Авторский блог Александр Елисеев 00:00 22 февраля 2020

Ковчег альтер-глобализма

Для противостояния Глобальной Сети необходима некая альтернативная Альтер-глобальная Сеть
1

В 2008 году предприниматель и общественный деятель Сергей Владимирович Писарев предложил концепцию «Россия - Ноев ковчег».

С этого времени было сделано много для разработки и продвижения данной концепции. А 19 февраля этого года на сайте Изборского клуба вышел в свет коллективный труд под руководством В. В. Аверьянова «Русский Ковчег. Альтернативная стратегия мирового развития».

В работе над ним принял участи и ваш покорный слуга. Для меня совершенно очевидно, что современные глобальные процессы являют собой самый настоящий Потоп, который размывает национальное разнообразие и топит социум в «цифровой» финансово-плутократической пучине. Во время работы над указанным текстом родилось несколько моих статей, которые составляют цикл «Глобальный Потоп и Русский Ковчег Спасения». Сегодня вниманию читателей представляется первая статья из этого цикла.

 

1. Супер-Сеть и её хозяева

Современный глобальный капитализм представляет собой политико-экономический уклад, основанный на преобладании некоей чрезвычайно разветвленной Сети. Некоторые её «сегменты» часто оказываются в сфере внимания различных наблюдателей. Взять, например, Бильдельбергский клуб, о котором пишут и говорят чуть ли не каждый день. Гораздо менее известен, но всё-таки, обсуждается влиятельнейший и загадочный Богемский клуб (Богемская роща) с его зловещим культом рогатой Совы.

Характерно, что наряду с сугубо глобальными структурами, существуют и «национальные» объединения глобалистов. И они играют очень важную роль в подборе кадров для различных наднациональных институтов.

В данном плане весьма показательно карьерное восхождение нынешней главы Еврокомиссии Урсулы фон дер Ляйен, которая является убежденной сторонницей «Соединенных Штатов Европы». (А надо заметить, что даже её предшественник Ж.-К. Юнкер был против проекта СШЕ.) Перед тем как стать председателем ЕК, она прошла через «смотрины» в разных глобальных институтах.  «Урсула фон дер Ляйен была не только в Бильдербергском клубе, - сообщает К. Черемных. - Она сначала побывала в Давосе, потом встретилась с Элизабет Мон, главой Bertelsmann Stiftung, а потом уже побывала в Бильдербергском клубе. То есть, прежде чем попасть в клуб, ей нужно было получить одобрение Элизабет Мон - человека, который контролирует медиа-сферу и сферу образования в Германии. Именно ей Европа и весь педагогический мир обязаны Болонским процессом. Элизабет принадлежит к семье, которая, как и ряд других влиятельных немецких семей, изо всех сил старалась очиститься от нацистского наследия. А для этого ей нужно было показать себя ещё большим либералом, чем остальные либералы. А дальше, в процессе перехода мирового либерализма к тому, что сейчас самоназывается прогрессизмом, это приобрело специфические черты. В образовании это выразилось в примитивизации и англификации… И тот факт, что к Элизабет Мон приходила за агреманом Урсула фон дер Ляйен, лишний раз говорит о том, что Bertelsmann Stiftung — это системообразующая структура, которая влияет на всё, в том числе на подбор политических кадров. Вплоть до того, что предыдущий глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер, долгие годы возглавлявший правительство Люксембурга, был выдвинут на высшую должность Евросоюза сразу же после того, как финансово-управляющая структура Bertelsmann Stiftung была зарегистрирована в Люксембурге». («Хозяева мира»)

Итак, у глобалистов есть и свои «национальные» объединения.  Здесь сотрудничают элитарии, связанные с какой-либо отдельной страной. Так удобнее учитывать национальные особенности – с тем, чтобы впоследствии их эффективнее ликвидировать. Ведь от самих особенностей пока никуда не деться, пусть речь идёт о сторонниках глобализма. Хоть как-то, но они, особенности, присущи - значит, с ними надо работать. Но выход осуществляется на наднациональный уровень, в данном случае, на уровень структур ЕС.

Критики характеризуют структуры типа фонда Bertelsmann Stiftung, как теневые правительства и «частную институциональную власть». Утверждают, что основатель данного фонда Рейнхард Мон «грамотно» уклонился от уплаты налогов на наследство, переведя в сам фонд три четверти своего акционерного капитала. А дивиденды налогами не облагаются.

Аналогичные структуры есть и в других странах. Так, в 2018 году от Франции на Бильдельбергском форуме выступала Патриция Барбизе, предводитель французского клуба Le Siecle («Век»), также выполняющего роль местной кузницы глобалистских кадров.  

Цель подобных организация очевидна – они подменяют национальные правительства и готовят их демонтаж – в пользу мировой власти транснациональных корпораций. Причем, сопровождаться подобный демонтаж будет проведением жесточайшей неолиберальной политики. В нулевые годы журнал «Capital» опубликовал социально-экономических требования Bertelsmann Stiftung. Фонд потребовал упразднить пособие по безработице, ограничить социальные пособия, снизить заработные платы на 15 %, перенести выплаты в фонд социального страхования с предпринимателей на рабочих.

Налицо некая грандиозная, планетарная Глобальная Сеть (ГС), которая включает в себя разнообразные клубы, фонды, корпорации, ложи, «мозговые центры» и т. д. Единого центра здесь, судя по всему, не существует, хотя и осуществляется великолепная координация различных структур. И сие обуславливается разными соображениями. Так, один, чётко обозначенный центр, сделал бы уязвимой всю глобальную Систему, точнее Анти-Систему. По нему можно было бы нанести один стремительный и сокрушительный удар. Но, в условиях наличия множества разнообразных центров такой удар просто не имеет смысла.

 

2. США как инструмент глобализации

В то же самое время, существует широко распространенное заблуждение, согласно которому у глобального капитализма свой центр всё-таки существует. И в качестве такого вот центра называют США, иногда даже отождествляемые с глобализмом, как таковым.

Бесспорно, Штаты сделали очень многое для глобализации мира. Своей политикой давления и подавления, которая затронула, в той или иной степени, большинство стран мира, они сделали мировое пространство весьма и весьма однородным. Понятно, что такое пространство удобно для глобализаторов с их идеей всемирной унификации, стирания национально-государственных различий.

Но вот только работал дядя Сэм не столько на себя, сколько на другого дядю. США «растеклись» по всему земному шару, вызвав ненависть сотен миллионов, а воспользоваться плодами их активности намереваются транснационалы, планирующие ликвидацию всех государств, в том числе, и Американского.  

В сентябре прошлого года президент США Дональд Трамп сделал поразительное признание. В интервью телеканалу Hill TV он заявил: «Самая большая ошибка, совершенная в истории нашей страны, допущенная президентом Бушем, — это ввод войск на Ближний Восток». По его словам, имела место быть катастрофа, в результате которой США потратили на Ближнем Востоке семь триллионов долларов: «Семь триллионов и миллионы жизней, я учитываю потери с обеих сторон. Миллионы жизней».

Есть все основания считать, что к подобной «ошибке» (как и к другим, ей подобным) Штаты активно подталкивали. Показательно, что сам Дж. Буш-младший, пришёл к власти как убежденный изоляционист, обещавший максимально сосредоточиться на решении внутренних проблем США и на укреплении связей внутри Нового Света. И, действительно, до 11 сентября 2001 года администрация Буша стремилась ограничивать присутствие Штатов в разных регионах. Америка отказалась принять участие в конфликте в Македонии, а министр обороны Д. Рамсфельд даже предложил НАТО сократить свой балканский контингент на одну треть. И в Боснии численность американских войск была действительно сокращена.

Кроме того, Буш уменьшил роль США в посреднических операциях на Ближнем Востоке и в Северной Ирландии. Госсекретарь К. Пауэлл исключил из списков госдепа сразу треть специальных агентов, которые по заданию Б. Клинтона работали в проблемных точках по всему земному шару. Самую первую свою зарубежную поездку Буш совершил именно в Мексику для встречи с тамошним президентом. При этом, он демонстрировал готовность ограничить сферу влияния США одной лишь Северной Америкой.

Всё это не устраивало транснациональные элиты, жёстко критиковавшие США. Так, председатель Европейского отдела глобалистского Совета по международным отношениям (СМО) Ч. Капхен в своей книге «Закат Америки» выставлял США в качестве главного препятствия на пути к созданию «мирового правительства».

Но вот произошла катастрофа 11 сентября 2001 года, многие обстоятельства которой вызывают недоумение. (Отсутствие осколков самолётов, странная быстрота падения башен и т. д.) И после неё Буш сразу занял диаметрально противоположную позицию. Он начал мощную экспансию, оккупировав Афганистан и Ирак. При этом, бывший изоляционист руководствовался идеями окружавших его неоконсерваторов (П. Вулфовитца и др.), учеников бывшего троцкиста М. Шахтмана. И не случайно, что в 2015 году Буш заявил о необходимости «глобальной демократической революции».

Нынешний президент Трамп пытается как-то обуздать Транснационал. Так, он сорвал образование Трансатлантического торгового и инвестиционного партнёрства (ТТИП), которое грозило создать нечто вроде Соединенных Штатов Европы и Америки. (Показательно, что в 2009 году Европарламент принял решение о формировании, в рамках указанного проекта, Трансатлантического политического совета.)   Практически одновременно Трамп просто-напросто распустил Тихоокеанское партнёрство. Президент вывел страну из ЮНЕСКО и Парижского соглашения. Кроме того, он потребовал радикального преобразования ООН-овской бюрократии, а также подверг жёсткой критике НАТО и ВТО.

Разумеется, Трамп вовсе не является безусловным противником глобализации. Но он против того, чтобы она завершилась ликвидацией «национальных государств». А вот ГС как раз и мечтает именно о таком вот исходе, ибо ей нужно абсолютное господство. Вот почему она восприняла удары Трампа по указанным наднациональным структурам крайне болезненно, организовав мощную контратаку против самого Трампа и стоящих за ним национал-капиталистов-бюрократов.

Вот лишь один, но весьма значимый эпизод антитрамповской кампании. Широко известно о том, что против Трампа активно выступает мировой финансовый авантюрист Дж. Сорос, который спонсировал даже американских троцкистов и других местных леваков. Гораздо менее известно, что летом 2019 года этот магнат объединил свои усилия с бизнес-империей братьев Кох, создав единый антитрамповский «Институт ответственного государственного управления Куинси» (Quincy Institute for Responsible Statecraft). Мало известно и о самой Коховской империи. А, между тем, она представляет собой мощнейшей кластер ГС.    

В аналитической статье на Завтра. Ру позиция и деятельность братьев Кох характеризуется следующим образом: «Нужно минимизировать роль государства и максимизировать роль частной экономики, а также — личные свободы», - говорил Дэвид Кох. Он фанатично отстаивал «чистый капитализм», неприкосновенность «богатого класса владельцев», свободного от малейшего вмешательства со стороны государственных институтов и общества. Ратовал за уничтожение ограничений на политические расходы корпораций, ликвидацию права потребителей подавать в суд на корпорации, демонтаж социального и медицинского обеспечения. Он создал вышеупомянутый фонд «Американцы за процветание», организацию «Граждане за разумную экономику». Империя Кохов финансирует вашингтонский Институт Катона (первый крупный мозговой центр либертарианцев), исследовательский Центр Mercatus при Университете Джорджа Мэйсона, такие структуры, как Federalist Society (ещё один либертарианский мозговой центр, занимающийся судебной системой) и Heritage Foundation (стратегический аналитический центр, занимающийся широким спектром исследования международной политики, взаимодействующий с неоконами и продвигающий идею американской гегемонии). Масштабная сеть легальных и тайных организаций, при помощи которой палочки Коха лоббируют свои интересы, получила прозвище «Кохтопус». («Один из богатейших людей планеты скончался от рака простаты»)

И данная сеть является только одним из сегментов гораздо более разветвленной и мощной Глобальной Сети.

 

3. Глобальная альтернатива и опыт СССР

Для противостояния ГС необходима некая альтернативная Альтер-глобальная Сеть (АГС). И создавать её необходимо при живейшем участии различных государств, которые приговорены к демонтажу всемирным Транснационалом. ГС стремится использовать различные государства – с тем, чтобы впоследствии демонтировать их. АГС, напротив, должна быть задействована в целях сохранения, защиты и укрепления народов мира. Речь не идёт о некоем, сугубо утилитарном, этатистском отношении, чреватом бюрократизацией сетевых структур. Это было бы, просто-напросто, другой крайностью. Государствам нужно всемерно поддерживать данные структуры, сохраняя их самобытность и даже автономность.

Безусловно, вклад разных государств в создание и развитие АГС будет разным. И, как представляется, наибольший вклад могла бы внести именно наша Россия. Дело в том, что у нас есть уникальный опыт создания мировой альтернативы глобальному капитализму. Здесь имеется ввиду СССР и выстраиваемый вокруг него социалистический блок. Советское влияние распространилось по всему миру, а на СССР равнялись многие страны и общественно-политические структуры. Однако, тогдашняя мировая социалистическая альтернатива страдала излишней заидеологизированностью. Коммунистическая идеократия, с её неизбежным доктринёрством, отталкивала очень и очень многих. Десятки и сотни миллионов людей выступали против западного диктата, но боялись попасть под идеократический каток советского «марксизма-ленинизма». Он воспринимался как нечто глобально-уравнительное, стремящееся к радикальной ломке всего насущного уклада (со всеми его плюсами и минусами). В то же самое время, многие политические карьеристы (и даже авантюристы) в странах третьего мира (особенно, в Африке) заявляли о своей приверженности «марксизму-ленинизму». Тем самым, они обеспечивали себе мощную организационную и финансовую поддержку со стороны СССР. В реальности же, ими двигала исключительно воля к власти и обогащению.

СССР позиционировал себя как центр не только социалистического блока, но и всего «прогрессивного человечества». Он проводил политику излишнего «централизма» на международной арене. И такая политика отталкивала многие страны, не желавшие поступаться своей независимостью и своей самобытностью. В разное время от СССР, так или иначе, «отложились» (порой в режиме жёсткой конфронтации) – Югославия, Китай, Албания, Египет, Северная Корея, Румыния и др. Возникло мощное «Движение неприсоединения», страны-участники которого стремились находиться на значительном удалении как от «западного», так и «восточного» блоков. Объективно все эти «отложения» и «удаления» были выгоднее всего именно Западу, ибо последний всё же превосходил СССР в технико-экономическом плане.       

И, всё-таки, наша страна накопила воистину ценный опыт выстраивания альтернативы западному миропорядку. Кроме того, имели место блестящие примеры гибкого взаимодействия с самыми разными силами. «В послесталинском СССР почти не упоминалось о таких проектах, в том числе о международном экономическом совещании в Москве в апреле 1952 г., - пишет А. Чичкин. - Но в книге «История Москвы в годы Великой Отечественной войны и в послевоенный период» (М., «Наука», 1967) вкратце сказано о таких проектах – можно сказать, предтечах современного БРИК. Дословно это выглядит так: «…К голосу движения сторонников мира стали прислушиваться все более широкие круги мировой общественности. Даже среди капиталистов появились люди, которые начали осознавать бесперспективность «холодной войны» и связанного с ней нарушения нормальных экономических связей между странами. Свидетельством роста подобных настроений было международное экономическое совещание в Москве, которое проходило с 3 по 12 апреля 1952 г. в Доме Союзов. В нем участвовали представители деловых кругов из 49 стран. Задача совещания состояла в том, чтобы изыскать возможности для улучшения жизни людей путем мирного сотрудничества и развития экономических связей между всеми странами. В обращении к Генеральной Ассамблее ООН участники совещания подчеркивали большую роль международной торговли в укреплении мира. Сурово осудив искусственные преграды, воздвигаемые империалистами Запада торговле с социалистическими и некоторыми другими странами, совещание приняло решение создать Комитет содействия развитию международной торговли…». («Против диктата доллара»)

Тогда СССР обсуждал идею антидолларового блока с Индией. В 1952-53 годах, на данную тему, были проведены официальные переговоры и индийскими послами. Во время переговоров также обсуждалась идея объединения внешнеторговых усилий Индии и Китая – в целях противостояния долларовой экспансии.   

В марте 1949 года делегация СССР предложила ООН советско-восточноевропейский проект создания региональных экономических союзов. Его поддержали многие латиноамериканские и азиатские страны, а также Эфиопия. Однако, данный проект был провален США и их западными союзниками.

 

4. Альтер-глобализм и мета-идеология

Россия, с её огромным опытом альтерглобализма, могла бы стать одним из центров будущей Альтер-глобальной Сети (АГС). Данный центр даже мог бы играть ведущую роль – в сравнение с другими центрами. Для этого России необходимо предложить вместо прежней идеократии проект создания мета-идеологии, превосходящей все, без исключения, «левые» и «правые» концепты.  Основатель движения европейских «новых правых» Ален де Бенуа ныне признаёт: «Деление на правых и левых во многом утратило всякий смысл. Либерализм сместил этикетки и перепутал все ярлыки. Те политики, которые считали себя правыми, сместились в сторону либерализма и защищают в настоящее время либеральную власть, в то же время статусные левые везде, вплоть до Франции, тоже откатились на либеральные позиции. Поэтому сейчас говорить о непримиримом противостоянии правого и левого не имеет смысла. Для эпохи Модерна было справедливо, что существовал какой–то водораздел, иногда в форме раскола, между правыми и левыми. Но это всегда были правые, во множественном числе, и левые, во множественном числе, а не левая и правая части спектра. Всегда были очень разные правые и очень разные левые. Но что касается сегодняшнего дня, с приходом эпохи Постмодерна главное деление утратило смысл. Сейчас я не определю себя как правого мыслителя. Я ищу и в правой, и в левой идеологии какие–то здравые идеи».

Безусловно, либерализм, являющийся идеологической основой глобализма, – это такой огромный Ноль, который «ничтожит» все идеологии. За последнее время можно было лицезреть характерные метаморфозы многих противников глобализма. Так, «левый» критик мировой финансовой тирании А. Ципрас (Греция) стал вполне себе «правым» подпевалой МВФ и ЕС. А праворадикальная партия «Йоббик» (Венгрия) стала заигрывать с леволибералами, находящимися на содержании у Сороса.

Либерализм – это такая нулевая псевдоидеология, которая стремится свести Правую и Левую к некоему обнулению, обесцениванию (можно даже сказать, к «оцифровыванию»).  Она основана на рыночном фундаментализме, и в силу этого является идеологией тотального обмена, тотальной измены, тотального обмана. Левое легко меняется («продаётся») на Правое, и аналогично.

В условиях западного «торгового строя» (выражение одного из ведущих идеологов глобализма Ж. Аттали) иначе и невозможно. Если ли есть Левое, то его можно (и нужно) поменять на Правое. И, наоборот. Глобальный, торговый уклад давит на сознание, заставляя создавать выгодные рыночные условия – разделяя Левую и Правую. Поэтому, надо сверхволевым усилием отталкиваться от этого политико-экономического Дна.

Собственно, сама идеология – «вещь» довольно-таки рыночная, плутократическая и пролиберальная. Она и возникла-то на пике утверждения западного капитализма.  «Возникновение феномена идеологии прямо связано с французской революцией 1789–1799 гг., - пишет А. Фурсов. - В своё время это чётко зафиксировал И. Валлерстайн, отметивший, что в результате и после этой революции изменение (изменения) стало (стали) восприниматься как норма и неизбежность. Различия возникали по поводу отношения к этой норме/неизбежности, к её конкретной форме, однако сам процесс изменения как структурной реальности стал признанным социальным фактом. К тезису Валлерстайна о роли Французской революции я бы добавил тезис о значении английской промышленной революции». («Карл Маркс. 200 лет спустя»)

Идеология теснейшим образом связана с пресловутыми товарно-денежными отношениями, если только не является их прикрытием. Со времен «великих буржуазных» революций процесс изменения становился все более радикальным. Сначала можно было менять правителей. Потом – уже стали менять целые страны. В прошлом веке стало принято служить другим государствам — в том случае, если они придерживаются «правильной», «передовой» идеологии. Именно такую практику вели многие ведущие идеократы – коммунистические, либеральные и фашистские (нацистские). Советские коммунисты требовали служить «отечеству пролетариата» – СССР. Либералы побуждали своих симпатизантов служить странам западной демократии. Нацисты активно формировали колонны коллаборационистов. И все это национал-предательство оправдывалось, а точнее – окупалось — Идеей.

И вот сегодня некоторые силы уже готовы оправдать отказ от государственности как таковой – в пользу всемирного сверхгосударства и во имя «общечеловеческих ценностей».  Как видим, идеология чревата изменой. Она осуществляет грандиозный обмен, имеющий сугубо рыночный характер. Собственно говоря, для этого и нужны были великие перемены эпохи великих революций. Идеология, таким образом, выступает как явление сугубо плутократическое (вне зависимости от своих деклараций). Идея здесь выполняет функцию денег, при помощи которых один товар обменивается на другой. Она рассматривает все ценности, в том числе и высшие (Родину, Государство, Народ) как товары, которые подлежат обмену. В результате один «товар» продается за Идею, а на вырученные «средства» приобретается другой «товар». Вот почему, кстати говоря, во всех идеологиях, так или иначе, присутствует экономический детерминизм

Понятно, отчего в рамках идеологических систем возможны всякие колебания – влево-вправо. Другое дело, что все они надежно контролируются «центром» - этим метаполитическим Нулем, за которым стоит мировая, финансово-ростовщическая плутократия. И понятны все великие ренегатства (номер один – «советское», конечно). Как говорится, «ничего личного, это Бизнес».

Идеологию, как таковую, нужно преодолеть, создавая Мета-Идеологию, в рамках которой нет Левой, Правой и Центра. Там всё должно быть Центром, как в Раю. Нужно, как правильно сказал Ален де Бенуа, не менять Левое на Правое, а искать Правое в Левом, и Левое в Правом. Подчеркну, не менять «этикетки» и «ярлыки», но видеть наличие Одного в Другом. Необходим мощный сверхсинтез правого и левого, национального и социального.

 

5. «Мозговая» составляющая Анти-Глобальной Сети

В рамках АГС следует всемерно содействовать развитию и укреплению его концептуального сегмента. Таковым сегментом должны стать разнообразные мозговые центры, именуемые на Западе think tanks, то есть «мозговые, мыслительные танки». И данное наименование весьма точно, ведь современная «война» есть, в первую очередь, война информационная. На Западе такие вот центры (типа РЭНД) были намного более самостоятельными, чем их советские аналоги. Отсюда, во многом, и победа западных стран в «третью мировую войну».

МЦ АГС должны быть намного более сильнее и самостоятельнее, чем на Западе. Государства альтер-глобального «пула» будут оказывать им всемерную поддержку, осуществляя «мягкий», но действенный контроль. Более того, МЦ сами станут субъектами государственной политики. Им даже следует обеспечить некую квоту в органах народного представительства.

В условиях всё более усиливающейся информократии политические партии и движения будут отходить на второй план. Эти массовые, «громоздкие» образования принадлежат к эпохе «фабрично-заводских» гигантов с её массовостью и пирамидальностью структур. Партии-движения более нацелены на организационный (директивный) ресурс, тогда как мозговые центры стремятся овладеть ресурсом информационным, концептуальным. «Директивность» требует многочисленной, сильно иерархизрованной организации. «Концептуальность» предполагает наличие немногочисленной, но эффективной организации, склонной к сетевому взаимодействию с подобными же организациями.

МЦ более «заточены» под сетевой принцип, чем под пирамидальный. Конечно, «партийность» никуда не исчезнет, просто она окажется на вторых ролях. На первые роли должны выйти концептуальные, сетевые структуры. И то государство, которое станет в авангарде данного процесса, станет и мировым лидером, предлагающим мировую же альтернативу глобальному капитализму.

Да и сама государственность должна стать более сетевой. На первый план должны выйти немногочисленные (производственные или территориальные) общины, осуществляющие разнообразное взаимодействие друг с другом. При этом, необходим общенациональный Арбитр, регулирующий отношения между общинами и препятствующий возвышению одних групп над другими группами. Таковым Арбитром может быть лишь Глава Государства, облаченный сильной властью. Что же до крупных административных и политических структур, то их роль должна снижаться.     

Безусловно, наряду с национальными МЦ АГС, должны существовать и многонациональные, не говоря уже о «простом» взаимодействии между «местными» их структурами. Было бы весьма целесообразным институализировать некий координационный совет национальных и межнациональных МЦ.

Опять-таки, наша страна может выступить инициатором приданию МЦ совершенно нового статуса, оптимально соответствующего реалиям современного информационного общества.

Если Россия сумеет утвердить себя в качестве неформального, «концептуального» лидера, предлагающего миру мета-идеологию и новый статус мозговых центров, то она действительно станет альтер-глобальным Ковчегом, спасающим человечество от Потопа глобального капитализма.

 

6. Лидерство и деколонизация

В настоящий момент мир разделен на Ядро и Периферию. Первое составляют «ведущие капиталистические» страны и система Транснациональных корпораций (ТНК), вторую – все остальные. При этом, сама Периферия неоднородна, разные её сегменты обладают разным весом. Россия принадлежит к Периферии, но обладает огромным военно-политическим весом. Налицо и грандиозный технологический потенциал.

Всё это определенным образом «выводит» её из «периферийного статуса» и создаёт возможность выступить качестве некоего субъекта, предлагающего альтернативный проект мирового развития. Страны Ядра такой проект выдвинуть не способны, ибо они слишком завязаны на эксплуатации Периферии. Страны Периферии не обладают таким геополитическим весом, как Россия, поэтому не смогут стать лидерами мировой альтернативы при всём своём желании (которое есть далеко не у всех).

В принципе, стать альтер-лидером могла бы КНР. Но она полностью сосредоточена на реализации своего сугубо прагматического и глобалистсткого, по сути, торгово-коммерческого проекта. Россия же, при определенных условиях, могла бы выдвинуть проект одновременно и прагматический, и альтруистский. Тем более, что у неё уже был опыт глобального «альтруизма» в 1917-1987 годах. КНР тоже пыталась стать во главе мировой социалистической альтернативы, отняв место лидера у «советских ревизионистов». Однако, это было в течении довольно-таки краткого периода (1960-1976 годов). Потом Пекин отказался от какого-либо «альтруизма», взяв курс на создание и укрепление квазисоциалистического госкапитализма – одновременно крайне националистического и крайне глобального.

Россия могла бы предложить проект деколонизации, предлагающий развитие стран Периферии и ликвидацию глобального разделения на Центр и Периферию. Такой проект предполагал бы планетарное, по масштабам, вложение идей, средств и усилий в развитие (первую очередь, промышленное) периферийных стран. Структурной основой такого проекта должна стать международная организация, подобная Совету экономической взаимопомощи (СЭВ), создание и утверждение которого происходило под руководством нашей страны.

СЭВ был уникальным образованием, сыгравшим важную роль в попытке утверждения экономического порядка, альтернативного западному. Как известно, его основу составляли страны социалистического лагеря, возглавляемые СССР. Но кроме них в работе ассоциации принимали участие страны-наблюдатели – Финляндия, Мексика, Ирак, Ангола, Никарагуа, Афганистан, Народно-Демократическая Республика Йемен, Лаос и Эфиопия.

Если в начале деятельность СЭВ носила преимущественно консультативный характер, то потом она стала весьма мощной макрорегиональной ассоциацией.  В её рамках функционировали Международный банк экономического сотрудничества (МБЭС) и Международный инвестиционный банк (МИБ). Практиковалась эмиссия переводного рубля, который стал наднациональной валютой. При этом, не произошло отказа от национальных валют, что выгодно отличает «советскую» интеграцию от «европейской». 

СЭВ 2.0 должен использовать наработки своего предшественника, но отказаться от излишнего централизма и формализма. Кроме правительственных структур, его полноправными участниками должны стать хозяйственные предприятия, научные учреждения, общественно-политические движения, этнические общины, религиозные конфессии, региональные ассоциации и т. п. Устройство Организации должно быть максимально сетевым, отвечающим целям и задачам Альтер-Глобальной Сети (АГС). В центр своей деятельности СЭВ 2.0 должен поставить именно одну, конкретную цель – деколонизацию Периферии и её социально-экономическое развитие. В случае достижения ощутимых успехов СЭВ 2.0 мог бы стать одной из важнейших основ новой системы международных институтов. Безусловно, Россия имеет все шансы стать мягким лидером нового СЭВ и всей упомянутой выше системы.

Крайне желательным было бы использования в названии новой Организации слова «взаимопомощь» (или слова, близкого по значению). Тем самым, указывалось бы на нравственное измерение, которое необходимо придать всей мировой экономике.     

 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий
22 февраля 2020 в 11:52

Глобализм неизбежен... АГС копирует методы ГС.
ГС ведет к фашизму и к приЗемлению, МетаИдеологией АГС стал бы надглобальный проект ...Космос.

1.0x