Авторский блог Константин Луговой-Давыдов 22:08 16 июня 2019

Грушинский фестиваль 2019 года на грани срыва

С 4 по 7 июля 2019 года в окрестностях Самары должен состояться 46-й Грушинский фестиваль. Но так ли это будет?
2

В работе фестиваля был перерыв только в 1980-1986 г.г., когда он был запрещён по идеологическим соображениям. Само же главное музыкальное событие России (и не только) посвящено памяти студента Куйбышевского авиационного института (впоследствии Самарский государственный аэрокосмический университет) Валерия Грушина, который утонул летом 1967 г., но при этом спас двоих тонущих людей, в т.ч. ребёнка. Тело В. Грушина не было найдено.

На Грушинском фестивале я побывал в 2005, 2006 и 2009 г.г., как интернет-журналист. В 2010 г. я направлял от имени редакции представителя, но он, правда, не справился с возложенной на него миссией.

В истории главного музыкального события года был период раскола, когда проводилось в одно и тоже время два фестиваля, и оба носили название Грушинский. Планирую к этой теме ещё вернуться, поэтому о причинах раскола рассказывать пока не буду. Один фестиваль проводился на Фёдоровских лугах около Тольятти, а второй – на Мастрюковских озёра под Самарой. Как же я обрадовался, когда узнал о том, что в 2014 г. оба фестиваля вновь объединились и местом проведения стали Мастрюковские озёра (платформа 135 км).

Много лет на этой площадке существует Православный городок, работой которого руководит легендарная личность из Санкт-Петербурга – диакон Сергий Шотович Учанейшвили, отец 5 детей и уже дважды дедушка, много лет прослуживший в Александро-Невской Лавре. Он также много лет организовывает музыкальный фестиваль «Небо славян», который до известных событий 2014 года проходил рядом с местом, где соприкасаются границы Российской Федерации, Белоруссии и Украины, а затем был перенесён в Крым.

Однако в 2019 году произошла некая сделка между самарскими властями (уже новыми) и раскольниками-самозванцами, которые на памяти Валерия Грушина мечтают сказочно разбогатеть. Я скоро собираюсь в Самару и, наверное, имеет смысл подготовить и опубликовать открытое обращение к губернатору Самарской области Дмитрию Игоревичу Азарову. Как бывший самарчанин, я просто обязан бить в колокол!

Привожу текст заявления Клуба имени Валерия Грушина.

Обращение Общественной организации «Самарский областной клуб авторской песни имени Валерия Грушина» ко всем любителям авторской песни

В связи с многочисленными запросами о подготовке и проведении 46-го Грушинского фестиваля Клуб имени Валерия Грушина вынужден обратится ко всем любителям авторской песни со следующим.

 

Проведение очередного Грушинского фестиваля под угрозой срыва.

До планируемой даты начала Грушинского фестиваля 22 дня.

Ни одного официального документа, регламентирующего подготовку и проведение Фестиваля, нет.

Утвержденного положения о фестивале нет. Есть лишь интернет-публикация проекта положения на сайте областного министерства культуры.

Документов, которые позволяют на законных основаниях приступить к подготовке фестиваля на земле, которой распоряжается министерство культуры Самарской области, нет.

Рабочей группы по подготовке фестиваля при губернаторе нет. Распоряжение Губернатором о её создании на данный момент не подписано.

То, что сегодня называется подготовкой к фестивалю, ведется заместителем председателя правительства Самарской области А.Б. Фетисовым в ручном режиме. Врио министра культуры Самарской области С.В. Филиппов от участия в подготовке фестиваля на текущий момент фактически самоустранился.

Так называемая дирекция фестиваля существует лишь в виде интернет-публикации на сайте областного министерства культуры. Список никем не утвержден и не подписан. С подавляющим большинством людей, перечисленных в нём в качестве руководителей служб, никаких договоров не заключено, цели и задачи им никем не поставлены.

В списке не указан целый ряд ключевых специалистов, которые не один год готовили и проводили Грушинские фестивали. Вместо них в список внесены люди неопытные, не понимающие специфики работ.

Конкурс на получение субсидий из областного бюджета на проведение фестиваля не проведен.

Несмотря на отсутствие решения правительства Самарской области о субсидировании, в качестве организатора фестиваля заместитель председателя правительства Самарской области А.Б. Фетисов публично назвал челябинский Фонд Олега Митяева.

Клуб имени Валерия Грушина, который на протяжении полувека является традиционным бессменным и единственным инициатором и организатором Грушинских фестивалей, нигде в качестве организатора очередного фестиваля не упоминается.

Списка почетных гостей (звезд, хедлайнеров) нет. Железнодорожные и авиационные билеты никому не куплены, вопросы проживания не решены.

Вопросы финансирования и материально-технического обеспечения площадок (сцен) фестиваля не решены. Свыше десятка лагерей, которые обеспечивают на фестивале реализацию традиционных творческих проектов, оказались в подвешенном состоянии. Речь идет о проектах, которые ежегодно создавали на фестивале особую атмосферу современного народного творчества.

Под большим вопросом формирование жюри знаменитого конкурса авторской песни. Само проведение конкурса без Клуба им. В. Грушина – нонсенс. Ведь именно конкурс песни явился поводом для организации и проведения первого фестиваля в память о подвиге Валерия Грушина.

Еще никогда при подготовке фестиваля Клубом им. В. Грушина при поддержке правительства Самарской области такой ситуации не было.

В сложившихся обстоятельствах Самарский областной клуб авторской песни имени Валерия Грушина сообщает следующее.

Клуб имеет опыт, сплоченную команду и все прочие необходимые средства и возможности для подготовки и проведения Грушинских фестивалей. Грушинский фестиваль – главное, ради чего Клуб существует, как общественная организация. Однако в результате действий Бориса Кейльмана, его дочери Марии, адвоката Вадима Ускова (в том числе и противоправных их действий), а также в результате действий и бездействий чиновников Самарского областного правительства А.Б. Фетисова и С.В. Филиппова Клуб в настоящее время официально участвовать в подготовке и проведении Грушинского фестиваля не имеет возможности. При этом Самарский областной клуб авторской песни имени Валерия Грушина утверждает, что организатором Грушинских фестивалей и впредь должен выступать именно он. Никто более на данный момент проводить Грушинские фестивали ни морального, ни законного права не имеет.

Дополнительная информация:

Многие фестивали авторской песни в России испытывают проблемы. В основном они связаны с падением интереса к этому жанру и недостаточным финансированием. Но ситуация с Грушинским фестивалем неординарна. Дело даже не в том, что Грушинский самый старый, известный и массовый среди подобных фестивалей. Скандал, связанный с ним в этом году, – следствие совсем других, но более значимых для современной России проблем. Речь о несправедливости, пренебрежении чаяниями масс в угоду частнособственническим интересам и удару по ключевым моральным ценностям, скрепляющим общество.

Традиционный инициатор и организатор Грушинских фестивалей – Клуб им. В. Грушина. Он бессменно был таковым на протяжении 50 лет.

У Клуба незаконно отчуждены товарные знаки Грушинского фестиваля, но у Клуба остались законные права на сценарий фестиваля, которые невозможно отнять.

Наведение законности и порядка во внутриклубной жизни привело к развязыванию небезызвестным Борисом Кейльманом (на тот момент членом и президентом Клуба) войны против восстановления принципов демократии и коллегиальности в Клубе. Это противостояние Кейльмана, его родственников и ряда близких друзей против Клуба началось в конце 2018 года. Клуб неоднократно предлагал компромиссные решения, но Кейльман лишь раздувал конфликт, который потерял перспективу мирного разрешения к середине марта 2019.

Причина жесткости и непримиримости Кейльмана и компании объясняется тем, что Борис хочет передать общественное достояние – Грушинский фестиваль «по наследству» своим детям Марии и Павлу. В попытке решить этот вопрос Борис Кейльман и его юрист Вадим Усков преступили многие важные моральные нормы и даже закон. Самое вопиющее среди их деяний то, что Борис Кейльман по сговору со своим знакомым бизнесменом Русланом Ширяевым и при поддержке Вадима Ускова осуществил незаконный отъем товарных знаков Грушинского фестиваля у Клуба в пользу московской коммерческой компании. Кроме того, Кейльман с родственниками и близкими учредил организацию-двойник с названием, похожим на название Клуба им. В. Грушина.

Заместитель председателя областного правительства и врио министра культуры осведомлены о проблеме с момента её зарождения. Они осознавали её возможные негативные последствия для существования и репутации Грушинского фестиваля, который является визитной карточкой Самарской области. А.Б. Фетисов и С.В. Филиппов в курсе того, как Борис Кейльман с родственниками бойкотировали решения Клуба в отношении Зимнего Грушинского фестиваля этого года. Они знают о негативных финансовых и организационных последствиях такого бойкота. Упомянутые чиновники прекрасно знают о всех действиях, которые были предприняты семьёй Кейльмана и Вадимом Усковым с целью уничтожения Клуба им. В, Грушина.

Нельзя не отметить в этой истории роль Олега Митяева. Митяев, зная о неблаговидных действиях и устремлениях семьи Кейльмана, видимо, решил использовать ситуацию в своих целях. Не устоял Олег Митяев перед соблазном прислониться к Грушинскому фестивалю с прицелом – записать его в свои продюсерские активы. Таким образом, в качестве финансового оператора Грушинского фестиваля вместо самарского Клуба, инициатора и бессменного организатора Грушинских фестивалей без всякого стеснения был предложен челябинский Фонд Митяева. Кроме того, Митяев вместе с семьёй Кейльмана выступил одним из соучредителей организации-двойника, предназначенной в будущем для подмены исторического Клуба им. В. Грушина. Всё это было сделано скрытно под прикрытием разговоров с Клубом о необходимости восстановления «круглосуточной дружбы». Все это не удивительно, так как юридические услуги Митяеву так же, как и семье Кейльмана оказывает всё тот же Вадим Усков.

Надо отметить, что на фестивальном поприще Митяев успехов не добился. Самые громкие его проекты уже рассыпались, а главное его детище Ильменский фестиваль стал заурядным явлением на общем фоне фестивальной жизни России. В бардовском сообществе начало бытовать понятие «митяевщина», как емкое описание негативных тенденций на Ильменке. Особенно явным движение этого фестиваля на спад стало после трагедии с гибелью на нём людей. В этой ситуации ставка самарских чиновников на челябинский фонд выглядит, мягко говоря, нелогично.

Несмотря на полную осведомлённость о войне семьи Кейльмана за приватизацию народного фестиваля, невзирая на очевидность её негативных последствий для подготовки фестиваля, в течение полугода зампред правительства СО и врио минкульта СО занимались имитацией решения вопроса с организацией подготовки Грушинского фестиваля и сдерживали информирование о происходящем как общественности, так и вышестоящего руководства. Свидетельство неосведомленности губернатора Самарской области – приглашение губернатором Самарской области своих коллег на Грушинский фестиваль. Если бы губернатору было известно о столь серьёзных проблемах с фестивалем, то такого приглашения он, скорее всего, не сделал бы.

Под прикрытием разговоров об урегулировании конфликта заместитель председателя областного правительства Фетисов и врио министра культуры Филиппов вступили в активные переговоры с юристом Вадимом Усковым. Для этого они даже ездили к нему и Митяеву на переговоры в Москву. Здесь стоит обратить внимание, что именно так: высокопоставленные чиновники областного правительства ездили к юристу и артисту, а не наоборот. В результате переговоров с этими заинтересованными лицами областные чиновники фактически закрыли глаза на увод самарского бренда к московскому коммерсанту и благословили передачу бюджета фестиваля челябинскому фонду. При этом чиновники сами пошли на неблаговидные действия. Министерство культуры области инициировало спешное изменение положения о субсидировании фестиваля так, чтобы челябинский фонд смог-таки принять участие в конкурсе на получение субсидий в Самарской области.

Самым главным результатом полугодовой борьбы Кейльмана и компании против Клуба им. В. Грушина стало то, что через фонд Олега Митяева ключевые позиции для подготовки очередного фестиваля получили Вадим Усков и Мария Кейльман.

Всё это не так безобидно, как может показаться с первого взгляда.

Превращение именно Грушинского фестиваля в частную лавочку закроет перспективу его развития как уникального аутентичного социокультурного мероприятия мотивирующего интеллигенцию. Это вообще может привести к уничтожению фестиваля, как явления культуры.

Захват Кейльманом и компанией управления Грушинским фестивалем станет символом вопиющей несправедливости и демонстрацией вседозволенности, что несовместимо с сутью фестиваля. Фестиваль посвящен Подвигу, который явился следствием высоких моральных качеств и системы ценностей Валерия Грушина. Кейльман и компания в драке за фестиваль демонстрируют как раз обратное.

Кроме того, если прихватизация Грушинского фестиваля случится, то это в очередной раз подтвердит «звание» Самары, как столицы упущенных брендов.

Президиум Общественной организации «Самарский областной клуб авторской песни имени Валерия Грушина» 11 июня 2019г.

Текст обращения взят с официального сайта Общественной организации «Самарский областной клуб авторской песни имени Валерия Грушина»

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий
17 июня 2019 в 12:26

"Ах, Самара-городок!" Конечно на этой земле, родившей такой чудный мелодичный русский узор, такую песню - и должен проходить фестиваль авторской, народной песни. Однако, в наше серьёзное время глобальной, вселенской либерализации - тут необходим соответствующий подход по понятиям. Если кто-то поёт, а никому за это не капает денег - это неправильно. Кто-то радуется, но не платит за это и у него нет документа на это право и нет официального разрешения с печатями, то это не радость. Течёт Волга, плывут облака, шумят берёзки, но никто не получает за это деньги - какой во всём этом прагматический смысл? Никакого. Значит нет ни Волги, ни облаков, ни берёзок. И Самары нет, и платок - ни тонет, ни не тонет.

17 июня 2019 в 12:49

Странный народ эти русские. У них ничего нет, а они поют. Да ещё такие песни, что нерусские сразу замолкают в удивлении. Откуда они берут эти песни, если у них нет денег? Они наверняка контактируют с инопланетянами и пользуются их знаниями. Иначе совершенно не понятно - как в одной такой короткой песне можно вместить всю красоту, силу и мудрость целого романа,а то и полного собрания сочинений Толстого и Достоевского, целого сериала из ста сезонов. Может быть это какая-то неизвестная молитва, мощная мантра, ведь с таким песнями русские останавливали целые армии?

1.0x