Авторский блог Сергей Правосудов 11:51 1 июня 2020

Свободный труд или цифровой концлагерь?

1

По мере нарастания кризисных явлений в мировой экономике и социальной сфере все больше людей говорят о своем положительном отношении к социализму. Но под социализмом они часто подразумевают разные вещи, кто-то мечтает о возвращении к классической социал-демократии в духе скандинавских стран или ФРГ, кто-то с ностальгией вспоминает брежневский период СССР, а кто-то сталинский. Есть и те, кто мечтает о коммунизме. Грезить о возращении в славное прошлое бессмысленно, ведь это невозможно. Сразу вспоминается Солженицын, со своим призывом к России вернуться к православию времен Сергия Радонежского. Это напоминает старика, который мечтает снова стать молодым.

Больше всего людей раздражает ухудшение их жизненного уровня при одновременном росте имущественного расслоения. Сообщения о том, что богатые продолжают увеличивать свои состояния не могут понравится человеку с трудом сводящему концы с концами.

Если говорить о социализме, то классики марксизма предполагали, что это будет более экономически эффективный строй, чем капитализм. Более развитые производительные силы приведут к росту производительности труда, следовательно у людей будет больше свободного времени, которые они смогут направить на развитие, творчество, общение, отдых. Пока увеличение эффективности производительных сил приводит к росту доходов богатых, а трудящихся заставляют все сильнее конкурировать между собой. Рабочие пытаются бороться за свои права с помощью забастовок, демонстраций, пикетов. Работодатели в свою очередь стремятся повышать автоматизацию труда и привлекать рабочих на условиях аутсорсинга минимизируя за счет этого социальные обязательства.

Ростки социализма?

Можно ли увидеть вокруг ростки социализма в виде свободного высокопроизводительного труда? Можно. Многочисленные примеры высокоэффективных компаний, основанных на принципах взаимопомощи и самоуправления, приводит Фредерик Лалу в книге «Открывая организации будущего». Компании, которые отказались от бюрократии и сделали ставку на доверие и развитие потенциала сотрудников достигли выдающихся успехов. Бизнес-идея проста: высокопрофессиональные сотрудники не нуждаются в постоянном контроле со стороны начальников. Им достаточно поставить задачу, а они сами решат, как её выполнить. Если кто-то из сотрудников плохо выполняет свои обязанности, то коллеги решают: дать ему возможность исправиться, или расстаться с ним. Больше всего в этой схеме страдают управленцы среднего звена, так как им просто нет места. Если вспомнить, что СССР очень страдал от бюрократизма и подавления низовой инициативы, то новые веяния в менеджменте могут стать этапом на пути к социализму.

Кстати, в СССР были аналогичные примеры самоуправляющихся организаций с высокой производительностью труда. В качестве примера могу привести артель Вадима Туманова, которая занималась добычей золота и строительством дорог. Вадим Туманов получал самую высокую зарплату в СССР (больше, чем глава государства). При этом, руководитель артели зарабатывал всего в 2 раза больше, чем рядовой труженик. Можно сказать, что эта артель уже находилась в коммунизме.

Могу привести пример из своего опыта. Я более 20 лет занимаюсь журналистикой. Практика показывают, что успеха достигают те СМИ, которые привлекают хороших журналистов и дают им свободу выражения. Методы давления и тотального контроля работают плохо, так как СМИ становятся не интересными и теряют поддержку аудитории. Интернет технологии позволяют людям самостоятельно создавать и публиковать видео, фото, тексты и привлекать аудиторию, то есть обходится вообще без начальников.

Но здесь возникает ключевой вопрос: а что делать с не очень талантливыми и трудолюбивыми работниками? А, что, если человек вообще не любить работать, а любит злоупотреблять алкоголем? Как стимулировать человека к интеллектуальному и духовному развитию?

Существует известная схема Абрахама Маслоу который сформулировал пирамиду потребностей, разделив потребности людей на пять основных категорий:

а) физиологические: голод, жажда, половое влечение и т. д.

б) потребности в безопасности: комфорт, постоянство условий жизни.

в) социальные: социальные связи, общение, привязанность, забота о другом и внимание к себе, совместная деятельность.

г) престижные: самоуважение, уважение со стороны других, признание, достижение успеха и высокой оценки, служебный рост.

д) духовные: познание, самоактуализация, самовыражение, самоидентификация.

В последние годы жизни Маслоу много внимания уделял проблеме зла. Он пытался понять: почему люди совершают плохие поступки? Внятного ответа сформулировать он не смог.

Лидер и племя

Коллективы развиваются, по той же схеме, что и личности. Здесь стоит обратить внимание на книгу «Лидер и племя. Пять уровней корпоративной культуры» о новых подходах к менеджменту (авторы: Логан, Кинг, Фишер-Райт). Авторы отмечают, что любая организация представляет собой конгломерат небольших сообществ. «Если вы выросли в маленьком городке, подумайте о людях, которые там живут, или вспомните песню Дона Хенли: «В каждом из нас есть частичка той самой деревушки». В каждом таком сообществе живут очень разные люди и вместе с тем сходств больше, чем отличий, а потому метафора неизменно остается уместной, о каком бы регионе ни шла речь: о Небраске, Нью-Йорке или Куала-Лумпуре. Мы называем подобные небольшие сообщества «племенами». Они формируются столь естественно, будто являются частью нашего генетического кода. Племена в свое время помогли людям пережить ледниковый период, построить поселения, а затем и города. Птицы, как известно, сбиваются в стаи, рыбы ходят косяками, а люди живут племенами», – пишут они.

Племя – это группа людей, в которую входит от 20 до 150 человек. Вот тест на принадлежность к племени: вы, встретив «человека племени» на улице, остановитесь и скажете ему «привет!». Телефоны членов вашего племени наверняка забиты в ваш сотовый, а адреса электронной почты – в компьютер. Когда численность подходит к 150, племя естественным образом распадается на два. Одни племена требуют совершенства от каждого, и они постоянно развиваются. Другие довольствуются лишь минимумом, чтобы не быть уволенными. Что или кто создает такую разницу в производительности? Ответ: вождь, лидер племени.

Лидер концентрирует свои усилия на сплочении, или, точнее, на развитии культуры племени. Если ему это удается, то племя признает его и отвечает ему лояльностью, порой граничащей с культом, готовностью трудиться изо всех сил и добиваться одного успеха за другим. Подразделение или компания, возглавляемые им, становятся для своей отрасли эталоном, начиная с производительности и прибыльности и заканчивая способностью удерживать лучшие кадры. Лидеры превращаются в настоящий магнит для талантов: люди готовы работать даже за сравнительно небольшую заработную плату. Лидер племени поднимается по карьерной лестнице столь быстро, что вскоре молва начинает пророчить ему должность CEO. Все дается им с такой видимой легкостью, что люди не могут понять, как у них это получается.

«В каждом племени доминирует определенный тип культуры, которую можно отнести к одному из пяти уровней некоей шкалы. Цель состоит в том, чтобы стабильно удерживаться на четвертом уровне и временами «подпрыгивать» до пятого. При прочих равных условиях культура пятого уровня всегда будет превосходить культуру четвертого, которая, в свою очередь, будет демонстрировать лучшие показатели, чем культура третьего уровня, и т. д. (Пятый уровень нестабилен, но способен приводить к историческим прорывам.) У каждой культуры есть свой стиль речи, или «лейтмотив», который улавливается в любом разговоре членов племени, в их переписке, шутках и даже в простом обмене репликами в коридоре», – пишут авторы.

Первый уровень

К счастью, большинство специалистов пропускают эту стадию: только 2% служащих в США доводилось трудиться в племенах с культурой первого уровня. Этот уровень умонастроений характерен для людей, которые сбиваются в уличные банды и приходят на работу со стволами. Если подобный человек наденет майку с надписью, это будет что-то вроде: «Жизнь – дерьмо», а слова, извергающиеся из его уст, подтвердят данную «максиму». Люди, находящиеся на этом уровне, отчаянно враждебны и объединяются для того, чтобы вместе пробивать себе дорогу в жестоком и несправедливом мире.

Второй уровень

В 25% племен, формирующихся на рабочем месте, доминирует культура второго уровня, что представляет собой качественный скачок по сравнению с первым. Лейтмотив разговоров людей, действующих на втором уровне развития культуры племени, сводится к фразе «Моя жизнь – дерьмо». Они пассивно враждебны и могут с осуждением скрестить руки, хотя почти никогда не бывают настолько заинтересованы в происходящем, чтобы в них вспыхнула искорка страсти. Если смеются, то беззвучно-саркастически и безропотно. Послушаешь, так они все уже видели и им известно, что все обречено на провал. Человек на втором уровне часто пытается защищать «своих» людей от «вторжения» руководства. Лейтмотив разговоров второго уровня («Моя жизнь – дерьмо») порождает настроение, характерное для кластера апатичных жертв.

Если вам доводилось присутствовать на собрании, где вы излагали и страстно отстаивали новую идею, а на вас смотрели с пассивным безразличием, то, скорее всего, вы попали в культурную среду второго уровня.

Третий уровень

В США культура третьего уровня доминирует в 49% корпоративных племен. Ее лейтмотив звучит так: «Я крутой!» А если приводить фразу полностью, то: «Я крутой, а ты нет!» В культурной среде третьего уровня знание – сила, а потому люди запасаются им, будь оно в виде контактной информации клиентов или слухов о компании. Людям на данной стадии развития культуры племени необходимо побеждать: победа для них – нечто очень личное. Работать и думать лучше и быстрее конкурентов – дело первостепенной важности, потому что конкуренция для них происходит на личностной основе. Результат такого настроя – совокупность «одиноких воинов», нуждающихся в помощи и поддержке и постоянно переживающих разочарование из-за того, что другие лишены их амбиций и умений. Поскольку именно им приходится выполнять тяжелую работу (памятуя о том, что остальные просто не настолько толковы), то и жалуются они, как правило, на нехватку времени или компетентной поддержки.

Четвертый уровень

Между «Я крутой» (третий уровень) и «Мы крутые» (четвертый уровень) лежит глубокая пропасть, целая бездна. Этот уровень культуры доминирует в 22% корпоративных племен, и коммуникация среди их членов проходит под лейтмотивом: «Мы крутые». Племя с лейтмотивом «Мы крутые» всегда нуждается в противнике. Эта потребность является частью самой ДНК данного культурного уровня. На самом деле лейтмотив в его полной форме звучит так: «Мы крутые, а они – нет».

Пятый уровень

Четвертый уровень является стартовой площадкой для пятого. Когда мы описываем пятый уровень, характеристикам которого соответствуют менее 2% корпоративных племен, люди смотрят на нас с недоверием. Надпись на майке члена племени пятого уровня гласила бы: «Жизнь прекрасна», и этот же лейтмотив сквозит в его действиях. Разговоры людей из племен пятого уровня вертятся вокруг бесконечных возможностей, раскрывающихся перед ними. Их волнует то, как они будут творить историю – не ради победы над конкурентами, а чтобы сделать мир лучше. Их общее настроение можно охарактеризовать как «простодушное удивление». Они соревнуются не с другим племенем, а с представлением о возможном.

Племена, которые находятся на пятом уровне, способны на потрясающие инновации. На этой стадии мы имеем дело с лидерством, видением и вдохновением высшей пробы. После короткой вспышки активности команды пятого уровня спускаются на четвертый, чтобы перегруппироваться и заняться инфраструктурными вопросами, прежде чем, при возможности, вновь подняться на пятый уровень. В такие моменты спортсмены завоевывают золотые медали на Олимпийских играх и трофеи суперкубков, лидеры в бизнесе творят историю.

На пятом уровне люди думают не о себе и не о своем племени, а пытаются коллективно решить какие-то очень важные задачи. На первое место выходит принцип служения высшей цели (например, найти лекарство от рака).

«Лидер и племя» входит в топ лучших книг по современному менеджменту. Однако ознакомившись с ней, мне вспомнилась теория пассионарности Льва Гумилева. Основные идеи которой, он сформулировал ещё в 1974 году в своей диссертации, позже изданной в виде книги «Этногенез и биосфера земли». Если мы посмотрим на график изменения пассионарного напряжения этнической системы, то увидим, что она очень сильно напоминает схему уровней развития «племен» (см. рисунок).

Теперь необходимо объяснить, кто такой пассионарий. Лев Гумилев считал, что пассионарий – это человек, наделённый избыточной энергией, импульс которой превышает импульс инстинкта самосохранения, вследствие чего пассионарий способен пожертвовать своей жизнью ради идеи. «Пассионарность, – писал Гумилёв, – это непреоборимое внутреннее стремление (чаще неосознанное) к деятельности, направленной на осуществление какой-либо цели. Цель эта представляется пассионарной особи ценнее даже собственной жизни, а тем более жизни соплеменников и современников».

Пассионарии – особи, обладающие врожденной способностью забирать из окружающей среды энергии больше, чем это требуется для личного и видового самосохранения, и выдавать эту энергию в виде целенаправленной работы по изменению окружающей среды. Причем, психическая и интеллектуальная активность требует затрат энергии точно так же, как и физическая, только эта энергия пребывает в иной форме и ее труднее регистрировать и измерять. Уровень пассионарности в людях и обществах разный, о чем и говорит приведенный выше график.

Авторы книги «Лидер и племя» не ставят вопрос о причине появления лидеров, которые выводят свои племена на пятый уровень. Они просто есть. Гумилев считал, что пассионарность – это мутация генов человека, которая происходит благодаря воздействию неизвестного нам излучения, приходящего из космоса. Здесь он выступал в качестве продолжателя идей Чижевского и Вернадского. Но так или иначе, и американские авторы и Лев Гумилев описывают похожие процессы – формирование групп, которые охвачены стремлением к какой-то высшей цели и часто достигающие выдающихся результатов.

Очевидно, что объединение сообществ высокомотивированных людей очень напоминает идеальное общество, которое описывают, как коммунисты, так и анархисты. Необходимо только ответить на главные вопросы: что может заставить человека развиваться и что делать с людьми, которые не хотят или не могут идти по этому пути? Сейчас нам предлагают простой вариант – цифровой концлагерь. Определяются критерии хорошего гражданина, всем присваивается рейтинг, а дальше человек должен в системе тотального контроля бороться за баллы для роста рейтинга. Похоже это на царство свободы, на коммунизм? Очевидно – нет. Будет ли такая система эффективной? На коротком отрезке – возможно. В долгосрочной перспективе – нет. Я приводил пример работы в СМИ. Тотальный контроль и ограничения убивают творчество. Система, которая загоняет человека в жесткие рамки ведет к упрощению человеческой личности, иными словами, к деградации. Люди начнут тратить свою творческую энергию на обман системы. В результате такая система не будет эффективной и развалится.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий
1 июня 2020 в 10:00

------
Больше всего людей раздражает ухудшение их жизненного уровня при одновременном росте имущественного расслоения.
------
Ничего подобного, людей раздражает неуверенность в завтрашнем дне и конечно тотальная несправедливость - лживость правящей системы.
Все эти уровни - категории, приведенные автором, условны и возникают от бессилия в отношении к несправедливой системе.

1.0x