Сообщество «Геоэнергетика» 10:16 18 марта 2021

В чём причина симпатий Меркель по отношению к СП-2?

1

Реализация проекта морского газопровода "Северный поток-2" на протяжении последних пары лет превратилась в источник сотен, если не тысяч публикаций в самых разных СМИ. Для того, чтобы разобраться, что тут к чему, предлагаю вспомнить факты – тогда станет ясно, как именно их пытаются завязать в какие-то невероятные узлы. Проект строительства третьей и четвертой ниток МГП "СП-1" был разработан его акционерами еще в 2012 году, вскоре после того, как был принят в эксплуатацию "СП-1". Побудительная причина была вполне очевидна: в Европе продолжался тогда и продолжается сейчас рост спроса на природный газ. При этом еще два поставщика трубопроводного газа, государственная компания Алжира Sonatrach и государственная компания Норвегии Equinor (бывшая Statoil) нарастить объемы не могут вот уже несколько лет. Месторождения Алжира находятся на поздних стадиях разработки, к тому же растет спрос на газ в самом Алжире: растет численность населения, пусть медленно, но растет экономика, растет уровень жизни. Кроме того, у Алжира имеется собственное производство СПГ, что позволяет получать дополнительные заработки, пользуясь ситуациями на спотовых рынках не только Европы, но и Юго-Восточной Азии. Если коротко – и возможностей особых нет, и желания, особенно с учетом того, что на просторах ЕС продолжает бушевать Третий энергопакет со всеми его ограничениями в отношении поставщиков газа из-за пределов этого экономического объединения. В Норвегии ситуация иная – около 90% электроэнергии здесь вырабатывают ГЭС, поскольку гидроэнергетический потенциал горных рек, текущих во фьордах, весьма велик. Но минимальный рост внутреннего рынка все же не дает возможности наращивать поставки в ЕС – имеющиеся месторождения, опять же, на поздних стадиях разработки, новых крупных открытий не наблюдается, а новые небольшие месторождения с трудом компенсируют снижение добычи на месторождениях старых. Коротко – объем добычи у Equinor на протяжении достаточно большого времени остается на одном уровне. Других поставщиков трубопроводного газа не наблюдается, если не учитывать стратегическую погрешность в виде начавшихся в минувшем году поставок с азербайджанского месторождения "Шахдениз". С этого направления в южный регион Европы в ближайшее время должно начаться поступление 10 млрд кубометров газа в год, однако при общем объеме потребления в ЕС почти в полтриллиона кубометров это что-то от 1,5 до 2%, не более того. Проект ТАП-ТАНАП – тема отдельного разговора, сегодня – про СП-2. Обстановка для Газпрома вполне комфортная: спрос растет, в 2025 году прекратится добыча газа на месторождении Гронинген на шельфе Голландии, в Германии планируется постепенное закрытие АЭС по мере окончания плановых сроков эксплуатации и принято решение о принудительной остановке угольных электростанций. Третья и четвертая нитки "Северного потока", которые мы теперь и называем проектом "СП-2" прокладываются по тому же маршруту, а это немного проще с технической стороны. Дно обследовано, неприятности в виде остатков кораблекрушений и затонувших боеприпасов уже устранены, технология производства труб, которым предстоит полсотни лет лежать на дне морском, испытывая давление воды с внешней стороны и давление газа изнутри, освоены, логистика отработана. На всякий случай напомню состав акционеров швейцарской компании Nord Stream AG, которая является владельцем и оператором "СП-1": 51%, контрольный пакет – у Газпрома, по 15,5% у немецких компаний Wintershal Dea и Uniper, по 9% - у французской Engie у голландской Gasuine. От участия в "СП-2" увильнули только голландцы – судя по всему, поставок газа по "СП-1" и его наземному продолжению NEL этой стране оказалось достаточно. Впрочем, может быть, голландцы полагаются на свои регазификационные терминалы, которых на их побережье достаточно – гадать можно сколько угодно, но факт остается фактом – в проекте СП-2 голландской Gasuine не наблюдается, зато появился такой проверенный партнер, как австрийский концерн OMV.

Первоначально с организационной стороны планировался такой же подход, как и с "СП-1": контрольный пакет оставить Газпрому, оставшиеся 49% акций распределить между европейскими участниками. Газпром учредил в Швейцарии очередную компанию с немудреным названием Nord Stream 2 AG и стал спокойно ждать, когда компания начнет превращаться в совместное предприятие. Но не тут-то было. Любой проект, связанный с импортом газа из-за пределов ЕС обкладывается все новыми бюрократическими процедурами под лозунгом «Не допустим монополии!» Лозунг звучит красиво, а то, что ему в данном случае противостоят география и геология, европейских крючкотворов и демагогов не волнует. В случае проекта "СП-2" в дело пошло еще одно изобретение евробюрократов: Еврокомиссия запустила по всем странам опрос – нет ли возражений против вот такого состава акционеров компании, которой предстояло стать оператором строительства, а затем собственником и оператором поставок. Еще раз: пять частных компаний решили принять участие в проекте, не требующем финансирования ни из общего бюджета ЕС, ни из государственных бюджетов стран, входящих в его состав, а Евркомиссия опрашивает всех и вся – а вы господа и дамы, не возражаете? Нет ли у антимонопольной службы Греции претензий к тому, кто за свои деньги будет строить морской трубопровод в Балтийском море?

Претензии по поводу акционерного состава высказала антимонопольная служба Польши: из шести будущих акционеров пять компаний – совладельцы "СП-1", потому это ужас, это удар по конкуренции, это идет вразрез с ценными европейскими ценностями. Расчет был прост: польские деятели были уверены, что европейские компании начнут подавать иски в суд, окончательное инвестиционное решение будет откладываться, а там, глядишь, и вовсе не состоится, и тогда вашингтонский обком за старания выдаст Польше бочку варенья и корзину печенья. Однако в апреле 2017 было подписано соглашение, согласно которому единственным акционером Nord Stream 2 AG остается Газпром, а пятерка европейских компаний просто финансирует строительство МГП. Состав пятерки – привычные немецкие компании Wintershal Dea и Uniper, традиционные французы Engie, бывший лучший друг советского министерства газовой промышленности австрийский концерн OMV и англо-голландская компания Royal Dutch Shell. Соглашение по "СП-2" выглядит просто. Заявлена его сметная стоимость в 9 млрд евро, половину вносит Газпром, половину – европейская пятерка пропорционально по отношению друг к другу, то есть по 950 млн евро «с носа». Ни одна из компаний из бюджетов стран, в которых они зарегистрированы, не попросила ни копейки, ни евроцента. Это важный момент, любые попытки объявить "СП-2" «политическим проектом» - это попытка оспорить факт того, что ни одно государство в реализации проекта не участвует. Это важный момент, поскольку позволяет четко зафиксировать: любые фразы из разряда «Германия, как главный участник СП-2», «Австрия, как страна, участвующая в строительстве СП-2» - или ошибка или умышленное искажение факта. Германия как страна заинтересована только в том, чтобы немецкие компании Uniper и Wintershall могли успешно продолжать свой бизнес, обеспечивая конечных потребителей в лице электростанций, крупных предприятий, муниципальных хозяйств, химических заводов природным газом надежно и с перспективой на ближайшие десятилетия. Но Германия как страна не участвует в проекте "СП-2", поскольку не тратит на его реализацию деньги своих налогоплательщиков, поскольку государство германское не является непосредственным участником газового рынка. Законодательство Германии максимально отвечает требованиям либеральной доктрины, государство максимально удалено от непосредственного участия в экономической деятельности. Те же слова можно повторить про Францию и про Австрию, а уж про Shell, который является классической биржевой компанией, и говорить не чего – в их акционерном капитале не участвует ни одно государство этой планеты. В 2017 году, когда Газпром и европейская пятерка подписывали свое соглашение, они на все 146% учли действовавшее на тот момент законодательство как Евросоюза, так и государств, на территории которых они были зарегистрированы. Давайте зафиксируем: в апреле 2017 года ни Газпром, ни Wintershal, ни Uniper ни Shell, ни OMV, ни Engie не нарушали законы ЕС, России, Германии, Австрии, Франции, Голландии и Британии.

В 2018 году, когда в Европе и по ту сторону Атлантического океана начали раздаваться голоса всевозможных противников проекта СП-2, пять генеральных директоров пяти европейских газовых компаний опубликовали открытое письмо в адрес правительств своих стран, суть которого достаточно проста. «Мы вложили по миллиарду долларов в этот проект, не прося помощи у государства, в ход пошли банковские кредиты и прочие продажи акций и облигаций. Uniper, которая некогда носила гордое название RuhrGas, вообще надорвалась – дело дошло до того, что пришлось продаться финскому Fortum, но финансовые обязательства перед Nord Stream 2 AG выполнила – мы помним, что такое настоящие европейские ценности. И если теперь вы, наши уважаемые правительства, решите задним числом объявить наше соглашение незаконным, у нас нет никаких вариантов: для того, чтобы защитить экономические интересы наших акционеров, мы пойдем в суды и эти суды выиграем. Вот только в исках будут стоять не те суммы, которые мы заплатили по соглашению с швейцарцами. В суммы исков войдут все банковские проценты – пусть они в европейских банках и не большие, так мы ведь кредиты брали не на один год. И сам МГП мы строили не из-за любви к искусству, а для того, чтобы не только вернуть инвестиции, но и долгие годы зарабатывать прибыль – потому в иски войдут суммы упущенной прибыли по полной программе. Как бы долго суды не шли – мы их все равно выиграем, задним числом законы бесплатно менять нельзя. И вот тогда вы, наши правители, залезете в карманы наших налогоплательщиков, и ваш выборный электорат из своих кошельков втридорога заплатит за «железо», которое никогда работать не будет – все эти евро будут в буквальном смысле слова зарыты в землю, не принося никому никакой пользы. С уважением, имярек». Это письмо не является угрозой или попыткой шантажа – это просто констатация фактов, напоминание о том, какие последствия неизбежно будут иметь политические игры и игрища. Извещен – значит, вооружен, в данном случае – вооружен знанием. Напоминаю я о том, как выглядело соглашение 2017 года, как звучало открытое письмо 2018 года только для одного: чтобы было максимально понятно, по какой причине ответственные политики европейских стран, что называется, «двумя руками за» - за то, чтобы "СП-2" был достроен и принят в эксплуатацию.

Какие бы ветры из-за океана не дули, избиратели продолжают жить в Европе, и на избирательные участки они не в Чикагщине с Мичиганщиной ходят, а в Берлинщине с Гамбургщиной. Симпатии Меркель по отношению к СП-2 – это не любовь к России, не ностальгия по годам в комсомоле ГДР, это забота о её партии, которой в сентябре предстоит бороться за места в бундестаге.

Борис Марцинкевич

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий
18 марта 2021 в 20:10

"Кастрированная" статистика. А откуда взялся газ для потока у побережья Балтики? От Ямала до Балтики друганы путина(Тимченко и ротенберг) протащили г-д. ВНИИгаз оценила стоимость этого сухопутного участка г-да в р-не 90 млрд долларов. При этом тот же ВНИИгаз предлагал использовать не загруженные сейчас г-ды, проложенные из Сибири. Но, друганам нужно было загрузить работой имеющиеся у них строительные мощности. По этой же причине не был использован советский и вяхиревский опыт ст-ва г-дов. При Вяхиреве г-д Ямал-Европа строили с запада на восток, что исключило возможность шантажа Газпрома западом.

1.0x