Сообщество «Великая война континентов» 10:45 8 апреля 2021

Глобальное военное присутствие США

от физического присутствия до изощренных операций в сети Интернет — в этом задачи Пентагона на ближайшее будущее

Для американского военно-политического сообщества прошедший март выдался довольно плодотворным на всевозможные доктрины и стратегии. Мы уже отмечали, что в начале марта по инициативе Белого дома в США вышло временное руководство по национальной безопасности.

А 16 марта Армия США издала новую стратегию «Army Multi-Domain Transformation. Ready to Win in Competition and Conflict».

Она тоже представляет значительный интерес. В ней говорится о расширении присутствия сухопутных сил США по всему земному шару. Отмечено, что «в Индо-Тихоокеанском регионе 24 из 29 начальников вооруженных сил являются армейскими офицерами, а из 30 государств-членов НАТО 22 имеют начальников вооруженных сил из своих соответствующих армий. Благодаря этому профессиональному родству армия США может играть огромную роль в поддержке межведомственных целей США в рамках общегосударственного подхода». Этот принцип «мягкой силы» внутри «жёсткой силы» давно используется американскими военными, чтобы втягивать в зону своего влияния партнеров из других стран.

Командующий армией США генерал Макконвил, комментируя новую стратегию, отметил, что невоенные методы ведения войны сейчас очень востребованы. По его словам, «повествовательная конкуренция - это постоянная всемирная борьба за сердца и умы множества различных аудиторий в разных странах. Это борьба за то, чтобы рассказать историю Америки и приукрасить ее репутацию, когда противники пытаются очернить и дезинформировать. Все, что делает армия, что не является секретом, способствует национальной репутации хорошо или плохо, подчеркивает газета. Бесчувственные или неэтичные действия, которые завершают миссию сегодня, могут нанести длительный репутационный ущерб, с которым в будущем придется иметь дело каждому другому подразделению».

Он объясняет, что прямая и косвенная конкуренция напрямую определяются тем, готовы ли США перейти к применению вооруженной силы или нет. По сути, “прямая” конкуренция - это любой случай, когда политики готовы видеть американские войска, убивающих иностранных граждан. Непрямая конкуренция, напротив, означает, что использование США смертоносной силы не стоит на повестке дня, хотя открытые боевые действия союзников, партнеров и доверенных лиц здесь определенно возможны. Таким образом, предоставление ракет "Стингер" афганским повстанцам против СССР было косвенным конфликтом, даже несмотря на гибель людей, в то время как развертывание боевой бригады на территории союзника, которому угрожают, является прямым конфликтом, потому что существует потенциал для столкновения между американскими и иностранными силами.

Здесь явно виден намек на то, как США следует себя вести в отношении Китая (включая поддержку Тайваня), а также России и Ирана.

В документе говорится и о том, как переманить на свою сторону те страны, которые имеют хорошие отношения с потенциальным противников.

Сказано, что «наиболее распространенными из этих [ситуаций] являются многочисленные случаи, когда Соединенные Штаты и противник имеют устойчивые отношения или присутствие. Это одно из существенных различий между нынешней конкуренцией великих держав и холодной войной. Сегодня даже некоторые из самых близких и давних союзников Соединенных Штатов имеют значительные отношения с противниками.

Дебаты в правительствах даже некоторых наших ближайших союзников о том, следует ли отдавать предпочтение безопасности и связям с Соединенными Штатами или экономике и Китаю в отношении инфраструктуры информационных технологий, являются примерами того, как косвенная конкуренция происходит практически везде.

В любой отдельно взятой стране обе великие державы будут осуществлять межвоенные обмены, оказывать техническую помощь, принимать студентов для военного обучения и подготовки, наращивать потенциал сил безопасности, продавать оборудование или закупать товары и услуги у местного населения... Партнер с удовольствием отправляет студентов в военные колледжи обеих великих держав или покупает оборудование у обеих».

И чтобы окончательно переманить партнеров на свою сторону американские военные предлагают подрывать репутацию тех стран, которые обозначены как конкуренты. «Хорошая репутация - это стратегический актив. Конкуренция нарративов отражается в росте и падении репутации страны, основанной на общих представлениях о ее силе, надежности и решимости. Нарративная конкуренция является непрерывной, открытой и более масштабной, чем любое отдельное событие или действие. Это связь, связывающая множество подчиненных инстанций конкуренции по конкретным вопросам в единое целое.

Нарративная конкуренция устойчива и кумулятивна; репутация Соединенных Штатов накапливается с течением времени.. Несмотря на эту силу, нарративная конкуренция заходит довольно далеко. Соединенные Штаты могут иметь выдающуюся мировую репутацию, но все же не могут эффективно конкурировать по конкретному вопросу, потому что они не построили отношения, не имеют присутствия или просто не имеют возможностей, соответствующих ситуации».

Предполагается вести и асимметричные действия с упором на существующий имидж США как защитника демократии.

«В той мере, в какой открытые демократические системы и ценности ставят Соединенные Штаты в невыгодное положение в том, что иногда называют политической войной, те же самые характеристики делают Соединенные Штаты более привлекательным партнером. Если противник использует конкуренцию в условиях вооруженного конфликта с помощью таких средств, как преследование рыбаков в спорных зонах или проведение дезинформационных кампаний, лучшим ответом для Объединенных сил может быть попытка не симметрично ответить какой-либо подобной формой агрессии. Агрессивные действия противника создают возможность асимметричного ответа, в котором угрожаемый союзник или партнер стремится к более глубокому сотрудничеству с Соединенными Штатами».

И направленность подобного рода новых документов вербально подтверждаются другими высокопоставленными военными чиновниками на официальном уровне.

На слушаниях в Сенате США 25 марта 2021 г. заместитель министра обороны по специальным операциям и конфликтам низкой интенсивности Кристофер Майер заявил, что «силы специальных операций достигли прогресса в адаптации своих возможностей к вызовам соперничества с великими державами - Китаем и Россией».

Непосредственно командующий Силами Специальных Операций Пентагона (ССО) генерал Ричард Кларк отчитался, что бойцы спецназа в количестве пяти тысяч находятся в 62 странах. Они проводят совместные действия с партнерами из других стран, ведется и межведомственная работа по обнаружению трансрегиональных сетей, предотвращению терактов, слежению за финансовыми операциями и т.п. В будущем противодействии Китаю и России ССО будут играть центральную роль. Это будет «проведение психологических операций, активное вовлечение зарубежных граждан в поиске, противодействии и борьба с враждебной пропагандой и дезинформацией».

Было сказано, что «в 2021 мы внедрим наших первых зарубежных партнеров и создадим межведомственные связи… Наконец, мы благодарны за ряд полномочий, предоставленных Конгрессом, которые позволяют ССО оказывать огромное влияние на различные группы миссий. Операции, проводимые в соответствии с 10 USC § 127e (CT) обеспечивают гибкие возможности для применения контртеррористических операций в других недоступных или спорных районах, а операции в соответствии с FY18 NDAA § 1202 (Нерегулярная война) необходимы для применения возможностей ССО для выявления и наложения затрат на злонамеренных субъектов. Кроме того, органы власти в соответствии с 10 USC § 127f (Разведка / Контрразведка) и FY20 NDAA § 1057 (Тайная Оперативная подготовка в окружении) изменила правила по расходам, что, позволяет применять возможности ССО с большей эффективностью и прозрачностью».

Это означает, что американские законодатели дали добро на расширение спектра всевозможных секретных операций, которые направлены на нарушение суверенитета других стран. А борьба с пропагандой означает широкий арсенал информационных операций от очернения имиджа России на международной арене до внедрения ботов и троллей в сетевую активность.

Цифровая трансформация и внедрение искусственного интеллекта также на повестке для у американского спецназа. Глава Киберкомандования генерал Пол Накасоне также выступал в этот день в Сенате. Он сказал, что «Россия - изощренный киберпротивник. Она продемонстрировала свою способность проводить мощные кампании влияния с использованием социальных сетей. Москва проводит эффективные кибершпионажные и другие операции и интегрировала кибернетическую деятельность в свою военную и национальную стратегию. Несмотря на публичное разоблачение и обвинения российских кибер-акторов, Россия по-прежнему сосредоточена на формировании глобального нарратива и эксплуатации американских сетей и киберсистем».

Накасоне представил обширную программу действий своего ведомства на 2021 г.

Учитывая данную подготовку к активным действиям американских военных и предвзятое отношение к другим странам, надеяться на нормализацию отношений между Россией и США вряд ли стоит.

двойной клик - редактировать изображение

Источник

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Cообщество
«Великая война континентов»
25
1 апреля 2021
Cообщество
«Великая война континентов»
3
Cообщество
«Великая война континентов»
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x