Сообщество «Круг чтения» 02:29 8 февраля 2021

Зомби

оказывается, если несколько часов смотреть на точку, то можно в ней воплотится
5

Причудливые предрассветные соцветия на оживающем горизонте. Раннее утро. Провёл пальцами по щекам и подбородку – ворс жёсткой рыжей щетиной. Оброс же за неделю! Побрился опасной бритвой. Техника отточена до совершенства. Движения мягкие, но точные. Сполоснул лезвие. Вытер остатки пены. Зашёл на кухню, где залпом выпил обжигающего растворимого кофе из угловатой иссиня-черной кружки, чтобы хотя бы слегка смахнуть марево сна и продраться поближе к яви. Кинул в карман ветровки с вышитой головой акулы на груди горсть конфет «батончик» в красно-коричневой обёртке. "Рот Фронт". Тщательно зашнуровал ботинки. Со стороны могло показаться, что это какой-то ритуал – с такой тщательностью он продевал и затягивал шнурки, напоследок скрепив замысловатым узлом с петлей. Ну всё, пора в путь. Кто-то по субботам ходит в церковь, кто-то в спортзал, он же ходил в парк. Зачем? Слишком верил в приметы, которые сам себе и придумал. Устроившись на «своей» скамейке, достал карандаш, поудобнее пристроил на коленях блокнот с клевером на обложке и, на секунду задумавшись, начал писать.

… Я лежу на блестящей, словно альпийский лед, фарфоровой тарелочке. Унылое серое здание из крошащегося бетона и перекрученных стальных решеток заправляет себе салфетку за воротник. Оно орудует острым как скальпель ножом и двузубчатой вилкой, которой прижимает меня к тарелке, а ножом отрезает аккуратные кусочки. Слой за слоем. Тоненькие как трюфель, который строгают прозрачными ломтиками. Я становлюсь всё тоньше и тоньше. Почти прозрачен.

Механически-квадратные челюсти монотонно перемалывают меня. Тщательно пережевывают до состояния кашицы. И только потом глотают. Порций меня на тарелке становится все меньше и меньше. Вот осталась последняя долька. Вот и все, проглочена и она…

Буквы были резкие, с небольшим наклоном и глубоко вдавленные в лист бумаги. Будто новгородские черты и резы, вырезанные на берестяной грамоте.

Кто-то едва слышно прошелестел рядом и присел на краешек скамейки. Не поворачивая головы, чуть приподнял глаза и увидел: на влажной от росы земле отпечаталась цепочка миниатюрных следов рифленых подошв.

– Чем занимаешься? – Тихий, мелодичный голос.

– Перезагрузкой, – чуть повернулся и боковым зрением отсканировал хрупкую светлоглазую девушку в черно-красных тонах с выбритыми висками, – ну или еще можно сказать, что медитирую с карандашом в руке.

– Ты буддист? – В ее вопросе сквозила смесь вежливости и безразличия.

– Я – Зомби. Видишь, и сижу на кладбище истории, –он обвел рукой громоздившиеся вокруг монументы былых эпох, – вон парочка бывших вождей, там, чуть подальше, их железный охранник.

– Почему Зомби? – потянула воздух ноздрями, – землей и мертвечиной вроде не пахнешь.

На секунду задумался.

– Однажды меня похоронили. Заживо. В своих головах. Но я всем назло воскрес. Хотя живу в мире теней. Просто я остался в прошлом. – На пару мгновений замолк. – А ещё у этого имени земляничный привкус.

– Земляничный? – Вскинула бровь. – Неужели ты пропадал в Дублине?

Хихикнул про себя – «быстро соображает». Вслух же сказал:

– Ну, если бы я писал книгу об этом, то я бы сказал что-то вроде: в застенках я каждый день был вынужден смотреть на трубу, из которой вылетал пепел моих товарищей…

Ее зрачки резко расширились, он заметил это краешком глаза, встречаться взглядами даже немного, она старательно избегала.

– На самом деле это была всего лишь кочегарка. А эти люди… Точнее, особи homo sapiens… – Он потер непривычно гладкий подбородок, подбирая слова. – Я до сих пор раздираю кожу мочалкой до крови, пытаясь отмыться от соседства с ними. Кстати, у тебя что-то с глазами.

– Не обращай внимания, это линзы.

– Твое имя? – Он бессознательно копировал ее манеру задавать вопросы.

– Евангелина, – церемонно, явно тщательно отрепетированным движением, она наклонила голову и на миг замерла.

– Любишь германский эпос, Средневековье и все такое?

– Не-ет, – слегка нахмурилась, – по паспорту. У родителей своеобразная фантазия.

– Удобно. Можно не заморачиваться с придумыванием необычного имени, чтобы выделиться. Родители уже обо всем подумали.

– Угу.

Почему-то с ней было подозрительно легко. Слишком. Обычно он не любил общаться с людьми. Особенно с незнакомыми. В этом было что-то форрестгамповское. В особенности же они раздражали по утрам. Но в ее лаконичной, экономной манере говорить было что-то притягивающее.

– А чем занимаешься ты? – Он первым прервал начавшую густеть тишину.

– Сижу рядом с тобой, жду, когда откроется метро,- скучающие интонации тут же сменились воодушевлением, -А так, ищу влияние Иеронима Босха на творчество Гигера. Правда, пока что оно от меня где-то прячется, -она печально вздохнула, хотя сдать дипломную работу нужно уже через две недели.

– Ого! – Он присвистнул. Она чуть поморщилась, покосившись на него – Любишь смотреть на картину из вон того дома? – Зомби кивнул на грязно-белое монументальное здание, сползавшее в реку на краю парка.

– Ты про квадрат? – Она принялась рассматривать свои многочисленные массивные кольца. – Нет, не люблю. Боюсь, из него кто-нибудь вылезет.

– С картин обычно сходят.

Не удостоила реплику ответом. Заметила лежащий на скамье открытый блокнот, испещренный рублеными литерами, и, выразительно подняв бровь, указала на него пальцем. Он заметил тщательно прорисованные символы слегка напоминающие руны у нее на ногтях.

– Вымещаю страхи на бумагу, – и, почему-то чуть занервничав, пояснил, – пишу рассказ. Про ментальные девиации, экзистенциальный опыт, множественные личности и всё такое.

– Билли Миллиган?

– Ага.

– Мне больше симпатичен Ким Пик. Да и вообще саванты. –В её голосе восхитительная, притягивающая безаппеляционность.

– Дастин Хоффман в "Человеке Дождя". После этого фильма мне нравилось думать, что и во мне есть капелька аутизма.

– В точку, – улыбнулась, слегка обнажив изящные клыки, – но синдром Аспергера эстетичнее.

– Он вошёл в моду после трилогии Стига Ларссона, а в первой половине девяностых его ещё не существовало. То есть термина. Да, чем сложнее существа, тем замысловатее ритуал определения свой-чужой, – он не заметил, как произнес последнюю фразу вслух. Нечаянно.

– Ты о чём? – В ее голосе промелькнула нотка заинтересованности.

– Да так, – ему стало немного неловко, – флешбеки, рефлексии.

– Ты сложный… Но это неплохо. – Замолчала, втянула щеки и, как будто о чем-то задумавшись, начала крутить стальной шарик под губой большим пальцем, смотря прямо перед собой рассеянным взглядом.

Спустя пару мгновений, как будто приняв какое-то решение, она резко сфокусировала взгляд и полувопросительно сказала-Я ознакомлюсь, пожалуй, -решительно взяла в руки блокнот и начала читать. Зомби лишь кивнул, чуть криво ухмыльнувшись,-конечно же, фройляйн, если разберете почерк.

Через пару минут она подняла голову и тихо произнесла:

– Я не уверена, что верно уловила оттенки смысла. Поясни. -И через секунду чуть скомкано добавила - Пожалуйста, - одновременно протягивая ему блокнот двумя руками. Он обратил внимание на аккуратные микродермалы между ее большими и указательными пальцами.

Зомби взял протянутый блокнот, прикрыл глаза и после небольшой паузы монотонно начал:

– Ждать, считая минуты. Тягучее время, еле двигающиеся стрелки, давящее, тягостное ожидание, гнетущая неизвестность. Сколько можно жить в таком состоянии? Оказалось, долго. Очень долго. Считать секунды с утра до вечера, складывать минуты, отмечать часы. И так на протяжении недель, месяцев, лет. День сурка в бесконечной степени. Оказывается, если несколько часов смотреть на точку, то можно в ней воплотится. Буквально стать ею. А в следующий миг Ты превращаешься в оголенный провод. Задевает малейшая мелочь. Нервы истончились и стали похожими на молекулярные натянутые нити-одно слово выводит из равновесия, заставляет вспыхивать, как лампочку-приток крови моментален, бешенство вырывается на волю из самых сокровенных уголков сознания, малейшее противоречие, оттенок иного из мнения вызывает приступы жгучей ненависти, а у слов появляются десятки оттенков…

Он замолчал, открыл глаза и в них проснулись озорные искорки.

– Ну а потом наступает послезавтра, окружающий мир ослепляет, а ты ощущаешь себя пришельцем из прошлого, которого от людей отделяет во-от такая здоровенная дыра во времени. Как-то так.

Она слушала его, каждой черточкой своего профиля, демонстрируя напряженное внимание. Воплощение серьезности.

– Мне интересно с тобой разговаривать,-казалось, даже её саму это удивляет.

– А ты необычно выглядишь,-он был смущен собственной смелостью и торопливо добавил,- По крайней мере, для нашего города. Будто из космоса или из фильмов Вачовски.

– Концерт в клубе… – Неопределенно махнула рукой с усталым выражением на лице и тут же рассмеялась уголками глаз. – Кстати, у нас одинаковые башмаки, – она вытянула ногу и нарисовала дерзкую восьмерку в воздухе тупоносым ботинком, прошитым по кромке мощного протектора желтой ниткой, – так что не так уж и необычно.- ЕЕ внешность и голос вновь подверглись мгновенной трансформации и теперь неуловимо напоминали невинного котенка.

– И как концерт?

– Слишком много людей. – Она снова надела маску ледяного высокомерия.

– Понимаю. Люди вообще не очень, – не глядя, он штриховал кубики на полях блокнота.

– Согласна, – вздохнула она, – набиты однообразными мыслями и мнениями по трафарету. И те не свои, а взаймы… Армия клоно-шаблонов, – ощущение превосходства, смешанное с легкой брезгливостью отчетливо звучало в ее голосе.

– Не страшно на улице привлекать внимание?

– Пять утра. – Пожала плечами. – Сонные мухи не опасны. Спокойное время.

– Верно… Смотри, смотри, вон он! – Зомби резко сорвался с места, бросившись в сторону укромной полянки, спрятавшейся за деревьями.

– Кто-о? –Евангелина последовала за ним.

– Енот же! – Громким шепотом сказал Зомби, спрятавшись за дубовыми стволами и чуть обернувшись. – В этом парке живут канадские еноты.

– Еноты лучше людей? – Она уже стояла рядом, у него за спиной.

– Иногда, – он присел на корточки.

– Какой-то Raccoon-city у нас тут оказывается…. Недоуменно сказала девушка.

Пушистое полосатое нечто на секунду мелькнуло и тут же снова скрылось в зарослях густых кустов.

– Ну всё, на сегодня миссия выполнена, – Зомби удовлетворенно поднялся на ноги.

– М? – Теперь она была по-настоящему удивлена.

– Я про енота. На этой неделе мы встретились. Значит, всё хорошо. – Казалось, умиротворение и спокойствие пропитало его насквозь. – Ты любишь кофе?

– Да, – кивнула она.

– Я знаю один круглосуточный Coffee Bean тут неподалеку, – он протянул ей открытую ладонь, – пойдем?

На миг задумавшись, она согласна кивнула и, впервые позволив заглянуть себе в глаза, взяла его за руку.

3 февраля 2019

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Cообщество
«Круг чтения»
1
9 апреля 2021
Cообщество
«Круг чтения»
2
Комментарии Написать свой комментарий
8 февраля 2021 в 19:16

Спасибо! Ещё есть?

8 февраля 2021 в 20:08

Зачем весь этот бред...

8 февраля 2021 в 20:33

Гештальтерапия ,а не "Завтра".

8 февраля 2021 в 21:53

У нас прибыло сочинителя. Подаёт надежды.
Надеюсь - заметят.
Я вот заметил.

15 февраля 2021 в 22:40

Прекрасная проза. Прослеживаются общие мотивы с другими произведениями (рассказами): враждебная внешняя среда, где главный герой и его Муза образуют некий островок спокойствия, либо хотят это сделать.
По моему мнению, проза у И.В. выходит гораздо интереснее, образнее и разноплановее, чем многое, что пишут раскрученные авторы, творящие в гораздо менее экстремальных условиях.
П.С. Однозначно - нужно продолжать, хорошо идет стык жанров: притча с элементами фэнтези. Новый сборник или крупная форма - несомненно то, что оживит сдыхающий отечественный книжный рынок художественной прозы с его ходульными сюжетами и бедным по большей частью литературным языком.

1.0x