Авторский блог Владимир Тетельмин 19:25 18 декабря 2020

Глобальное потепление, план ГОЭЛРО и Пушкин

Национальная безопасность выше климатической
1

На декабрь 2020 г. приходятся два значимых юбилея: 12 декабря — 5-летие принятия Парижского соглашения Рамочной Конвенции ООН о глобальном изменении климата, которое предлагает мировому сообществу перейти к цивилизации возобновляемых источников энергии (ВИЭ), и 21 декабря — 100-летие принятия молодой Советской Республикой комплексного плана развития народного хозяйства на основе ГОЭЛРО.

Оба эти разнесенных во времени события имеют общую содержательную основу — энергетику, являющуюся основой жизни. Человек создал максимально благоприятные условия для своего развития, вооружившись в середине ХIХ века энергетикой ископаемого топлива, и с тех пор энергетически обеспеченное мировое население растёт по экспоненте, разрушая естественные экосистемы и ставя тем самым под угрозу своё будущее. В настоящее время за один день в топках сжигается около 15 млн. т угля и 10 млн. т нефти. Современные годовые выбросы мировой экономики составляют около 40 млрд. т основного парникового газа — диоксида углерода.

Климатическая система Земли в течение последних 150 лет выводится из состояния термодинамического равновесия за счёт нарастающих антропогенных выбросов парниковых газов. За это время дымовыми и выхлопными трубами выброшено в атмосферу около 2 трлн. т углекислоты, что вызвало усиление парникового эффекта и накопление огромного количества тепловой энергии в Мировом океане. Наблюдаемая аномалия глобального потепления составляет 1,1°С. Происходящие климатические изменения беспрецедентны как по скорости событий, так и по их глобальному охвату, особенно заметно они фокусируются на территории России. Каждые 10 лет в мире происходит потепление на 0,18°С, в России — на 0,45°С, а в Арктической зоне — на 0,75°С.

Накопленная климатической системой нашей планеты тепловая энергия меняет картину океанических течений и циркуляцию воздушных потоков, повышает уровень Мирового океана, смещает границы лесов и вечной мерзлоты, повышает частоту наводнений и засух. В течение последнего столетия постепенно стирается климатическая грань между Арктикой и тропиками. Тысячи лет такого не наблюдалось. Например, за весь XIX век средняя температура декабря в Петербурге только один раз превысила 0°С. Это уникальное событие, произошедшее в 1826 г., удостоилось описания А.С. Пушкиным в романе «Евгений Онегин»:

В тот год осенняя погода

Стояла долго на дворе.

Зимы ждала, ждала природа.

Снег выпал только в январе…

Зато в следующем, ХХ веке в Петербурге наблюдалось 9 таких событий, а за пару десятилетий текущего столетия — уже 7 аномально тёплых декабрей. Подобные неблагоприятные погодные явления по силе воздействия на экономику выходят на первое место, ущерб от них к 2030 г. может превысить 3% мирового ВВП. Современная наука предсказала поджидающие человечество опасности и призывает постепенно отходить от использования ископаемого топлива (ИТ). К сожалению, многие страны не готовы даже к риторике относительно проведения декарбонизации энергетики. Но, как писал Марк Твен, «чаще всего мы попадаем в неприятности не потому, что чего-то не знаем, а потому, что не верим в то, что знаем».

Изменения в разбалансированной человеком климатической системе Земли настолько существенные, что никакими мерами быстрого реагирования невозможно привести её в исходное состояние. Парниковый эффект обладает петлёй обратной связи, поэтому его легче запустить, чем остановить. Можно сказать, что точка невозврата в потеплении климата уже пройдена. Эту неприятную истину мировому сообществу следует понять и правильно спланировать свои дальнейшие действия. Парижское соглашение является именно таким международным документом, направленным на борьбу с глобальным потеплением и допускающим повышение средней глобальной температуры не более чем на 2°С по сравнению с доиндустриальным уровнем. Постепенный переход к ВИЭ решит две задачи: во-первых, остановит опасный рост глобальной температуры; во-вторых, подготовит человечество к скорому исчерпанию ископаемого топлива.

В недавнем постановлении Президиума РАН №133 от 13.10.2020 г. отмечается, что изменение климата является одним из глобальных вызовов XXI века и связано с технологическим развитием, влияющим на сельское хозяйство, энергетику, транспорт, строительство и здоровье людей. Эта истина, впервые высказанная выдающимся климатологом ХХ века академиком М.И. Будыко в 1971 г., позже подтверждена в пяти докладах Межправительственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК) при ООН, в которую входят сотни ведущих климатологов мира. В Постановлении РАН отмечается, что «необходимо разработать Стратегию развития с низким уровнем выбросов парниковых газов». Эта рекомендация вошла вторым пунктом в Указ Президента РФ №666 от 04.10.2020 г. «О сокращении выбросов парниковых газов». Первый пункт Указа звучит следующим образом: «Обеспечить к 2030 г. сокращение выбросов ПГ до 70% относительно уровня 1990 г., с учётом поглощающей способности лесов». С подобной формулировкой трудно согласиться по двум моментам.

Момент первый. В последнее время Россия ежегодно выбрасывает в атмосферу около 1,7 млрд. т основного парникового газа СО2, что составляет 66% от уровня 1990 г. Получается, что содержащееся в Указе предписание на «сокращение выбросов до 70% от уровня 1990 г.» фактически означает разрешение на увеличение выбросов, и названная цель «70%» не мобилизует, а наоборот, расслабляет отечественный энергетический бизнес.

Момент второй. Формулировка «сокращение выбросов с учётом поглощающей способности лесов» не является бесспорной. Роль лесов важна в поддержке биоразнообразия и биосферы в целом. Акцент на поглощающей способности лесов обычно делают представители топливных компаний, предлагающие вместо реального сокращения сжигания топлива «увеличивать площадь лесных насаждений». При этом не учитывается тот факт, что преобладающее накопление углерода в древесине и корнях свойственны только молодому растущему лесу. Зрелые леса живут в условиях углеродного баланса, а по мере старения древесина разлагается, в результате чего ранее депонированный в ней углекислый газ снова возвращается в атмосферу. Директор Института леса им. В.М. Сукачева СО РАН Онучин А.А. правильно заключает: «Бороться с климатическими изменениями при помощи леса почти нереально. Надо бороться с выбросами ПГ и переходить на другие источники энергии».

В упомянутом Постановлении РАН также отмечается необходимость проведения и завершения до 2030 г. «фундаментальных исследований, результаты которых составят основу своевременной реализации мероприятий по защите населения и хозяйственных объектов». Думаю, что после 2030 г. рекомендации РАН к Стратегии низкоуглеродного развития окажутся не своевременными, а сильно запоздалыми. Современный уровень знаний о физике глобального потепления и его опасных последствиях достаточен, чтобы уже сегодня РАН могла дать обоснованные предложения Президенту РФ по конкретному вкладу России в декарбонизацию глобальной экономики.

Развитые страны, следуя целям ПС, переходят на низкоуглеродную экономику и намерены к 2030 г. существенно снизить выбросы парниковых газов по отношению к 2005 г. Например, Китай, вписавший в свою Конституцию построение «экологической цивилизации» снижает энергоёмкость ВВП на 60% и увеличивает долю неископаемых источников энергии в энергопотреблении до 20%. США, Индия, Бразилия, Канада, страны ЕС заметно сокращают к 2030 г. выбросы ПГ, снижают углеродоёмкость своего ВВП, увеличивают безуглеродную генерацию энергии от уровня 2005 г.

Эти страны, в первую очередь, выводят из обращения уголь, как наиболее загрязняющее топливо. Даже небольшая страна Гана отменила строительство угольной ТЭС мощностью 700 МВт и морского порта для импорта угля. В 2019 г. страны ЕС произвели с помощью солнца и ветра около 600 ТВт-ч электроэнергии за счёт чего снизили ежегодное сжигание угля на 250 млн. т. К сожалению, Россия далека от минимально необходимых климатических действий. Действительно, если в 2019 г. суммарная мощность бурно развивающейся мировой солнечной и ветровой энергетики составила 1180 ГВт, то в России планируемая к 2024 г. мощность вводимой солнечной и ветровой энергетики едва достигнет 5,5 ГВт.

Страны ЕС вдвое снизили угольную генерацию, вводят налоги за выбросы диоксида углерода, а с 2021 г. намерены ввести трансграничную углеродную пошлину на импортируемую продукцию. Во второй половине текущего века на мировых энергетических рынках практически не останется места углю и нефти как топливу. На фоне мировых тенденций выглядит нелогичной последняя версия Энергетической стратегии РФ на период до 2035 г., предполагающая «положительную динамику объёмов добычи угля». Россия с большим «экологическим следом» промышленной продукции может оказаться в тяжёлом финансовом положении, если не будет проявлять активности по декарбонизации экономики. При введении платежей 25 евро за тонну выбросов СО2 потери российского экспорта могут превысить 4 млрд. евро/год, которые будут уходить в чужой карман.

Расчёты показывают, что для частичного решения глобальной климатической проблемы и достижения вещественного баланса в системе «эмиссия–сток» к 2050 г. человечество должно ежегодно снижать сжигание угля на 170 млн. т, снижая тем самым выбросы углекислоты на 620 млн. т/год. Для выполнения Россией обязательств по достижению углеродной нейтральности необходимо снижать сжигание угля на 8 млн. т/год (4,8% доли России от мирового уровня) и одновременно с этим обеспечивать рост выработки замещающих 14 млрд. кВтч/год всеми видами «зелёной энергетики». Для достижения этой цели, с учётом коэффициента использования установленной мощности, потребуется ежегодно вводить в эксплуатацию: или 10,6 млн. кВт мощности солнечной энергетики (СЭС); или 6,4 млн. кВт/год мощности ветровой энергетики (ВЭС); или 4,0 млн. кВт/год мощности ГЭС.

Сегодня Россия переживает почти такую же, как в послевоенном 1920 году — году принятия плана ГОЭЛРО — нелёгкую пору: подкошенная пандемией сырьевая экономика, политическая и санкционная изоляция со стороны всё той же «коллективной Антанты». Сочетание тяжёлых внешних и внутренних обстоятельств подталкивает Россию к необходимости разработки такого же «дерзновенного» комплексного плана ГОЭЛРО-2 с акцентом на развитие ВИЭ. Реализация этого плана к 2050 г. во многом решит вопросы стабилизации климата, наполнения российского бюджета экспортом высокотехнологичной продукции и не позволит России отстать от технологической революции.

Гидроэнергетика как источник возобновляемой «зеленой энергии» является оптимальной альтернативой «угольным проектам», способной осуществить основную часть обязательств по декарбонизации экономики России. В последние годы существования СССР было построено полтора десятка мощных ГЭС, которые составляют современный базис российской «зелёной энергетики». К сожалению, Минэкономразвития РФ не планирует до 2050 г. строительства ни одной крупной ГЭС, в то время как все развитые страны используют свой гидропотенциал на 70–90%, а богатая гидроресурсами Россия – только на 20%. В долгосрочном плане замещать угольную генерацию гидроэнергетикой в 3 раза менее затратно и более эффективно по сравнению с ветроэнергетикой и в 5 раз — по сравнению с солнечной энергетикой. Наиболее эффективным способом достижения Россией «углеродной нейтральности» и целей Парижского соглашения является широкое строительство до 2050 г. крупных ГЭС в Сибири и на Дальнем Востоке, с вводом в эксплуатацию до 30 ГВт гидроэнергетической мощности. Для реализации варианта ускоренного строительства крупных ГЭС нужна политическая воля президента РФ.

Пора признать, что широко разворачиваемая глобальная климатическая политика в ближайшее время окажет драматическое влияние на уязвимый российский бюджет, наполнение которого зависит от экспорта продукции, имеющей большой «углеродный след». Кроме того, изменение климата заметно ударяет по территории России: даже консервативные климатические модели показывают, что к 2050 г. таяние вечной мерзлоты приведёт к разрушению 25% созданной на Крайнем Севере инфраструктуры. Эти прогнозы реальны и неутешительны. Здравый смысл подсказывает, что России с её огромными ресурсами следует включиться в борьбу против глобального потепления и направить значительную часть бюджета на дорогостоящую реконструкцию отечественной энергетики с постепенным замещением ископаемого топлива «зелёной энергетикой», чтобы обеспечить «углеродную нейтральность» экономики. Однако на пути достижения этой цели появилась очень серьёзная проблема.

Дело в том, что в условиях необоснованной санкционной блокады и «агрессивной конфронтации» со стороны Запада, а также в условиях приближения войск НАТО к нашим границам Россия вынуждена значительную долю своего дефицитного бюджета направлять на укрепление обороноспособности страны. На предстоящей в 2021 г. Конференции сторон Рамочной Конвенции ООН об изменении климата в Глазго Россия должна прямо заявить мировому сообществу, почему её обязательства по декарбонизации экономики являются «критически недостаточными».

Я не сомневаюсь в том, что думающие российские коллеги-экологи согласятся со взвешенной позицией президента РФ в «гонке к нулю выбросов». Академик М.И. Будыко заметил: «Для замедления глобального потепления нужно неотложно снизить выбросы парниковых газов, что потребует расходов, недоступных для многих государств». У России есть понимание и желание, а также необходимые технологии и некоторые финансовые ресурсы, чтобы включиться в эту гонку, однако в сложившихся условиях мы не можем ради спасения мира от глобального потепления отказаться от собственной безопасности. В первую очередь, надо спасать себя от многочисленных провокаций и санкций, от посягательств на суверенитет и целостность страны со стороны «грозящего нам анафемой» Запада».

Последний образ принадлежит бессмертному А.С. Пушкину, который не смог стерпеть «ежедневной бешеной клеветы озлобленной Европы» и ответил на это следующими стихами.

О чём шумите вы, народные витии?

Зачем анафемой грозите вы России?

……………………………………

За что ж? Ответствуйте: за то ли,

Что на развалинах пылающей Москвы

Мы не признали наглой воли

Того, под кем дрожали вы?

За толь, что в бездну повалили

Мы тяготеющий над царствами кумир

И нашей кровью искупили

Европы вольность, честь и мир?

………………………………..

Так высылайте ж к нам, витии,

Своих озлобленных сынов:

Есть место им в полях России

Среди нечуждых им гробов!

Я не сомневаюсь также в том, что Русский лес, Русское поле и Российские недра, неоднократно спасавшие Россию, простят нас за причиняемую непосильную нагрузку и в это тяжёлое время помогут России своими ресурсами и своею силою. Когда на нашей планете станет меньше вражды, безумия и восстановятся «константы цивилизации», тогда Россия исправно выполнит свои обязательства по Парижскому соглашению.

Иллюстрация: Глобальное потепление на территории России. Источник — Минприроды РФ

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий
19 декабря 2020 в 15:16

Норвежское правительство недавно одобрило проект одной норвежской оффшорной компании ( в проект входят также Shell и Total) по сбору и закачке промышленного и избыточного атмосферного углекислого газа в пустые газовые резервуары на дне Северного Моря. Это потребует строительства инфраструктуры и трубопроводов.

Проект "
Following a historic vote in parliament, the Norwegian Government today announced its funding decision for the Northern Lights CO2 transport and storage project.
The funding decision demonstrates the Norwegian government's strong support for the development of a Carbon Capture and Storage (CCS) value chain, which is essential if Europe is to achieve its carbon neutrality targets.
Northern Lights will be the first of its kind – an open and available infrastructure enabling transport of CO2 from industrial capture sites to a terminal in Øygarden for intermediate storage before being transported by pipeline for permanent storage in a reservoir 2600 meters under the seabed.
The project is the transport and storage component of Longship, the Norwegian Government’s full-scale carbon capture and storage project."

Надо срочно переориентировать Северный Поток 2 и выйти с проектом использования их для закачки генерируемого Европой CO2 в пустые естественные газовые подземные ёмкости в Сибири. Просто надо войти в норвежско-французско-голандский проект со своими готовыми трубопроводами. Это же море шекельков в будущем.

Это тебе не пенсионный возраст повышать или налоги на несчастных. И цены повышать на хлеб и воду. Тут думать надо.

Но наши Газпром-овцы не любят ничего нового. Зато хорошо умеют тратить народные бабосы на финансирование квартир с видом на Зимний и Петропавловку, Матильд, Домов 2, Camedy Clubov и прочей блевотины.

"Денег нет, но вы держитесь".

1.0x