Зло, преодоленное Искусством
Авторский блог Вячеслав Кочнов 19:49 21 января 2020

Зло, преодоленное Искусством

«Дон Жуан» Вольфганга Моцарта в Эрмитажом театре

 двойной клик - редактировать галерею

Имена Моцарт, «Дон Жуан», Эрмитажный театр, «Петербург-концерт» настолько звучны сами по себе, что способны обеспечить аншлаг спектаклю без каких-либо дополнительных опций. Однако постановка Ирины Фокиной, сценография и костюмы художника Алексея Левданского, игра и пение актерской труппы и оркестра под управлением и с участием в качестве скрипача-солиста худрука «Петербург-концерта» народного артиста России маэстро Сергея Стадлера добавили знаменитой опере своих весьма оригинальных, привлекательных и запоминающихся красок.

Как известно, балетом оперу не испортишь. Эта истина известна со времен Людовика XIV и Жана-Батиста Люлли, а, может быть, и еще раньше. Балетные сцены в исполнении танцевального ансамбля «Барыня», поставленные высоко талантливым петербургским хореографом Александром Киселёвым, привносят в постановку довольно-таки неожиданный, но вполне органичный колорит. А местами восполняют досадное отсутствие в Эрмитажном театре переводной бегущей строки: в сцене соблазнения Церлины танцовщики при помощи «языка тела» так рельефно комментируют весь эротический смысл происходящего на сцене, что и слов не надо.   

Сама опера Моцарта и с музыкальной, и, прежде всего, с драматической стороны не так значительна, на мой взгляд, как ее всемирная слава и не может по своим достоинствам и заслугам стоять на одном пьедестале ни с символически глубокой «Волшебной флейтой», ни даже с непереносимой легкостью бытия «Cosi fan tutti». Это заметил еще Бетховен, а до него – первые пражские и венские зрители. Героизация зла, абсолютного и бесповоротного эгоизма, выступающего в лице Дона Жуана, не смогла вызвать в детски наивной душе Моцарта такого же гениального вдохновения, какое смогли родить веселый анекдот, рассказанный великому композитору императором Иосифом II и масонская притча-сказка о бескомпромиссной борьбе и победе Добра над Злом. Но это мое частное мнение.

Хотя существуют и другие, и более чем авторитетные мнения. Так совершенно неожиданно поклонником моцартовского «Дона Жуана» в свое время оказался Рихард Вагнер, чья творческая манера, предполагавшая непререкаемый приоритет слова перед музыкой, казалось бы, радикально противоположна оперным приемам Моцарта, принципиально пренебрегавшего, как известно, литературной составляющей оперы. Вот слова Вагнера, сказанные им непосредственно о музыкальных достоинствах этой оперы: «Никогда еще музыка не достигала такого бесконечного богатства индивидуального выражения. Никогда она еще не имела власти характеризовать с такой точностью и верностью и с такой изобильной полнотой».

Мнение Вагнера, правда, надо принимать с той оговоркой, что сам он, в отличие от самого именитого противника оперы Бетховена, был известным донжуаном и имел отдельную причину любить сюжет о сверхобаятельном мужчине, пользующемся бешеной популярностью у дам.

Примерно так же, как и Вагнер, считает режиссер-постановщик спектакля Ирина Фокина: «Моцарт дает каждому герою изумительную музыкальную характеристику: благородно-изысканную и аристократичную Дону Жуану, простоватую с хитрецой Лепорелло, злобно мстительную Донне Анне. Дело в том, что все герои хотели бы, чтобы Дон Жуан играл по их правилам, а он играет по своим. Но при этом Дон Жуан ведь никого не насилует – ни Донну Анну, ни Донну Эльвиру, ни Церлину. Все идут за ним по собственной воле, покоряясь его уникальному обаянию, его харизме».

Чтобы Дон Жуан не представлялся зрителю законченным злодеем, совратителем и, пусть и невольным, но все же убийцей, для которого все окружающие – не более чем инструмент его сомнительных удовольствий и расходный материал, актер, исполняющий эту роль, должен обладать как минимум сопоставимой личной харизмой и пониманием того, что от него требуется сыграть эдакого «человека-праздника», чьё обаяние и воздействие на других людей поистине сверхъестественны.

Ефим Завальный, обладающий сильным завораживающим баритоном, кажется, справляется с этой непростой задачей.  Впрочем, остальные актеры и певцы подобраны к исполняемым ими ролям также верно и тщательно: Лепорелло - грубоватый простак, поминутно пытающийся хитрить (бас Юрий Власов), разумная Церлина, которая при всем своем здравом рассудке не может противостоять чарам Дона Жуана (сопрано Полина Ящук) и, конечно же, стервозная Донна Анна в исполнении несравненной мариинской дивы Екатерины Шиманович, хорошо знакомой петербургским любителям классической оперы по пуччиниевским Флории Тоске и Манон.

Игра оркестра под управлением Сергея Стадлера одновременно предельно выразительна, направлена к сегодняшнему современному слушателю, и при этом стилистически очень точно соответствует нашим представлением о фразировке и динамическом колорите Вольфганга Моцарта. Скрипичное соло традиционно исполняемое маэстро Стадлером во время дирижирования им различных оперных и симфонических произведений всегда украшает играемое им произведение, имея характер авторского росчерка мастера-исполнителя.  

Благодаря «Петербург-концерту» мы имеем сегодня в нашем городе эталонного «Дона Жуана», на которого не стыдно пригласить друзей и сводить детей. Тем более, что поставлен он в великолепных интерьерах Эрмитажного театра, принадлежащих эпохе создания знаменитой оперы.

Ближайшие спектакли «Дон Жуана» пройдут там 30 января и 26 февраля. Начало в 19.00.

Фото предоставлены пресс-службой "Петербург-концерта"

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой