Авторский блог Илья Титов 13:58 19 июля 2018

В темной комнате

Страшилка американских спецслужб про русских хакеров стремительно рушится

Среди всего прочего Дональд Трамп известен своей зыбкой позицией по многим вопросам. В то время, как его мнение относительно, скажем, налоговой реформы или депортаций нелегалов могло незначительно меняться за большой промежуток времени, его взгляд на многие другие вещи может диаметрально меняться почти мгновенно – одним из примеров тому может послужить эта неделя, когда американский президент, выступая в Хельсинки, заявил, что верит словам Путина о том, что Россия не вмешивалась в американские выборы, а менее, чем через сутки, давая пресс-конференцию в Белом доме, заявил, что верит уже спецслужбам, утверждающим о взломе выборов русскими. В американской традиции освещения политики такие кренделя принято называть «флип-флоп» - резкое изменение мнения без видимых на то предпосылок. Так или иначе, Трамп сидел в кабинете Белого дома и общался с журналистами. «Я полностью верю американским спецслужбам» - сказал президент и вдруг свет погас. «Упс, похоже, они отключили свет, эти спецслужбы» - отшутился кто-то в темноте голосом Трампа и под смешки напуганных резкой темнотой журналистов свет загорелся снова. Да, ни у кого не возникло вопросов о внезапном выключении света, ведь именно в тот вечер над Вашингтоном проходил грозовой фронт, но уж очень красочным и символичным был внезапный блэкаут в момент, когда Трамп совершал очередной поворот кругом.

Из-за возможных юридических осложнений, связанных с недопустимостью прямых обвинений, не имеющих доказательств, американские СМИ часто пишут в заголовках наречия наподобие «возможно», «вероятно» или «якобы». Человек, имеющий опыт чтения статей в этих медиа, первое время придает этому какое-то значение, а затем автоматически пропускает эти слова. За счет этого нехитрого обмана разума уже долгое время можно писать все, что угодно. Броские заголовки обеспечивают страницам сайта хорошую посещаемость, газетам – высокие продажи, а медиа-конгломератам – огромную прибыль. Не редкость в популярных СМИ заголовки наподобие «Если вы пьете молоко, то вы, возможно, расист» или «Берни Сандерс вероятно будет выдвигаться в 2020». На фоне встречи президентов России и США как грибы после дождя вылезли многочисленные политики разных масштабов, среди которых был даже спикер Палаты представителей, обозреватели, да и просто общественные деятели, свято уверенные в интересности своего мнения. Все они заявляли о том, что вмешательство России в американские выборы «не подлежит сомнению, ведь так сказали спецслужбы». СМИ больше не употребляют тех самых наречий, говоря о взломе выборов Россией. Догадка превратилась в подозрение, подозрение – в факт, а факт – в догму, святая вера в которую необходима для понимания происходящего. На фоне этих заявлений, громких расследований в отношении 12 россиян и обвинения одной российской про-ган активистки в шпионаже никого уже не интересует тот факт, что спецслужбы так и не привели внятных доказательств причастности России к выборам, зато неоднократно доказывали собственную ангажированность в ходе выборов и после них. Тем не менее, доказательства внешнего вмешательства в самый открытый и демократический процесс в мире все же есть. Другое дело, что о них предпочитают не вспоминать в связи с их несоответствием официально утвержденному нарративу.

С начала недели на Капитолийском холме разворачивался совершенно удивительный сюжет, почти не связанный с громкими встречами и масштабными саммитами. Если проводить параллели с американским кинематографом, то в то время, как в Лондоне, Брюсселе и Хельсинки творился блокбастер с громкими речами, яркими кадрами, подлыми предателями, жестокими злодеями и благородными героями, то в сердце Вашингтона неспешно развивался сюжет фильма Тони Скотта – хитрый политический триллер, где все персонажи постепенно раскрывают у себя на душе столько грехов, что поневоле начинаешь презирать всех в этом цирке уродов. Началось все еще в 2016 году, когда агент ФБР Питер Стрзок в общении со своей коллегой, а по некоторым данным и любовницей Лизой Пейдж обсуждал будущего президента США. Трампа называли «кретином», «недоумком», а после начала расследования о связях Трампа с Россией спецпрокурора Мюллера, чьими помощниками стали Пейдж и Стрзок, в переписке всплыло мнение о том, что расследование совершенно бесполезно и что смещать Трампа надо другим способом. Сам Мюллер имеет блестящую репутацию – бывший директор ФБР, реформировавший организацию, офицер, служивший во Вьетнаме, кавалер нескольких орденов и медалей и до неприятного принципиальный и прямолинейный человек – про него говорят, что он осудил бы собственную мать, нарушь она закон. Подчиненные его, однако, такой приверженностью принципам беспристрастного правосудия не отличались и всплывшая переписка Пейдж и Стрзока серьезно испортила как доверие к расследованию о связях Трампа с Россией, так и к самому Мюллеру, при всем своем профессионализме выбравшему себе в команду некомпетентных и ангажированных болванов. За последние две недели этих самых товарищей вызывали в Конгресс на дачу показаний – республиканцы, очевидно, рассчитывают выжать всю возможную выгоду из этой истории, подорвав доверие к Мюллеру и перейдя в контрнаступление с помощью ответного расследования уже против самого Мюллера, и людей, стоящих за ним. Прошлая неделя отметилась ярким и шумным допросом Стрзока, пытавшегося убедить конгрессменов в том, что его сообщения (чью предвзятость он открыто признавал) не являются признаком предвзятости, а напротив, проявлением «глубокого патриотизма». Подобная наглость и беспардонность сыграла на руку республиканцам, так что к допросу Лизы Пейдж готовились заранее, уже предвкушая поток нелепых оправданий и глупостей, которые можно будет конвертировать в баллы в политической борьбе за влияние в Вашингтоне. Однако внезапно поток новостей из Капитолия стих. Ни громких заголовков, ни шокирующих откровений не появлялось в СМИ за последние четыре дня – только сухие отчеты по поводу ничтожно малой доли сказанного на допросах, закрытых от публики. Однако Интернет полнится слухами, догадками и свидетельствами очевидцев, которые проявляют несвойственное выдумкам и фейковым новостям единодушие. Источники, за которыми ранее не замечалось откровенной лжи или дезинформации, малоизвестные СМИ, оперативно и из первых рук получающие сводки боев в вашингтонских коридорах – все они сошлись в одном. Пишут, что Пейдж дала показания против руководства ФБР, которое с помощью баек про русских хакеров пыталось прикрыть собственную некомпетентность и глупость штаба Клинтон, позволившего пропасть засекреченным данным с серверов демократов. А теперь самое главное – по словам Пейдж за самой обсуждаемой кражей информации в недавней истории стоит Китай. Бывший директор ФБР Джеймс Коми, его заместитель, недавно очень кстати пытавшийся получить иммунитет от уголовного преследования, Эндрю МакКейб, один из руководителей контрразведки ФБР Уильям Пристэп и уже знакомый нам Питер Стрзок – все они оказались в списке имен причастных не только к самому большому провалу в истории спецслужб, но и к самой большой лжи, этот провал маскирующей.

Вопрос, который следует из этого – что же теперь? Вероятно, ничего. Масс-медиа ни за что не станут признаваться в том, что вот уже полтора года стабильно вешают всему миру на уши сказки о взломе русскими серверов демократов, высокопоставленные сотрудники ФБР сделают все, чтоб сохранить за собой свои посты, поддержку спонсоров и свободу от уголовного преследования, а многочисленные исследователи и прокуроры будут и дальше искать связи победы республиканцев двухлетней давности с происками России. Посол России в США Анатолий Антонов недавно сказал, что эти поиски напоминают поиски черной кошки в темной комнате, при том, что кошки там никакой и в помине нет. С развитием политического и шпионского триллера в Вашингтоне может стать ясно, кто выключил в этой комнате свет.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x