Прелюдия "Большой игры"
11:24 17 мая 2020 История

Прелюдия "Большой игры"

Интриги Британии привели Россию в Закавказье
Фото: ссылка

На фоне противостояния с Наполеоном, Швецией и Турцией, требовавшего в начале XIX века от России напряжения всех сил, почти незамеченной осталась война с Персией. События на далеком юге мало волновали столичное общество. Между тем эта война длилась целых девять лет и не только завершилась присоединением Кавказа, но и сделала Россию врагом Англии на сто ближайших лет. В 1783 году Екатерина II, одобрив Ге­оргиевский трактат, приняла под покровительство Картли-Кахетинское царство. Сначала протекторат был ско­рее формальным. В Тифлис вошли два пехотных батальона, а императрица особым указом признала привилегии грузинских аристократов. Кавказские князья, ханы и эмиры некоторое время присматривались к новой ситуации, а потом продолжили набеги на Грузию. Тем более не собирались оставлять ее в покое и персидские шахи.

Старые счёты

Если в Турции уже несколько раз успели ощутить на себе мощь рос­сийских армии и флота и придер­живались осторожной политики, то иранцы до этого воевали с северным соседом всего два раза - в 1653 и 1723 годах. При этом оба раза, что на­зывается, легко отделались, избежав крупных неприятностей. В то же время Персия была истори­ческим соперником Турции, и момент ослабления последней показался шаху выгодным. Порта недавно потерпела от России сокрушительное поражение, потеряв Крым, Северное Причерно­морье, Кубань, несколько важных кре­постей и весь свой флот. К тому же в Европе разгорелась крупная свара: все, кто мог, набросились на револю­ционную Францию, и заступиться за османов было некому. Так что туркам было не до Кавказа. Ага-Мохаммед Шах-Каджар, к 1795 году объединивший персидскую державу, по­лагал, что легко сможет вернуть Грузию под свою власть. Он собрал 50-тысячное войско и вторгся в Азербайджан, а затем и в Грузию. Вскоре он взял и разрушил Тифлис. Но Екатерина II, выполняя ус­ловия трактата, приказала Каспийскому корпусу (около 15 000 штыков) выступить в ответный поход. Русские войска штурмом взяли Дербент и вошли в Баку. Вскоре размер корпуса Зубова был доведен до 35 000 солдат и получил приказ начать наступление вглубь Ирана. Лишь приход к власти Павла I спас Персию от полного разгрома. Но незадолго до смерти император согласился на принятие в состав России Восточной Грузии, о чем и уве­домил посланцев царя Ираклия II. Дело довел до конца уже Александр I, в сен­тябре 1801 года издавший манифест о присоединении Картли-Кахетинского царства к России на правах губернии. В 1803 году к нему добавились Мегрелия и Имеретия. 

Кругом князья

Однако само по себе обладание Грузией было для России столь же бес­полезным, сколь и небезопасным. Она была отделена от остальной страны владениями разных беев, усмеев, ханов и князей, которые далеко не все были лояльны Петербургу. Они не ладили между собой, иногда враж­довали с турками и дружили с персами, через неделю могли развернуть свою политику на 180 градусов. На Кавказе царила полная нераз­бериха. Политическая карта этого региона, составленная утром, могла утратить актуальность уже к обеду. Но в то же время многие из кавказских правителей тяготели к России, полагая, что царь далеко и свои порядки на­водить не станет, а вот от соседей за­щитит. Цари Имеретинские и князья Ме­грельские искали защиты еще у Алексея Михайловича, шамхал Тар­ковский, ханы Дербентский и Ба­кинский изъявляли преданность рос­сийскому престолу со времен Петра I, а беки Ширвана, Шеки, Гянджи и Ка­рабаха искали милости Екатерины II. Оставалось окончательно привести их в русское подданство и смирить еще независимых ханов. Начать решили со строительства надежной дороги в Грузию. Коман­дующий войсками, расквартиро­ванными в Тифлисе, князь Павел Ци- цианов заложил тракт, ныне известный как Военно-Грузинская дорога. Одно­временно Цицианов взял крупную кре­пость Гянджу и присоединил к России все ханство. Также он принудил при­сягнуть России нескольких мелких ханов. 

 двойной клик - редактировать изображение

До поры персидский шах Фетх-Али вынужден был взирать на успехи русских войск, не вмешиваясь в си­туацию. Дело в том, что Британия в 1803 году разорвала Амьенский мир с Наполеоном и активно искала союз­ников для очередной антифранцузской коалиции, не в последнюю очередь рассчитывая на Россию. Все-таки на берегах Ла-Манша стояли 180 000 от­лично вооруженных и обученных французских солдат. С Австрией и Пруссией у Петербурга были прекрасные отношения, а у шах­ского двора - никаких. Французы не горели желанием лезть в восточные авантюры после Египетского похода. Договориться о чем-либо с османами после 400 лет конфликтов казалось вообще невозможным.

Честный адмирал

В Лондоне известия с Кавказа тоже получали без восторга. С тех пор как Екатерина II своей политикой воору­женного нейтралитета способствовала победе над британцами их амери­канских колоний, Россию там не только ненавидели, но и боялись. Британцы готовы были вывернуться наизнанку, чтобы Россия воевала с Бо­напартом, а не решала свои задачи на Кавказе. Но и допустить серьезного успеха Персии они не могли: тогда в Петербурге могли переключить вни­мание именно на южное направление. Английским дипломатам удалось сконструировать антифранцузскую ко­алицию вокруг Австрии, так что России просто пришлось к ней примкнуть, а не выступать в роли главного союзника. Премьер-министр Уильям Питт в пар­ламенте заявил, что «никакие затруд­нения в Европе не должны стать оправ­данием для проникновения России в Азию». Очевидно, что в Лондоне хорошо помнили чудом не состоявшийся поход в Индию Павла I. Британские агенты вступили в переговоры с персидским шахом. И вскоре между двумя странами был заключен союз. Собственно, англичане обещали не так уж и много - современное оружие, советников и дипломатическую под­держку. Причем в очень расплывчатых выражениях. Но молодому и горячему шаху Фетх-Али хватило и этого. Тем более что 8 июня 1804 года авангард русских войск уже был в окрестностях Эривани. Взбешенный Фетх-Али, пону­каемый английским послом, объявил России войну. Уже 10 июня грянул первый бой - генерал Сергей Тучков отбросил от урочища Гюмри отряд персидской кавалерии. 20 и 30 июня основные силы Цицианова нанесли поражение корпусу Аббас-Мирзы, сына шаха, ко­торый пытался не допустить блоки­рования Эривани. 2 июля город был окружен русскими войсками.

Примерно в это время стало из­вестно, что Персия находится в со­стоянии союза с Британией. Английский посол в Петербурге адмирал Джон Уоррен, которого начальство не ввело в курс дела, был шокирован вероломством собственного прави­тельства по отношению к России и по­кинул дипломатическую службу. Не разделял антирусских настроений и преемник Уоррена в Петербурге Гренвиль Левесон-Гоуэр. Он, как мог, сглаживал трения между Россией и Англией, и в начале 1805 года между ними был заключен военный союз. В Петербурге просто стали смотреть сквозь пальцы на отношения Лондона с персами. Тем более что к этому времени Фетх-Али был разбит еще дважды. К России присоединились Шурагельский султанат. Карабахское и Шекинское ханства. Более того, персидские войска в мае 1805 года были наголову разбиты карабахцами при Дизане. Правда, пришлось из-за больших потерь снять осаду Эривани.

Подарок для шаха

К сожалению, в Европе дела склады­вались не в пользу России. В октябре 1805 года адмирал Нельсон отправил на дно французский флот при Тра­фальгаре, что свело на нет вероят­ность вторжения в Англию. Месяц спустя русско-австрийская армия была разбита под Аустерлицем. Это означало выход из войны Австрии. Персия могла вздохнуть немного спокойнее. Зато пришлось всерьез напрячься английским дипломатам. Боясь, что Александр I в одиночку не рискнет продолжать войну с Наполеоном, ан­гличане втянули в новую коалицию Пруссию. И одновременно уговорами и обещаниями вынудили перейти в наступление Фетх-Али. Из этого снова ничего не вышло. Цицианов захватил Ширванское ханство и в январе 1806 года подошел к Баку. Сначала хан Гусейн-Гулу отказался при­сягнуть России, но после того, как его армия была разбита, а город подвергся бомбардировке, передумал. 8 февраля должны были подписать договор о переходе в российское подданство, но англичане инициировали переворот. Гусейн-Гулу, Цицианов и его адъютант подполковник Эристов были веро­ломно убиты охранниками Ибрагимбека - брата хана. К Баку немедленно выдвинулась пер­сидская армия, и русским войскам при­шлось отступить. Голову Цицианова отправили в подарок Фетх-Али. Но радовался он недолго: новый коман­дующий, генерал-фельдмаршал Иван Гудович, летом 1806 года разгромил Аббас-Мирзу и покорил Дербентское, Бакинское и Кубинское ханства. Шах пребывал в растерянности. 

 двойной клик - редактировать изображение

Его снова спасли англичане, подо­гревшие до состояния войны русско-турецкий конфликт вокруг Валахии и Молдавии. С Персией пришлось спешно заключать перемирие, которое на полтора года зафиксировало статус-кво. В Петербурге рассчитывали быстро разобраться с Османской империей и вернуться к кавказскому вопросу. Но в Европе все опять пошло не так. Во-первых, прусская армия была унизительно быстро разбита Напо­леоном, и Россия осталась с ним один на один. Во-вторых, против всех ожи­даний война с турками затянулась. В конце концов русская армия тоже была разбита под Фридландом, и дело за­кончилось Тильзитским миром. В 1807 году в состоянии войны с Францией оставались лишь Англия и Португалия. Британская армия с трудом сдерживала французов на Пи­ренейском полуострове. Наконец-то начала приносить ожидаемые ре­зультаты континентальная блокада. И Бонапарт решил добить врага. Он вновь обратил взгляд на Индию. Только добраться туда император на этот раз рассчитывал через Персию и с помощью шаха. В обмен на свое согласие участвовать в индийском походе Фетх-Али запросил помощи против России. Был подписан франко­персидский договор. В Лондоне решили пойти обычным для британской дипломатии путем, а именно надавить на Петербург чужими руками. Англичане сделали, казалось, невозможное - уговорили турок и персов координировать свои действия на Кавказе. А заодно натравили на Россию Швецию. Но пер­сидская армия продолжала терпеть поражения, турки неуклонно сдавали позиции, а Швеция едва не была окку­пирована целиком. Пришлось англи­чанам спешно тушить пожары, ими же и разожженные.

Поздно спохватились

Англичанам любой ценой надо было натравить на Францию хоть кого- нибудь. Лучше всего для этой роли подходила Россия, потерпевшая от Наполеона пусть обидное, но далеко не окончательное поражение - в от­личие от Австрии и Пруссии, разбитых наголову. Но теперь с Петербургом не было не только союзнических, но даже дипломатических отношений. Алек­сандр I явно предпочел худой мир с Наполеоном неискренней дружбе Лондона. Британские дипломаты по всей Европе бросились искать встреч с рус­скими коллегами. Вопрос они задавали один: при каких условиях Россия снова вступит в войну с Францией? Ответы тоже давались примерно оди­наковые: очень жаль, но вы поздно спохватились. Александр I не намерен нарушать обещания, данные фран­цузскому императору, и целиком по­глощен войнами с Турцией и Персией, а также примирением со Швецией, где сменилась династия. Английские агенты невероятными усилиями смогли расстроить франко-­персидский союз, но в Петербурге сделали вид, что это России не ка­сается. И действительно, такой до­говор больше угрожал Англии, чем России. Затем британцы постарались сделать известными русской разведке секретные статьи нового англо-пер­сидского договора, по которому шах обязался пойти на серьезные уступки при заключении мира. Но Александр I был непреклонен. Даже не дожидаясь решительной победы над Турцией, он приказал во­зобновить наступление на Кавказе.

Русские войска в 1808 году взяли Эчмиадзин, снова разбили Аббас-Мирзу у озера Севан и захватили Нахиче­ванское ханство. Даже неудачный штурм Эривани не остановил на­ступления, тем более что на фронт прибыл генерал Александр Тормасов с большим подкреплением. В 1810 году он отразил попытки Фетх-Али с 50-тысячной армией втор­гнуться в Карабах, после чего война приняла позиционный характер. Между тем в 1809 году Наполеон окончательно разбил Австрию. Британские войска в Испании оказались на грани поражения.

Гроза в горах

Теперь в Лондоне старались всеми силами развязать руки единственной стране, способной сопротивляться На­полеону. После заключения в 1812 году русско-турецкого мира британский посол стал давить на шаха, склоняя к миру и его. Однако вторжение фран­цузов в Россию придало оптимизма иранской «партии войны». Фетх-Али собрал последние силы и вторгся в Азербайджан, а корпус Аббас- Мирзы пошел на Карабах. В августе 1812 года персидская армия одержала последнюю, как оказалось, победу: взяла Ленкорань. Ей открылся путь на Баку и Ширван, но русские войска разбили противника у Асландузского брода и сами начали вторжение в Иранский Азербайджан. К этому времени русская армия вы­дворила французов за Неман. Опасаясь проникновения русских войск вглубь Ирана, уже в конце января 1813 года шах вступил в мирные пере­говоры. Параллельно в Стокгольме подходили к завершению консуль­тации России и Британии о возможном возобновлении союза. Иначе британцы рисковали бы остаться за бортом на бу­дущих переговорах о судьбах Европы. Или, того хуже, Россия могла бы за­ключить с Францией сепаратный мир. «Тогда ее продвижение на юге может достигнуть пределов, угрожающих самому существованию Британской империи», - писал премьер-министр Англии Роберт Дженкинсон,

Английский посланник при Алек­сандре I лорд Кэткарт писал в Швецию специальному поверенному Эдварду Торнтону: «Оставьте надежды обу­здать движение русских на Кавказ. Я нечаянно заговорил об этом с импе­ратором Александром и увидел в его глазах грозу, которая вот-вот проне­сется в иранских горах, если шах не смирится с поражением. Мы более ничего для него не можем сделать». И шах вынужден был смириться. В октябре 1813 года был подписан Гюлистанский мир, по которому Персия признала вхождение в состав Рос­сийской империи Восточной Грузии и Северной части современного Азербайджана, Имеретин, Гурии, Мегрелии и Абхазии. Россия получила исключи­тельное право держать военный флот на Каспийском море. Это обусловило господство России на Кавказе и в За­кавказье. Но самым главным итогом Русско-персидской войны стало столкновение интересов России и Англии, которое со временем переросло в острое сопер­ничество в Центральной Азии. Позже оно было названо «Большой игрой» и закончилось серией англо-афганских войн. А Россия в итоге заполучила огромные территории в Азии и за­ставила Лондон считаться со своими интересами.

Марк Альтшулер

Источник: журнал "Военная история" №1 2019

 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой