Авторский блог Клим Подкова 12:41 21 ноября 2018

Последний день Жорки Кавуна (из цикла «Украинские хроники»)

14

Жорка Кавун проснулся от тяжёлого гула. Маленькая комнатка периодически освещалась фарами проезжавших за окном машин. Он спешно натянул штаны, набросил на плечи бушлат, выбежал из дома во двор, распахнул ворота на улицу. Через посёлок шла колонна военной техники. Год назад Жорка стоял на этом же месте и приветствовал проходящие мимо танки и БТРы криками «Слава Украине!» Теперь техника шла в обратную сторону. «Уходят», - понял Жорка.

«Сволочи! Гады! – в бессилии затряс он поднятыми кулаками проходящим мимо машинам. – Предатели!  Чтоб вас…!» Ещё вчера вечером майор обещал ему «костьми ляжем, а посёлка не отдадим!», и вот, не успело ещё взойти солнце, как «защитники» оставляют населённый пункт. Последним шёл БТР под чёрно-красным флагом. Жорка бросился ему наперерез: «Стой! Стой, мать вашу!!!» БТР даже не замедлил ход, и Жорка едва успел отскочить, чтобы не попасть ему под колёса.

Замыкающая колонну машина скрылась за поворотом, гул стих, поднятая техникой пыль начала медленно оседать на землю. Жорка стоял посреди дороги и глотал слёзы: «Ушли. Бросили. А как же я?» На смену слезам и обиде пришёл страх: «Если ЭТИ ушли, значит, скоро придут ТЕ? О, Господи!»

Он вбежал в дом, спешно сорвал со стены портрет Степана Бандеры и засунул его за шкаф. Смахнул с книжной полки любовно подобранную библиотечку патриотической литературы: иллюстрированные биографии Евгения Коновальца, Романа Шухевича, книги об истории ОУН и кинул их под кровать.«Флаг! – мелькнуло у него в голове. – Влаг с крыши надо снять! И намалёванное на воротах «Слава Украине!» срочно закрасить!» Он заметался по дому, в поисках краски и остановился: бесполезно, в посёлка каждая собака его знает, выдадут. Бежать! Бежать!

На кухне он вытащил из-под стола старый вещевой мешок и начал спешно наполнять его всем, что попадалось под руку: хлеб, банка тушёнки, несколько пачек чая, сигареты, спички, нож… Что ещё? А, чёрт, некогда! Бегом, бегом! Открыл шкаф, достал спрятанные на чёрный день (вот он, настал!) деньги, без счёта сунул их в карман, туда же документы. Засунул за пояс подаренный «азовцами» ПМ. Накинул вещмешок на плечи, выскочил из дома, распахнул калитку и нос к носу столкнулся с молодым парнем в камуфляже и автоматом на плече. «Мишка?!» Мишка вместо ответа изо всей силы ударил Жорку в лицо. Затем сгрёб за грудки и дважды приложил спиной о металлические ворота.
- Гад! Удрать вздумал?! Сука!
Мишка быстро ощупал Жорку, нашёл и вытащил из-за пояса ПМ, ударил рукояткой пистолета в зубы: «Тварь бандеровская!»

Схватив Жорку за шиворот, он потащил его по дороге. «Куда?! – упирался Жорка. – Я никуда не пойду!» Мишка бил его и тащил по улице. По мере продвижения вокруг них собиралась толпа. «Негодяй! Выродок! Фашист!» - слышалось вокруг. К школе, где ещё вчера размещались азовцы, а теперь обосновывались ополченцы, Мишка подошёл уже окружённый толпой. Тяжело дыша, он втащил Жорку в кабинет на первом этаже и бросил его на пол: «Вот он, командир, тот гад, о котором я Вам говорил. Он, сволочь, списки составлял, по которым людей расстреливали, он ребят СБУ выдавал, и в Донецк он не просто так ездил. И там, в лесу, я уверен, он тоже был!»

Жорка лежал на полу и судорожно глотал слюну. «Списки? А кто эти списки видел? Никто. Ребята? Какие ребята? Не знаю, о чём вы говорите. В Донецк, да, ездил. В гости к сестре, а что, нельзя? С СБУ сотрудничал? Вот у СБУ о том и спрашивайте, а он ничего не скажет, хоть на части его режьте. Что касается леса (Жорка вспомнил как бил ему в руку отдачей ПМ), то «азовцы» уехали, а больше там никого и не было. Ну а мёртвые, как известно, молчат».

Сидевший за столом офицер поднялся, подошёл к Михаилу, взял его за плечо и отвёл в сторону, чтобы лежавший на полу не слышал их разговора.
- Я понимаю, - сказал офицер, глядя в глаза Михаилу, - но у нас нет фактов, нет доказательств, нет свидетелей.
 - Но все же знают, что он «азовцам» сапоги разве что не лизал! Ещё тот бандеровец! - Михаил непонимающе смотрел на командира. – Да Вы любого в посёлке спросите!
- Я понимаю, - повторил офицер, - но у нас ничего против него нет. Ничего. А за убеждения мы не расстреливаем.
Михаил стоял и глотал слёзы
- Что же ты, сам не мог? – тихо спросил командир.
- Не догадался, - выдавил из себя Мишка, - хотел, чтобы всё было по закону…
- Теперь нельзя. Иди к Ромео, он раненых в тыл повезёт, будешь его сопровождать.
- А этот?
- Не думай о нём. Езжай.

Мишка вышел из кабинета, через несколько минут за окном несколько раз чихнул, затем загудел мотор автомобиля, Жорка чутким ухом уловил звук уезжавшей машины.
«Уехал», - с облегчением подумал он.
Офицер подошёл к нему, рывком поднял с пола, вывел из кабинета и подвёл к двери.
- Если через пять минут я тебя, сволочь, в посёлке увижу, лично расстреляю. Понял? - и с силой выбросил его на улицу.

Жорка скатился по ступеням и упал на землю. Он лежал и глотал пыль. «Живой? Живой… Живой!» Постепенно мысли его успокоились. «Ха! Кишка у вас тонка против Жорки. Он ещё вас всех переживёт». Он поднялся, отряхнулся, выпрямился. Вокруг него плотным кольцом стояли люди. Стояли и молчали. Кольцо начало медленно сжиматься. Жорка лихорадочно искал глазами хоть малейшую щёлку в этой стене. Но её не было. Он бросился обратно к двери и принялся молотить в неё кулаками.
- Откройте! Откройте! Я всё расскажу! Я всё подпишу! Откройте!!!
Но ему никто не открыл.

Klim Podkova для сетевого журнала "Камертон"

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий
21 ноября 2018 в 13:53

В Иране камнями закидывают. В момент фанатичной эйфории осознают свою причастность к Небесному Суду и правоту. Потом, охолонув, начинают думать. Молятся и выпрашивают прощения у Аллаха.
Конечно, автор "аргументировал" жестью: "Жорка вспомнил как бил ему в руку отдачей ПМ"... Только Клим ведь не присутствовал? Остается - самосуд. А ведь в Истории сохранено, как "добрые люди", сто лет знавшие добропорядочных соседок, паковали этих соседок в мешки с грузом камней и кидали в реку с криками "ведьма"...
И трехсот лет не прошло...\

Тяжелое это дело судить. Хоть Жорок, хоть Галилеев (упаси Бог от сравнения и сопоставления) - тяжелое дело СУДИТЬ. Особенно в условиях войны.

За рассказ - благодарность.

21 ноября 2018 в 15:59

Я часто думаю: как после войны в одном городе, на одной улице будут жить те, кто убивал и те, кого убивали? Встречал людей, прямо говоривших: "Ничего не забуду, ничего не прощу".

21 ноября 2018 в 16:26

И это тоже... Друга спрашиваю: "Как старики в Горловке?" (нам то уж скоро шесть десятков, а там родители). Отвечает: "Давно не звонил. Последний раз от знакомого, у него спутниковый с малазийской привязкой, что бы не узнали, что из России... Отец просит - не звони: может беда быть, если узнают".

Это же не страх - это за родителей страшно... Дожились, твою мать...

22 ноября 2018 в 09:27

Витя, чё-то ты написал несуразное... Я насчёт "может беда быть, если узнают". Кто узнает? И почему беда? Горловка, хоть и непризнанная, но всё же "под протекторатом" России... И рубли здесь в качестве денежного обращения вполне себе российские...
Звоню беспрепятственно хоть в Россию, хоть в Голландию, хоть в Великобританию (однако - география! как всех нас жизнь-то разбросала!)...

22 ноября 2018 в 10:10

Анна Ахматова в 1956 году сказала: "сейчас две России посмотрят друг другу в глаза — та, что сажала, и та, что сидела".

Ну, посмотрели... И ничего не произошло.

22 ноября 2018 в 13:33

Произошло, дружище Владимир… А, впрочем, что должно было произойти? Что Вы ожидали от этого "глаза в глаза"? Произошло же то, что после этого каждый укрепился в своей правде, каждый понял, что то, что он делал есть единственно для него возможное "так, а не иначе"! Рассудит же всех Бог! Только там, у Него все всё понимают и примиряются, несмотря ни на что: те, что сажали, с теми, кого сажали, убийцы и убиенные, белые и красные, правые и левые, богатые и бедные… Увы, но там своя, Божеская, правда, единая, нерушимая и понятная абсолютно всем...

22 ноября 2018 в 07:01

Добротно сделанный рассказ. Только надо избегать таких подробностей, как в описании одевания героя и выбегания на улицу. Вполне достаточно:
Жорка проснулся от грохота техники за окном, мигом накинул бушлат, выбежал на улицу...

За рассказ +

22 ноября 2018 в 07:35

Похвала от уважаемого мною мастера слова дорогого стоит. Спасибо.

22 ноября 2018 в 07:38

Сомнительный текст и похвала опасна.

22 ноября 2018 в 08:21

Рассказ хороший, немногие так напишут.
Мне непонятен комментарий Сергея Ужакина: коллега Ужакин на стороне бандеровцев? Или достаточно одобрения Сокурова, чтобы возненавидеть любое произведение?

22 ноября 2018 в 08:43

Кудинов, я Вам не коллега. Вы человек в каске, лоялист, из небольшой партии "Ж...а в тепле". Вы уверенны в светлом будущем своей внучки в резервации Примкадья, Асташкин, что дешевая водка будет всегда. Вот вам он коллега.

Рассказ предельно слаб в стилистическом плане. На одно из них Окуров уже указал весьма справедливо. Слишком много неряшливого текста. Надеюсь про систему Станиславского слышали, человек в каске? В большинстве абзацев хочется сказать - Не верю! Автор написал несколько раз скетчи в жанре ироничной прозы, его похвалили с обеих сторон. Очевидно посчитал, что создателя ухватил за бороду. Работать над собой надо.

Но это так, карандашом заметки на полях, можете не читать. А вот содержание более чем опасно, недаром его Окуров похвалил. Знает старый власовец, что именно хвалить. Это вам ответ, человек в каске.

22 ноября 2018 в 10:17

1. Сам осознаю недостатки своих текстов, но по этому поводу не расстраиваюсь: пишу как умею, на лавры вечности не претендую.
2. Понимаю, что работать над собой надо, но заниматься шлифовкой каждого отдельного текста некогда: работать надо.
3. По поводу содержания: на руках отдельных бандеровских "патриотов" столько крови, что такой вариант развития событий (тем более в обстановке военного времени) очень даже вероятен.

22 ноября 2018 в 13:12

Клим! Очень важно иметь дело с умным человеком, тем более осознавать, что говорим на одном языке и понимаем друг друга сразу ( это исключительно по пункту 3, все остальное личная кухня писателя).

Постараюсь по возможности высказать свое мнение по этому самому третьему пункту. Спасибо, что нашли возможным ответить.

22 ноября 2018 в 16:55

Коллега "неколлега", а как понимать вот это ваше выступление:
"Сомнительный текст и похвала опасна."
Атанде-с!

1.0x