Сообщество «Посольский приказ» 13:25 15 мая 2015

Казус Лондона

Противники переизбрания Кэмерона возмущены тем, что теперь тори, набравшие всего только 36, 9 % голосов, получили право делать с Великобританией всё, что им угодно. По их мнению, политическая система Великобритании давно уже перестала быть демократической. Они выпустили плакаты с весьма характерной надписью - «вы нас даже не представляете». Характерно, что на плакатах помещены и фотографии оппозиционных политиков - Милибэнда, Ника Клегга (либерал-демократ) и Найджела Фараджа (ПНСК). Заметим, что возмущение направлено против всех партий.
1

Победа правящей партии консерваторов (тори), получивших 331 место в парламенте стала сенсацией, в том числе и для самих победителей. Все опросы общественного мнения предрекали поражение Консервативной партии, которая, как говорится, «достала» многих англичан. Лидер лейбористов Эд Милибэнд (сын известного историка-марксиста) выглядел явным лидером предвыборной гонки. Все ожидали нового премьера и нового (пусть и коалиционного - с консерваторами) правительства. И, тем не менее, консерваторы победили. Наблюдатели находятся в некоем шоке, «Гардиан» нападает на хвалёное общественное мнение: "Долгое время никто не верил, что Эд Милибэнд может стать премьер-министром. Он был слишком неуклюж, неотесан и комичен. Однако опросы показывали, что он — главный фаворит". Успехи его избирательной кампании вроде бы это подтверждали — и мы вдруг начали смотреть на него совсем по-другому. Неожиданно он показался и обаятельным, и уверенным в себе. Неудачник шел к победе. Он даже стал — наполовину в шутку — секс-символом... Да-да, вся эта предвыборная шумиха была полной туфтой. Опросы ошибались: на самом деле мы никогда не думали об Эде Милибэнде ничего хорошего. Дело в том, что респонденты врали социологам. Разница между результатами опросов и результатами выборов — ценнейший материал для ученых, позволяющий оценить разницу между тем, что люди говорят, и тем, что они думают на самом деле. Судя по всему, голосование за тори — это такое постыдное удовольствие, о котором не все готовы рассказывать».

Именно! Избиратели прокатили службы, ответственные за отслеживание настроений манипулируемого «электората». Они постеснялись сказать, что вовсе не желают менять шило на мыло, но предпочитают, чтобы уж оставалось шило. Они обманули ожидания тех, кто рассчитывал на такую вот смену, при этом поставив манипуляторов в глупое положение. Вообще, все ожидали, что сработает «старый добрый» механизм двухпартийных качелей. Одна, надоевшая, ведущая партия уходит для того, чтобы передать бразды правления другой ведущей партии, которая ранее тоже надоела, но теперь уже кажется привлекательной. Самому Милибэнду создавали образ политика, который начинает с нулевого имиджа, но потом резко взмывает вверх, выражая настроения электората, разочарованного в прежнем руководстве. Все осуществлялось в соответствии с хорошо отработанной формулой - «левые» либералы сменяют «правых» либералов, осуществляя некую минимальную коррекцию. При этом сама Система ничуть не меняется. Она только укрепляется от того, что создаёт видимость каких-то перемен.

Однако в этот раз качели застыли в «правой» точке. Общество вроде бы и готово было к очередной смене, но всё-таки её не произошло. И это можно трактовать как некий сбой системы. «Левой альтернативе» как-то не спешат доверять, предпочитают оставить «хоть таких» вот консерваторов. И, возможно, что когда они совсем уж опротивят, то люди попытаются найти нечто третье.

Лейбористы (232 места) потерпели поражение, и это вовсе не показатель того, что английский электорат существенно поправел и не желает двигаться влево. Речь идёт о снижении доверия к лейбористам, которые сами давно и серьезно поправели, сильно приблизившись к либералам. Ещё в 1990-е годы партия отказалась считать своей целью социализм, выкинула требование национализации. В её партийной конституции появилось следующее, беззубое определение: «Лейбористская партия является демократической социалистической партией (хороша же социалистическая партия, которая отказывается от социализма!-А. Е.) . Мы полагаем, что единство позволяет достичь большего, чем мы можем достичь в одиночку; даёт возможность реализации истинного потенциала каждого, позволяя строить общество, в котором власть, богатство и возможности находятся в руках многих, а не меньшинства, где права, которые нам принадлежат, отражают наши обязанности, и где мы живем вместе, свободно, в духе солидарности, терпимости и уважения».

В принципе, какого-то существенного отличия от консерваторов никак не просматривается, за исключением, впрочем, одного важного момента: «Единственное, сколько-нибудь существенное различие между консерваторами тори и лейбористами состоит в том, что лейбористы - за исключением, быть может, нескольких депутатов из левого крыла партии - полностью поддерживают брюссельскую бюрократию Евросоюза, - отмечает политолог Борис Кагарлицкий. - Тогда как консерваторы, по крайней мере, на словах, готовы защищать национальные интересы Великобритании. Защищают они их явно недостаточно, что привело к бурному росту поддержки Партии независимости Соединенного Королевства, ратующей за выход из Евросоюза. Это требование пользуется поддержкой значительной части, если не большинства англичан. Что и вынудило консервативного премьер-министра Дэвида Кэмерона пообещать в случае победы на выборах провести референдум о членстве в ЕС. Что мешало сделать это раньше, не дожидаясь выборов в новый парламент, как поступил тот же кабинет по вопросу о референдуме в Шотландии? Ответ прост: никакого референдума Кэмерон проводить не собирался и, давая обещание, надеялся с помощью бесконечных отсрочек уклониться от его исполнения».

В то же самое время, «правые» консерваторы (тори) довольно-таки активно используют «левые», социальные лозунги. Так, во время нынешней избирательной кампании они провозгласили себя «истинной партией рабочего класса», пообещав улучшить возможности для повышения квалификации, снизить налоги для малоимущих, создать бесплатные детские сады. И, кстати, у рабочего класса есть некоторые основания доверять тори: «Хотя за последние пять лет положение трудящихся не особенно улучшилось (с учетом инфляции зарплаты по стране снизились), основное бремя сокращения дефицита бюджета все же легло на самых богатых». («Перемены откладываются» // Лента.Ру. Ст. «Агентства внешней политики»).

Налицо общеевропейский процесс - правые стремительно активизируются в социальном плане, сочетая это с прежним евроскептицизмом и стремлением усилить роль национальных правительств в системе ЕС. В последнее время социальный крен был характерен и для Национального фронта Франции, и для венгерской правящей партии ФИДОС. Мы, конечно, далеки от того, чтобы ставить эти истинно-правые, национальные партии на одну доску с британскими тори, но всё-таки общий процесс очевиден.

Снижение популярности лейбористов способствовал успех Шотландcкой национальной партии (ШНП), получившей 56 мест вместо прежних 6. Ранее лейбористы были сильны во многих районов Шотландии, но теперь они потеряли свои позиции, а ШНП стала третьей партией в стране. Заметим, что это партия левая, более того, она находится левее ЛПВ. Опять-таки, налицо успех силы, сочетающей национальное и социальное. Хотя надо отметить, что для ШНП характерен существенный популистский налёт. Так, она выступает за резкое увеличение социальных расходов, при снижении налогов на крупный бизнес.

Неплохой результат, по количеству набранных голосов, показала правопопулистская Партия независимости Соединенного королевства (ПНСК), которая делает упор на выход страны из ЕС и выступает за жёсткое ограничение миграции. И тут, кстати, встаёт вопрос о том, насколько правой является «антимигрантская» позиция. Не следует забывать о том, что массовая миграция есть порождение капитализма, которому требуется дешевая рабочая сила. И выступление против неё объективно направлено против самого капитализма. Другое дело, что если сосредоточиваться исключительно на миграции, оставив без внимания вопрос о её причинах, то не будет и понимания того, как решить проблему. Однако даже и это может подтолкнуть к неким прозрениям. Так, в своё время французский Национальный фронт был зациклен на миграции, однако, потом встал на социальные (почти социалистические) позиции.

Но мажоритарная система представительства сработала так, что теперь «независимцы» будут иметь всего лишь один мандат, тогда как могли получить где-то 60 мест. Такова мажоритарная система, при которой депутатом становится кандидат, набравший большее количество голосов в одном округе. Кстати, именно несовершенство (мягко говоря) британской избирательной системы привело к волнениям, состоявшимся сразу после выборов. Вначале протест носил вполне мирный характер, люди ругали правительство и выкрикивали лозунг «Власть народу!». Однако, потом дело дошло до столкновения с полицией, которые начались у ворот резиденции премьера на Даунинг-стрит. В ходе столкновений были задействованы дымовые шашки. В акции протеста приняли участие две сотни человек. Накал противостояния был настолько силён, что полиции пришлось на время перекрыть центральную улицу Лондона. В итоге, 17 человек было задержано, двоих полицейских пришлось госпитализировать.

Противники переизбрания Кэмерона возмущены тем, что теперь тори, набравшие всего только 36, 9 % голосов, получили право делать с Великобританией всё, что им угодно. По их мнению, политическая система Великобритании давно уже перестала быть демократической. Они выпустили плакаты с весьма характерной надписью - «вы нас даже не представляете». Характерно, что на плакатах помещены и фотографии оппозиционных политиков - Милибэнда, Ника Клегга (либерал-демократ) и Найджела Фараджа (ПНСК). Заметим, что возмущение направлено против всех партий.

Волнения довольно-таки быстро прекратились, но на этом все не закончилась. В стране готовится мощная акция протеста, намеченная на 20 июня. Уже сейчас 40 тысяч человек заявили в Интернете о том, что выйдут на улицу, а всего ожидается участие сотен тысяч человек. Опять-таки, следует заметить - люди готовы опротестовать результаты вполне законных выборов. Таким образом, сама государственно-политическая система перестает быть легитимной в их глазах.

Безусловно, нынешние оппозиционные политики постараются возглавить и перехватить протест, что станет его гибелью. Ведь все они, несмотря на разные политические манёвры, продолжают, в целом, оставаться сторонниками нынешней неолиберальной модели, тем самым ещё раз доказывая несущественность различий в партийных платформах. В настоящее время в стране проводится политика, получившая название austerity – аскетизм. Она направлена на то, чтобы одолеть бюджетный дефицит и выйти на докризисный подушевой уровень ВВП. Для этого, как утверждается, необходимо существенно сократить государственные расходы - прежде всего за счёт уменьшения выплат по безработице и разных пособий. Кроме того, в жертву предлагается принести бесплатную медицину, расходы на неё также подлежать сокращению. Тори уверяют, что альтернативы этому нет, однако, на сей счёт есть иные, весьма авторитетные мнения. «Нобелевский лауреат по экономике Пол Кругман в предвыборной статье, опубликованной в газете The Guardian, пишет о том, что политика austerity вообще контрпродуктивна для Великобритании, - замечает Тоня Самсонова. - По его мнению, вместо сокращения госрасходов следует увеличивать денежную массу, наращивая потребление, инфляцию и стимулируя инвестиции, потому что страна, которая берет деньги в долг в национальной валюте, всегда сможет допечатать фунтов, а разрыв в бюджете покрыть за счет экономического роста. В то же время в Великобритании нет ни одной партии, которая бы поддерживала идеи Кругмана, хотя с ними согласно большинство избирателей».

Собственно говоря, так и будет всегда, пока существует т. н. «представительная демократия». Даже если перейти от мажоритарной системы к более справедливой - пропорциональной, то всё равно депутаты будут представлять не столько народ, сколько касту политических посредников, которая их выдвинула. Ну, и конечно - крупный капитал, который щедро оплачивает все эти предвыборные спектакли. Необходима прямая демократия, при которой своих депутатов представляют не партии, а народные коллективы - территориальные и производственные. Но для этого необходима совершенно новая структура - постпартийная и сетевая, подчиняющей собственно партийные механизмы зарождающимся структурам прямой демократии. Собственно, такая работа уже ведётся - испанской партией «Подемос». Насколько велик будет масштаб грядущих протестов? Они, конечно, сильно «размоют» систему, но вряд ли стоит ожидать какого-то уж совсем грандиозного накала. Есть один фактор, который существенно сглаживает недовольство. Этот фактор - экономический. Надо сказать, что Великобритания сейчас находится в сравнительно благоприятном положении. «Консерваторы провели рисковую кампанию, призывая избирателей «не дать лейбористам разрушить экономику», - отмечает Александр Борисов. - У них есть реальные достижения. В то время как Евросоюз мучился в «еврокризисе», благодаря греческим проблемам Великобритания, не входящая в еврозону, укрепила свою валюту. Экономика страны демонстрирует рост на 2,4%, а это лучший темп развития в Евросоюзе в прошлом году. Наконец, показатель безработицы в королевстве – 5,6%, он не только самый низкий в Евросоюзе, но даже уменьшился со времени прихода к власти консерваторов. Это первая существенная причина победы консерваторов на парламентских выборах».

Да, экономическое «благополучие» Великобритании - это хорошая пощёчина всему проекту евроинтеграции. Оказывается, полное участие в нём невыгодно для национальных государств. А выгодно участие выборочное, предполагающее сохранение многих важных атрибутов национальной независимости - например, собственной валюты. Конечно, Кэмерон вовсе не будет тянуть страну прочь из ЕС, но попытается укрепить «автономию» внутри него.

Необходимо сказать и несколько слов о том, как переизбрание Кэмерона скажется на российско-британских отношениях, которые сейчас переживают далеко не самые лучше времена. Как известно, английский премьер в настоящее время занимает достаточно жёсткую антироссийскую позицию. В марте он выступил со следующим заявлением: «Если Россия нарушает правила XXI века и занимается дестабилизацией суверенной страны, то весь остальной мир должен быть готов сказать России: «Вы не можете нарушать одну часть международных правил, при этом имея доступ к международным рынкам, международных финансам и международным системам». Кроме того, было объявлено о возрождении программы «поддержки Восточной Европы», которая была разработана ещё во времена «холодной войны», при Маргарет Тэтчер. Она будет направлена на борьбу с «угрозой российского доминирования». Для этих целей создан особый фонд, объём которого составил 5 млн. евро. Его средства уже направлены на Украину. Предполагается также вложить 25 млн. евро в Молдавию, Грузию, Боснию и Сербию.

Пока что это не так уж и много (хотя и немало). Весь вопрос в том, активизируется ли Кэмерон на этом направлении? Вообще-то, его ожидают проблемы и пострашнее мифической «российской угрозы». Ему придётся приложить огромные усилия для того, чтобы сохранить единство Великобритании. Оно ведь висит на волоске, несмотря на то, что недавний референдум принёс поражение сторонникам независимости Шотландии. Успех Шотландской национальной партии уже назвали вторым референдумом о независимости региона. Теперь можно ожидать нового витка сепаратизма. Также много внимания и усилий потребуется для решения проблемы участия Англии в ЕС. Да и социально-экономическая ситуация в стране хоть и стабильная, но это очень относительная стабильность, которая может смениться острым кризисом в любой момент. В любом случае, население крайне недовольно проводимой ныне неолиберальной политикой. А теперь к этому прибавилось ещё и недовольство самой политической системой. Так что, есть все основания предполагать - вскоре Кэмерону будет совсем не до России.

Илл. кадр из сериала "Да, господин премьер-министр"

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Cообщество
«Посольский приказ»
Cообщество
«Посольский приказ»
1
Cообщество
«Посольский приказ»
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x