Приговор Сиднею Рейли
11:08 22 апреля 2020 История

Приговор Сиднею Рейли

АНГЛИЙСКИЙ ШПИОН СИДНЕЙ РЕЙЛИ ИЗВЕСТЕН КАК ОДИН ИЗ САМЫХ ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНЫХ И ЯРОСТНЫХ ПРОТИВНИКОВ МОЛОДОГО СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА. ПРОТИВОСТОЯНИЕ С КОВАРНЫМ И БЕЗЖАЛОСТНЫМ ПРОФЕССИОНАЛОМ, КОТОРЫЙ ГОТОВИЛ СВЕРЖЕНИЕ ПРАВИТЕЛЬСТВА СОВЕТСКОЙ РОССИИ,– ОДНА ИЗ ЯРКИХ СТРАНИЦ ИСТОРИИ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ КОНТРРАЗВЕДКИ. ИТОГОМ АНТИСОВЕТСКОЙ БОРЬБЫ БРИТАНСКОГО РАЗВЕДЧИКА И АВАНТЮРИСТА СТАЛО ЕГО СОКРУШИТЕЛЬНОЕ ПОРАЖЕНИЕ
Фото: ссылка

Человекс «туманной» биографией

О Сиднее Рейли нередко пишут как о «человеке с „туманной биографией». Уж слишком много белых пятен, противоречий, сомнительной информации в рассказах о нем. К мистификации приложили руку также некоторые авторы публикаций о Рейли и он сам, оставивший потомкам немало откровенно фантастических «свидетельств» о своей жизни. Один из биографов Рейли, англичанин Эндрю Кук, отмечал, что на решение заняться исследованием деятельности знаменитого шпиона и авантюриста повлияли прочитанные им несколько книг о нем. Они оказались настолько различными по своему содержанию, словно речь в них шла о совсем разных людях. Кук захотел сам распутать клубок загадок, связанных с Рейли. Тем не менее многие страницы биографии британского шпиона, особенно касающееся первого этапа его жизни, полны противоречий и версий, которые порой преобладают над окончательными выводами и заключениями. Разночтения начинаются буквально с первых дней жизни Рейли. Сам разведчик в разных документах указывал годом своего рождения то 1873-й, то 1874-й. Местом его рождения чаще всего называют Одессу. Но ряд исследователей настаивают на том, что Рейли родился в Херсоне. Рейли же порой объявлял своей родиной Ирландию, однако подобные его заявления скорее следует отнести к многочисленным примерам попыток запутать следы в отношении своей биографии, в чем он немало преуспел. На основании новейших исследований жизни шпиона можно с очень большой долей вероятности утверждать, что его настоящее имя было Соломон Розенблюм. В молодые годы он перебрался из Российской империи в Западную Европу, где сменил свое еврейское имя Соломон на немецкое Зигмунд. Рейли не раз рассказывал, что учился в стенах прославленного германского Гейдельбергского университета, а затем продолжил образование в английском Королевском горном институте. Но эти рассказы также крайне сомнительны. Кук, детально изучивший архивы упомянутых учебных заведений, не нашел никаких упоминаний о том, что в них когда-либо проходил обучение Рейли. Вероятно, шпион-авантюрист и вовсе не получил высшего образования. Впрочем, отсутствие дипломов об окончании учебных центров Европы во многом компенсировалось природным умом и способностями, позволившими Рейли приобрести неплохие познания в ряде отраслей науки и техники. У него было яркое дарование полиглота.

Он прекрасно говорил на английском, немецком, французском, идише и, разумеется, русском. Во время своей поездки на Дальний Восток разведчик овладел японским и китайским языками. С первыми годами пребывания Рейли в Европе его биографы связывают участие в ряде сомнительных дел, подчас откровенно криминального характера. В частности, предполагается причастность авантюриста к вооруженному ограблению и убийству. Кук считает очень вероятным и участие Рейли еще в одном уголовном преступлении, на этот раз связанном с его женитьбой. В Англии, где он работал в фармацевтической компании, Рейли завязал любовные отношения с молодой женой пастора почтенных лет Хью Томаса, которую звали Маргарет. Вскоре после начала романа супруги преподобный скончался при подозрительных обстоятельствах. Став мужем Маргарет, Зигмунд Розенблюм сумел оформить себе документы на имя Сиднея Джорджа Рейли, под которым он и прославился в истории. Дальнейшая «авантюрная одиссея» Рейли представляет собой череду финансовых и шпионских махинаций, значительную часть которых он провернул на территории своей родины - Российской империи. В начале ХХ века он объявился в богатом нефтяными месторождениями бакинском районе, где собрал детальные сведения о его природных ресурсах. В годы Русско-японской войны под видом крупного лесоторговца он проник на российскую военную базу Порт-Артур, где ему удалось выкрасть план военных укреплений, проданный затем японцам. Несмотря на имевшиеся в его отношении веские подозрения в шпионаже, Рейли после войны смог обосноваться в Санкт-Петербурге. Здесь у него возник пылкий роман с красавицей Надеждой Залесской, завершившийся новым браком. Рейли стал фактически двоеженцем, так как не оформил развода с Маргарет. При бракосочетании он указал в церковной книге, что холост и что его родители– уроженцы Ирландии. Позднее Рейли, вступив еще в один брак, опять же без оформления развода, станет таким образом дважды двоеженцем. Находясь в России, авантюрист сумел обрасти разнообразными связями с «нужными» людьми.

Чрезвычайно коммуникабельный и умеющий входить в доверие, Рейли стал своим человеком в кругах представителей промышлености и торговли, столпов придворной аристократии, акул прессы. Он превосходно чувствовал конъюнктуру, потребности времени. Так, оценив растущую популярность воздухоплавания в России, Рейли стал одним из учредителей общества «Крылья». Этому клубу авиаторов покровительствовал представитель правящей семьи Романовых– великий князь Александр Михайлович, с которым Рейли удалось установить хорошие отношения. Это позволило ему еще больше укрепить положение в высшем обществе российской столицы. Беззастенчивый делец успешно совмещал коммерческие операции с отправкой в Лондон сведений о российском вооружении и экономическом положении страны. Хорошие связи сослужили ему службу после начала Первой мировой войны. Они позволили Рейли сколотить большое состояние на военных торговых заказах. Отправившись в Нью-Йорк, он договорился о поставках американского оружия в воюющую Россию. Размер его личного состояния в те годы оценивался в три миллиона долларов. Впрочем, в ту трагическую эпоху сферой его интересов была не только Россия. Находясь на службе в «Интеллидженс Сервис», он, воспользовавшись контактами в Германии, сумел раздобыть программу строительства немецких подводных лодок и другие секреты высшего военно-морского ведомства державы кайзера Вильгельма II. В военную пору бизнес и шпионаж в делах Рейли были тесно связаны. Его планы разрушила Октябрьская революция.

В борьбе с Советской Россией

После 1917 года борьба с большевистским правительством стала приоритетом в деятельности Рейли. Автор многих книг по истории советских спецслужб Теодор Гладков отмечал: «У него была сильнейшая мотивация. Он был антисоветчиком до мозга костей. И не на какой-то идейной основе, между прочим. Я вообще не думаю, что у этого человека могли быть какие-то идейные и нравственные принципы, как и политические взгляды. Просто он разбогател благодаря молодому российскому капитализму. Это была его стихия, он в ней купался. Он, конечно, болтался по всему миру, но основной капитал сделал на торговле с Россией американским оружием. Грянула Октябрьская революция – Рейли потерял главный источник доходов. Он лично, кровно был заинтересован в восстановлении статус-кво». В феврале 1918 года Рейли в составе английской миссии полковника Бойля прибыл в хорошо знакомую ему Одессу. В тот период этот черноморский город был  центром возникшего в ситуации постреволюционной междоусобицы государственного образования– Одесской советской республики, существовавшей на части территорий Херсонской и Бессарабской губерний. Командующим вооруженными силами Одесской республики был бывший подполковник царской армии Михаил Муравьев. Задачей Рейли было изучение обстановки на юге распавшейся Российской империи, воссоздание шпионской сети и установление контактов с политическими силами, которые придерживались антигерманской позиции. Историк Виктор Савченко в своем очерке о Рейли пишет: «По-видимому, одной из целей Рейли было внедрение в правящую «новую элиту» «красной Одессы». Возможно, Рейли встречался с «красным диктатором»  Михаилом Муравьевым и не исключено, что склонил его к сотрудничеству с британскими спецслужбами. У Муравьева, как и у британцев, было отрицательное отношение к «замирению с немцами». Как известно, в июле того же 1918 года Муравьев, будучи назначен командующим Восточным фронтом, поднял вооруженный мятеж против Советской власти. Не сумев воспрепятствовать выходу России из войны с Германией, Лондон продолжал рассчитывать на недолговечность власти коммунистов и готовился использовать в борьбе против них различные средства: от прямой военной интервенции до поддержки внутренних антисоветских заговоров. Рейли в условиях драматичного 1918 года оказался связан с подготовкой целого ряда мятежей и террористических актов.

Он передавал деньги для поддержки антисоветского „Национального центра», был причастен к вооруженным антиправительственным выступлениям в Ярославле и Рыбинске. В своей заговорщической деятельности Рейли тесно сотрудничал с британским консулом в Москве Робертом Брюсом Локкартом. Английский дипломат спустя годы, уже после гибели своего компаньона по борьбе с Советской республикой, вспоминал о нем, возможно, и с некоторым оттенком ревности к его дарованиям: «Это был человек с громадной энергией, очаровательный, имевший большой успех у женщин и весьма честолюбивый. Я был не очень большого мнения о его уме. Знания его охватывали большую область, от политики до искусства, но были поверхностны. С другой стороны, мужество его и презрение к опасности были выше похвал…» Рейли и Локкарт недооценили в 1918 году профессионализм молодой советской контрразведки, сумевшей внедрить своих людей в ряды заговорщиков. Чекисты просчитали, что антисоветское подполье будет искать способы переманить на свою сторону представителей частей латышских стрелков, игравших в тот период роль своего рода «большевистской гвардии». В Петроград были направлены два молодых командира-латыша, которые встретились с военно-морским атташе английского посольства капитаном Кроми. На встрече, состоявшейся в ресторане гостиницы «Французская», они сумели убедить англичанина в том, что латышские стрелки находятся на грани бунта. К чекистской операции был подключен командир 1-го дивизиона латышских стрелков Эдуард Берзин, которому в этой «игре» отводилась роль лидера мятежников. Воодушевленный открывающимися перспективами, Кроми передал латышам свое рекомендательное письмо, адресованное к находящемуся в Москве Локкарту. 14 августа консул принял «заговорщиков» в своей квартире в Москве, расположенной в Хлебном переулке. В дальнейшем переговоры с«заговорщиками» в Москве сосредоточил в своих руках Рейли, представившийся при первой встрече с Берзиным греческим коммерсантом Константином Массино. Он фактически возглавил руководство всего дела. Некоторые исследователи даже отмечают, что заговор, вошедший в историю под названием «заговор Локкарта», справедливее было бы именовать как «заговор Рейли».

Британский шпион разрабатывал грандиозные планы, способные уничтожить столь ненавистную для него новую российскую власть. Для осуществления вожделенной цели Рейли не скупился. В воспоминаниях коменданта Кремля Павла Малькова говорится: «17 августа Берзин встретился уже с Рейли, вручившим ему 700 тысяч рублей…Через несколько дней Рейли передал Берзину 200 тысяч, а затем еще 300 тысяч рублей, все на подкуп латышских стрелков и в вознаграждение самому Берзину. Таким образом, в течение двух недель англичане вручили Берзину 1 миллион 200 тысяч рублей. Вся эта сумма надежно хранилась теперь в сейфах Всероссийской Чрезвычайной Комиссии». Не догадываясь о судьбе передаваемых им денег, Рейли заверял Берзина, что в случае успеха их предприятия ему в дальнейшем будет передано еще несколько миллионов. Он обсуждал с латышским командиром подготовку захвата Госбанка, Центрального телеграфа и телефонной станции. Вместе с Берзиным Рейли совершил поездку в Петроград для того, чтобы привлечь местных латышских стрелков к масштабному заговору. Но главное место в его заговорщической схеме занимало устранение высшего руководства страны. В мемуарах Малькова отмечается: «Всецело доверяя Берзину и рассчитывая осуществить переворот при его помощи, Локкарт и Рейли сообщили ему свой план ареста Советского правительства на заседании ВЦИК. Осуществление ареста, как заявил Рейли, возлагается на руководимых Берзиным латышских стрелков, которые будут нести охрану заседания. Одновременно Рейли поручил Берзину подобрать надежных людей из охраны Кремля и обязать их впустить в Кремль вооруженные группы заговорщиков в тот момент, когда будет арестовано правительство на заседании ВЦИК. Рейли сообщил также Берзину, что Ленина необходимо будет «убрать» раньше, еще до заседания ВЦИК».

Покушение на Ленина 30 августа вынудило чекистов форсировать завершение контрразведывательной операции. В результате были арестованы многие участники подполья. Но Рейли удалось скрыться. Более того, британец сумел даже спасти некоторую часть своих агентов и переправить их на Украину. Позднее, на допросе в Москве, он дал следующие показания о событиях 1918 года: «Окончив ликвидацию своих дел в Москве, кажется, 11сентября, я в вагоне международного общества в купе, заказанном для немецкого посольства, совместно с одним из секретарей этого посольства, с паспортом балтийского немца выехал в Петроград.  В Петрограде пробыл около 10 дней, скрываясь в разных местах, для ликвидации своей тамошней сети, а также для изыскания способов переезда финляндской границы (я хотел бежать через Финляндию). Последнее мне не удалось, и я тогда решил ехать в Ревель, тем более что обследование состояния морской базы (германской) в Ревеле входило в мои служебные задачи. Это мне удалось». Из Ревеля Рейли перебрался в Гельсингфорс, затем в Стокгольм и, наконец, оказался в Лондоне. Встречаясь с английскими политиками и руководством спецслужб, он настойчиво стремился убедить своих собеседников в необходимости продолжения антисоветской борьбы. Рейли считал провал заговора в Москве лишь досадной неудачей: «Я был в миллиметре от того, чтобы стать властелином России». В Британии высоко оценили деятельность шпиона, наградив его  Военным крестом. Революционный трибунал в Москве заочно приговорил сбежавшего Рейли к смертной казни, но это не остановило бывалого авантюриста, в конце 1918 года он возвратился в Россию и стал представителем английской разведки при генерале Деникине. Белогвардейский лидер с вниманием отнесся к прибывшему английскому офицеру, наградив его орденом Святой Анны. Рейли объездил тогда почти весь юг России, побывал и в Одессе, и в Крыму. В своих донесениях шпион не был склонен идеализировать состояние антибольшевистских сил, указывая: «Здесь во всем преобладает нездоровая атмосфера как с точки зрения политической стабильности Кубани, так и в самой Добровольческой армии, находящейся в большой зависимости от местных ресурсов и людских резервов». Рейли настаивал на том, что без поддержки извне Белое движение обречено на крах. Победа большевиков в Гражданской войне не означала для Рейли капитуляцию в его борьбе против них.

Он стал одним из главных лоббистов интересов антисоветских эмигрантских групп среди европейской политической элиты. Его заявления о Советской России представляли собой традиционный набор штампов: большевики– «это раковая опухоль, поражающая основы цивилизации»; «архивраги человеческой расы» и «силы антихриста». Он провозглашал, что «человечество должно объединиться против этого полночного ужаса». Как и в годы Гражданской войны, шпион был готов сотрудничать в борьбе с Советской Россией с группами самых различных политических оттенков. Рейли поддерживал и Русский общевоинский союз во главе с бароном Врангелем, среди участников которого преобладали правые настроения. В то же время он не менее энергично выступал за финансирование организации Бориса Савинкова, бывшего в царской России главой Боевой организации эсеров. Кстати, с Савинковым Рейли роднили и многие отмеченные современниками у обоих деятелей общие черты: незаурядные организаторские дарования, сила воли, властность, привычка идти на риск и склонность к авантюризму. Вместе с Савинковым Рейли принял участие в подготовке и проведении в 1920 году вооруженного рейда генерала Булака-Балаховича на территорию Советской Белоруссии, который был разгромлен силами Красной Армии. Позднее в своих показаниях Рейли признавал: «Я участвовал в этой экспедиции. Я был на территории Советской России». Вместе с Савинковым он разрабатывал и планы покушения на глав советской делегации на  Генуэзской конференции. Но и эта идея завершилась фиаско. Вспоминая свое сотрудничество с российским террористом, Рейли позднее напишет: «Я проводил с Савинковым целые дни, вплоть до его отъезда на советскую границу. Я пользовался его полным доверием, и его планы были выработаны вместе со мной».

Авантюрист не ограничивался разъездами по странам Старого Света. Во время длительного пребывания в США он выступал с антисоветскими лекциями, сумел организовать там филиал «Международной антибольшевистской лиги» и получить средства на антисоветскую борьбу у магната Форда. Главным методом противостояния с коммунистическим правительством после поражения в войне Рейли считал террор. Он заявлял: «Способ, вне которого, по моему глубокому убеждению, нет спасения– это террор… Цель террора всегда двояка. Первая, менее существенная– устранение вредной личности; вторая, самая важная– всколыхнуть болото, прекратить спячку, разрушить легенду о неуязвимости власти, бросить искру». В Москве знали о взглядах Рейли и с беспокойством следили за его деятельностью. В руководстве органов госбезопасности было принято решение о разработке спецоперации, направленной против хорошо знакомого противника.

Ловушка

Для того чтобы заманить Рейли на территорию СССР, советская контрразведка использовала созданное ею фиктивное «Монархическое объединение Центральной России» (МОЦР), широко известное также под именем организации «Трест». Чекистам удалось увлечь идеей приглашения Рейли представителей белоэмигрантских структур при МОЦР– Марию Захарченко-Шульц и Георгия Радкевича, искренне убежденных в том, что они связаны с реальным антисоветским подпольем. Они довели этот план до сведения хорошо знакомого с Рейли резидента английской разведки в Прибалтике Эрнста Бойса. В январе 1925 года британец направил письмо Рейли на адрес подставной нью-йоркской конторы фирмы «Сидней Беренс– индийский хлопок». В нем сообщалось: «В Париже к Вам могут явиться от моего имени Красноштанов с женой. Они сообщат известие из Калифорнии и передадут стихи Омара Хайяма, которые Вы так хотели иметь. Если их дела заинтересуют, попросите их остаться. Если же дело не заинтересует, скажите просто: „Благодарю вас, до свидания“. Их дело заключается в следующем. Они являются представителями предприятия, которое, по всей вероятности, приобретет в будущем большое влияние на английском и американском рынке. Они полагают, что предприятие их достигнет полного расцвета не ранее двух лет, но обстоятельства могут сложиться для них желательным образом уже в течение ближайшего будущего. Это очень крупное предприятие, но говорить о нем пока нельзя, так как могут прослышать конкуренты». Для Рейли, разумеется, не составляло труда правильно прочесть эзопов язык корреспонденции. Под «Калифорнией» следовало понимать СССР, а под «супругами Красноштановыми»– Захарченко-Шульц и Радкевича. «Строки из Омара Хайяма» обозначали условленный пароль явки «Красноштановых» к Рейли. «Предприятием» же, разумеется, был «Трест».

Опытный психолог Артузов, хорошо изучивший стиль поведения своего противника, оказался точен в своих расчетах. Рейли ответил на послание Бойса: «Я вполне согласен с Правлением, что для окончательного назначения дат и соглашения насчет дальнейшего плана производства мне нужно лично съездить и осмотреть фабрику...» Шпиону предложили перейти границу со стороны Финляндии, где «Трест» гарантировал ему обеспечение полной безопасности. Приехавшему в эту страну Рейли была организована пышная встреча. Руководитель МОЦР Якушев, согласно полученным от Артузова инструкциям, озвучил программу предстоящей трехдневной поездки. Она включала прибытие 26 сентября в Ленинград, откуда Рейли должен был выехать поездом в Москву. В столице планировалось совещание с руководством «Треста», после чего Рейли должен был возвратиться в  Финляндию. Используемая советскими спецслужбами «вслепую» Захарченко-Шульц убежденно поддержала в том разговоре Якушева, приводя в качестве подтверждения безопасности поездки факт того, что она не раз с Радкевичем переправлялась через «окно» на границе, которое контролировал входящий в «организацию» командир-пограничник Тойво Вяхи. После переговоров Рейли отправил свое последнее письмо жене: «Я уезжаю сегодня вечером и возвращусь во вторник утром. Никакого риска…» «Тайный» переход границы ободрил Рейли. Ему передали паспорт на имя гражданина Штейнберга. Шпион провел целый день в Ленинграде на «конспиративной» квартире. Среди представленных ему в Северной столице оппозиционеров был и «оппозиционно настроенный рабочий, депутат Моссовета», в действительности сотрудник госбезопасности Владимир Стырне. В докладе Стырне о его беседах с британским гостем красноречиво изложены планы последнего о перспективах работы «Треста». Затрагивая вопрос о финансировании, Рейли, не смущаясь, провозглашал: «Деньги надо изыскать внутри России, и их можно будет здесь найти... Повторяю, в России получить необходимые деньги даже не так трудно. Я говорю о художественных ценностях в России. В русских музеях имеется такое количество величайших художественных ценностей, что изъять их на сумму даже в сотни тысяч фунтов не должно представить особых затруднений. За границей сбыт их неограниченный. Я не говорю даже про те ценности, которые выставлены. Их взять труднее. Но в кладовых в упакованном виде лежат еще величайшие шедевры. Вы должны организовать за границу их отправку, я организую сбыт, и очень скоро мы сумеем получить крупные суммы авансом». Беспринципный авантюрист с ходу отметал возражения, что подобные действия скомпрометируют организацию и превратят ее в банду уголовников. Рейли также говорил о важности сотрудничества с западными, прежде всего английскими, спецслужбами, интересующимися делами Коминтерна, в который «Трест» должен был проникнуть во что бы то ни стало. После приезда в Москву Рейли отвезли на дачу в подмосковный поселок Малаховка. Здесь состоялась инсценировка заседания Политического совета организации. На ней Рейли детально развил разработанную им уголовную программу, конкретизировав объекты грабежей. Он даже набросал список того, что следует воровать, в который вошли и офорты Рембрандта, и античные золотые монеты, и шедевры великих мастеров испанской и итальянской школ. После заседания, согласно плану, Рейли должен был выехать в Ленинград вечерним поездом.

Чекисты предоставили ему возможность отправить своим заграничным друзьям открытки, дающие документальное подтверждение его пребывания инкогнито в Москве. Но по дороге на вокзал, по саркастичному замечанию Артузова, «автомобиль «по ошибке»  въехал во двор ОГПУ». Чтобы не скомпрометировать арестом Рейли «Трест», на границе разыграли «перестрелку», которую могли наблюдать финны. Эта постановка должна была убедить в случайной гибели Рейли. Позднее Захарченко-Шульц и Радкевич предприняли свое расследование. Опрошенные ими финские пограничники и местные жители абсолютно чистосердечно подтвердили факт боя на границе и рассказали про то, что видели, как трупы погружали на подводу. Для большей достоверности было объявлено и о раскрытии «изменника» Тойво Вяхи, которому в действительности пришлось сменить фамилию и переехать на новое место службы на южной заставе. Артузов вспоминал, что Рейли, после того как ему показали западную прессу с информацией о его гибели, подлинность которой он как профессионал смог признать, мгновенно понял, что при любом раскладе ни на какую внешнюю поддержку ему рассчитывать не приходится. Будучи расчетливым человеком, он решил отказаться от молчания и перейти к сотрудничеству. На допросе 13 октября 1925 года он заявил: «Охотно признаю, что практика моей семилетней борьбы против Советской власти, а в особенности моя последняя попытка доказали мне, что все те методы, которые применялись и мною, и моими единомышленниками, не привели к цели и поэтому в корне были нецелесообразны». На встрече с Артузовым шпион констатировал: «Да, вы оказались сильнее  меня. А точнее– нас. Занавес моей драмы упал». В обращении к Дзержинскому от 30 октября 1925 года он писал: «Я выражаю свое согласие дать вам вполне откровенные показания по вопросам, интересующим ОГПУ, относительно организации и состава великобританской разведки и, насколько мне известно, американской разведки, а также тех лиц в русской эмиграции, с которыми мне пришлось иметь дело». Но расчеты Рейли сохранить жизнь не оправдались. Руководство страны посчитало, что смертный приговор в 1918 году не подлежит отмене. 5 ноября 1925 года он был казнен.

Между мифом и реальностью

Авантюрная судьба Сиднея Рейли вызывала интерес у многих людей. В публикациях о нем часто отмечается, что среди его любовных увлечений был и роман с известной английской писательницей Этель Лилиан Войнич, написавшей знаменитую книгу «Овод». Сам Рейли, никогда не отличавшийся излишней скромностью, не раз заявлял, что именно он стал прототипом главного героя этого произведения. Но это всего лишь одна из многочисленных легенд, окружающих международного авантюриста. И дело не только в том, что «Овод» был написан еще до знакомства Рейли и Войнич. Литературный герой– самоотверженный борец за свободу Италии Артур Бертон, готовый принести себя в жертву ради своих убеждений, имел слишком мало общих черт с циничным и беспринципным британским дельцом-шпионом. Часто говорится и о прямом отношении Рейли к другому знаменитому литературному и кинематографическому образу. Его называют прототипом Джеймса Бонда. Создатель агента 007 писатель Ян Флеминг, кстати, служивший в годы Второй мировой войны в разведке, и в самом деле говорил, что увлекся идеей написания цикла романов после прочтения в архиве материалов о похождениях Рейли. Но на роль прототипа Джеймса Бонда выдвигают далеко не одного только Рейли. В списке претендентов называют и компаньона Рейли по шпионажу в России Локкарта, и другого британского разведчика– Пола Дюкса, и еще одного деятеля спецслужб– Душко Попова.

Но, учитывая условность персонажа супермена, трудно проводить какую либо серьезную аналогию с реальны-ми людьми. О Сиднее Рейли написано много книг– от научных исследований до авантюрных романов. Примером откровенной апологетики персонажа могут, к примеру, служить воспоминания его последней жены, некогда выступавшей в знаменитом парижском кабаре «Мулен руж» под псевдонимом Пепита Бобадилья. В ее книге «Похождения Сиднея Рейли– мастера английского шпионажа» разведчик представлен абсолютным героем, наделенным почти невероятными способностями. Сын Роберта Брюса Локкарта, Локкарт-младший, также написал биографию авантюриста, в предисловии к которой честно признался, что в его жизни Рейли стал не только «воплощением тайны», но и «объектом восторженного подражания». Время от времени появляются различные, порой почти фантастические версии относительно судьбы Рейли. Так, в публикации Револьта Пименова «Как я искал английского шпиона Сиднея Рейли» высказывается предположение, что иностранного шпиона вовсе не существовало, а реальным Рейли был советский разведчик, засланный к Локкарту и разоблачивший его заговор. Подобного рода гипотеза не получила практически никакой поддержки со стороны различных групп историков, оценившей ее как курьез. На сегодняшний день одной из самых фундаментальных биографий Рейли, в чем сходятся многие и иностранные, и российские исследователи, является книга Эндрю Кука «Подлинная история "Короля шпионов". Автор исследовал большое количество материалов, связанных с жизнью разведчика, что позволило ему выступить с опровержением ряда мифов, созданных и самим Рейли, и рядом людей, рассказывавших о нем.

Было бы удивительно, если бы человек со столь захватывающей биографией, как Рейли, не привлек бы внимание кинематографистов. В 1983 году в Англии зрителям был представлен телесериал «Рейли: король шпионов», в котором главную роль исполнил новозеландский актер Сэм Нилл. Не остались в стороне и наши кинорежиссеры. В знаменитом сериале Сергея Колосова «Операция «Трест» образ Рейли ярко воплотил актер Всеволод Якут. В фильме «Крах операции «Террор» по сценарию Юлиана Семенова Сиднея Рейли сыграл Владимир Татосов. Дважды в советском кино– в фильмах «20 декабря» и «Берега в тумане»– роль Рейли исполнил Сергей Юрский. В трактовке советских кинематографистов Рейли предстал как опасный враг советской страны, волевой и энергичный, ни перед чем не останавливающийся ради достижения своих целей.

Яков Серов

Источник: журнал "ФСБ за и против" №4 2019

 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой