Долгосрочное падение цен на нефть - вызов, на который можно хорошо ответить. Вот и Зулейха вспомнилась
Сообщество «Экономика» 13:22 28 апреля 2020

Долгосрочное падение цен на нефть - вызов, на который можно хорошо ответить. Вот и Зулейха вспомнилась

6

Любой уважающий себя либерал будет непременно утверждать, что если случится долгосрочное падение цен на нефть, то "рашкафсьо". Да, действительно, сами либералы и заложили в российскую монетарную политику такую фундаментальную уязвимость, соответствующую принципам "вашингтонского консенсуса". Центробанк РФ печатает столько рублей, сколько нужно для выкупа иностранной валюты, полученной от экспорта сырья, в основном нефти. Оная валюта используется отчасти для импорта, в очень значительной части отправляется для создания «резервов», и кое-что, чего уж греха таить, оседает на офшорных счетах российских фирм. Коэффициент монетизации российской экономики при этом остается низким, что препятствует, к примеру, нормальному кредитованию реального сектора. Заглядываем в структуру внешнеторгового баланса России за 2019 год. Экспорт составил 422,777 млрд долл, из них нефти было продано на 121,144 млрд. Импорт 243,781 млрд долл. Разница между экспортом и импортом, то есть профицит, составляет почти 180 млрд долл. (Причем, такой огромный профицит характерен для практически всего постсоветского периода). То есть, если бы даже мы экспортировали на 180 млрд. долларов меньше (в первую очередь, за счет той же нефти), то нам хватало бы полученных валютных средств для импорта. А если из импорта выкинуть все бесполезные и вредные товары и услуги, которые забивают развитие нашего реального сектора, и оставить  только полезные, в первую очередь машины и прочее оборудование, то даже и профицит сохранился бы. Значит, следует изменить монетарную политику. И, надо сказать, что кое-что уже делается в этом направлении, начиная с 2014 года. Особые каналы финансирования имеет оборонка. Сельское хозяйство получает льготные, субсидируемые государством кредиты. В сочетании с протекционистской защитой, которую сыграли контрсанкции, это позволило фактически обеспечить продовольственную независимость России. И сегодня есть большая надежда, что корона принесет новый позитив. В противоположность всем прежним кризисам Центробанк не увеличивает, а понижает ключевую ставку. К тому же вводится 15% налог на вывод дивидендов (т.е. прибыли) в офшоры и еще несколько программ кредитования с крупным государственным субсидированием. Но самое главное еще должно быть сделано. Чтобы количество рублей, производимых Центробанком, соответствовало, в первую очередь, количеству товаров и услуг, которое должно быть произведено в стране. А экспортировалось именно столько сырья, сколько надо для финансирования необходимого импорта.

Маленький исторический пример того, что интересы государства должны превалировать над частными интересами, особенно над частными интересами сырьевиков и обслуживающей их интеллигенции. Основный экспортный ресурс лет сто - сто пятьдесят назад было зерно, а не нефть. Главная экономическая мысль тогдашнего российского либерализма была: "Не доедим, а вывезем" (озвученная министром финансов Вышнеградским). То есть, вывезем как можно больше сельскохозяйственного сырья, а в обмен получим всё необходимое с Запада, в том числе машины и оборудование для промышленности. Для этого и был принят золотой рубль и взяты огромные займы в золоте для его поддержания. И Россия действительно вышла на первое место в мире по экспорту зерна, ударно сбивая цены - мировой рынок в это время и так был переполнен дешевым зерном, за счет тех стран, которые производили его в куда более лучших природно-климатических условиях, чем у нас (вроде США и Аргентины, где сельскохозяйственный период в году был 10 месяцев, а не 5 как в России). Однако обратно в Россию в виде машин и технологий возвращалась десятая часть от суммы вывезенного, а девять десятых уходило на закупку дорогих потребительских западных товаров и проживание на Западе, в Ниццах и Парижах, этих самых крупных частных землевладельцев. Росла долговая и политическая зависимость от западных стран-кредиторов, среди которых, к примеру, выделялась как будто маленькая Бельгия, превратившая большое африканское Конго в огромный и прибыльный трудовой концлагерь. В итоге, в российской промышленности господствовал иностранный капитал, который создавал именно те предприятия и отрасли в России, производящие продукцию с низкой добавленной стоимостью, которые более всего укладывались в схему неэквивалентной торговли и не создавали конкуренции западным фирмам и концернам. А в российском сельском населении действительно несколько десятков миллионов человек не доедало, страдая от малоземелья и безземелья из-за этих частновладельческих латифундий, и должны были отдавать последние гроши или значительную часть урожая, чтобы арендовать землю у крупных частных владельцев. И хотя правительство предпринимало разумные шаги вроде строительства Транссиба и ведущегося практически одновременно с этим переселения малоземельных крестьян в Сибирь, однако переломить негативные тенденции не смогло и не успело. Крупные частновладельческие хозяйства сотворили и продовольственный кризис в России во время Первой мировой войны, придерживая хлеб в ответ на обесценивание денег. Не стоит напоминать, что тогда кончилось всё плохо. И, кстати, революционные события 1917 года, приведшие к погрому крупных частновладельческих хозяйств, по сути создали новых советских Grossbauer, кулаков - это были те самые, что растащили имущество помещиков и зажиточных крестьян. Между прочим, советские кулаки достаточно долгое время пользовались благорасположением местных советских органов власти, а иногда непосредственно в них состояли. Отличие от прежних крупных владельцев было, конечно, в том, что вся земля теперь принадлежала государству. Однако это не мешало кулакам пользоваться своим положением, чтобы не только эксплуатировать односельчан ( ссужая им семенное зерно, деньги и тягловый скот, и в ответ имея разного типа отработки), но и шантажировать государство. Отказывая ему в поставках зерна, как то произошло во время хлебозаготовительного кризиса 1927/28 годов, когда страна опять оказалась в продовольственном тупике. И если бы в годы Великой Отечественной запасы товарного зерна были в руках крупного частника, как и в годы Первой Мировой, то всё бы и закончилось, как в годы Первой Мировой - крушением страны.

Илл. Юрий Маточкин

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий
27 апреля 2020 в 21:24

Если судить по А.Островскому, Чехоу и другим, то кулаки и в дореволюционной России были не редкость.

28 апреля 2020 в 00:57

Естественно, были кулаки в дореволюционной России. Появившиеся в результате имущественной дифференциации в деревне или, к примеру, происходящие от бывших государственных крестьян, которые нередко имели очень крупные наделы. Как отделившиеся от общины, так и входящие в нее. Но в 1917 произошел по сути черный передел земли, кулаки дореволюционного типа практически исчезли, также как и помещики; имущество прежних крупных частных владельцев было разделено. Образовался новый кулак, уже послереволюционный.

27 апреля 2020 в 21:38

Нынешняя система не в состоянии провести модернизацию экономики и финансовой системы. Проверено временем.

28 апреля 2020 в 15:18

Вот тут согласен.
Добавлю только, что к совковой системе это относится в той же мере и степени.
Проверено временем.

1 мая 2020 в 20:54

Советская система - способна, " совковая" - нет. Согласен.

28 апреля 2020 в 15:17

"Долгосрочное падение цен на нефть - вызов, на который можно хорошо ответить."
====================
Автор попутал слова "хочется" и "можно". Это от избытка эмоций и амбиций.