Сообщество «Символ веры» 11:06 30 октября 2020

Было ли ожидаемо предательство архиепископа Кипра?

И если да, то почему мы бездействовали?

Итак, уже четвёртый предстоятель поместной церкви признал «СЦУ». Но если предательство Православия со стороны элладского и александрийского греков было громом среди ясного неба для нас, то аналогичное деяние Архиепископа Кипра Хризостома, судя по реакции официальных лиц нашей церкви – уже нечто обыденное.

Московская патриархия до их пор (на момент написания статьи – спустя четыре дня после события) не выступила ни с каким заявлением. Глава ОВЦС РПЦ мирт. Иларион ограничился ответом светскому СМИ о возможности прекращения поминовения Хризостома за богослужением. А замглавы ОВЦС УПЦ (МП) прот. Мыколай Данилевич вообще отделался комментарием в «Фейсбуке»: «Нам в канонической УПЦ нечего особенно переживать фактом, поминовения Архиепископом Кипрским наших раскольников. Это проблема не УПЦ. Сейчас это уже проблема самого архиеп. Хризостома… Каждая Поместная Церковь, которая ввязывается в эту историю с ПЦУ, получает хлопоты как внутри своей Церкви, так и снаружи».

Как видим, все беды, исходящие от признания «СЦУ» поместными церквами, сводятся к неким «хлопотам как внутри своей Церкви, так и снаружи» для признавших. Хотя, на самом деле, никаких особых проблем ни стамбульский Варфоломей, ни афинский Иероним, ни александрийский Феодор не нажили. Их поминают как в своих церквах, так и во всех остальных поместных кроме Московского патриархата и, возможно, русской Православной церкви в Америке. Тем не менее, «успокоительный» комментарий «спикера УПЦ (МП)» набирает огромное число «лайков» от благодарных подписчиков о. Мыколая.

Но что говорят на сей счёт не церковные чиновники, но отцы Церкви?

«Златоуст громко заявляет, что не только еретики, но и имеющие с ними общение, являются врагами Божиими». (Св. Феодор Студит «Письмо игумену Феофилу»). То есть, любой предстоятель, любой епископ, любой священник любой поместной церкви, только помолившийся с Варфоломеем, Иеронимом, Феодором, Хризостомом и их последователями, становится врагом Божиим. Значит, в свою очередь, помолившееся с последними священноначалие (да и духовенство в целом) и нашей церкви также становится еретиками. А с ними и мы – миряне. Вот главная опасность! Опасность потерять спасение. Опасность отпасть от Стада малого. А не какие-то там «хлопоты» внутри упомянутых церквей.

Потому – во избежание стремительного и всеобщего заражения губительной ересью – и повелевают «санитарно-эпидемиологические» правила Соборов: «Да не будет же позволено… принимать в одной церкви тех, которых не принимают в собрании другой церкви. Если же кто-либо из епископов, или пресвитеров, или кто-либо из клира будет в общении с отлученными, то да будет и сам вне общения как нарушающий церковное правило» (2-е пр. Антиохийского собора). Речь идёт об апостольском правиле «Если кто помолится с отлученным от церковного общения, хотя бы то было и в доме, тот да будет отлучен».

А мы всё «лайками» да «дизлайками» отделываемся…

Впрочем, поначалу Кипрская церковь (КЦ) скорее давала нам повод для успокоения.

«Лайки» без «дизлайков»

Ещё в ноябре 2018 г., после того как Варфоломей «отменил» анафему «филаретовцам» и «автокефалам» в порядке подготовки к наделению их «томосом», КЦ выступила с заявлением «по украинскому вопросу», в котором отмечалось «ухудшение ситуации». То есть, вторжение Варфоломея на Украину Кипрская церковь признала негативным явлением.

А уже в январе 2019 г. предстоятель Кипра заявил, что Думенко (т.н. «митрополита Епифания») он на литургии не поминал и поминать не намерен. То есть, архиеп. Хризостому хватило какого-то месяца после «Объединительного собора СЦУ», чтобы констатировать, что «украинский народ не пошёл [на автокефалию]». Владыка «выразил озабоченность и обеспокоенность по поводу последних событий в Украинской церкви» и «призвал предотвратить раскол, который нанесет ущерб единству всего Православия».

Спустя ещё месяц, в феврале 2019 г. Синод Кипрской церкви указал на недопустимость деяний Варфоломея: «Двухтысячелетний опыт Кипрской церкви, и всей Православной церкви в целом, дает нам основания сомневаться в возможности узаконивания “задним числом” тех хиротоний, которые были совершены запрещенными, отлученными и подданными анафеме епископами. Запрет, отлучение и анафему отдельных лиц, которые стали инициаторами украинского кризиса, признали все православные». Также подчёркивалось, что украинскую проблему можно решить, исключительно следуя канонам церкви.

Но в том же заявлении начинает проскакивать уже и «ни вашим, ни нашим», что должно было насторожить: «Объявление о предоставлении автокефалии украинской церкви Экуменическим патриархатом произошло с целью примирения и достижения единства местной церкви. Эту цель мы не подвергаем сомнению. Однако на сегодняшний день эта цель не является достигнутой» (теперь же – особенно, после демарша «Филарета» – следует понимать Хризостома, «единство местной церкви» достигнуто).

Чтобы ещё более подсластить пилюлю соплеменнику Варфоломею, киприоты пожурили Русскую церковь за неучастие в Критском совещании 2016 г. (тем самым признав элемент мести во вторжении Фанара на каноническую территорию РПЦ) и главное – за разрыв евхаристических отношений с Экуменическим патриархатом.

Также в КЦ решили порассуждать и на тот счёт, что «сегодняшняя проблема не имела бы место… если бы согласие о провозглашении автокефалии, которого удалось достичь на 5-м предсоборном совещании (подготовительном совещании перед Критским совещанием, – Д.С.), не было отменено из-за отсутствия согласия относительно способа подписания томоса об автокефалии». Имелись в виду разногласия о порядке подписания томоса об автокефалии для той или иной вновь образованной поместной церкви, которую должны были подписывать все предстоятели, но на праве «утверждать» настаивал отчего-то, стамбульский карлик, и в чём ему отказала русская и ряд других церквей.

При этом Кипрский синод скромно умолчал, что «сегодняшняя проблема» случилась главным образом на из-за разногласий о способе утверждения автокефалии, а потому, что Стамбул вторгся на каноническую территорию в силу своей основополагающей ереси – из-за наделения Экуменическим «патриархом» самим себя полномочиями папы Стамбульского.

Впрочем, пригласив в апреле 2019 г. предстоятелей Антиохийской, Иерусалимской и Александрийской церквей в Никосию для консультаций по украинскому вопросу, Хризостом согласился с гостями, призвавшими к «достижению евхаристического единства, проявляющегося в руководстве Церковью Иисусом Христом», а не Варфоломеем Архондонисом.

В мае 2019 г., повторив, что «одностороннее решение» украинского вопроса «не полезно» и ведёт к опасным последствиям, Хризостом, похоже, дал понять, что отказывает в «одностороннем решении» и Московскому патриархату – кириархальной церкви для УПЦ, ибо «не нашёл правильным принять решение в пользу того или другого».

Наконец, в сентябре 2019 г. архиепископ Кипра признал, не волен в своих решениях. «Мы попытались и даже начали посещать несколько поместных церквей, но потом поняли, что Экуменический патриарх этого не хочет», – пояснил он заметное снижение «миротворческой» активности. Отсюда и характерное для греческого православия последних времён воплощение Христового «да будет слово ваше да, да; нет, нет»: «Как Церковь Кипра, мы не утверждаем, что признаем [СЦУ], но и не говорим, что не признаем. Мы поддерживаем нейтральные отношения и хотим иметь хорошие отношения со всеми». И никто в Русской церкви не переспросил у коллеги, какое согласие между Христом и Велиаром? Или какое соучастие верного с неверным…

В поисках общего между светом и тьмой

Не исключено, что на изменение позиции предстоятеля КЦ повлияло и давление определённых сил, сначала подковёрно, а затем публично шантажировавших его за способствование международному мошеннику в получении кипрского паспорта в обмен на «пожертвование» оным 300 000 евро.

 двойной клик - редактировать изображение

Как следствие, в ноябре 2019 г. африканский патриарх Феодор, к тому времени признавший «СЦУ», не только получил благословение служить на Кипре, но и помянул на службе имя «Епифания». И вновь отсутствие должной реакции со стороны Москвы. Что лишь усугубило ситуацию: в конце месяца митрополит КЦ Василий сослужил на Фанаре с «архиепископом СЦУ Евстратием». Отметим, Хризостом никоим образом не отреагировал на это, в то время как «обличил» в «нарушении объявленного синодом нейтралитета» кипрских епископов Лимассольского, Киккского и Тамасосского, поддержавших позицию Московского патриархата по Варфоломею.

Не отверг Хризостом и «клирика», которого «рукоположил» для КЦ Варфоломей в сослужении с одним из кипрских епископов и СЦУшным митрополитом Малэтычем. Экуменический патриарх ещё и зачётно протролил киприотов, напутствуя «нового священника»: «Это привилегия для вас – принадлежать к Церкви Кипра, которая отличается своей непоколебимой верностью православной традиции (sic!)». Таким образом, Кипрская церковь в лице своего архиерея сослужила с самозваным «епископом», который, к тому же, рукоположил для неё «иерея». И снова молчок с нашей стороны.

Допустим, наше священноначалие было дезориентировано заверением Хризостома, которое он дал лично митрополиту Тернопольскому Сергию в том, что он «хорошо знаком с тем, что происходит в Украине», а потому «надеется, что Константинопольский патриарх поймет свою ошибку». Ведь «другие предстоятели вряд ли признают Епифания, хотя и имели место попытки нажать на Иерусалимского Патриарха, однако тот не поддался».

Не прошло и полгода, как тот же Хризостом заявил, что для него нет никакой проблемы [признать «СЦУ»]: «Проблема для меня – это проблемы православия. К сожалению, некоторые этого не понимает, а те предстоятели, которые не поехали на Всеправославный собора, не знают и не могут понять». И это было уже почти незакамуфлированное переложение ответственности в «проблемах православия» на Московский патриархат. На следующий день после этого заявления Хризостом сослужил Варфоломею, который произнёс на службе имя предстоятеля «СЦУ».

И вновь, как можно догадаться, наш ОВЦС «устал реагировать».

В итоге признание Хризостомом Варфоломеевого «томоса СЦУ» с пояснением «я должен был занять какую- то позицию». Хотя относительно недавно ещё для предстоятеля КЦ вопрос о позиции не стоял: «Для Украинской церкви материнской является Русская православная церковь, а не Константинопольская. Таким образом, автокефалию ей может предоставить только Русская православная церковь».

А фактор Бога?

Можно ли было остановить ход событий? Мы конечно, не столь наивны, чтобы не учитывать факторов греческого этнофилетизма (прямо прописан в уставе Кипрской церкви), давления Госдепа на контролирующую православную часть Кипра Грецию и зависимости от стамбульского патриарха («продолжается управление Церковью Вселенским Патриархатом», – прокомментировал признание Хризостомом «СЦУ» правая рука Варфоломея Елпидифор).

 двойной клик - редактировать изображение

Однако экуменическому курсу Варфоломея имеется в кипрском епископате и достаточно заметная оппозиция. Значит, у священноначалия Церкви Кипра была бы возможность прислушаться к принципиальным заявлениям РПЦ и взвесить всё, включая внутренний фактор, последуй такие заявления. И даже в случае принятия решения, которое принял Хризостом, реакция на него РПЦ (непоминание предстоятеля или разрыв отношений со всей ЦК) не выглядела бы как очередная запоздалая месть.

Но, главное, те же заявления, поставленные ребром перед всем мировым православием, заставили бы, наконец, сплотиться вокруг канонов те поместные церкви, для которых Бог превыше греческой солидарности. И тогда казус Хризостома и ему подобных был бы действительно их «внутренней проблемой». А для нас – на «внешнем контуре» верных апостольским правилам. За спасительной оградой Стада малого.

А теперь, даже если и последует «разрыв отношений» с теми иерархами, которые не поддержали своего первоиерарха, это не более чем сотрясание воздуха, в котором витает смертельная эпидемия. Ибо остальные епископы-киприоты и вообще всё мировое православие за пределами РПЦ сослужить-то с ними будет! Значит, главной проблемы это не решает. Мы всё равно будем иметь с ними ГУБИТЕЛЬНОЕ ДЛЯ НАС "евхаристическое единство" через другие поместные церкви, которые не разорвут с ними молитвенную связь.

Остаётся повторить то, о чём мы говорили ещё до отпадения Греческой и Александрийской церквей: подлинно карантинным кордоном может быть лишь анафема не только Варфоломею, Иерониму, Феодору и Хризостому, но всем, кто посмеет молиться и сослужить с еретиками в попрание канонов. И пусть нас (вообще-то, абсолютное большинство в Православии) называют «изолянтами» и потешаются над нами, как потешается «стремительно встающая с колен Украина» над «разорванной в клочья бензоколонкой». Главное для нас, не то, как мы выглядим в глазах иуд, а спасение церкви земной. Истина поругаема не бывает. А, значит, возрадуются те, кто возрадуются последними.

Фонд стратегической культуры

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Cообщество
«Символ веры»
4
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x