Сообщество «Круг чтения» 10:20 10 июля 2020

Крылатый лев

к 115-летию со дня рождения Льва Кассиля 
13

В детстве, каким бы оно ни было, наша жизнь ещё полна тайн и чудес, неожиданных открытий и ярких впечатлений, новых звуков и красок, шумит крыльями будущего и лишена груза прошлого. Она, несмотря на любые горести, обиды и разочарования, всё равно похожа на волшебную сказку или увлекательную игру, которая, рано или поздно, заканчивается… 

Лев Абрамович Кассиль (10.07.(27.06.)1905—21.06.1970) традиционно входит в «обойму» детских писателей-классиков советского периода. Условно говоря, в её «второй ряд» — в «первом ряду» стояли детские «суперклассики» Корней Чуковский, Агния Львовна Барто, Самуил Яковлевич Маршак и примкнувший к ним чуть позже Сергей Владимирович Михалков. И в СССР не было, наверное, ни одного ребёнка, который бы не прочитал (или которому не прочитали бы) их произведений. Если использовать терминологию фигурного катания, это была «обязательная программа» детского чтения и воспитания. А такие писатели, как Лев Кассиль, Аркадий Гайдар, Николай Носов (да простят меня читатели и почитатели других авторов — здесь можно назвать ещё не одну фамилию) — это была уже «произвольная программа», без которой тоже никак не обойтись, но всё-таки возможны вариации.  

Конечно, «вне конкурса» шли произведения для детей, авторами которых были «большие классики» советской литературы: «Легенда о Данко» (из рассказа «Старуха Изергиль») Максима Горького, стихи «про ребят и зверят» Владимира Владимировича Маяковского, «Золотой ключик, или Приключения Буратино» Алексея Николаевича Толстого, «Нахалёнок» Михаила Александровича Шолохова… Не говоря уже о том, что в «базовый стандарт» советского детского чтения, поддержанный школьной программой, входили сказки Пушкина, стихи Лермонтова, Тютчева и Некрасова, некоторые рассказы Льва Толстого, и, конечно, переводы зарубежной литературы (порой — сильно авторизованные): от Гулливера, Робинзона и Дюймовочки до Чиполлино, Винни-Пуха и Карлсона, «который живёт на крыше». 

«Детские» книги Кассиля — в общем-то, уже не для детей и не про детство. Все они: и «Кондуит и Швамбрания», и «Вратарь Республики», и «Черемыш, брат героя», и «Великое противостояние», и «Дорогие мои мальчишки», и «Улица младшего сына», и «Ход белой королевы», — как раз про то, как детство заканчивается. Иногда — очень рано, иногда — уже в очень зрелом, если считать по годам, возрасте. О том, как чудеса жизни и разного рода фантазии о ней уступают место устоявшимся, проверенным формулам, правилам и законам, как вымышленная «Швамбрания» стыкуется с реальным «Кондуитом». И — всё-таки изменяет, преобразует его! Да, мечты меняют нашу жизнь — нужно только мечтать правильно… 

Мечтать мы учились по книгам. Они мечтать не мешали — только помогали. Лично у меня сложилось так, что без Льва Кассиля не обошлось. И не просто «не обошлось» — прочитанная лет в 11 «Кондуит и Швамбрания» толкнула на подражание и «продолжение». В ходе игры, которая продлилась у нас с младшим братом несколько лет, как бы сами собой «смоделировались» пусть простейшие, но системные и, самое главное, «изнутри» представления об истории, культуре, политике, экономике в их взаимосвязях между собой, которые во многом и определили нашу дальнейшую жизнь — именно они, а не полученное в школе и вузах формальное образование. И, ведь не будь этой книги Кассиля, всё сложилось бы совсем по-другому. «Нам не дано предугадать, как наше слово отзовётся…»  

Но это, так сказать, индивидуальное, личное, а в целом у каждого из нас: тех, чьё детство пришлось на 70-е и начало 80-х годов прошлого века (даже говорить такое страшно), кто вырос до начала «эпохи интернета», — есть своя «внутренняя библиотека», состоящая из книг, не просто прочитанных, а ставших частью собственной личности и сущности, жизни и судьбы. Теперь книги уже не читают, они становятся такой же «архаикой» и/или предметом роскоши, как конные кареты в эпоху всеобщей автомобилизации. В начале 80-х, сорок лет назад, трудно, почти невозможно было себе представить книги, выброшенные на помойку, как мусор, — на крайний случай, сдавали макулатуру и получали право на покупку «дефицитной» классики. Зачитанные до дыр книги даже «лечили», переплетали, давали им «вторую» и даже третью жизнь. Сегодня выбросить книгу — в порядке вещей, словно кусок засохшего или заплесневелого хлеба…  

«Электронные книги» — всего лишь тексты, которые не читают, а смотрят: вперемешку с фильмами, лентой новостей и репликами соцсетей… Отдельность книги, отдельность чтения как процесса, выходящего за рамки схемы «стимул—реакция», в пространство «моделирования параллельной реальности», — исчезает вместе с самим этим пространством, которое становится недоступным, закрытым для «поколения онлайн». Наших с вами детей и внуков — в том числе. 

«Люди, которые читают книги, всегда будут управлять людьми, которые смотрят телевизор», — эти слова принадлежат не Рокфеллеру и не Ротшильду, а французской писательнице Фелиции Жанлис, которая скончалась в 1830 году. И «телевизором» она называла вовсе не тот аппарат, который известен нам под этим именем сегодня, а некое подобие «волшебного фонаря», проектора, который она использовала в процессе обучения своих воспитанников, детей герцога Луи-Филиппа-Жозефа Орлеанского, один из которых впоследствии под именем Луи-Филиппа I стал королём Франции. В истории бывают такие невольные, но далеко не случайные «пророчества»/совпадения… 

Лев Кассиль мало того, что был писателем, — он придумал устраивать праздники детской книги, «Книжкины именины», как будто книги — действительно живые существа, некое инобытие людей, их писавших (и читавших). И случилось это в разгар Великой Отечественной войны, в 1943 году. Когда советские солдаты сражались не только за свою землю, за свои дома и свои семьи, — они сражались за право своих детей, внуков и правнуков говорить и читать на родном языке. И книги тоже сражались вместе с ними. Детские книги — в том числе…  

Надо сказать, что у Льва Кассиля была (сохранилась?) какая-то особая, по-настоящему детская чуткость и свежесть взгляда на мир, он видел и придавал значение тем моментам, которые «нормальный взрослый» воспринимает уже как нечто само собой разумеющееся, очевидное и не требующее какого-то особого внимания, какой-то отдельной оценки… Что бы он сказал сегодня, какие бы нашёл слова про такие «книжкины именины» — на помойках? 

А в том, что нашёл бы — не сомневаюсь. Кассиль был по-детски жаден до впечатлений (объездил почти полмира и везде завёл кучу личных знакомств) и памятлив — тоже по-детски. Вы можете представить себе третьекурсника физмата МГУ, который просто шатается по улицам столицы, манкируя занятиями, чтобы что-то увидеть, удивиться и описать? В чуть ли не ежедневных многостраничных письмах домой, то есть без всякой мысли о публикациях и связанных с ними выгодах? Да так суметь описать, что всем это будет нравиться? 

«…Сам Маяковский, громадный, широкоплечий, показался на трибуне. Он оглядывает, как всегда, по-хозяйски, внимательно и радушно стадион и спускается вниз, без труда шагая через барьеры, переходя с трибуны на трибуну, из ряда в ряд, с веселым и азартным любопытством осматривая переполненные ярусы. 

— Что делается! — гудит он негромким басом, оборачиваясь к едва поспевающему за ним спутнику, который потом расскажет об этом дне в своих воспоминаниях. — Что делается! Ведь это же социализм! Чтобы десятки тысяч человек приходили смотреть каких-то детей!..» 

Свою «путёвку в большую литературу» Лев Кассиль получил у Маяковского. И потом написал про «лучшего и талантливейшего поэта советской эпохи» (И.В.Сталин) блестящую, хотя и очень «выглаженную» книгу «Маяковский — сам». Которая начинается, по большому счёту, опять же, с детей. С того, как Маяковский читал свои стихи: «За море синеволное, за сто земель и вод…» — на закрытии первого всесоюзного слёта пионеров, на московском стадионе «Динамо» — и вышел из радиорубки на трибуны, зашагал по ним, приветствуя детей… 

Вообще, Кассиль был очень «правильным» советским писателем. Не в том смысле, что «колебался вместе с линией партии», а в том, что всегда соотносил  свои слова и дела с некоей высшей по отношению к политике и прочей суете истиной. Которая скрывается от мудрых и открывается младенцам. Нужно — ехал на «стройки социализма», нужно — был на фронте, нужно — представлял советскую литературу за рубежом… Он — из числа немногих советских писателей, если не единственный, про которых коллегами по перу и вообще современниками (во всяком случае, насколько мне известно), не было написано или публично сказано ни одного дурного слова. А подобное всегда дорогого стоит, особенно — в те времена. Чего это стоило самому Кассилю? Возможно, что и ничего не стоило — просто он был и оставался самим собой. Человеком, с которым в какой-то мере можно соотнести евангельские слова Спасителя: «Се воистину израильтянин, в немже льсти несть…» 

Хотя… Отсутствие лукавства не равносильно отсутствию других страстей. Кассиль как писатель, опять же, по-детски прост, но далеко не примитивен и не одномерен. Так, например, у главного героя «Вратаря Республики» (кстати, первого в советской литературе произведения, раскрывающего тему футбола и «большого», профессионального спорта вообще, но не только спорта), грузчика-волгаря Антона Кандидова, явно «нелишнего» нигде человека, — фамилия, которая чуть ли не прямо указывает на известную повесть Вольтера «Кандид, или Оптимизм». Ту самую, где «всё к лучшему в этом лучшем из миров», — сколько бы жизнь ни пыталась доказать обратное. А в образе друга-антагониста Антона Кандидова, журналиста Евгения Карасика, при желании (но только при желании!) можно найти параллели с пушкинским «Евгением Онегиным», а в их столкновении на футбольном поле — с классической дуэлью из-за Ольги Лариной…  

Ещё одной страстью Кассиля, видимо, и был спорт. Описанный им не только во «Вратаре Республики» и «Ходе белой королевы» — моменты, связанные со спортом, «разбросаны» по многим его произведениям — например, матча по хоккею с мячом между командами девочек и мальчиков в повести «Черемыш, брат героя». «В здоровом теле здоровый дух» — примерно таким был его «символ веры». И сам писатель, заядлый болельщик «Спартака», умер, когда смотрел телетрансляцию финального матча чемпионата мира по футболу 1970 года, Бразилия—Италия — не выдержало сердце… 

Получается, и со дня смерти самого Льва Кассиля прошло уже больше, чем полвека. И, раз мы помним о нём и перечитываем его книги, крылья будущего из нашего детства ещё шумят над нами… 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Cообщество
«Круг чтения»
30
24 октября 2020
Cообщество
«Круг чтения»
7
23 октября 2020
Cообщество
«Круг чтения»
2
Комментарии Написать свой комментарий
10 июля 2020 в 11:10

----
в «первом ряду» стояли детские «суперклассики» Корней Чуковский, Агния Львовна Барто, Самуил Яковлевич Маршак и примкнувший к ним чуть позже Сергей Владимирович Михалков
----
Хорошая статья, до сих пор не пойму, почему были так сильно распиарены Чуковский, Барто, Маршак...
"Идет бычок качается" - это идиотизм для детей.
Доступ к Гайдару, Кассилю, Носову был ограничен, а некоторые произведения просто недоступны(Незнайка на Луне).
Московский Союз Писателей - это было сборище любителей халявы, включая толпу графоманов, по блату туда пролезших.

10 июля 2020 в 13:34

"Московский Союз Писателей - это было сборище любителей халявы"
- Не только Московский. Написавший хотя бы одну неплохую книгу, получал пожизненное звание писателя, неограниченный доступ к СМИ, а - значит - и не ограниченный доступ к советским гонорарам, а ещё к дачам, домам творчества, жилью, санаториям и прочим благам советского образа жизни. Мало кто задумывался о том, почему женщин среди писателей было на порядок меньше, чем мужчин, а это принципиально. Писатели же требовали к себе всё более особого положения, в том числе так называемой свободы творчества, мол пишу чего хочу, продаю кому хочу (пример с Пастернаком показателен). А работяга, выточивший за бутылку водки на казённом станке кран-буксу для соседа, как правило, получал звание "несуна" и всеобщее презрение.
Впрочем, к автору статьи у меня претензий нет, Разве что добавлю имена Бориса Житкова, Андрея Некрасова, Виталия Бианки, Леонида Пантелеева, Валентина Катаева, раннего Анатолия Рыбакова, Василия Смирнова, Александра и Владимира Беляевых, Павла Бляхина... Это лишь отечественные имена.
Насчёт "Бычка" вы, Алексей, зря. Дети с 2-х лет запоминают практически с первого раза, это показатель. Идиотизм - это распиаренный Чебурашка и Кот Матроскин. Хотя я не против их.
Попутно - вопрос: кто назовёт имя детского писателя, проявившего себя за последние тридцать лет? Ну, кроме Сухинова.

10 июля 2020 в 16:23

----
Насчёт "Бычка" вы, Алексей, зря. Дети с 2-х лет запоминают практически с первого раза, это показатель.
----
Александр, есть масса народных поговорок - считалок для младенцев, без идиотского бычка - которого я в раннем младенчестве слушал, но до сих пор не пойму.

Например, Как сорока пальчики на руке младенца кормила кашей внятно и осмысленно...

12 июля 2020 в 16:48

"которого я в раннем младенчестве слушал, но до сих пор не пойму"
- Алексей, а ведь вы, может быть, не знаете что "Бычок" - одно из стихотворений в серии "Игрушки" и в нём имеется в виду металлическая фигурка, которая сама шагает ПО НАКЛОННОЙ доске.

12 июля 2020 в 21:54

Я такой игрушки никогда не видел,. Почему бычок качается мне было совершенно не понятно, а особенно пугала угроза неизбежного падения в конце доски.
В стишке не упоминается , что бычок игрушечный - без вашего разъяснения стих вздорен.
На иллюстрации был изображен нормальный бычок, никто из взрослых не мог мне объяснить причину неординарного поведения животного.
Барто должна была сделать пояснения, а лучше всего писать внятные стишки.

13 июля 2020 в 09:44

Алексей, по адресу https://yandex.ru/video/preview?filmId=7068094474211504908&text=механическая%20игрушка%20шагающий%20бычок&path=wizard&parent-reqid=1594622078962884-466787603909211065800261-production-app-host-man-web-yp-111&redircnt=1594622101.1
или в поиске МЕХАНИЧЕСКАЯ ИГРУШКА ШАГАЮЩИЙ БЫЧОК
я нашёл примерно то, о чём говорю. Правда, имел в виду производство1930-х, существенно скромнее выполненные изделия, в котором в глаза бросалась железная суть. Напомню, что тоненькие книжечки с текстом и иллюстрациями так и назывались "Игрушки", кроме "Бычка" там были другие коротенькие стишата: Уронила Таня мячик; Самолёт построим сами; Я люблю свою лошадку; У меня живёт козлёнок и др. Речь в них тоже шла тоже не о реальных предметах, а об игрушках!

13 июля 2020 в 10:10

----
Почетное место среди них занимает Агния Барто. Ее цикл произведений для ребят «Игрушки» - классика. Стихи Агнии Барто для малышей наполнены глубоким смыслом, ненавязчиво учат быть стойкими, отвечать за свои действия, беречь тех, кого любишь. И это обучение проходит на понятных для всех примерах.
---
Повторяю в книжке которую не было цикла «Игрушки», если про мячик и грузовик можно догадаться принадлежность к игрушкам, мишка с оторванной лапой тоже можно понять, но вздыхающий раскачивающийся из стороны в сторону бычок непонятен, а тем более его падение с доски.

Я пишу мое детское впечатление, для меня было не понятно что такое доска и почему при ходьбе по ней качаются и в результате нужно куда-то падать.
Ты размышляешь как интеллигентный человек знакомый с механизмом работы игрушек.
Видимо Барто писала стишки для своего ребенка имеющего такие игрушки.
Знаешь песенку про ёжика который свистит, через дырочку в левом боку, там хоть сказано , что он резиновый...

13 июля 2020 в 13:35

Согласен! Кстати, в детских книжках очень много зависит от иллюстраций. Терпеть не могу жёлтых крокодилов!.. Классический приме с иллюстрацией про некрасовских мужичков "у парадного подъезда", которых иллюстратор умудрился изобразить съёжившимися от холода. Хотя в тексте прямо сказано: и пошли они, "солнцем палИмы"!

13 июля 2020 в 19:16

Еще одно,
если про мячик, машинку, самолет прямо указано, что ими играют, то бычок САМ по себе идет, САМ вздыхает , т.е. он типа одушевленный + он взывает о помощи "сейчас я упаду" - помогите, т.к. доска вот-вот кончится.
Мне это запомнилось так, с большой тревогой за падение бычка.

15 июля 2020 в 21:27

Алексей Рубцов
10 июля 2020 в 16:23---
Насчёт "Бычка" вы, Алексей, зря. Дети с 2-х лет запоминают практически с первого раза, это показатель.
----
Александр, есть масса народных поговорок - считалок для младенцев, без идиотского бычка - которого я в раннем младенчестве слушал, но до сих пор не пойму.

Например, Как сорока пальчики на руке младенца кормила кашей внятно и осмысленно...
/////////////////////
Не надо придираться к Рубцову , он никогда не был маленьким ,
он сразу родился партийным работником и цензором в области литературы.

Книга про сороку-воровку была издана в 1915 году. В ней много картинок: каждая строчка песенки проиллюстрирована изображением маленькой девочки Тани, которой посвящена книга. Ни автор, ни художник не названы.

В наши дни песенка про сороку звучит так (это один из распространённых вариантов):

Сорока-ворона кашку варила, деток кормила, этому дала, этому дала, этому дала, этому дала, а этому не дала
Вот такие критики как Рубцов ВИДЕЛИ СОРОКУ - ВОРОНУ , как намёк на женщину
путанку ,мол этому дала , этому дала , а этому не дала ! И ЗАПРЕЩАЛИ !

15 июля 2020 в 21:45

Алексей Рубцов
12 июля 2020 в 21:54
Я такой игрушки никогда не видел,. Почему бычок качается мне было совершенно не понятно, а особенно пугала угроза неизбежного падения в конце доски.
В стишке не упоминается , что бычок игрушечный - без вашего разъяснения стих вздорен.
На иллюстрации был изображен нормальный бычок, никто из взрослых не мог мне объяснить причину неординарного поведения животного.
Барто должна была сделать пояснения, а лучше всего писать внятные стишки.
//////////////////////////
РУБЦОВ напоминает ОГУРЦОВА из кинофильма Карнавальная ночь,
где он прицепился к репризе двух клоунов .

Ну что же, заслушаем
клоунов? Прошу, товарищи.
- Здравствуй, Топ!
- Здравствуй, Тип!
- Топ, где ты, Топ? - Я здесь.
- Здравствуй, Топ? - Здравствуй.
- Но скажи мне, Топ почему
ты плачешь? - Ты знаешь, Тип,
Я женюсь! - Поздравляю тебя!
Поздравляю тебя!..
И твою невесту!
- Тише, тише, ради бога ничего
ей об этом не говори!
- Но почему?
- Потому что она ещё об этом
не знает! - Но как? Почему?
- Потому что я женюсь совсем
на другой!
ОГУРЦОВ :
- Минуточку, минуточку товарищи..
Так это дело не пойдёт!
Ну что это у вас, собираетесь
жениться и плачете?!
Это ж нетипично!
И потом, что это у вас за
вода из платка льётся?
- Это слёзы.
- Результат эмоций выжимаем!
- Товарищи, сколько ж надо плакать,
чтоб вода из платка потекла?!
И потом, слушайте, не надо его
целовать! Это производит
нехорошее впечатление.

- Нет, дело в том, что товарищ
директор вы, кажется, не вполне..
- Вполне..
Вот вы говорите, что ваша невеста
не знает, что вы женитесь на
другой? Это нехорошо, надо,
чтоб она была в курсе дела,
вы ей об этом сообщите.
- Вы думаете?
- Так ведь в этом весь смысл,
весь юмор! - Вся соль!
- А при чём тут соль? Да, вот
ещё, что это у вас там за имена?
- Клоунские имена - Тип, Топ.
- Это традиция.
- Товарищи, вы же взрослые
люди, у вас фамилии есть?
- Есть.
- Ну вот, давайте свои фамилии,
слёзы отставить и главное,
понимаешь, побольше бодрости.
Давай!
- Товарищ директор, знаете что..
- Коля.. Не надо!
- Ауся! - Здравствуй, Сидоров! -
Здравствуй, Николаев!
- Скажи мне, Сидоров, почему
ты такой весёлый? - Я весёлый,
потому что я женюсь!
- Поздравляю тебя и твою невесту!
- Я пойду и обрадую её, что
я женюсь совсем
на другой! - Ауся! - Минуточку..
Минуточку товарищи..
Какая-то петрушка получается.
Если у него есть невеста, так
чего же он женится на другой?
- Так в это же и заключается
элемент сатиры. - В этом всё
дело. - В чём именно?
- В том, что он легкомысленный
человек, обманул свою невесту.
- Сидоров что ли?
- Ну да. - Морально разложился
значит?
Карнавальная ночь.
//////////
Барто объявить выговор с занесением в личное дело ,
за то что она не сделала пояснение для Рубцова насчёт бычка .
Рубцов не понял почему бычок качается , может он был выпимши ?!

16 июля 2020 в 08:45

Фима, ты то понимаешь смысл стишка про бычка?
А это стишок для младенцев -для познания и воспитания.
Или ты вообще ничего не понимаешь, но чуешь своих своим нюхом...

15 июля 2020 в 21:52

Автору -респект !
Приятно удивлён статьёй , не типичной для газеты ЗАВТРА.
Спасибо .

1.0x