12:29 10 марта 2022 Оборонное сознание

Технологии функционирования рынка частных военных услуг и особенности взаимодействия Заказчик-Частная военная компания

Фото: ссылка

Рынок частных военных услуг: определение и особенности

Для того чтобы сформировать общее представление о рынке частных военных услуг, необходимо в первую очередь определить понятие Частная военная компания. На основе синтеза различных подходов к определению этого феномена, систематизации западных источников, нами было синтезировано авторское определение Частных военных компаний (ЧВК) которое более полно отражает их природу и потому может быть использовано в научной сфере. Частные Военные Компании - это юридические лица, специализирующиеся на предоставлении услуг военного характера, включая вооруженную и не вооруженную поддержку боевых действий, стратегическое планирование, разведку, оценку рисков, оперативную поддержку, техническую поддержку, эксплуатацию оборудования и снабжение военных операций. Из этого определения можно синтезировать понятие рынка частных военных услуг, который определяется как совокупность частных компаний, предоставляющих услуги в военной сфере на глобальном и региональном уровне. Рынку ЧВК присущи несколько ключевых особенностей:

1. Глобальность - несмотря на то, что существуют частные военные компании, предоставляющие свои услуги исключительно в рамка одного региона (как например Executive Outcomes, которая на заре своего существования предлагала свои услуги исключительно на африканском континенте.) в современных реалиях крупные игроки рынка предлагают свои услуги клиентам по всему миру и проводят военные операции в любых регионах мира.

2. Принятие любого типа клиента - принципал/заказчик на рынке частных военных услуг может иметь любую форму организации, как то государства, отдельные территориальные образования, частные компании, транснациональные корпорации, некоммерческие организации, повстанческие группировки и даже террористические/экстремистские организации. Более того существуют отдельные ЧВК предоставляют услуги лишь определенному типу клиентов, например террористическим организациям. Например, Malhama Tactical, которая располагается в Узбекистане и она работает исключительно на джихадистских экстремистов. Все наемники этой компании—сунниты, однако не все они являются представителями радикальных направлений религиозной идеологии, как их клиенты. Крупные игроки индустрии, как то International Defence and Security (IDAS) активно помогали недемократических режимам и повстанцам не только в тренировке подразделений но и в поставке вооружений, в том числе и военных самолетов. Частные военные компании также участвовали в подготовке сил повстанцев в Сенегале и Намибии. В Бурунди повстанцы Хуту получали оружие и и невооруженную поддержку от южноафриканских ЧВК, включая Spoornet. В это же время Dyncorp предлагал материально-техническую поддержку альянсу повстанцев в Судане.

3. Высокая диверсификация компаний - исследование частных военных компаний показало высокий уровень распределенности выполняемых ими функций. В действительности каждая крупная ЧВК способна выполнить все операции в рамках любой миссии связанной с военной сферой. Относительно уникально предложение лишь компаний Sandline, предоставляет услуги по кибер безопасности и разведке с применением технических средств с использованием собственных уникальны программных и аппараты разработок и G4S, которая специализируется на менеджменте риска, борьбе с чрезвычайными ситуациями и возведении военных объектов. Действительно в рамах рынка существует отраслевая специализация, однако она остается условной, поскольку для успешного проведения военных операций требуется выполнить весь возможный спектр задач от планирования и снабжения до непосредственной вооруженной поддержки на поле боя, что препятствует концентрации компании на одном или нескольких сервисах

4. Ограниченность участников рынка - регистрация и лицензирование частных военных компаний по сложности сопоставимо с лицензированием деятельности фармацевтических и медицинских организаций. Основными центрами регистрации ЧВК в современном мире являются Соединенные Штаты Америки, Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии, Германия, Франция, ЮАР и Сингапур. Высокая концентрация ЧВК в этих странах обусловлена наличием системы регулирования деятельности частных военных компаний, что легализует их бизнес. Несмотря на то, что каждая конкретная страна устанавливает свои сроки и правила регистрации и регулирования операционной деятельности частных военных, общей чертой является стремление государств четко выделить деятельность разрешенную и установить ответственность за нарушения международного права в сфере военных конфликтов и национальных законов, регулирующих государственно-частное сотрудничество в военной сфере и ратифицированных международных договоров, регулирующих военное вмешательство, торговлю оружием и товарами двойного назначения и смежные области. Существуют также и иные ограничения численности компаний на различных национальных рынках, например к работе с заказами правительства США и частными американскими компаниями, находящихся в контрактных отношениях с правительством США допускаются только американские ЧВК. Длительность процесса регистрации, жесткие ограничения деятельности и повышенный уровень государственного контроля приводят к тому, что создание частных военных компаний, равно как и обеспечение их операционной деятельности требует больших затрат финансов и других ресурсов, что сдерживает рост количества игроков на рынке частных военных услуг.

5. Рыночные законы спроса и предложения имеют ограниченное влияние на ситуацию на рынке частных военных услуг. Цена оказываемой ЧВК услуги редко зависит от фактической стоимости миссии и от предложения конкурентов. Зачастую некоторые специфические услуги может выполнить в полном объеме до трех частных военных компаний. Учитывая законодательные ограничения для ряда нанимателей в выборе подрядчика, выбор конкретного поставщика услуг ограничен. В действительности, практически все компании на рынке военных услуг способны эффективно функционировать на различных этапах выполнения военной миссии, однако специализация существует, что порождает конкуренцию. Конкуренция внутри специализации, по данным Денверского университета насчитывает в среднем 3-5 компаний, когда как конкуренция вне специализации между ЧВК практически отсутствует. Из этого следует важное наблюдение, что эффективность военных услуг зависит от конкуренции среди ЧВК, которая ведет к улучшению качества услуг и более низкой стоимости, а не от того, что военные услуги оказывает именно частная компания. Зачастую стоимость каждой конкретной миссии формируется не на основе потенциальных издержек ЧВК плюс процент от них в качестве прибыли, а из желания руководства компании. Иными словами, цена для принципала будет повышаться до тех пор, пока он согласен ее заплатить. Традиционные контракты предполагают, что прибыль фирмы зависит от рыночных условий конкуренции и ее способности снизить затраты на производство своего продукта, что также снижает цену для покупателя, на рынке военных услуг, прибыль фирмы находится в прямой зависимости и себестоимости миссии, чем выше стоимость, тем выше прибыль.

6. Сложность мониторинга и прогнозирования поведения участников рынка. Частные военные компании- в первую очередь частные структуры, организованные, преимущественно, по модели обществ с ограниченной ответственностью (LLC) или закрытых акционерных обществ (CJSC). Такие формы организации не только ограничивают возможность оказания влияния на развитие компании со стороны третьих лиц (например рядовых акционеров), но и отменяет обязанность владельцев публиковать отчеты об операционной деятельности компании, фактической численности персонала и о текущих контрактах в открытом доступе. Поскольку общественное мнение относительно деятельности частных военных компаний остается неоднозначным, в ряде стран прослеживается открыто негативное отношение прессы и общества к ЧВК (например Великобритания, США), снижение массовой информированности об обстоятельствах деятельности компаний этого типа представляется необходимым для продолжения их существования. В тоже время, ограниченность первичных данных отрицательно влияет на исследования феномена частных военных компаний, снижает точность прогнозов относительно развития отрасли, что в росной степени негативно влияет на государственный и общественный контроль деятельности ЧВК. Современные исследования частных военных во многом основываются на анализе факторов, косвенно указывающих на определенные виды деятельности частных военных компаний, свидетельства очевидцев, заявления международных организаций и международных НКО, исследование же экономической составляющей их деятельности обладает большей точностью и достоверностью, поскольку большинство заказчиков услуг ЧВК среди государств выкладывают детали и стоимости государственных контрактов в военной сфере и указывают непосредственного подрядчика, т.е. ЧВК.

Характерные особенности рынка частных военных услуг являются базисом для исследования сущность контрактных отношений между принципалом (нанимателем) и агентом (частной военной компанией). В действительности, несмотря на специфические товары и услуги, свободно продаваемые и покупаемые на рынке ЧВК, фундаментальные потребности двух сторон заключения сделки практически не отличаются от потребностей продавца и покупателя на любом другом рынке, с одной лишь оговоркой, что цена невозможности найти баланс между этими потребностями имеет огромные экономические и политические последствия. Контрактные отношения на рынке частных военных услуг построен на противостоянии принципала или нанимателя ЧВК и собственно агента, которым является частная военная компания. Ошибка со стороны агента приводит к немедленной его замене, что отражается как на авторитете, так и на финансовом состоянии частной военной компании. Действия агента также имеют ключевое значение для безопасности и процветания принципала, таким образом, на рынке формируется жесткая конкуренция и, при этом, своего рода постоянные клиенты. На рынке ЧВК выживают лишь компании, которые способны эффективно и качественно выполнять поставленные задачи, при этом принципалу незачем обращаться к другой ЧВК, если качество работы его текущего подрядчика вполне устраивает. В отличие от других рынков, где стоимость услуг имеет определяющий фактор, на рынке военных услуг основное значение имеет баланс качества услуг, авторитета и стоимости. С момента заключения контракта начинается противостояние принципала и агента. Способ решения поставленной перед агентом задачи во многом зависит именно от желания агента (ЧВК) максимизировать собственную прибыль. Для этого он стремиться допустить наименьшее вмешательство со стороны принципала в процесс принятия решений, дабы в процессе выполнения от заказчика не поступало дополнительных требований по методу решения задач, что всегда приводит к снижению прибыли ЧВК. Принципал стремиться к получению наиболее объективных данных о ходе выполнения поставленной цели, чтобы проследить за расходами финансовых ресурсов, равно как и удостовериться в том, что компания действует в рамках существующих законов, чтобы избежать потенциальной международной ответственности. Более того, бизнес частных военных компаний работает в контексте военных действий, потому контракты между принципалом и ЧВК прописаны по стандартам наиболее сложных условий и стремятся охватить все возможные форс-мажорные обстоятельства, что делает их анализ практически невозможным без помощи опытного юриста, поскольку война, по словам одного из величайших полководцев Карла фон Клаузевица, может быть охарактеризована как серия уникальных событий, ограниченных множеством двусмысленностей.

Проблема неполноты информации в деятельности ЧВК

Когда принципал заключает договор с агентом всегда возникает такая проблема как отсутствие полной, достоверной информации. Не принимая непосредственного участия в миссии, для которой нанимают частную военную компанию принципал не может детально контролировать ход операции и вынужден полагаться лишь на ту информацию, которую ему предоставляет агент. В сущности, одним из последствий всеобщей приватизации стало осознание необходимости наличия методов и способов мониторинга действий подрядчика, чтобы принципал сохранял способность принимать решения независимо от агента. Для успеха контрактного взаимодействия также требуется наличие механизмов премирования и депремирования агента, использование терминов и понятий, исключающих различное толкование контрактных обязательств равно как и наличие четких и общепринятых стандартов поведения и выполнения контрактных обязательств. Контракты между принципалом и частной военной компанией редко отвечают этим критериям.

Проблемы мониторинга деятельности ЧВК

В сложившейся на рынке ситуации, многие принципалы оказываются в ситуации недостатка компетентных фирм для выполнения своих задач, некоторые сервисы предлагаются всего одной-двумя компаниями. Как это не странно, но постоянный мониторинг реализации контрактных обязательств имеет негативные последствия. Это не только увеличивает стоимость контракта, но и ведет к размыванию цепи подчинения и стратегического управления, а также смещает ответственность, иными словами, не только сотрудники ЧВК несут ответственность за успех миссии, но и тот орган, который контролирует и вносит изменения в ход операции со стороны принципала. Проанализированные нами контракты между государствами и ЧВК предполагают минимальный надзор над действиями компании, равно как и минимальный набор обязательных условий реализации поставленной цели. Проблема состоит не сколько в минимальном праве принципала на вмешательство, сколько в отсутствии эффективного механизма мониторинга деятельности подрядчика, его инкорпорации в вооружённые силы принципала, организации их взаимодействия. Согласно отчетам о деятельности ЧВК на Балканах (операция в Югославии), в рамках материально-технического обеспечения армии, в американском командовании миссии отсутствовала структура контроля за деятельностью частных подрядчиков, которая могла бы оценивать их работу и координировать их действия. Таким образом, взаимодействие ЧВК-принципал на локальном уровне, на уровне отдельных командиров вооруженных сил привело к значительному перерасходу бюджета, поскольку командиры не осознавали в полной мере стоимость и механизмы оказания услуг со стороны ЧВК. В тоже время контракты составлены таким образом, что описываются лишь общие критерии выполнения миссии, зачастую опуская методы и стандарты оценки эффективности, из-за чего за агентом остается право сообщать принципалу о ходе миссии и о предполагаемых дальнейших шагах. Помимо этих структурных особенностей, мониторинг контрактов ЧВК вызывает особые трудности. Традиционные принцип взаимоотношений между продавцом-покупателем услуги в сфере военной индустрии нарушен. Оказание услуги происходит зачастую не на территории покупателя, скорее даже на территории третьих стран, потому заказчик не всегда может в полной мере удостоверится в том, что услуга была оказана в полном объеме. Таким образом агент имеет непосредственную возможность оказать услугу в меньшем объеме и при этом избежать санкций. Примером этого может служить снижен лонного контингент сил ЧВК, там, где это возможно, несмотря на то, что принципал оплачивает большее количество солдат и техники (хотя компании выставляют требуемое количество сотрудников с запасом, которых и оплачивает принципал) Еще одна проблема связана с тем персоналом, который работает с частными военными компаниями со стороны принципала. В сфере коммерции и в государствах сложилось ошибочное суждение, что мониторинг деятельности частных военных компаний задача довольно простая, потому обучение специфическим механизмам этого мониторинга обычно не проводится. Эта задача считается низкоприоритетной, потому высоко квалифицированных сотрудников редко привлекают к этой работе. Человеческий фактор проявляется и в жажде получения выгоды. Оценка потенциала конфликта, в особенности в сфере рекомендаций принципалу и военного «советничества», которое потенциально может привести к подписанию дополнительных контрактов. ЧВК заявляют, что действуют в национальных интересах заказчика, однако в «серых зонах», где в основном действуют ЧВК, где интерес принципала не ясен или не очевиден, компании стремятся увеличить прибыль и скрывают истинную картину операций, требуя все новых и новых вливаний. Сотрудники ЧВК имеют совершенно иные мотивы по сравнению с солдатами регулярных армий. Ими движет финансовый стимул, другое объяснение их деятельности не состоятельно по своей природе. Таким образом создаются дополнительные препятствия для обозрения деятельности ЧВК, чтобы компания получила свою прибыль.

Процветание через прибыль

Получение прибыли - основной мотив и стимул деятельности частностях военных компаний. Они пользуются любой возможностью увеличить свою прибыль за счет своих клиентов, что характерно для лютой современной корпорации. Из этого вытекает тезис о том, что вся деятельность ЧВК строго ограничена имеющимися финансовыми ресурсами, что влияет и на выбор средств и методов реализации поставленной задачи, так и на объем военного вмешательства в целом. Фундаментальная проблема взаимодействия Принципал-ЧВК в этой сфере состоит в стремлении последней обмануть принципала или искусственно завысить цену на услуги. В условиях рыночной экономики почти любая случайная неэффективность компании или государства приводит к дополнительным расходам, когда как оказание услуг частными компаниями приводит к прямой заинтересованности в искажении фактических расходов. Частные Военные Компании не имеют четкого прейскуранта. Более того, контракты в военной сфере имеют долгосрочный характер, включая пожизненное обслуживание отдельных видов вооружения и оборудования. После подписания, эти контракты создают ситуацию полной монополии. Клиент редко знает итоговую стоимость услуг ЧВК, поскольку распространена практика занижения первоначальной стоимости на услуги, после чего заключаются дополнительные контракты, которые могут в десятки раз превышать первоначальную стоимость услуги. Как только проект находится на стадии реализации, возникают дополнительные затраты, от которых принципал не способен отказаться, чтобы понести еще большие убытки, хотя себестоимость миссии вырастает лишь незначительно. Если сумма платежа определяется продолжительностью времени работы фирмы, то, скорее всего, фирма выставит счет на максимально допустимый срок.

Стремление к наименьшим усилиям

Еще одна проблема договорного характера, которая возникает в взаимоотношениях между принципалом и ЧВК состоит в риске того, что агент не выполнит миссию до конца. Принципал физически не может контролировать ход миссии каждую минуту, в таком случае нивелируются все плюсы передачи работы частной компании, потому должен полагаться на добросовестность агента. Интересы агента прямо противоположны интересам принципала: агент стремиться избежать чрезмерного риска, с целью защиты своих ресурсов, как человеческих, так и оборудования, при этом он стремится под любыми предлогами продлить миссию, поскольку часто прибыль агента увеличивается с каждым днем проведения операции. Учитывая специфику среды, в которой работают частные военные компании, оценка эффективности их деятельности не может иметь высокую точность, поскольку успех и провал боевой операции зависит в равной степени и от деятельности ЧВК и от действий противника, потому определить причины поражений в рамках военной компании достаточно сложно. Для того, чтобы эффективность можно было измерить, применяют определенные количественные показатели, которые прописываются в контракте между ЧВК и принципалом. Эта практика однако создает возможность для агента сфокусировать свою деятельность на выполнении этих показателей, вместо того чтобы обеспечить общий успех боевой операции. В качестве примера этой тенденции можно привести стандартную практику найма ЧВК для разминирования территории. ЧВК стремятся обезопасить лишь основные дороги и магистрали, таким образом выполняя формальный критерий для получения оплаты за свои слуги, когда как наименьше внимание уделяется очистки от мин проселочных дорог и территории вокруг школ. Этот сценарий наиболее опасен для безопасности принципала при работе с фирмами-поставщиками военных услуг. В войне на стороне принципала компания может, как усилить его позиции, что станет поводом для продления контракта, так и создать новые риски для его безопасности и оказаться, в сущности, бесполезной. Примером такой ситуации служить конфликт между Эфиопией и Эритреей в период с 1997-1999 годы и конфликт в Баифре. В последнем нанятые военно-воздушные силы Нигерии месяцами не могли разрушить единственный аэропорт Баифра, поскольку зарплата пилотов напрямую зависела от количества месяцев службы, вместо достижения поставленной цели. В конфликте между Эфиопией и Эритреей нанятые Эфиопией военно-воздушные силы от российской ЧВК «Сухой» активно участвовали в бомбардировке гражданских объектов, но крайне неохотно вступали в бой с ВВС Эритреи, поскольку они состояли преимущественно из российских и украинских пилотов, нанятых в нескольких ЧВК. Ситуации, в которых сотрудники ЧВК отказывались воевать (крайне неохотно вели боевые действия) против своих соотечественников по другую сторону баррикад также возникали в демократической республике Конго(Заире), Йемене, Конго, Браззавиле. Важной проблемой взаимодействия принципал-ЧВК является наличие влияния третьих акторов (частных компаний) на частную военную компанию. Иными словами, ЧВК может действовать не столько в интересах своего принципала, сколько в интересах третьих фирм, при этом косвенно удовлетворяя запрос принципала. Например, в операции в Сьерра-Леоне сотрудники ЧВК “ EO” после обеспечения безопасности в столице были переброшены на алмазные копи, чтобы обеспечить работу частной фирмы Diamondworks. Отмечается, что правильной стратегии стало бы дальнейшее преследование повстанцев в джунглях с целью их полной демилитаризации, однако ЧВК предпочла зафиксировать в районе алмазных копий, чтобы обеспечить “повышенную безопасность”. Один из наиболее очевидных минусов сотрудничества с частными военными компаниями, которые еще не был раскрыт в этой работе состоит в том, что частные военные компании могут работать на обе стороны конфликта. Теоретические рассуждения в рамках данного пункта сводятся к тому, что ЧВК знают, что подобное сотрудничество сойдет им с рук. Их частная природа не позволяет заставить из сотрудничать только с одним конкретным актором в рамках конфликта, помощь же все сторонам доказать принципалу проблематично и никаких санкций за этим последовать не может. Примером такой работы на два лагеря является компания Sky Air Cargo, которая обеспечивала воздушные поставки правительству Сьерра-Леоне в рамках контракта с Sandline, она также поставляла вооружение повстанцем в регионе. Как мы уже выяснили, способов принудить агента к выполнению своих функций добросовестно и без увеличения первоначальной стоимости контракта не много. Применение к ним санкций в рамках действующего законодательства невозможно. Политическое давление на компанию и запрет на деятельность под своим флагом также не принесут особых результатов, поскольку компании могут в кратчайшие сроки восстановить свою регистрацию в других странах с минимальными репутационными потерями. Пока не было придумано других методов воздействия на частные военные компании, самым эффективным остается финансовый стимул. При этом классический механизм увеличения оплаты при достижении ключевых показателей здесь не подходит, поскольку сами показатели не являются объективными, как и оценка их выполнения. Постоянный мониторинг деятельности ЧВК является делом затратным и напрочь перечеркивает плюсы передачи миссии или функций в миссии в руки частного подрядчика, поскольку принципалу все равно требуется размещать своих служащих в непосредственной боне операции, принимать стратегические решения, а агента, в итоге, чтобы обеспечить полную прозрачность финансовых расходов, требуется потратить вдвое больше на контроль за этими расходами. Питер Сингер, автор, наверное, самого подробного научного исследования частных военных компаний на сегодняшний день приводит несколько способов обеспечения более прочных связей между ЧВК и принципалом, которые смогли бы гарантировать старание агента к выполнению своих функций без дополнительных финансовых или политических стимулов.

Методы разрешения контрактных противоречий между ЧВК и их нанимателями «Сделка с Фаустом»

Это механизм распределения прибыли, который выступает в роли экономического кого стимула для компании, он позволяет получить выгоду в настоящем без учета будущих завтра и последствий. Суть данного механизма состоит в том, что ЧВК становится остаточным претендентом на активы своего клиента, что сродни практике выплаты зарплаты генеральному директор только акциями, чтобы поддерживать его высокую мотивацию к развитию компании. Лояльность ЧВК, равно как и их услуги, покупается посредством передачи компании государственных активов и облигаций, часто через «серые» программы приватизации. Таким образом. ЧВК стремится добросовестно и в полном обвеем выполнить свои контрактные обязательства, потому что от успеха своей деятельности зависит безопасность полученных активов. Из этого получается система треугольника перераспределения прибыли. Государство предоставляет акции и облигации одной из частных или государственных компаний, эта компания платит деньги ЧВК в качестве процентов на свои активы в собственности ЧВК, при этом последняя крайне заинтересована в процветании компании. Государство обеспечивает легитимность деятельности ЧВК на свое территории, при этом не тратя свой бюджет на оплату деятельности ЧВК. В странах с низким уровнем государственных финансов, например Сьерра-Леоне, Ангола, часто ЧВК или связанным с ними фирмам в качестве оплаты военных услуг передают исключительны права на пользование месторождениями минералов и нефти. Сделка с Фаустом также предполагает долгосрочные финансовые потери для принципала, которые во многом превзойдут возможную стоимость услуг ЧВК при единоразовом платеже. Принципал вынужден “заложить” ценное государственное имущество или ресурсы ЧВК, которая в свою очередь пытается максимально увеличить количество этого имущества в своих руках. Передавая такой капитал в собственность ЧВК, государство потенциально сокращает поступления в бюджет, что отразится на благосостоянии ее граждан в среднесрочной перспективе.

«Стратегическая приватизация»

Даже если режим не контролирует военный сектор государственных активов (например, прибыльный рудник, который сейчас принадлежит повстанческим силам), он, будучи признанным во всем мире суверенным государством, все равно может приватизировать на законных основаниях и продать их ЧВК или ее корпоративным союзникам. В предыдущем сценарии фирме оставалось только защищать атакуемые активы. При стратегической приватизации военная фирма должна активно искать и атаковать оппонента правительства за плату. В случае успеха повстанцы терпят поражение и теряют ценный источник финансирования, который правительство изначально не контролировало. С корпоративной точки зрения это «обмен долгового капитала». ЧВК (или его корпоративный спонсор) принимает на себя рассчитанный бизнес-риск превосходства военной фирмы над местными противниками, подобно обмену долга на акции, как в обычном деловом мире. В политическом плане это современная параллель с идеей Майкла Дойла об «империализме по приглашению», когда те, кто контролирует связи с международным рынком, приобретают большую власть над своими местными соперниками.

«Метод управляемой конкуренции»

По аналогии с системой парламентских выборов в Великобритании «First passed the post» авторами был разработан метод стратегической конкуренции в рамках работы с частными военными компаниями. Метод предполагает найм нескольких частных военных компаний для реализации определенной вооруженной миссии, между которыми естественным путем возникает конкуренция. В качестве обеспечения заинтересованности частных военных компаний в активном участии в таком типе миссии им выплачивается единоразовый платеж, покрывающий до 70 процентов запрашиваемой стоимости их услуг. В качестве оплаты остальной суммы предлагается качественно выполнить поставленные задачи и попутно обеспечить безопасность захваченных противником объектов инфраструктуры и производства, которые по факту освобождения и завершения боевой операции перейдут в собственность ЧВК или их компаративных партнеров (по модели стратегической приватизации). Получение же этих объектов в собственность зависит напрямую от действий ЧВК: в условиях необходимости занять и обезопасить потенциальные активы от противника нанимателя ЧВК стремятся действовать эффективно. В ситуации конкуренции с равным по силе противником (другой ЧВК), при условии ограниченного количества «бонусных» активов, интенсивность реализации операции и ее качество повышаются. Один из аргументов против этого метода может быть предположение о непосредственном вооруженном противостоянии между частными военными компаниями за потенциальную собственность. Реальность этой ситуации сомнительна. Во-первых, ЧВК- легальные корпоративные структуры, которые действуют в рамках международного законодательства: факт агрессии против другой ЧВК решат серьезными последствиями, в том числе международными судебными разбирательствами и как следствие потерей времени, финансовых ресурсов, лицензии и что важнее - репутации. Потеря последней- гарантированное стремительное снижение количества заказов и даже прекращение существования фирмы. Второй наиболее вероятный аргумент против использования это метода- предположение о сговоре между участвующими ЧВК, которое выльется в сотрудничество, что казалось бы должно снизить эффективность миссии. Кооперация между ЧВК ситуация даже более выгодная для заказчика- больше сотрудников ЧВК и военной техники будут участвовать в решении ключевых задач, а общая система командования повысит эффективность работы. При этом заказчик все равно поверяет собственность в рамках подхода «стратегическая приватизация», конкретное распределение между подрядчиками вопрос вне высокого приоритета. В тоже время проблема низкой эффективности решается условием обязательного единоразового платежа. ЧВК не получают надбавку за длительность миссии в виде финансовых и иных ресурсов- только собственность, которую требуется вначале освободить от противника, после обезопасить и восстановить. Это условие является одним из факторов ускорения проведения работ, поскольку единоразовый платеж покрывает себестоимость миссии и минимальный уровень прибыли. Как и в рамках подхода «стратегическая приватизация» расположение собственности, подлежащей передаче в руки ЧВК в качестве оплаты определяется не сколько ее реальной стоимостью или важностью/не важностью для хозяйственной деятельности заказчика, сколько геостратегические положением и релевантностью для выполнения поставленных задач. Иными словами объект, которым оплачиваются услуги ЧВК, должен находиться в том месте, которое требуется заказчику свободным от противника и/или безопасность которого имеет стратегическое значение Данный метод позволяет во многом преодолеть негативные стороны деятельности ЧВК и лимитировать стремление этих компаний к максимизации собственной прибыли. В отличие от предыдущих методов- метод управляемой конкуренции требует больших затрат на оплату услуг ЧВК, однако, при правильном применении, авторский метод оказывается более эффективным.

Заключение

ЧВК, как и любой инструмент имеет определённые недостатки и ограничения. Польза от применения этого инструмента велика, поскольку она позволяет более эффективно проводить вооруженные операции, сокращая не только расходы нанимателя ЧВК, но и сохраняя жизни военных регулярной армии. Из-за специфики своей деятельности ЧВК способны с меньшим числом сотрудников обеспечить тот же высокоуровневый результат в вооруженном конфликте, что позволяет снизить его интенсивность. Как и любой частный актор, созданный с целью получения прибыли, ЧВК стремиться к оптимизации расходов и получению новых финансовых вливаний от принципала или любых других спонсоров. Говорить о лояльности компании к принципалу в таких условиях невозможно, но это не может вменяться в вину частным военным компаниям, такое поведение диктуют принципы рынка, их нарушение грозит крахом компании. Заключительная оценка деятельности ЧВК позволяет сделать вывод о том, что их применение в существующей системе международного и национального права может потенциально нести угрозу как региональной так и глобальной безопасности, при этом хотим отметить, что не бывает плохих или хороших инструментов или агентов, здесь речь идет скорее о качестве выполнения работы, критерием которого является и соблюдение норм МГП. Этот инструмент требуется использовать с осторожностью и при соблюдении условия расширенного мониторинга деятельности, что предотвратит переплату со стороны принципала, обеспечит соблюдение международного права и лишь слегка снизит уровень эффективности ЧВК. Однако доверить этим компаниям государственную безопасность на 100 процентов не представляется возможным как в среднесрочной, так и в долгосрочной перспективе.

Соколов Роман Николаевич - лаборант-исследователь Международная междисциплинарная научно-исследовательская лаборатория «Изучение мировых и региональных социально-политических процессов», Нижегородский государственный лингвистический университет им. Н.А. Добролюбова

Рогожина Евгения Михайловна - кандидат политических наук доцент, кафедра международных отношений и мировых политических процессов, "Нижегородский государственный лингвистический университет им. Н.А. Добролюбова

Рыжов Игорь Валерьевич - доктор исторических наук доцент, заведующий кафедрой Истории и политики России, Национальный исследовательский Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского старший научный сотрудник, международная междисциплинарная научно-исследовательская лаборатория «Изучение мировых и социально-политических процессов», «Нижегородский государственный лингвистический университет им. Н.А. Добролюбова

Источник: журнал «Конфликтлогия» № 1 2022

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x