Авторский блог Валентин Катасонов 00:01 14 ноября 2023

Госбюджеты превращаются в машины по обслуживанию долгов

для большинства государств ноша становится всё более неподъёмной

В XXI веке главным двигателем экономик многих стран мира стал государственный бюджет. Причем бюджет дефицитный, в котором расходы превышают доходы. Это в прошлом столетии были «предрассудки» насчет того, что экономика должна развиваться «сама по себе», без бюджетных подпорок, согласно законам «свободного рынка». А также «предрассудки» насчет того, что бюджеты должны быть сбалансированными. Незаметно большинство стран мира перешли на такую модель, при которой главным двигателем экономического развития стал постоянно растущий государственный долг.

Согласно оценкам ООН и МВФ, за период 2000-2022 гг. валовой внутренний продукт (ВВП) в мире вырос в 3 раза, а государственный долг – в 5 раз. В абсолютном выражении суммарный госдолг всех стран мира в 2000 году был равен 17 трлн долл., а в 2022 году он достиг величины в 92 трлн долл. Это цифры из свежего доклада ЮНКТАД «A world of debt. A growing burden to global prosperity». На начало прошлого года лидерами по госдолгу (суммарному – как внешнему, так и внутреннему) были следующие страны (трлн долл.): США – 30,99; Китай – 13,96; Япония – 11,06; Великобритания – 3,15; Франция – 3,09; Италия – 2,91; Индия – 2,82; Германия – 2,71; Бразилия – 1,65; Испания – 1,57. Как видно, более трети всего мирового государственного долга пришлось на Соединенные Штаты.

Примечательно, что государственный долг развивающихся стран рос быстрее, чем экономически развитых стран. За период 2010-2022 гг. у первых долг увеличился в 3,2 раза; у вторых – в 1,5 раза. Правда, в группу развивающихся стран включен Китай. Без учета Китая (у которого госдолг рос очень быстро) величина государственного долга развивающихся стран увеличилась в 2,1 раза. Примерно 30% всего государственного долга в мире в 2022 году приходилось на группу развивающихся стран. В этой группе стран 70% всего госдолга пришлось на три страны – Китай, Индию и Бразилию.

По критериям МВФ, высоким считается уровень государственного долга свыше 60% ВВП. Если в 2011 году в мире было 22 страны с высоким госдолгом, то в 2022 году число таких стран выросло до 59. Для многих стран пиковые значения государственного долга пришлись на 2020 год, когда в условиях так называемой пандемии ковида пришлось срочно наращивать бюджетные расходы за счет увеличения госдолга. В 2020 году число стран с высоким уровнем госдолга было рекордным – 70. Общий государственный долг развивающихся стран увеличился с 35% ВВП в 2010 году до 60% в 2021 году. Получается, что в целом по развивающимся странам был достигнут такой уровень государственной задолженности, который называется «высоким».

Ускоренными темпами в странах третьего мира росли как внутренний, так и внешний государственный долг. Если в 2010 году внешний госдолг развивающихся стран равнялся 19% ВВП, то в 2021 году этот показатель вырос до 29% ВВП.

Внешние долги развивающихся стран – почти исключительно в иностранной валюте. Следовательно, и обслуживать, и погашать их приходится в иностранной валюте. А иностранную валюту развивающиеся страны добывают путем экспорта товаров. Доля внешнего государственного долга в экспорте развивающихся стран увеличилась с 71% в 2010 году до 112% в 2021 году. За тот же период доля обслуживания внешнего государственного долга в экспорте увеличилась с 3,9% до 7,4%. Для большинства развивающихся стран характерна финансовая и валютная нестабильность. Происходят регулярно девальвации национальных денежных единиц. Соответственно, все меньшая часть экспортной выручки может направляться на какие-то национальные нужды.

Меняется структура внешних кредитов и займов, получаемых развивающимися странами. Растет доля частных кредиторов, предоставляющих средства на коммерческой основе (в отличие от кредитов и займов, предоставляемых другими государствами и международными финансовыми организациями). Если в 2010 году на частных кредиторов приходилось 47% внешнего государственного долга развивающихся стран, то в 2021 году она выросла до 62%. Следовательно, росла стоимость внешних заимствований.

И вот какие интересные цифры приводятся в упомянутом документе «A world of debt». Средняя доходность 10-летних казначейских долговых бумаг (среднее значение за период с января 2022 по май 2023 г., рассчитанное Всемирным банком) была в отдельных странах и регионах следующей (%): Германия – 1,5; США – 3,1; Азия и Океания – 6,5; Латинская Америка – 7,7; Африка – 11,6. Мы видим гигантский разрыв в стоимости государственных заимствований ведущих стран Запада и стран третьего мира. Стоимость заимствований в Африке была в 7,3 раза выше, чем в Германии, и в 3,7 раза выше, чем в США!

Стоимость обслуживания государственного долга росла и по группе экономически развитых, и по группе развивающихся стран. За период 2010-2022 гг. расходы на уплату процентов по госдолгу в первой группе стран выросли с 0,9% до 1,5% ВВП. По второй группе стран эти расходы выросли с 4,2% до 6,9% ВВП. Сегодня развивающиеся страны тратят на обслуживание государственного долга большие суммы, чем расходы на инвестиции в основной капитал. У очень большого количества стран процентные расходы (т. е. расходы на обслуживание госдолга) стали главной статьей государственного бюджета. У некоторых из них процентные расходы пожирают 10 и более процентов бюджетных доходов. По оценкам ООН и МВФ, в 2010 году в мире было 29 развивающихся стран, у которых процентные расходы пожирали более 10 процентов бюджетных доходов. В 2022 году таких стран стало уже 50.

За последнее десятилетие бюджетные расходы на обслуживание госдолга в целом по группе развивающихся стран выросли в номинальном выражении на более чем 60 процентов. А вот бюджетные расходы, например, на образование лишь на 41%.

В настоящее время по крайней мере 19 развивающихся стран тратят больше на проценты, чем на образование, а 45 тратят больше на проценты, чем на здравоохранение. В докладе «A world of debt» делается следующее заключение: «В общей сложности в 48 странах проживает 3,3 миллиарда человек, на жизнь которых напрямую влияет недостаточное инвестирование в образование или здравоохранение из-за большого бремени выплаты процентов».

Цифры доклада «A world of debt» хочу дополнить некоторыми другими, которые взял из базы данных Всемирного банка. Это цифры, показывающие величину процентных расходов по государственному долгу в процентном отношении к общей величине бюджетных расходов. Данные преимущественно по состоянию на 2021 год. В целом по миру, средний показатель, по оценкам Всемирного банка, составил 5,56%.

На тот момент наиболее низкие показатели были по экономически развитым странам, особенно европейским. Вот страны с наименьшими значениями показателя (%):

Люксембург – 0,38

Норвегия – 0,44

Швейцария – 0,59

Швеция – 0,59

Германия – 0,97.

Но, оказывается, в группе экономически развитых стран есть и такие, у которых значение показателя доли процентных расходов в общих бюджетных расходах превышает 10 процентов. Это, прежде всего, США – 13,32%. Также Япония – 10,95% (2018 г.). Из других экономически развитых стран с высоким показателем следует выделить Великобританию – 8,15%.

А вот в группе развивающихся стран те из них, в которых доля процентных расходов составляет меньше 10%, можно скорее отнести к исключению, чем к норме. Есть страны, у которых показатель превышает даже 20%. Назову некоторые из их (%):

Бразилия – 23,94

Индия – 23,01 (данные за 2018 год)

Малави – 24,77

Замбия – 27,35

Гана – 44,61.

Но абсолютным рекордсменом оказалась такая страна, как Шри-Ланка. В 2021 году на обслуживание ее государственного долга тратилось 71,82% всего бюджета этой азиатской страны. Эту азиатскую страну иногда называют «антистандартом» денежно-кредитной и финансовой модели (в противовес Германии, которую до недавнего времени называли «золотым стандартом»).

Цифры, которые я привожу, уже не отражают ситуацию, которая стала складываться в мире и в отдельных странах в 2022–2023 гг. Я имею в виду, что появился фактор, который стал резко увеличивать расходы на обслуживание государственного долга. И этот фактор в полной мере себя проявляет как в развитых, так и развивающихся странах. Речь идёт о повышении ключевой ставки центральных банков с весны прошлого года. Начался резкое сворачивание политики «количественных смягчений», которая длилась примерно двенадцать лет – с 2008-2009 гг., когда центробанки резко опустили ключевые ставки. Причем некоторые из них – до нулевого уровня и даже отрицательных значений. Понятно, что долговые бумаги государств, которые размещались в прошлом десятилетии, имели символические процентные ставки. И обслуживание долга не представляло большого труда. Особенно для экономически развитых стран. Что-то, кстати, расслабило денежные власти, которое посчитали, что экономику можно развивать за счет наращивания бюджетных расходов, не опасаясь при этом бюджетных дефицитов и роста госдолга.

Весной прошлого года начался резкий переход к «количественным ужесточениям», т. е. ключевые ставки стали стремительно повышаться. Центробанки объяснили и продолжают объяснять такой переход необходимостью борьбы с инфляцией, которые стала набирать обороты в прошлом году.

Начали происходить очень неприятные бюджетные метаморфозы. Вот я отметил выше, что Германия в 2021 году была образцовой страной, у которой процентные расходы были ниже планки в 1 процент общих бюджетных расходов. Недаром Германию называли «золотым стандартом» Европейского союза.

А что мы видим сегодня? 28 октября в авторитетном немецком издании «Handelsblatt» выходит статья «Ruhe vor dem Sturm: Wann erfasst der Zinsschock die EU?» («Затишье перед бурей: когда шок процентных ставок поразит ЕС?»). В статье приводятся высказывания министра финансов ФРГ Кристиана Линднера. Как замечает Handelsblatt, министр «сообщил плохую новость» для правящей коалиции: роста налоговых сборов из-за рецессии в следующем году ожидать не приходится. «В то же время расходы на оплату долговых процентов растут — и федеральный бюджет испытывает всё большее давление». В статье отмечается, что заканчивается «золотое время», «когда Германия могла занимать деньги на инвестиции и не платить высоких процентов по долгам, оставляя их будущим правительствам». «Финансовые рынки перечёркивают мечты правящей коалиции о расходах», так как с 2021 года стоимость обслуживания госдолга возросла в 10 раз. Если в 2021 году проценты по всем долгам ФРГ составляли 4 млрд евро, то в 2023 году эта сумма достигла 40 млрд евро.

Если даже немецкий «золотой стандарт» рухнул, то что говорить о других странах? Если говорить о тенденции, то страны (за редкими исключениями) стали двигаться в направлении той модели, которая сложилась в Шри-Ланке («антистандарт»).

P.S. А какова ситуация в России? Согласно базе данных Всемирного банка, доля процентных расходов в бюджете РФ в 2020 году составила 2,36%. Показатель весьма скромный, но так было до резкого повышения ключевой ставки Банком России. Недавно Государственная Дума в первом чтении одобрила проект федерального бюджета на 2024 год и на период до 2026 года включительно. Там процентные расходы на 2024 год определены в размере 2,3 трлн руб. А это уже равняется 6,3% всех бюджетных расходов и 6,9% всех бюджетных доходов. Кстати, проект бюджета готовился ещё до того, как 27 октября Банк России принял решение о повышении ключевой ставки с 13,0 до 15,0%. До конца года не исключается еще одно повышение. Неизбежно будет дополнительное удорожание государственного долга, так что процентные расходы бюджета могут быть увеличены как в абсолютном, так и относительном выражении.

Источник

1.0x