мировой войны бесстрашно сражались в фашистскими оккупантами. Шешель первый в Югославии публично восстановил справедливость в отношении роли и вклада в освобождение Югославии славных сынов Сербии — четников. Сегодня он официальный воевода четников. Кстати, когда мы с группой писателей в 1992 году ездили по Югославии и Боснии, мы впервые услышали гимн четников, и тогда же главный редактор “Завтра” предложил сделать гимн четников гимном русских националистов, что было принято всеми на “ура”. Из тюрьмы Шешеля несколько раз выпускали для выступления в качестве кандидата в президенты Сербии на ТВ и на нескольких митингах в его поддержку. В результате за него проголосовало более 100 тысяч сербов и он завоевал сердца миллионов национально мыслящих граждан Сербии. Это позволило ему начать серьезную борьбу с засилием партии Милошевича, тогдашним уже президентом Сербии. Сегодня всем народом признано, что при Милошевиче Сербия — дом, в котором нет сербского господаря-хозяина, хотя когда Югославии было невыносимо трудно и американцы бомбили землю сербов, убивали сербов, душили их санкциями и блокадой, Шешель, не раздумывая, встал на сторону Милошевича — Шешель не воюет против своих, не стреляет по своим, когда иноземный враг терзает его Родину. Когда его четники пошли воевать, он сказал: “Мы воюем не за власть, а за сербство. Когда победим в этой войне, тогда начнем борьбу за власть”. Нынешний президент, между прочим, четыре раза упекал Шешеля в тюрьму.
_____Странно, но все именно так: когда Шешель находился в тюрьме, сербы терпели почему-то поражения на фронтах, там почему-то наблюдалось падение боевого духа сербов пока Шешель находился в тюрьме, были установлены позорные границы на Дрине, в результате которых Югославия потеряла Республику Сербску, Сербскую Краину так было, что когда Шешель находился в тюрьме, у сербов начался жесточайший кризис национальной идеи. Милошевич сегодня для сербов — наш Горбачев и Ельцин в одной корзине. В районе Рашке, сердце сербского народа в Юго-Западной Сербии, Милошевич легализовал и создал видимость легитимности, режим мусульманского фундаментализма, по нашей ситуации — ненавидимую русскими Ичкерию.
_____Местные и иностранные журналисты на имени Шешеля сегодня делают карьеру, чувствуя, что он — будущий президент Сербии. Лично я доктора Шешеля знаю с 1992 года. В Сербии сегодня нет человека, о котором бы писали, говорили, спорили, дискутировали больше, чем о докторе Шешеле. В 1993 году я две недели находился в окопах сербских патриотов на фронтах в Черногории, общался с сербскими солдатами, работал в штабах вместе с сербскими офицерами и генералами и... ежедневно выступал на радио, телевидении, проводил пресс-конференции, конечно, как русский генерал-патриот. Последней каплей терпения белградских демократов была наша совместная с доктором Шешелем пресс-конференция в Белграде. Бедный Вук Драшкович, нынешний кандидат в президенты Сербии и закоперщик американской провокации против сербов под названием “Заедно”, по образу и подобию американской операции в Польше под кодовым названием “Солидарность”, тогда Вук, в переводе на русский — Волк, на ТВ занимался тем, чем промышляют нынче на оккупационном кремлевском ТВ Сванидзе и Киселев, устроил на Белградском ТВ буквально истерику — с пеной у рта он вопрошал с экрана, обращаясь к демократу Ельцину: чем занимается генерал Филатов в Югославии, по какому праву он, Филатов, вмешивается во внутренние дела Югославии? По возвращении домой меня уволили с должности главного редактора газеты МВД...
_____Земун и главное — ее градоначальник, националист доктор Шешель, благодаря нескончаемой вере народа в него и в его партию получил возможность на деле показать, на что способен серб-националист у власти тем самым Земун оказался полигоном, на котором, с одной стороны, отрабатываются схема и вертикаль сербского национального правления, возможность сербским националистам во главе с Шешелем доказать свою способность вывести страну из кризиса, а с другой — интернатовцы с утра до ночи упражняются в попытках доказать на примере Земуна полную неспособность национально мыслящих сербов управлять страной на благо сербов. Земун, ее градоначальник Шешель и вся СРП сегодня в зеркале не только местных каллоборантов типа американского ставленника Вука Драшковича, но и всей интернатовской камарильи. К приходу сербских радикалов к власти в Земуне этот район влачил такое же жалкое существование, как и остальные районы Белграда. Шешель и его партия не стали ждать “денег с неба”, они, засучив рукава, принялись за конкретные дела. Это вызвало нескрываемую злобу всех проправительственных СМИ. Как и у нас, там про сербов пишут только гадости, глупости и пошлости. И, конечно, как у нас — гробовое замалчивание всех достижений националистов в Земуне.
_____Первый раз власти упекли доктора юридических наук Шешеля в тюрягу в 1990 году на целых 2 года. Занятие политикой превращается в смертельно опасное дело, если ты националист и для тебя национальные интересы твоего народа превыше всего.
_____Доктор Шешель женат на Ядранке, у них три сына — Николай, Александр и Михаил.
_____Такой партии, как СРП, у нас, к сожалению, пока нет. Правоверные русские националисты есть, а русской националистической партии нет. Здесь — главная победа всех антирусских сил. И когда такие, как Герберт и пр., говорят, что русских ненавидят даже в России, даже в Москве, даже в Кремле, — эти герберты изрекают совершеннейшую истину. Только при Сталине в Кремле могли поднимать тосты и поднимали за “великий русский ( но не бесполый “российский”) народ”.
_____Я только что вернулся из Белграда. Там встречался и с Воиславом Шешелем. В Белграде 12 районов. Самый большой район Белграда, и по площади — под 500 кв. км, и по населению — под 200 тыс. человек, — район Земун. Раньше это был самостоятельный город, на его землях, к тому же, располагалось 10 деревень. И сегодня эти 10 деревень административно входят в район Земуна. В декабре прошлого года проходили выборы в местное самоуправление. По Земуну в градоначальники (по-нашему — мэр, губернатор) баллотировался националист доктор Шешель. В градоначальники он прошел в первом же туре, т. е. за него сразу проголосовало более 50 процентов населения. Мое пребывание в Белграде совпало со 100 днями правления градоначальника Шешеля. Как водится, была пресс-конференция для журналистов. Но вначале Шешель посадил всех пишущих, говорящих и показывающих в огромный автобус и множество легковых автомобилей и повез всех нас по Земану-городу, а затем и по деревням района Земун. Он показывал улицы и кварталы, которые при Шешеле приведены в образцовый порядок, показывал километры асфальтовых дорог, которые проложены в Земуне и между деревнями и Земуном, показывал сотни домов, в которые пришла при Шешеле вода и проложены коммуникации... “Спасибо, президент!” — это я видел в нескольких местах написано коряво, неровно, узловатой рукой тракториста или полевода. Все знали, “президент” — это националист Шешель.
_____Националист — не националист... сегодня здесь проходит мировая контрольно-следовая полоса, сегодня едва ли не все инфаркты на этом кусочке сердца. Вообще не националист — существо среди людей противоестественное. Не националистов в природе не существует, есть люди, которые почему-либо скрывают свою национальность, стыдятся своей национальности или они просто не взятые из нацроддома, т. е. — интернатовские...
_____В Европе в настоящее время разворачивается настоящая битва между националистами и интернатовскими. За французского националиста Ли Пена, с ним, кстати, я лично знаком, сегодня проголосовало более 15 процентов французов. И это в условиях дичайшей информационной агрессии, клеветы, наветов всех сионистских СМИ не только Парижа, но Европы и Штатов. До последнего дня националисты Европы держали оборону и помалкивали в тряпочку. Как у нас до сих пор интернатовские безнаказанно упражнялись на тему “националист-фашист”, “красно-коричневые”, “черносотенцы”.., упивались по поводу “объединенной Европы”, — “Соединенные Штаты Европы (СШЕ)”, как называл эту безнадежную затею еще Ленин. Время интернатовских прошло.
_____Мы беседуем с доктором Шешелем в пустом пока ресторане — время 10 утра. Шешель говорит, что этот ресторан открыт на прошлой неделе, здесь умеренные цены и сюда приходят вечером земунцы целыми семьями. Я понимаю, что назначенная мне доктором Шешелем встреча в раннем ресторане — это еще одна очень приятная примета конкретных дел градоначальника Шешеля и его команды, и он хочет, чтобы я это увидел и порадовался вместе с ним.
_____— Воислав, меня, конечно, интересует в первую очередь твои отношения с моей Россией. Ты сам понимаешь, что оттого, как к тебе относятся официальные власти России, я могу судить о том, как меняется, и меняется ли, отношение официальной России к сербам и к нам, русским националистам в России.
_____— Ты знаешь, Виктор, перемены есть и к лучшему — меня в первый раз официально пригласили в Российское посольство по случаю Дня независимости России 12 июня. Ничего подобного до этого не случалось. Это интересный политический факт. Раньше, когда у меня бывали встречи с российскими дипломатами, — встречам не придавалось никакого официального, политического и общественного значения. Сербская радикальная партия — единственная, с самого начала была и есть открыто русофильская партия в Югославии. Мы об этом говорим, мы действуем относительно России как братья-славяне, как братья по вере. Партия власти тоже хотела бы вроде быть, по крайней мере, не русофобской, но у них слишком силен страх перед хозяевами — американцами. И вынуждены они сидеть на двух стульях. Это всем видно. Такое бесконечно продолжаться не может. Кандидат в президенты Сербии Дражкович — человек Америки, а кандидат в президенты Сербии Джинджич — человек Германии. В Югославии и на Балканах это знает каждый политик. Да они особо-то и не скрывают свою политическую и всякую другую продажность Западу. Между двух этих огней мы и живем теперь, в окружении этих двух кандидатов-наемников и придется сражаться мне на грядущих президентских выборах.
_____— Воислав, сегодня по всему миру очень сильны антиамериканские настроения. Американцев так ненавидят по всему миру, как никогда раньше. Даже во времена их варварства во Вьетнаме я такого градуса не замечал. В касках любого цвета американцы в Россию уж точно не сунутся, хотя, если честно, я бы хотел, чтобы они на это решились, мы бы одним ударом тогда решили все проблемы с ними и с их ставленниками в московском Кремле. Невоенную войну, которую ведут сейчас против нас Штаты, русские пока вести успешно не умеют, не научились. Но со временем все придет. И мне кажется, что долго американцам в Европе и на Балканах, в том числе, долго не удержаться.
_____— Это правда. Это понимают и сами американцы. А потому они уже теперь на всякий случай уже готовят смену оккупационного караула.
_____— И кто же их сменит?
_____— Немцы.
_____— Почему именно немцы?
_____— Потому что американцы очень боятся прихода на Балканы русских. Они сейчас делают все, чтобы вы здесь не появились. По численности, в сравнении с американцами и немцами, вас, русских, можно здесь, на Балканах, пересчитать по пальцам. Да что я говорю про Балканы, на Балканах русских нет, они есть только в мизерном количестве на крошечном пятачке в Боснии. Один батальон. Обман. Очковтирательство. Периодически они устраивают какую-то недостойную возню вокруг русского батальона: во-первых, дискредитируют, во-вторых, кричат, что на Балканах русские есть, но их там, по сути дела, нет. И это для нас тревожно и опасно.
_____— Воислав, немцы спят и грезят о реванше. Для них американцы сегодня враг номер один. Оставить немцев в Европе без присмотра — значит сделать в конце концов Европу немецкой.
_____— Тут все дело в степени ненависти. Русских американцы ненавидят застарелой ненавистью с тех времен, когда вы были самыми сильными на планете, американцы вас ненавидят в большей степени, и эта ненависть застит им глаза. На Балканах сегодня немецкий оккупационный контингент самый большой. Процесс пошел, как выражался ваш коммунист № 1. Хорватия сегодня — провинция, одна из земель Германии. То же можно смело говорить и про Словению. Все очень сложно и неоднозначно. Есть у американцев стратегия — давить и не пущать русских. С немцами у американцев все-таки тактика и маневрирование, в какой-то степени они держат их за своих. Албанцев-мусульман американцы поддерживают безоглядно. Ведут они себя с албанцами, как нашкодившая проститутка: стараются показать себя попривлекательней перед мусульманским миром, который не прощает американцам разбоя, убийств в Ираке и Ливии, геноцидной блокады этих мусульманских стран. Вообще, американцы делают все, чтобы ни в одной Балканской стране не было политической стабильности: в Хорватии, которая немецкая, они все-таки держат ситуацию под своим контролем, в Боснии создают искусственное государство, которое никогда не будет самостоятельным по природе своей. В Сербии американцы пытаются создать специальный, особый статус различных областей и территориальных делений, работают денно и нощно на разделение Сербии и Черногории. Стремясь ограничить влияние немцев в Албании, американцы спровоцировали там гражданскую войну. Будущее покажет, что американцы тем самым готовят разгром своим конкурентам, а своим батальонам, когда там все ослабнут и выдохнутся от борьбы по типу войны в Чечне, — “миротворческую миссию” с развернутыми штандартами в Албанию.
_____— Но немецких солдат пока нет в Албании.
_____— После падения коммунистического режима в Албании США там были полными хозяевами. Немцы завоевали Албанию другим, скажем так, деликатным способом: они взяли под свой жесткий контроль президента Албании Беришу и его правительство. В ответ на такое американцы подняли восстание на юге Албании. Беришу сразу же был вызван в Вашингтон, оттуда он вернулся шелковый, американский. Американцы держат сегодня под контролем Македонию и Грецию, все крепче американская удавка на шее Румынии и Болгарии. Стратегия американцев — создать региональную интеграцию на Балканах, которую они бы жестко контролировали.
_____— У нас точно такая же ситуация на Кавказе — там тоже пытаются сколотить и уже сколачивают “региональную интеграцию” под жестким контролем, но только не России.
_____— Мы должны быть бдительными и знать, в каком направлении развиваются события. Американцы хорошо использовали нашего президента Милошевича для развала Югославии и развязывания кровавой бойни на всей территории бывшей Югославии. Больше он им, кажется, не нужен — судьба всех предателей. Американцы зацепились за скандал с фальсифицированными результатами выборов и попытались свалить Милошевича. Делали они это дружно с немцами. Более 100 дней продолжались демонстрации. Бунт граждан был оправдан. В основном бунтовал средний слой населения, находившийся в опасности. Однако мы оказали сопротивление. Мы сохранили наш острый курс по отношению к Милошевичу и его режиму, но воспротивились новоявленным зарубежным ставленникам — проамериканцу Драшковичу и пронемцу Джинджичу. Особую ярость вызвало в наших рядах то, что эти деятели и их подручные начали открыто маршировать по белградским улицам с американскими и немецкими флагами. Наша непримеримая позиция получила полную поддержку народа. Народ сегодня знает, что только мы против оккупации в любой форме. Это нас сделало за несколько дней ведущей национальной силой страны. Левый блок и социалисты в настоящее время очень ослаблены. В коалиции “Заедность” произошел раскол, резко разошлись американцы в лице Драшковича, с немцами в лице Джинджича. Но мы и в этой ситуации не пошли на добивание. Пытаемся образумить Драшковича, ведь как-никак, а он тоже серб. Мы ослабили напряжение между ими и нами, прекратили беспощадно атаковать его по всему фронту, как это было еще вчера. На наш взгляд, эмоциональный и безалаберный Драшкович опасен для Сербии, но Джинджич опасен для Сербии на порядок. Именно Джинджича необходимо во чтобы то ни стало вывести из игры. Джинджич рационален, как немец, и совершенно без морали, как немецкий оккупант. В качестве образованного немецкого агента Джинджич способен принести сербам много новых бед и страданий.
_____— В этом году в Сербии предстоят выборы президента, как у тебя на этом фронте?
_____— Мы уже начали предвыборную кампанию. Все исследования общественного мнения говорят о том, что наша популярность растет. Везде, где наши, скажем так, основные противники из “Заедности” получили на местах власть, всюду они, вместо работы, развернули разборки между собой, по уши погрязли в криминальных скандалах, обнаружили себя самыми ненасытными коррупционерами. За 100 дней своего правления они противопоставили себя людям, приведшим их на выборах к власти, совершенно дискредитировали себя в глазах народа. Мы здесь, в Земуне, пришли к власти. Раньше Земун был отдельным городом, но с развитием и расширением он теперь стал Белградом, самым крупным районом Белграда. В Земуне свыше 200.000 жителей. И мы показали себя здесь очень способными и эффективными в работе. Это привело к дальнейшему росту нашей популярности. Сейчас несколько ослабла непролазная информационная блокада вокруг нас, которая существовала три года подряд. Три года подряд такая передача на ТВ, какую ты видел вчера, была абсолютно невозможна. (На ТВ проводился “круглый стол” ведущих политиков Югославии, в нем участвовал и доктор Шешель, и, как всегда в таких случаях, был в центре событий своими разительными репликами и глубокими по смыслу выступлениями. — В. Ф.) Как только ослабевает информационная блокада средств массовой информации вокруг нас — с нами никто не способен соперничать. По сравнению с другими партиями, у нас преимущество в том, что у нас по каждому жизненно важному вопросу, будь то экономика, финансы, политика, культура, проблемы армии и правоохранительных органов — по всем этим вопросам у нас имеется четко проработанная программа, свои подходы к их решению. И народ это знает. А прозападная печать, которую финансирует небезызвестный Сорос, поливает нас грязью с утра до ночи. Но когда враг критикует тебя, значит ты делаешь все правильно.
_____— Давай поговорим, Воислав, о НАТО, об этом новейшем образце древнего, как мир, “Дранг нах остен”, плане “Барбаросса” конца ХХ века... Как воспринимают расширение НАТО на Восток, т. е. на Москву, у вас в Югославии? То, как воспринимает это Польша, Венгрия, Чехия и прочие румыны, вчера еще хлебавшие русский бесплатный мед ложками и клявшиеся русским в вечной верности и дружбе, тебе и мне известно.
_____— Скажу откровенно, против НАТО вообще и против его расширения на Восток в Сербии открыто и последовательно выступает только наша партия — СРП. Недавно я на телевидении попал в одну передачу с нашим замминистра иностранных дел. Принародно я спросил замминистра: какова официальная точка зрения правительства Югославии на расширение НАТО на Восток? Сделал я это еще и потому, что накануне выступал на ТВ представитель одной из партий власти, оголтелый демократ новой волны, и откровенничал, что их цель — присоединить Югославию к НАТО. Самое смешное во всем этом было то, что я на протяжении всей длинной передачи периодически повторял свой вопрос замминистру, а тот в ответ молчал, как рыба. Молчание, говорят, знак согласия. Но с чем? Однако несколько дней тому назад наш союзный министр иностранных дел Югославии Павел Булатович, наконец, разродился: он заявил, что наша (их) цель в долгосрочной перспективе присоединиться к НАТО.
_____— Недавно Драшкович дал интервью одной из московских газет. На вопрос о расширении НАТО, он ответил, что Югославия вступит в НАТО только после России.
_____— Не надо верить Драшковичу. Он говорит и делает так, как ему приказывают сегодня его хозяева. Завтра американцы решат, что им будет выгодно, если втащить Югославию в НАТО — и Драшкович тут же развернется на 180 градусов. Заявления Драшковича — уловки и лицемерие, как лжива и лицемерна вся политика США. Спит и видит Югославию в НАТО немецкий человек — Джинджич.
_____— Почему?
_____— Потому что немцы считают: рано или поздно, а Европа будет немецкой, но вначале они сделают немецким НАТО, для этого им и нужны уже теперь “их люди” в НАТО. Кстати, Джинджич официально обещал Западу, что если он станет президентом Сербии, то первым делом выдаст Гааге “военных преступников”, твоих и моих общих друзей — Караджича и Младича. С Младичем у меня на сегодняшний день контактов нет, но я всеми силами защищаю его от Гаагского судилища и думаю, что мы от Гааги отобьемся.
_____— Раз уж мы говорим о НАТО, как ты относишься к тому, что в НАТО рвутся, аж штаны трещат, Польша, Венгрия, Чехия, рыдает по НАТО даже “Великая Эстония”.
_____— Мы против того, чтобы любая из стран бывшего Варшавского Договора и бывшие республики СССР вошли в НАТО. Несколько дней тому назад я был в Словакии по приглашению родственной партии — Национальной партии Словакии. Перед отъездом была у меня там пресс-конференция. Я поздравил тогда словаков с победой их здравого смысла: за провал референдума по вопросу вступления Словакии в НАТО. Что касается Венгрии, Румынии, Польши, Болгарии и других, то я всегда говорил и говорю сейчас: их вхождение в НАТО для них — самоубийство. Эти страны подвергают себя смертельной опасности: никто не может сказать наперед, что в головах самых засекреченных натовцев, никто не может дать гарантию, что НАТО не решится прощупать, пошантажировать Россию штыком. Мир изменчив и непредсказуем. Сделать это прикажут, конечно же, тем в НАТО, кто впереди, ближе всего к России — полякам, венграм, румынам, чехам... К тому же, им не привыкать — во Второй мировой войне они уже уходили вместе с немцами завоевывать русские земли. Всех их берут в НАТО буквально в качестве пушечного мяса. Ведь будет ответный удар России...
_____— Ты здесь поближе — скажи, какова, по-твоему, сила, каковы возможности сегодня националистов в Европе?
_____— Вот самое последнее: мое посещение Словакии по приглашению словацких националистов. Ян Сколота произвел на меня очень хорошее впечатление. Сегодня за Национальную партию Словакии голосует стабильно по меньшей мере 10 процентов избирателей. Но Национальная партия Словакии, заметьте это, принадлежит к коалиции партий власти. В правительстве страны есть члены Национальной партии Словакии. Например, министр обороны и министр просвещения. Судьбоносными для нации структурами руководят глубоко национально мыслящие люди. Уверяю вас, ни у кого из них нет второго гражданства. Я встречался с министром обороны Словакии и услышал от него то, что и должно слышать от националиста — он против присоединения Словакии к НАТО, он против авантюры с приемом в НАТО стран-бывших членов Варшавского Договора. Народ таких министров, такое правительство поддерживает полностью и безоговорочно. Про Национальную партию Словакии скажу, что это не только националистическая партия, но и панславянская партия с идеологией единения славян в одну семью. К ее успешной деятельности нам всем стоит внимательно присмотреться. Польза будет несомненная. У меня прекрасные отношения с французским националистом Ле Пеном. В январе этого года он гостил у меня в Белграде. Ты знаешь, что он и его партия на последних президентских выборах достигла небывалого за всю историю партии успеха — 15 процентов французов отдали свои голоса за националиста мирового масштаба — Ле Пена. Когда он был у нас в Югославии, я организовал специально для него встречу с Караджичем. Ты знаешь и без меня — Караджича сейчас нет в общественной жизни. Но тебя я проведу к Караджичу, хотя интервью он вряд ли сейчас, в этих условиях террора и гонений, даст. Но встречу организовать можно... Наша националистическая партия хорошо поработала на президентских выборах в Республике Сербской. В президенты от сербов прошел наш кандидат. Депутатами Скупщины Республики Сербской стали 6 наших кандидатов. На самом же деле, успехи наши на тех выборах были гораздо внушительней: тайная служба Милошевича передавала в центр, что за нас в республике Сербской проголосовало 28 процентов избирателей, а по подсчетам американского посольства в Сараево, нам отдали свои голоса 37 процентов избирателей. Что произошло? Милошевич включил в состав голосующих всех беженцев, количества которых толком никто не знает. В избирательные урны были брошены тысячи и тысячи бюллетеней якобы беженцев, отдавших голоса социалистической партии Милошевича, однако беженцы к этому не имели никакого отношения. Борьба против нас, националистов, велась на тех выборах, как говорится, не на жизнь, а на смерть. Милошевич фальсифицировал голоса беженцев, американцы взялись за фальсификацию голосов в пользу мусульман, которые якобы являлись жителями Республики Сербской...
_____— И последнее: скажи, как ты будешь строить отношения с Россией, когда станешь президентом Сербии?
_____— Сербия под нашей радикальной властью сразу бы выдвинула инициативу по заключению как можно более близкого союза с Россией. Мы бы просили, чтобы нас приняли в СНГ, и мы бы просили заключить с нами Договор, какой Россия заключила недавно с Белоруссией. Мы бы вошли во все последующие интеграции вместе с Россией и странами СНГ. Мы бы заключили с Россией таможенный союз. Открыли бы границы между Россией и Сербией. Начали бы самое широкое сотрудничество во всех сферах жизни — от экономики и культуры — вплоть до вопросов финансовых и военных. Одним словом, как с Белоруссией, и даже больше. И все бы это пошло во благо нашим народам-братьям.
_____БЕЛГРАД

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой