Сообщество «Форум» 12:52 14 апреля 2021

“Не могу жить без России”

интервью с музыкантом Владимиром Нелюбиным
1

Предлагаем интервью с музыкантом, композитором, аранжировщиком, певцом, мульти инструменталистом, человеком когда-то покорившим своим талантом пол-Европы, но предпочётшим всё же Россию.

- Владимир, с Вами я познакомился несколько лет назад на одном из патриотических мероприятий на Бородинском поле, где Вы выступали перед участниками военно-патриотического молодёжного лагеря “Ратники Отечества”. Это случайность или закономерность, ведь судя из Вашей богатой творческой биографии, ваше кредо - это коммерческая, развлекательная музыка, ориентированная на богатых и, судя по всему, состоятельных людей?

- Нет, это не случайность. Свою жизнь, да и творчество я сам делю на несколько этапов. На гитаре начал играть в семь лет в школьном ансамбле. В армии служил в ансамбле песни и пляски ракетных войск стратегического назначения. После увольнения работал в Оренбургской филармонии, создав свой первый музыкальный коллектив “Евразия”, с которым добился определённых успехов. В начале 90-х, с падением советской власти и победой т.н. демократии, когда, казалось, открыты все дороги и перспективы, попробовал себя в коммерции - не то. Продолжал искать сферу приложения своей энергии в творчестве. К тогдашним своим успехам и победам можно отнести и непосредственное участие в создании музыкального проекта “Беломорканал”, работавшем в стиле городского шансона - нового тогда музыкального направления, получившего огромную популярность.

Позже перебрался в Москву, где довольно быстро удалось, что называется, “раскрутиться” и я устроился арт-директором в один из престижнейших столичных казино “Голицынъ” на базе которого создал музыкальный кавер-коллектив и работал на мероприятиях звезд российской эстрады. Но грянули печальные события дефолта 1998 года и мне показалось, что надо уезжать в Европу на заработки. Тогда это было очень модно. С Западом все связывали свои надежды и мне стало казаться, что по-настоящему я именно там смогу быть оценён по достоинству и реализовать себя.

С таким настроем я получил визу, сел в поезд, взял гитару и приехал в Германию, не имея знакомых, фактически не зная языка. В итоге оказался я в Кёльне - красивом, старинном городе, где и начал свою заграничную карьеру музыканта, играя на улицах городов Европы, приобретая очень серьезный творческий опыт. С голоду, конечно, не умирал, не дали бы, но порой вспоминал мои относительно сытые годы жизни в России.

Спустя месяцев 8 меня, наконец, заметили и один импресарио предложил мне, полулегальному иностранцу, первый контракт. Он очень рисковал. Я стал работать в городе Дортмунд, сначала в “Русском ресторане”, который однажды сгорел, потом в казино “Хох Зиберт”. С этого начался мой постепенный взлёт к своему зарубежному музыкальному Олимпу.

Работая на улице по 10-12 часов я приобрёл бесценные навыки игры на гитаре, имея при этом музыкальное образование и определённый талант от Бога. Всё это помогло мне достаточно быстро стать известным и востребованным музыкантам среди богатых и состоятельных людей не только Германии, но и Европы. Монте Карло, Баден - Баден, Аликанте и т.д., объехал весь Лазурный берег, обслуживая дни рождения, корпоративы, вечеринки богемы. Насмотрелся всякого и в деньгах не было недостатка, но на душе не было мира и покоя, а главное удовлетворенности собой. Меня не покидало ощущение что я занимаюсь не тем, к чему призван. Помню, как-то в Монте Карло, среди умопомрачительных вилл и яхт, стоящих на набережной, увидел скромный, маленький православный храм. Меня как будто ударило током: Здесь? Откуда? Зашел, поставил свечи, приложился к иконам, помолился и понял, что вот оно моё, родное!

- Поразительная встреча! Наверное, на этом первый Ваш этап и завершился?

- Скажем так, этому было положено начало. Образ храма в виде покинутой Родины долго не давал мне покоя, точил моё сердце. Теперь всё окружавшее, раздражало меня, угнетало. Общаясь с иммигрантами из России, я понял, что многие страдают, так же как я, скрывая это, ведь за границей не принято выплёскивать эмоции. Неужели это и есть ностальгия? Теперь Европа мне представлялась сытой тюрьмой, где свободы на самом деле нет, и она ограничивается лишь выбором из 100 сортов колбас или напитков. Выйти за рамки этого выбора практически невозможно, да европейцы не особенно и стремятся. Последний год до отъезда на Родину, я всё хандрил, никак не мог решиться. Решающую роль сыграли две встречи.

Одна произошла на дне рождении одного из моих заказчиков-немцев. Там я познакомился с его 82-х летним отцом, воевавшим в России в составе войск СС и попавшим в плен под Сталинградом. Дед с волнением вспоминал, что когда их колонной гнали через разорённое войной село, то у околицы они увидели толпу женщин, держащих что-то в руках. Пленные подумали, что это камни и что сейчас их просто ими забросают, что даже конвой не поможет. Но оказалось, что в руках этих женщин были хлеб и картошка, которыми они стали кидать в нас, в пленных эсэсовцев, из жалости. Это потрясение и восхищение русским народом старый немец пронес через всю жизнь. Он тогда же сам сказал, что среди немцев такого великодушия нет, и поэтому они обречены, а будущее за русским народом.

Несмотря на это, я под давлением своего импрессарио все же подал документы на получение германского гражданства, чтобы наконец легализоваться, хотя на душе скребли кошки. И вот сижу я перед нужной дверью, жду вызова клерка, а самому так тоскливо, будто я Родину продаю. И тут выходит такой лысый немец, противно так улыбается и говорит мне: “Херр Нелюбин, битте!”, мол, проходите за получением документа. И тут у меня резанула мысль: Я - русский человек, на всю оставшуюся жизнь буду, извините, хером? Говорю ему решительно: “Найн!” и в тот же день собираю вещи и улетаю в Россию. Это было начало 2004 года. Вот на этом, пожалуй, закончился мой первый этап.

- Владимир, а какие еще впечатления остались у Вас от Европы, ведь Вы там прожили довольно долго и наверняка общались с тамошними музыкантами? Мы ведь все знаем и “Скорпионз”, и “Рамштайн”, и других звёзд?

- То, что я там увидел меня удивило, но в обратную сторону. На мой взгляд самые талантливые люди живут именно в России и не только в отношении музыки. Европейцы действительно вырождаются, деградируют как это не печально. Мне доводилось быть в немецкой музыкальной школе, где ученики выпускного класса, подглядывая в ноты играли то, что в России проходят в первом классе.

Так же могу с полной уверенностью сказать, что лучшие гитарные мастера тоже живут в России. Это талантливые люди, как правило кустари-одиночки, часто перебивающиеся с воды на квас, но с золотыми руками и светлой головой, этакие левши. Та же история насколько мне известно с оружейниками или ювелирами. На Западе они давно бы озолотились, но предпочитают творить в России. Это тоже русская загадка. Уверен, что многие европейские достижения либо «заимствованные» и часто из России, либо принадлежат ещё той, традиционной, замешанной на христианстве культуре, от которой они сами теперь отказываются. Европейцы потому и бояться русских, как конкурентов, которых они хотят либо купить, либо устранить.

Я с этим столкнулся в 2002 году, когда по совету знакомых решил пробиться на конкурс, который проводил музыкальный звукозаписывающий гигант Sony Corporation. Я прошёл очень жесткий отбор, но в итоге меня “зарезали”, узнав, что я русский, да ещё и без гражданства Евросоюза, то есть явно не их человек, которого им нет смысла раскручивать. А насчёт музыкальных вкусов, как известно, не спорят. Если кто-то считает Скорпов или Рамштайн каким открытием, то переубеждать их в том, что это все многочисленные повторы и перепевы уже когда-то сыгранного и спетого, нет смысла.

Зато в России, несмотря на объективные трудности, связанные в том числе с ковидными ограничениями, я вижу непаханое поле для развития таланта, да и самих талантливых музыкантов хватает. Открытием которых я отчасти и занимаюсь, накопив большой опыт. Это уже пошёл второй этап моей творческой жизни. Ведь вернувшись на Родину, я, несмотря на сложности, связанные с отсутствием постоянных доходов, студии и прочего, получил огромный прилив сил и стимул к работе.

Помню, как ехав по прилёту из аэропорта в московском метро, я любовался на наших русских женщин. Боже, какие красавицы! Я соскучился в хвалёной Европе по красивым людям, особенно женщинам. Меня это вдохновило на целый цикл лирических песен, посвященных конечно им. Это, прежде всего “Холод Огонь!”, “Фая и Майя”. Но пришлось думать о хлебе насущном, его ведь в России даром не дают, начал налаживать старые контакты, укреплять связи и снова пошли заказы выступлений теперь уже перед известными людьми России.

Без ложной скромности скажу, что меня приглашали на мероприятия и некоторые министры и посольства, например, США, Голландии, ФРГ. Поступали приглашения и из Европы от моих старых партнёров: Германии, Испании, Франции, Британии, Греции, да и не только Европы. Летали мы и в Эмираты. Я под это дело создал музыкальный проект “Moscow newzz”, собрав туда отличных музыкантов и солистов, который стал банкетной группой №1 в России. Спустя два года после возвращения на Родину, я, что называется, “поднялся”, появился коммерческий успех, но тут пришло понимание, что ехал я в Россию, конечно же, не за этим. Начался третий этап моей жизни - поиски и реализации себя.

- Так-так и что Вы начали делать?

- Стал слушать своё сердце, а оно отзывалось на боль и страдания России, на стихи русских поэтов, которые цепляли меня, бередили душу. Я почувствовал желание воплощать их в музыке, понимая, что это не коммерческий проект и он не принесёт мне дохода и благополучия. Это был осознанный выбор в сторону авторских произведений. Началось служение.

На заработанные раннее деньги купил себе звукозаписывающую студию, расположенную в бывших монашеских кельях, что тоже не могло не повлиять на мое творчество. Так родились песни, которые не звучат на коммерческих мероприятиях, а потому не приносят доходов, но их с удовольствием слушают в казармах, в школах, в колониях, в храмах и т.д. Мы все один народ, у нас общая точка сборки, которая находится в сердце.

Появился у меня и политический блок песен, с которыми я часто выступаю перед служивыми, несколько раз летал с ними в Сирию: “НАТО на Восток”, “Послание Бараку”; много военно-патриотических песен: “Боевой генерал”, “Моя Держава”, “Бессмертный полк”, “Парад Победы”, “Товарищ Маршал”. Есть цикл духовных песен, посвященных нашим русским святым или православным праздникам, которые исполняю, когда меня приглашают в епархии, монастыри или на приходы: ”Радуйся, Россия”, “Покинутые храмы”. Всего таких некоммерческих песен у меня более 300.

- Что Вы хотите сказать на прощание читателям?

- Кроме традиционных в таких случаях пожеланий крепкого здоровья, успехов, благополучия и семейного счастья, я хочу всем нам напомнить, что мы живём в лучшей стране мира – России, чем нужно гордиться и дорожить!

Фото из архива Владимира Нелюбина

Визитная карточка: Владимир Анатольевич Нелюбин родился 1 сентября 1965 года в городе Березники Пермской области. До армии успел закончить музыкальное училище по классу духовых инструментов.

В конце 90- х уехал искать “лучшую долю” в Германию, где играл в различных казино и клубах Европы, добившись определенных успехов, как певец и гитарист. В 2004 году на пике признания и карьеры неожиданно для немецких партнёров возвращается в Россию и начинает фактически заново завоёвывать российский рынок, создав кавер-группу “MoscowNewzz”. Активно сотрудничает с силовыми структурами. Лауреат премии “Глас ангельский Руси”. Женат, двое детей.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий
14 апреля 2021 в 18:37

Очень хороший текст - большое спасибо за публикацию. За чувство Родины, за ВЕРУ НАШУ ПРАВОСЛАВНУЮ: очень мало у нас таких искренних, доходящих до сердца публикаций.

1.0x