Сообщество «Форум» 13:32 21 августа 2021

Россия… путь в будущее - либо Христос, либо олигархия… только бы не гражданская война

(заметки к статье: Сергей Черняховский. Помнить о будущем, портал КМ.РУ)

Статью С. Черняховского можно было бы считать замечательным явлением современной русской мысли… можно было бы восхититься дерзновенной постановкой проблемы будущего (в научном смысле проблемы) … и когда?!, - сегодня, практически, на руинах русского духа, заговорить не просто о будущем, но о политике будущего… замечательно… да только… русский дух в «будущем» Черняховского оказывается совершенно не при чем… Политика будущего, по Черняховскому, обращена к некоему среднеарифметическому человека… Потому что и, обращаясь к прошлому, автор говорит не об истории, - не об Истории Государства Российского, естественной и неотъемлемой частью, которой является и Советский период в истории Отечества, - а предлагает читателю некое среднеарифметическое истории.

Процитируем Черняховского: «И с этой стороны приходится отвечать на вопрос, в чем большее основание национальной самоидентификации: в колоколах на колокольнях или в пушках победоносной петровской армии, выплавленных из этих колоколов?»

Если бы отвечать Черняховскому в научном формате, а Черняховский – ученный, политолог, доктор наук, профессор МГУ, - то следовало бы сказать: коллега, постановка вопроса и сам вопрос не корректны.

Но беда в том, что Черняховский и действительно – ученый и он не может не понимать того, что он делает. Делает осознанно, то и есть.

Поэтому для меня, простым русским языком говоря, в этом вопросе дышит тонкий яд провокации.

Аргументирую.

«В чем большее основание национальной самоидентификации…» - ?

Национальной самоидентификации больше - в словах русского поэта советского периода истории Отечества Ярослава Смелякова

История не терпит славословья,

Трудна ее народная стезя.

Ее страницы, залитые кровью,

Нельзя любить бездумною любовью

И не любить без памяти нельзя.

(Я. В. Смеляков, «Надпись на «Истории России» Соловьева», 1966)

В подлинной русской истории, если ее не сводить до среднеарифметического, если не передергивать, попросту говоря, историю, то в ней, в подлинной русской истории, включающей органично и советский период – есть все для национальной самоидентификации.

Цитата из материалов портала Азбука веры «Святитель Митрофан Воронежский: жизнь с царем»: «Док­тор фило­ло­ги­че­ских на­ук, про­фес­сор МГУ и Ка­ли­фор­ний­ско­го уни­вер­си­те­та в Берк­ли, специалист в об­ла­сти истории рус­ской ли­те­ра­ту­ры и куль­ту­ры Вик­тор Мар­ко­вич Жи­вов рассказывает о вре­ме­ни Пет­ра I и святите­ля Мит­ро­фа­на (…) В 1700 го­ду войны со Шве­ци­ей ста­ло нечем оплачи­вать. Свя­ти­тель вы­дал из казны архиерей­ско­го до­ма 4000 руб­лей «на жалова­нье рат­ным лю­дям мор­ско­го воинско­го фло­та на Во­ро­неже». Вско­ре го­су­дарь вы­нуж­ден был переливать на пуш­ки цер­ков­ные ко­ло­ко­ла. Во­ро­неж­ский епи­скоп опять при­шел на помощь: теперь на стро­и­тель­ство ко­раб­лей бы­ло вы­да­но ца­рю 3000 руб­лей. В 1702 го­ду Петр опять приехал в Во­ро­неж, и как сын по­ка­зы­ва­ет свои успехи от­цу, же­лая по­лу­чить за­вет­ное «я гор­жусь то­бой», он да­рит вла­ды­ке «пе­чат­ный чер­теж о Слю­сен­бур­хе», то есть изображе­ние взя­тия русскими вой­ска­ми швед­ской крепо­сти Но­те­бург, переиме­но­ван­ной впо­след­ствии в Шлиссельбург» (конец цитаты).

Вот это небольшая частица национальной истории, но и в малой этой частице – как в капле океана, есть все основания для обретения национальной самоидентификации.

К сожалению, в своих некорректных вопросах Черняховский идет еще дальше, процитируем:

«Если в одно историческое время сносят церкви, но строят гиганты индустрии и отправляют в полет космические корабли, а в другое – строят на местах тех же церквей новоделы или даже восстанавливают остатки этих церквей, но топят свою космическую станцию и превращают в аттракцион свой самый совершенный космический корабль – какое из этих времен стоит его продления в будущем»?

Это пишет человек обличенный научными званиями? Не надо быть ученым, чтобы понимать, что не сносом церквей было обусловлено строительство гигантов индустрии.

Скорее, наоборот, русское национальное, несмотря на, снос церквей, и не только, ведь, еще и слом хребта русского крестьянства и иные, губительные для души русского человека деяния - русское национальное примерилось все таки к советскому… как примеряется человек ко Кресту своему, в православной притче – пришел человек ко Христу… Крест, мол, Ты мне дал не по силам, не удобный, не могу с ним жить, дай другой… Господь отвечает: выбирай, вон их сколько, бери любой… человек Крест свой поставил… целый день выбирал – все не то, не подходит… к ночи уж, остановился на одном… и неудобен и тяжел, но в сравнении с остальными – более ли менее… Выбрал, говорит, вот этот крест возьму… а Господь отвечает: ты с ним и пришел…

Так же вот и русский народ с Советской властью, не смотря на злые деяния власти, все-таки примерился к ней, применился… принял как Крест… а злые деяния, они потом отзовутся в нас, в русских людях, в семидесятые годы двадцатого века… Тогда Шукшин во весь голос: «Верую!» - о том, что нельзя человеку без веры, без церкви, иначе – в дикость впадает… не прочли не поняли, до сих пор смысла не понимают… Шукшин и прямым текстом сказал: Нравственность есть правда… а какая в России, может быть нравственность без церкви… без Православия, точнее говоря. Но Православия – нет, без Церкви, без разделения Таинств – Исповеди и Причащения, нет Православия…

Мой отец Иван Смоленцев в эти же 70-начало 80-х в своих стихах:

Сущий день задавила глушь,

Но в былом дне лежит начало:

Падал колокол...

Сколько душ

В тот момент с высоты упало.

(И. Смоленцев, стихотворение ЭХО «Храм природы обшарпан, смят…», поэтическая книга Сторонушка, Киров-1993)

Мы, люди русские, свою высоту потеряли… душевную, духовную свою высоту, высоту русского духа…

Обрели потом в страшном горниле Великой Отечественной Войны… Противостояние Советской России и фашистской Германии было противостоянием Духа… об этом множество материалов – «духовных практик» германского фашизма… и у нас… Сталин… возвращение Патриаршества, открытие храмов… вновь открытие храмов… В Вятке мне лично пожилой батюшка рассказывал, а он застал очевидца, священника тех времен… тот батюшка отсидел в лагерях десять лет… вернулся домой… и отдышаться еще не успел с дороги… приходит уполномоченный: Пойдем, Храм будешь открывать, служить будешь… Батюшка, чуть не в слезы: да, я же только что десять лет за это отсидел!, и опять? … Нет, - отвечает уполномоченный, - теперь все иначе, открывай храм, служи, никто тебя не тронет… - это Советская Россия, 1943 год…

Вот, где Великий перелом Курской Дуги… он сначала в душах произошел… и Сталин это всем существом своим понимал… и по Победе – не тост за русский народ, а Открытие Троице-Сергиевой Лавры в 1946 году… А что Лавра? – Сердце России, Образ России… и по Ключевскому – пока горят лампады у Сергия жива Россия… Бунин эти слова Ключевского цитирует в своей речи Миссия русской эмиграции… мол, погашены лампады, нет России… но, вот 1946 год и Лампады… и – Россия… и освобождена творческая энергия народа… и послевоенное восстановление Страны и выход в космос – все это творческая энергия русского народа, увлекшая за собой на дело Созидания и все народы советской державы… Еще и лгут, что русские работать не умеют… ну, ну… опять своего отца вспоминаю

Мы о прошлом слов добрых не скажем.

Темноту, бедноту разглядим.

Не на мудрость - на леность укажем

И о нравственной силе смолчим.

Только труд, он чего-то же стоил.

Уважать день вчерашний веля:

Города эти кто-то построил,

Кто-то эти возделал поля!

(Иван Смоленцев, стихотворение МЫ из поэтической книги Сторонушка, Киров-1993)

Единственно, что… творческая энергия русского народа была освобождена, огоньками лампад у Раки Преподобного Сергия Радонежского, но русская деревня… русская деревня по прежнему свой тяжелейший крест несла… все эти послевоенные строительства гигантов, да и само восстановление из разрухи, и космос последующий – все, ведь, это на плечах русской деревни… как жила деревня, как выживала, Страну кормила, а сама с голоду пухла, и в послевоенные уже годы… и паспортов не имела… иди-ка ощути себя гражданином Великой Страны, если тебе страна эта даже паспорта не дает на руки… все вынесла русская деревня, но не бесследно для себя… об этом другой разговор нужен…

Черняховский о русской деревне не пишет… а здесь именно причинно-следственная связь: «строят гиганты индустрии и отправляют в полет космические корабли»… строили и отправляли, не потому что Церкви сносили, а потому что русская деревня, ценой своей жизни, бескорыстно и беззаветно, кормила хлебом и строителей и отправителей и отправляемых…

И Сегодня, по Черняховскому: «строят на местах тех же церквей новоделы или даже восстанавливают остатки этих церквей, но топят свою космическую станцию и превращают в аттракцион свой самый совершенный космический корабль – какое из этих времен стоит его продления в будущем»?

То есть, коллега, именно так? - Потому и топят станцию, что открыли Храм Христа Спасителя? Потому и аттракцион, что церкви восстанавливают?

То есть достаточно вернутся к уничтожению церквей, и все опять полетит и оживет?

Не то что для ученого, а и для школьника младших классов логика сомнительная.

Но я не на секунду не сомневаюсь, что Черняховский понимает, что он делает и о чем и как он пишет. Он это делает сознательно. Потому и я отвечаю, достаточно резко. Не Черняховскому отвечаю. Он не хуже меня понимает, все то, о чем я говорю, я отвечаю читателям статьи Черняховского. Я тоже – всего лишь читатель, и вот, мои мысли.

А резкость моя связана с тем, что, в последнее время я вижу, как «известная часть интеллектуального класса страны» (по Черняховскому) проверяет различными способами, потенциал гражданской войны, который в нас, в русских людях очень высок и всегда активен.

Самый яркий пример дискуссия о том, кому памятник ставить Дзержинскому или Александру Невскому… и какие страсти… а организаторы – потенциал гражданской войны в людях русских проверили, и вопрос с повестки сняли… интересен и выбор фигур Дзержинский… а чего бы тогда не Сталин? Тоже, ведь, - революционер… (отвечу в конце этих заметок).

Беда в том, дорогие мои соотечественники, люди русские, за которыми для меня каждый житель Земли Русской, какой бы ни был он национальности и вероисповедания, лишь бы любил свою землю и свой народ. Жива в нас гражданская война… мы вновь готовы броситься друг на друга… как в 1917… 1991 – 1993… больно писать через дефис 1991 – 1993… 1993 надо бы писать отдельно эти горькие цифры но… эти года взаимосвязаны… хотя 1991 год – это фарс… а 1993 год – это трагедия… но… принимая 1991 год… а мы, люди русские, а вслед за нами и все население России, мы 1991 год приняли… и как было за ним не видеть 1993? … а мы не видели … но годы эти совместны…

Но речь не об этом, речь о гражданской войне, которая и до сих пор жива в нас…

В нас, именно, - в людях русских… ни какому другому народу, кроме русского не раскачать было Россию… мы все ищем истоки революции и гражданской войны в иноземных и инокровных смутьянах… а дело в нас самих…

Недаром Бунин в Окаянных днях – о национальном составе делателей мировой революции (цитировать не буду) … никого бы не хватило… ни каких наций и народностей, если бы русский народ пополам сам себя, и сердце и душу свою не разорвал… разорвал и сам своей кровью умылся…

Генерал М. К. Дитерихс… не мистик же, не метафизик, а военная косточка, то есть и стратег, и тактик, и аналитик, Дитерихс говорит: у России два пути – либо Христос, либо олигархия…

Не совсем так, не дословно, но в контексте…

Цитируем - Дитерихс М. Убийство царской семьи и членов дома Романовых на Урале. Часть II: «Научное исследование истории Русского государства говорит, что тенденция современных бояр-западников к борьбе с народной идеологией о власти имела своих предшественников в лице князей-бояр и просто бояр, руководившихся тоже человеческой жаждой власти и стремившихся поэтому к учреждению на Руси олигархических принципов власти. Рассказывая об этой борьбе бояр с Иоанном Грозным, профессор Платонов приводит и слова Грозного, определяющие точку зрения Царя на необходимость отстаивать свою власть: «Аще убо Царю не повинуются подовластные, никогда же от междоусобных браней престанут… ими же царствия растлеваются». При этом русский ученый-историк приходит к заключению, что Грозным в этой борьбе руководил не только собственный интерес, но и заботы о царстве: «Он отстаивал не право на личный произвол, а принцип единовластия как основание государственной силы и порядка (…) Другой русский ученый, Б. Чичерин, выражает народную идею о власти в политическом отношении еще более определенно: «Бояре не раз старались при выборе Царя ограничить его известными условиями. Но эти стремления не находили отголоска в земле, которая справедливо предпочитала самодержавие олигархии».

И, наконец, не ссылки на ученых, а прямая речь Дитерихса: Нет, не спасти России боярам-западникам - демократам с крестьянами, ни боярам-западникам - социалистам с монархией; не спасти России отдельным сословиям, классам и кастам; не спасти ее каким-либо политическим партиям. Россия не может быть ни пролетарской, ни крестьянской, ни рабочей, ни служилой, ни боярской. Россия может быть только - Россией Христа, Россией «всея земли». Надо прочувствовать это, познать это и поверить в это. Здесь нет ни монархистов, ни кадет, ни октябристов, ни трудовиков, ни социалистов; здесь нет ни классов, ни сословий, ни чиновников, ни генералов, ни офицеров, ни купцов, ни фабрикантов, ни рабочих, ни крестьян. Здесь только одно - национальная Россия с ее исторической нравственно-религиозной идеологией».

Это и есть: либо Христос, либо олигархия.

Отказавшись от Христа… мы получили олигархию… советскую партийную олигархию… Сталин эту олигархию сильно «прикрутил»… отсюда их олигархов, и тех и нынешних, и до сих пор трясет от этого имени… (вот, потому и памятник Дзержинскому, а не Сталину, хотя оба революционеры… кстати, вот поэтому «интеллектуальный класс», обслуживающий олигархию, и опасается памяти о Сталине… а не потому что (по Черняховскому) работать приходилось сутки напролет… работали не из страха, а из любви к Отечеству… есть такое чувство… знакомо ли оно «интеллектуальному классу»?) в 1991-1993 олигархия просто сбросила маску… переименовалась точнее…

ОЛИГАРХИЯ ж. греч. образ правленья, где вся высшая власть в руках небольшого числа вельмож, знати, олигархов. Олигархическое правленье. – Словарь В.И. Даля

Самое смешное, при этом, что и Церкви открыли… Христос им уже был не страшен… не боялись уже Православия… знали, уверены были, что за 70 лет… непоправимый надлом произошел в душах…

Думаю, просчитались здесь – душа русского народа не надламывалась, Христа в себе хранила и в самые страшные годы… потому что Православие, православное миросозерцание – естественно для русского сердца… Душа по природе христианка… русская душа по природе православная…

И убедились сейчас уже, что Православие для русского сердца – не пустой звук… убедились… и опасаются… только так и могу объяснить и статью Черняховского, и другие проверки на потенциал гражданской войны… «Ванька, смотри!», - как криком кричал Шукшин незадолго до своего ухода…

Ванька, смотри! … смотри и думай…

Здесь, конец моих заметок… пока… но еще несколько слов моим соотечественникам, для которых «советское» – это часть сердца, часть судьбы, ток крови… (это и для меня также), и которых, любое неосторожное слово о «советском» задевает, несусветной болью отзывается – я вас понимаю. Слишком много грязи брошено в «советское», меньше чем в «русское», но – много… Отсюда, вы и не задумываясь, на защиту «советского» встаете…

Но «советское» революции и 20-х годов – оно одно; «советское» Великой Войны и послевоенного восстановления страны – другое; «советское» 60-х годов – третье; а, вот, «советское» 70-х и до Крушения Державы – оно и есть, то, к которому сердце прикипело. Но сердце, потому и прикипело, что была у «советского» тех лет, возможность, не теряя лучшего в «советском», укрепиться, наконец-то «русским» не подспудно, а очевидно.

Не дали.

А еще в «советской сытости» - относительном благополучии 70-х, потерял человек страны советов нравственные устои. Зашатался человек, внутри себя самого, потерял ориентиры. А вечная стрелка компаса русской жизни – увереннее еще, чем на «север» - ко Христу направленная - Православная Церковь, - была не видима, от глаз сокрыта.

Дитерихс, кстати, исследует судьбы русских участников великой трагедии расстрела Царственных Страстотерпцев – показывает, что были это люди, себя потерявшие.

Так и мы, люди русские, себя вновь потеряли к средине 80-х. И… до сих пор не отыщем…

Так, вот – «советское» – это часть «русского»… вот, и Смеляков – «Нельзя любить бездумною любовью»…

На историю надо трезво смотреть. К страницам истории, залитым кровью, бережно прикасаться.

В русской жизни было много плохого и страшного, в советском периоде русской истории было много плохого и страшного. В истории всего человечества, и отдельных стран и народов – много плохого и страшного.

Но не этим определяются народы, а тем, как они преодолевают «плохое и страшное».

Плохое и страшное – надо знать, уметь - видеть и понимать. Чтобы чистые пока еще страницы истории новой кровью не залить.

Прямо дороженька: насыпи узкие,

Столбики, рельсы, мосты.

А по бокам-то всё косточки русские...

Сколько их! Ванечка, знаешь ли ты?

Николай Алексеевич Некрасов – солнышко русской народной судьбы, - высветил горести ее и боли…

Косточки русские... – они фундамент Величия России… они фундамент Величия России, советского периода…

Помнить об этом… любить без памяти и помнить… жить и помнить…

И Некрасов: Сколько их! Ванечка, знаешь ли ты?

И Шукшин, резче уже, взрослому уже, Ванечке: Ванька, смотри! — раздался вдруг голос Ильи Муромца. — Смотри, Ванька!

Опубликовано: сайт День Литературы (Главный редактор издания – Валентина Ерофеева) https://denliteraturi.ru/article/5935

1.0x