Авторский блог Татьяна Воеводина 09:07 17 апреля 2015

Не наш город?

В прошлые и грядущие выходные у нас в посёлке были объявлены субботники по благоустройству территории. Собственно, особого благоустройства от них никто не ожидал, а надеялись слегка убрать мусор, скопившийся за сезон. Мусора у нас (как и везде в Подмосковье) – видимо-невидимо. В сущности, все Подмосковье – это огромная свалка. И виноваты в этом не столько власти, как принято считать, сколько сами граждане, которые гадят, не покладая рук. По берегам водоёмов, где отдыхают любители природы, в лесах, оврагах – словом, везде валяются полиэтиленовые мешки, бутылки, всякая дрянь, оставшаяся от пикников и просто от прогулок. Донести всю эту гадость до места сбора мусора – невмоготу.
5

В прошлые и грядущие выходные у нас в посёлке были объявлены субботники по благоустройству территории. Собственно, особого благоустройства от них никто не ожидал, а надеялись слегка убрать мусор, скопившийся за сезон. Мусора у нас (как и везде в Подмосковье) – видимо-невидимо. В сущности, все Подмосковье – это огромная свалка. И виноваты в этом не столько власти, как принято считать, сколько сами граждане, которые гадят, не покладая рук. По берегам водоёмов, где отдыхают любители природы, в лесах, оврагах – словом, везде валяются полиэтиленовые мешки, бутылки, всякая дрянь, оставшаяся от пикников и просто от прогулок. Донести всю эту гадость до места сбора мусора – невмоготу. Я, как представитель старшего поколения, ещё помню домусорные времена, когда главным загрязняющим фактором были консервные банки, которые всё-таки ржавеют и разлагаются. А бутылки, стеклянные, сдавали за залоговую цену в 12 коп., а молочные бутылки – за 15. Какой зелёный был тогда наш посёлок! И ведь не ценили…

Тогда тоже выходили по весне на субботник – гребли, сжигали старую листву… Весело как-то было, было чувство весны, обновления. А ещё раньше были субботники в моё детство в Егорьевске. Вернее, тогда были воскресники; в субботу-то в те годы работали до обеда, а выходной был один – воскресенье; это с 70-х годов стало по два выходных. Вот воскресным утром выходили мы на воскресник. С самого утра из горсада начинали звучать песни: «Сегодня мы не на параде,/ а к коммунизму на пути,/ в коммунистической бригаде,/ и с нами Ленин впереди». Выходили все жители нашего дома по ул. Советской 37, все. Управдом раздавал мётлы, лопаты, грабли. Я мечтала, чтобы нам с подружкой доверили окраску вазонов. Были такие два вазона по бокам центральной аллеи, которые окрашивали каждый сезон, вернее, белили извёсткой. Однажды нам доверили, дали ведёрко с извёсткой и кисточку. Мы очень старательно красили, потом сеяли настурцию. Почему-то была в моде настурция, у нас на балконе тоже росла красно-рыжая настурция в ящике. Мы, семья директора завода, которому принадлежал дом,  выходили на субботник   как все, и это была наинормальнейшая норма. А как ещё-то может быть? Это же наш дом. Кстати сказать, полагалось, чтобы жильцы сами мыли пол на этаже. И моя мама мыла, и никому не приходило в голову, что тут может быть как-то по-другому.

Вообще субботник – это совершенно не коммунистическое изобретение. Это древнее, крестьянское. Просто коммунистическое руководство подверстало коммунистическую идеологию под искони существовавшие традиции – как когда-то христианство соединило свои праздники с древними, языческими. С незапамятных времён русские люди по весне совместно убирали свои сёла, починяли мосты, поправляли дороги.

В 70-е годы придумали вот что: рабочие и вообще работники материального производства работали один день в году (это обычно приурочивали ко дню рождения Ленина 22 апреля) бесплатно, в качестве коммунистического субботника. Те, кто работал не в материальном производстве – те трудились по благоустройству, мыли окна, разбирали бумажные завалы. Но тогда уже радость совместного труда постепенно испарялась. Помню, меня поразила одна картинка, настолько поразила, что запомнила её на десятилетия. В лифте усталая мама ругала за что-то дочку, упрекала её: «Я работаю, как лошадь, да ещё бесплатно заставляют работать…» Я, школьница, подумала: «Как же так можно ребёнку говорить – это же наш субботник, что значит «заставляют»?!»

В 80-х общество стало медленно меняться. Жизнь всё больше стала казаться чем-то посторонним, внешним по отношению к человеку. Город, улица, страна постепенно переставали быть «нашими», и это проявлялось в общем равнодушии ко всему, что выходит за пределы собственной квартиры. Кстати, именно тогда появилась манера «укреплять» входные двери – сначала с помощью штырей, входящих в дверь и в стенку одновременно, а потом и вовсе перешли на сейфовые двери… Тогда начали рассказывать истории про страшные квартирные кражи. У меня был приятельница, которая их ужасно боялась и всегда включала радио на полную громкость, когда выходила из квартиры, чтобы у вора сложилось впечатление, что кто-то есть дома. Двери у неё, естественно, были укреплённые. Кажется, какая связь сейфовых дверей с субботниками? – а вот есть она, связь.

Сегодня люди стараются всячески отгородиться от внешней – враждебной – среды. В нашем посёлке все более-менее состоятельные люди первым делом заботятся о возведении глухого забора. Кто побогаче – те делают прямо-таки кирпичную стену ценой сопоставимую с домом. А как вы думаете? Её же надо делать на фундаменте глубиной до конца зоны промерзания, а у нас это, кажется, 1м 60 см. Ну, кто победнее – те хоть досками заколотят или металлическим листом отгородятся от гнусной действительности. Домов с прозрачными заборами – буквально единицы. Я ещё вот что заметила: многие люди в своих квартирах делают плотные, постоянно опущенные шторы и включают свет. Заоконная действительность им так противна, что глаза на неё не глядят. А внутри квартиры – дизайнерский ремонт, коврики-цветочки. Собственная территория за жизнь нашего поколения – сузилась, скукожилась.  Раньше, помнится, собственно жилплощадь была в среднем гораздо меньше, но был наш двор, наша улица, наш посёлок – и было ощущение простора жизни. Дети носились по посёлку – пешком и на велосипедах. А теперь – принято сидеть по норам или опасливо выезжать на машине. Впрочем, я, кажется, слегка отклонилась от субботника.  

С позапрошлого года мой сын-строитель начал выводить своих сотрудников вместе с работягами-узбеками и таджиками на субботник. Фронт работ был заранее согласован с главой местной администрации. Они обрабатывали берега лесного озера. Вывозили по  несколько грузовиков мусора предыдущего сезона. Приглашали мэра для совместного фотографирования; приезжал он или нет – не знаю. Но точно знаю, что они засняли картинки до и после уборки и послали в нашу районку. Как-то раз сыну дали грамоту, которая висит  в его  офисе.

Вы думаете, он из любви к родному посёлку вывел народ на субботник? Отчасти, конечно, и поэтому. Но есть и другое. В нашем районе запретили жилищное строительство до тех пор, пока не будут построены некие социальные объекты: детсады, поликлиники. Действительно километрах в семи от нашего посёлка построили гигантский район без всякой инфраструктуры, что вызвало обычный в таких случаях скандал: обещали инфраструктуру, а ничего не построили. Приезжал губернатор, была разборка, ну и до кучи запретили жилищное строительство во всём районе. Так что сын особенно старается поддерживать отличные отношения с поселковой администрацией: от них зависит, разрешат ли ему понемножку под сурдинку строить и зарегистрируют ли построенное. Вот на каком фундаменте сегодня строится трудовой энтузиазм участников субботников. Может быть, так и надо: материальная, коммерческая заинтересованность. Эффективность! Но мне лично ближе старый, наивный подход: это наш посёлок, наш дом, наша улица и, в конечном счёте, наша страна.

А знаете, сколько человек пришло в первый раз на берега загаженного лесного озера просто так, по зову сердца? Ну, попробуйте предположить. Сто? Десять? - Один! Ровно один. Любопытно, что это не житель нашего посёлка. Он москвич, житель прилегающего к нам московского района. Он по какой-то причине не попал на субботник в своём районе и решил сходить на какой-нибудь другой. Он любит ходить на это озеро – вот и пришёл к нам. Один-единственный. Вот столько у нас сегодня тех, кто считает город, посёлок, улицу, озеро – нашими. Для остальных это просто гадкая и враждебная среда обитания. Вас ещё удивляет, что жить в наших городах и посёлках становится всё более отвратительно? Это ведь не наш город. Не зря субботник в нашем посёлке смешливые жители именуют «таджичником». Таджики же работают…

Но мне кажется, что задули иные ветра. Пока малозаметно, но что-то сдвинулось. Люди стали собираться, чистить берега озёр, склон оврага, куда традиционно сбрасывают крупногабаритный мусор, вроде отслуживших свой век холодильников и газовых плит. Идеально вычищена школьная территория – постарались ребята. Робко-робко, но теплится слабая надежда, что вернётся то давнее ощущение: наш город, наша улица. Не спугнуть бы…

Рис. А. Курнаков. Утро Красной субботы. (1983-85)

 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

9 сентября 2020
46
14 сентября 2020
42
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x