Сообщество «Посольский приказ» 12:13 12 июня 2015

Саркози на виражах

Во время своего президентства Саркози показал себя как принципиальный поборник атлантизма, выступающий за всемерное сближение с США и за конфронтацию с Россией. (Хотя были у него и некоторые «архитектурные излишества» - так он пытался создать грандиозную геополитическую конструкцию, известную под именем «Средиземноморский Союз».) И вот теперь экс-президент развернулся на 180 градусов, заняв откровенно пророссийскую позицию. Для очень многих неожиданной стала поддержка, которую Саркози выразил воссоединению России и Крыма. Он заявил: «Крым выбрал Россию, мы не можем их винить».
3

Экс-президент Николя Саркози произвёл реорганизации своей партии «Союз за народное движение». На вооружение было взято название краткое, но ёмкое - «Республиканцы». Против этого возражали многие политики, которые были крайне недовольны столь бесцеремонной приватизацией «республиканского» бренда. Они обращали внимание на следующее - во Франции все являются республиканцами, поэтому недопустимо называть ими только часть французов. Получается, что все остальные вовсе никакие не республиканцы, а это обидно. (На самом деле, согласно опросам общественного мнения, 17 % французов хотели бы восстановления монархии.)

Однако суд встал на сторону Саркози, и ему всё-таки удалось осуществить ребрендинг своей партии. Насколько удачным он станет для новой-старой партии - покажут выборы 2017 года, которые уже не за горами. Очевидно, что Саркози будет стараться отобрать голоса у правонационалистической партии «Национальный фронт», укрепляя тем самым праволиберальный центр. В этом явно заинтересованы все элиты Франции, которые опасаются дальнейшего усиления НФ, получившего на последних (2014 год) выборах в Европарламент 25, 4 % и, тем самым, вышедшего на первое место. Момент для того, чтобы отхватить часть электората сложился весьма подходящий. НФ сейчас раздирается внутрипартийными (они же - внутрисемейные) противоречиями - между собой бурно выясняют отношения основатель партии Жан-Мари Ле Пен и её лидер Марин Ле Пен.

Похоже, однако, что дальше слов дело не пойдёт. Изменилось название партии, изменится что-то (незначительно) в риторике. Но вот в идеологии реальных подвижек не будет. Солидный бренд призван подпирать всю ту же праволиберальную политику, вполне укладывающуюся в матрицу неолиберализма.

Формально Саркози и его партия считаются преемниками и последователями великого французского президента Шарля де Голля. Однако от самого голлизма во Франции ничего, по сути, не осталось. Всё поглотил либерализм, размывший голлистские смыслы, исказивший их до неузнаваемости. Сам де Голль предложил, в своё время, довольно-таки оригинальную модель национал-республиканизма. Её можно охарактеризовать следующим образом: «Своеобразная республиканская монархия, которая примирила монархию и демократию, два антагонистических принципа эпохи Великой Французской Революции;

- Идея «великой Франции», которая соединила величие как аристократический по своему происхождению принцип с многовековой идеей «народности», которая воплотилась в идеологии республиканизма;

- Идея национального суверенитета, которая в интерпретации де Голля имела не только внешнеполитическое, но также надклассовое и надпартийное содержание, сплачивая таким образом народ и нацию». (С. Бирюков. «Николя Саркози и судьба «пятой республики» // Политконсерватизм.Ру (Кстати, де Голль задумывался именно о восстановлении монархии и даже вёл по этому поводу переговоры с Графом Парижским, вернувшимся на родину в 1950 году. Однако, возможной реставрации помешали события 1968 года.)

Понятно, что деголлевский национал-республиканизм канул в лету. Хотя ещё недавно возможности для его возрождения были. В СНД мощную конкуренцию Саркози составлял Доминик де Вильпен, бывший в 2005-2007 годах премьер-министром Франции. Он стоял на позициях, очень близких к «классическому голлизму», был убежденным противником США и атлантизма. В 2003 году, во время американской агрессии в Ираке, де Вильпен осудил её - весьма и весьма жёстко, что обеспечило ему огромную популярность. Кроме того, он выступал за сближение с Россией, имея репутацию «стойкого русофила». Он походил на де Голля даже и своей политической судьбой. «Студенческие волнения, в результате которых Доминик де Вильпен оказался вынужден уйти в отставку, были «малой копией» известных событий 1968 года, приведших в конечном счете к отставке де Голля, саму организацию которых Ги Дебор называл «государственной тайной», - пишет В. Карпец. - Один хорошо знающий историю 1968 года французский литератор, имени которого я здесь по понятным причинам называть не буду, рассказывал мне о том, как эти события были организованы разведками США и Израиля и почему де Голль ушел. «Под де Вильпена» была организована аналогичная провокация, после чего жесткую «зачистку» студентов провел Саркози». («Сарко» // Правая.Ру)

Во время своего президентства Саркози показал себя как принципиальный поборник атлантизма, выступающий за всемерное сближение с США и за конфронтацию с Россией. (Хотя были у него и некоторые «архитектурные излишества» - так он пытался создать грандиозную геополитическую конструкцию, известную под именем «Средиземноморский Союз».) И вот теперь экс-президент развернулся на 180 градусов, заняв откровенно пророссийскую позицию. Для очень многих неожиданной стала поддержка, которую Саркози выразил воссоединению России и Крыма. Он заявил: «Крым выбрал Россию, мы не можем их винить».

Для подтверждения правоты своих слов Саркози, ничтоже сумняшеся, сослался на косовский пример: «Если Косово имеет право на независимость от Сербии, я не вижу, как можно говорить, что Крым не имеет право покинуть Украину и присоединиться к России».

Кроме того, он сделал ещё много самых разных пророссийских высказываний. Вот, например: «Рознь между Европой и Россией - это драма. То что американцы этого хотят, это их право и их проблема…, но мы не хотим возрождения холодной войны между Европой и Россией».

И еще, довольно характерное: «В Украине живет 42 миллиона жителей... из них треть - русскоязычные... по крайней мере, десять миллионов русскоязычных, это не шутка. Мы, безусловно, должны найти средства для создания миротворческих сил для защиты русскоязычного населения в Украине, пока ситуация не успокоится... Украина должна сохранить свою позицию моста между Европой и Россией, отказаться от намерения вступить в НАТО и ЕС».

Саркози заявил том, что Франция всё-таки должна поставить России военные корабли, в соответствии с договоренностью: «Можно спорить о том, можно ли поставлять «Мистрали», но я поддерживаю позицию, что мы должны поставить их, и мы можем обосновать это». При этом, он недвусмысленно указал на факт американского давления: «Я не могу принять тот факт, что мы объявили о решили заморозить поставку накануне саммита НАТО - из-за того, что об этом попросил президент США. Франция должна самостоятельно решать, что ей следует делать».

Так что же стоит за пророссийской риторикой Саркози? Как представляется, он не более пророссийский, чем большинство других европейских лидеров. Просто статус оппозиционного политика позволяет ему озвучивать то, о чем думают политики, находящиеся у власти и вынужденные оглядываться на Вашингтон. Собственно, не будь американского давления, то не было бы никаких санкций, а присоединение Крыма, в самом крайнем случае, подверглось бы сугубо словесному осуждению. Более того, в Крыму можно было бы реализовать много выгодных проектов, к вящему восторгу европейского бизнеса. Другое дело - США, которые принципиально не желают проявления где-либо «имперской», державной активности. Они считают, что есть только одна страна в мире, которой позволено вести себя как Империи. И поведение России они восприняли как покушение на свою монополию. Отсюда и требование «наказать» РФ, которому вынуждены, стиснув зубы, подчиниться европейские лидеры.

В то же самое время, они делают реверансы в сторону России, не желая быть столь уже привязанными к американской имперской колеснице. Так, вышеупомянутый Олланд в январе этого года выступил за снятие санкций: «Если в России кризис, это не несет ничего хорошего для Европы. Я не поддерживаю политику наихудшего и считаю, что санкции нужно прекратить». А в апреле «зажгла» Ангеле Меркель, заявившая во время выступления на экономическом форуме в городе Штральзунде: «Перспектива большой зоны свободной торговли c Россией важна и для нас». При этом канцлер отметила, что между двумя странами «есть проблемы политического характера». Однако их вполне можно решить посредством политического же диалога.

Впрочем, Меркель делала подобные заявления и в прошлом году. А в январе о целесообразности создания ЗСТ между Россией и Германией заявил директор Объединения торгово-промышленных палат Германии (DIHK) Мартин Ванслебен. Идею ЗСТ также поддерживает министр экономики и энергетики Германии Зигмар Габриэль. Это уже не говоря о позиции левых сил. Так, лидер влиятельной Левой партии Германии («Линке») Грегор Гизи, также выступающий против санкций, призвал пригласить президента России на саммит «большой семёрки». По его мнению, урегулировать нынешние кризисы без России просто невозможно. Кроме того, на левом европейском фланге России поддерживает новое правительство Греции. Так, премьер-министр Греции Алексис Ципрас (левая коалиция СИРИЗА) заявил о том, что санкции ведут Европу к новой холодной войне. Так же можно вспомнить и о позиции президента Чехии (Социал-демократическая партия) Милош Земана, назвавшего санкции «бесполезными» и призвал к их отмене. С призывом отменить санкции выступила и Болгарская социалистическая партия.

Кстати, о левых. Вот кому придётся очень плохо на следующих выборах, так это социалистам, чей лидер Олланд бьёт рекорды непопулярности. В апреле «Журналь дю диманш» опубликовал итоги опроса Института общественного мнения. Согласно полученным результатам, лишь 20 % респондентов удовлетворены деятельностью президента. А ведь ещё в марте этот показатель составлял 23%. «Очень довольны» Олландом всего лишь 2% опрошенных, тогда как «скорее довольны» 18%. В то же самое время, 40% опрошенных «очень недовольны». Характерно, что Олланд малопопулярен даже среди тех французов, которые симпатизируют Социалистической партии. Так, его сегодня поддерживает только 54% социалистов.

Последний раз подобный «рекорд наоборот» имел место в декабре 1991 года. И у власти тогда тоже был социалист - Франсуа Миттеран. Вообще, надо сказать, что социалисты и социал-демократы, в большинстве своём, являются левыми только на словах. По сути же, они выполняют роль левого отряда мировой плутократии, призванного обманывать избирателей и проводить неолиберальные реформы там, где это не удобно делать «правым». Тот же самый Миттеран в 1980-е годы стал проводить совершенно неолиберальную политику «жесткой экономии», встав в один ряд с Рейганом и Тэтчер. А в нулевые годы социал-демократ Герхард Шредер провел комплекс неолиберальных реформ («Повестка-2010»), имевших своей целью сокращение расходов на здравоохранение, пенсионное и социальное обеспечение

А вот совсем свежий пример - деятельность премьер-министра Италии, лидера якобы «левой» Демократической партии: «Начав крушить «все и вся», Маттео Ренци направил свой пыл на что-угодно, только не на то, что действительно нуждалось в реформировании. Нетрудно заметить, что его политика идет в полном согласии с последними указаниями из Брюсселя, а именно в сторону коммерциализации общества и демонтажа социального государства. Ему, демократу, удалось то, что не удалось «акуле» бизнеса Сильвио Берлускони – отменить 18-ю статью Трудового кодекса, которая защищала работающих от незаконных увольнений, и он упрямо отказывается вести диалог с профсоюзами, находясь в зависимости от большого бизнеса. Добавим к этому демонтаж выборной власти Сената и в последнее время реформу государственного среднего образования, что спровоцировало забастовки и митинги протеста учителей по всей стране, - и портрет этого амбициозного, но недальновидного политика готов". (Ирина Баранчеева. «Пиррова победа Маттео Ренци» // «Столетия.Ру»)

Если «левые» проявляют стойкий либерализм, то правые, напротив, сдвигаются всё более влево, в социальную сторону. Особенно это касается упомянутого выше Национального фронта. Его платформа стала намного более социальной, что привлекает избирателей. Политолог Сергей Черняховский даже считает, что «Национальный фронт» Марин Ле Пен превращается в каком-то смысле в настоящую левую партию. Она выступает, с одной стороны, за национальную независимость страны, с другой стороны — за сохранение французской идентичности, и, в-третьих, за мощную социальную программу».

На социально-консервативных позициях стоит и венгерский премьер-министр Виктор Орбан, один из лидеров правой, национально-патриотической партии «Гражданский союз» (ФИДЕС). Его правительство бросило вызов брюссельской бюрократии и мировой финансовой олигархии. В 2013 году оно взяло банковскую систему под контроль. Были досрочно погашены долговые обязательства перед Международным валютным фондом (МВФ), а сам фонд изгнан из Венгрии. Одновременно происходило сближение с нашей страной. Сам Орбан начинал свою политическую карьеру как недоброжелатель России, однако, со временем его внешнеполитические взгляды существенно изменились. Он провозгласил начало новой политики под лозунгом «открытие на Восток». Одним из таких шагов в восточном направлении стало заключение контракта с РФ на модернизацию АЭС «Пакш». В то же самое время, довольно-таки серьезно ухудшились отношения с ЕС и США. И дело здесь не только в геополитике. Орбан выступает за «нелиберальную демократию», тем самым бросая вызов Западу как таковому.

Но всё это касается истинных правых, стоящих на позициях национал-традиционализма. Саркози вряд ли будет развиваться в таком вот лево-правом направлении. Это убежденный либерал, мыслящий в категориях глобализма. И тут остаётся только согласиться с выводом С. Бирюкова: «Пытающемуся вернуться в большую политику Николя Саркози в этом процессе досталась роль своеобразного ревизора – он не просто собирается переименовывать партию, но проводит ревизию оставшегося символического и политического капиталов Пятой Республики, трансформируя их и превращая в инструмент для реализации совсем иных целей, связанных с интеграцией связанного с ним сегмента французской элиты в глобальное сообщество. Цена вопроса при этом уже второстепенна... Целью находящихся в оппозиции «правоцентристов», как и правящих социалистов является не столько модернизация страны, сколько модернизация французской элиты с целью интеграции последней в мировое элитное сообщество. А при таком подходе республиканизм, как и любая иная фундаментальная политическая идея, неизбежно превращается в симулякр».

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Cообщество
«Посольский приказ»
Cообщество
«Посольский приказ»
1
Cообщество
«Посольский приказ»
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x