Авторский блог Валентин Катасонов 00:04 28 мая 2024

20-30 ядерных бомб на головы русских: США и Британия уже 80 лет пытаются извести Россию

Холодную войну против нас Запад начал задолго до речи Черчилля в Фултоне

Принято считать, что холодная война Запада против СССР была начата 5 марта 1946 года. В этот день Уинстон Черчилль, уже бывший на тот момент премьер-министр Великобритании (с этого поста ушел в отставку 26 июля 1945 года), выступил с речью в Фултоне (США, штат Миссури).

Английский политик заявил, что отношения СССР, с одной стороны, и США и Великобритании, с другой стороны, должны строиться на военном превосходстве стран, говорящих на английском языке. Он предложил создать военный союз англосаксонских стран для борьбы с мировым коммунизмом. Британия и США были близки и до этого, но теперь Черчилль особо подчеркивал необходимость союза Лондона и Вашингтона, поскольку США на тот момент уже обладали монополией на ядерное оружие.

Некоторые приписывают появление термина «холодная война» именно Черчиллю. Но английский политик в своей фултонской речи его не использовал. Авторство принадлежит английскому писателю Джорджу Оруэллу.

19 октября 1945 года в британском еженедельнике «Трибьюн» в статье «Ты и атомная бомба» («You and the Atomic Bomb») Оруэлл писал, что кроме США в обозримом будущем атомную бомбу могут создать и некоторые другие государства.

Может возникнуть 2−3 «чудовищных сверхгосударства» (monstrous super-states), которые благодаря обладанию оружием массового поражения поделят мир между собой. Эти сверхдержавы скорее всего заключили бы между собой негласное соглашение никогда не применять атомное оружие друг против друга. Оставаясь непобедимыми, они находились бы в «состоянии постоянной „холодной войны“ со своими соседями».

Возникнет странная ситуация, которая положила бы «конец масштабным войнам ценой бесконечного продления мира, который не есть мир». В официальной обстановке выражение «холодная война» впервые употребил 16 апреля 1947 года Бернард Барух, советник президента США Гарри Трумэна, в речи перед Палатой представителей штата Южная Каролина.

Вернусь к фултонской речи Черчилля. Она, естественно, вызвала негативную реакцию Москвы. 14 марта 1946 года И. В. Сталин дал интервью газете «Правда» о речи Черчилля в Фултоне, отметив: «По сути дела, господин Черчилль стоит теперь на позиции поджигателей войны. И господин Черчилль здесь не одинок, — у него имеются друзья не только в Англии, но и в Соединённых Штатах Америки. Следует отметить, что господин Черчилль и его друзья поразительно напоминают в этом отношении Гитлера и его друзей».

Вот от марта 1946 года и ведется история холодной войны, которая, по мнению большинства историков, завершилась окончательно в самом конце 1991 года, когда произошел развал Советского Союза — главного военного противника Запада.

Внимательное изучение событий в мире в период 1945—1946 гг. приводит к выводу, что признаки холодной войны уже имелись до фултонской речи Черчилля. Более того, такие признаки просматривались даже до окончания Второй мировой войны (это окончание датируется 2 сентября 1945 года, когда был подписан акт о безоговорочной капитуляции Японии). В последние месяцы войны СССР, с одной стороны, и США и Британия, с другой, лишь формально оставались союзниками в войне против стран «Оси» (Берлин — Рим — Токио) и их союзников.

Разве можно считать их настоящими союзниками, если весной 1945 года США и Британия вели сепаратные переговоры с Германским Рейхом на предмет того, чтобы начать совместно воевать против Советского Союза?

Речь идет о тайных переговорах в Швейцарии, получивших у американцев название «Санрайз» («Восход солнца»), а у англичан — «Кроссворд». Сталин узнал об этих переговорах и обратился с вопросом к американскому президенту Франклину Рузвельту (письмо от 7 апреля 1945 года). Тот назвал все случившееся «незначительным недоразумением», попытался историю замять (впрочем, судя по всему, Рузвельт ситуацию уже не контролировал; 12 апреля 1945 года он ушел из жизни).

Некоторые историки считают, что настроенность на холодную войну у наших союзников появилась еще в феврале 1945 года, после Ялтинской конференции. На ней были определены контуры послевоенного мирового порядка в части, касающейся границ и территорий.

США и Британия были явно недовольны тем, что СССР после войны может существенно расширить свои границы и установить контроль над Восточной и Центральной Европой. Черчилль в своих мемуарах «Вторая мировая война» не скрывает это недовольство. Не исключено, что именно подобное недовольство и стало причиной запуска операции «Санрайз», призванной изменить финал войны в пользу англосаксов.

Конечно, стремительному разрушению союзнических отношений между США и СССР способствовал смерть американского президента Франклина Рузвельта 7 апреля 1945 года. Судя по всему, Рузвельт искренне стремился к установлению добрососедских, взаимовыгодных отношений межу Вашингтоном и Москвой. И это многих не устраивало в Вашингтоне, США и вообще на Западе (тех, кто готовил и развязывал Вторую мировую войну и рассчитывал на совсем другие ее итоги).

Есть много признаков того, что имела место смерть американского президента не по «естественным причинам» (кровоизлияние в мозг, согласно официальной информации), а в результате изощренного и тщательно скрываемого убийства. На эту тему написано несколько книг.

Не будет натяжкой утверждение, что холодная война началась буквально на следующий день после смерти Рузвельта. В Белый дом пришел Гарри Трумэн, который при Рузвельте занимал пост вице-президента США. Трумэн считал, что Рузвельт на конференции в Ялте пошёл на слишком большие уступки Сталину.

У Вашингтона возникли разногласия с Москвой по поводу освобождения Европы и особенно Восточной Европы. 24 июля на Потсдамской конференции Трумэн намекнул Сталину, что США создали атомную бомбу. Была явная попытка оказать психологическое давление на советского руководителя.

В августе 1945 года Трумэн согласился с предложением военных осуществить атомные бомбардировки японских городов Хиросима и Нагасаки. Своё решение президент США обосновал тем, что атомная бомбардировка, мол, заставит Японию выйти из войны. Следовательно, можно спасти сотни тысяч жизней. Вот как себя оправдывал Труман спустя три года после ядерных бомбардировок: «Как Президент Соединенных Штатов, я имел судьбоносную ответственность решить, применять или нет это оружие впервые. Это было самое трудное решение, которое мне приходилось принимать. Но Президент не может уклоняться от тяжёлых проблем — он не может переложить ответственность. Я принял это решение после обсуждения с самыми способными людьми в нашем правительстве и после долгих размышлений с молитвой. Я решил, что бомбу следует использовать, чтобы быстро закончить войну и спасти бесчисленное количество жизней — как японцев, так и американцев».

6 августа 1945 года сразу же после ядерной бомбардировки Хиросимы Трумэн выступил с обращением к американскому народу: «Мы сейчас готовы уничтожить, ещё быстрее и полнее, чем раньше, все наземные производственные мощности японцев в любом городе. Мы уничтожим их доки, фабрики и их коммуникации. Пусть не будет никакого недопонимания — мы полностью уничтожим способность Японии вести войну. Именно с целью предотвратить разрушение Японии был выпущен ультиматум от 26 июля в Потсдаме. Их руководство немедленно отвергло его условия. Если они не примут сейчас наши условия, пусть ожидают дождь разрушений с воздуха, подобного которому ещё не было на этой планете».

После была проведена ядерная бомбардировка. Количество погибших от непосредственного воздействия взрыва в Хиросиме составило от 70 до 80 тысяч человек; в Нагасаки — от 60 до 80 тысяч.

Ядерные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки предназначались не только и даже не столько для Японии, сколько для Советского Союза. Чтобы запугать нас и сделать более сговорчивыми. «Холодная война» начиналась с очень «горячих» бомбардировок.

В октябре 1945 года штаб генерала Дуайта Эйзенхауэра по приказу президента Гарри Трумэна начал разработку на случай войны с СССР плана «Тоталити», предполагавшего сброс 20−30 ядерных бомб на 20 советских городов. Фактически это был план полного уничтожения СССР (включая Закавказье и Зауралье). План «Тоталити» стал первым в череде разрабатываемых в дальнейшем руководством США военных планов уничтожения СССР с применением атомного оружия, таких как: «Пинчер» (март-июнь 1946 г.), «Бройлер» (1947 г.), «Бушвэкер» (1948 г.), «Кранкшафт» (1948 г.), «Хафмун» (1948 г.), «Флитвуд» (1948 г.), «Когвилл» (1948 г.), «Оффтэк» (1948 г.), «Чариотир» («Колесничий», 1948 г.), «Дропшот» (1949 г.), «Троян» (1949 г.).

Хиросима и Нагасаки не испугали Сталина, а лишь стали дополнительным толчком для ускорения разработки Советским Союзом ядерного оружия. Оно у нас появилось в 1949 году. После этого холодная война приобрела такую форму, которая получила название «гонка вооружений».

Важный вклад в «раскрутке» холодной войны сыграл американский дипломат и политолог Джордж Фрост Кеннан (1904−2005). Он работал в американском посольстве в Москве с 1933 по 1946 гг. В 1947—1949 гг. возглавлял отдел Государственного департамента США по планированию внешней политики и сыграл заметную роль в разработке плана Маршалла.

В 1952 году недолгое время был послом США в Советском Союзе, но за клеветнические высказывания в адрес нашей страны был объявлен «персоной нон грата». Нас в биографии Кеннана особенно интересует то, что он стал автором документа, получившего название «длинная телеграмма Кеннана» (телеграмма № 511 посольства США в Москве от 22 февраля 1946 года). Документ адресован Государственному секретарю США, в нем содержится призыв к правительству Соединённых Штатов твёрдо выступить против советской экспансии в Восточной Европе.

История телеграммы такова. Зимой 1945/46 года Казначейство США запросило от американского посольства в Москве объяснение причин, по которым СССР не поддерживает только что созданные Всемирный банк и Международный валютный фонд. Кеннан, который должен был ответить на вопрос, понял, что он не в состоянии ответить кратко и послал телеграмму почти в 10 тысяч слов, в которой дал анализ возможностей и перспектив в отношениях США и Советского Союза.

Кеннан обрисовал невозможность сотрудничества с СССР и обосновал необходимость противостояния советской экспансии. В телеграмме Кеннан: 1) предлагал прекратить «рузвельтовские» ожидания партнёрства с СССР; 2) заявил, что советское руководство уважает только силу; 3) высказал мнение, что советское руководство не верит в то, что с США может быть достигнуто постоянное состояние сосуществования; 4) предупредил об органическом экспансионизме советских руководителей; 5) предложил в качестве ответа «сдерживание» СССР и противодействие любым попыткам Советского Союза выйти за их пределы существующей сферы влияния; 6) призвал эффективно решать социально-экономические проблемы американского общества и Запада в целом, с тем, чтобы СССР не смог воспользоваться ими для дестабилизации США и Западной Европы.

Хотя телеграмма и была предназначена для узкого круга руководителей американской внешней политики, она произвела большой эффект и была быстро распространена среди тысяч чиновников, которые определяли внешнюю политику США. Так, по распоряжению Джеймса Форрестола, (на тот момент министра Военно-морских сил, позднее ставшего министром обороны) копии телеграммы были направлены членам кабинета министров и высшим военачальникам, а Госдепартамент США разослал текст во все посольства США.

Результаты анализа американским правительством и общественностью этой телеграммы и последовавшей статьи «Истоки советского поведения» (The Sources of Soviet Conduct) в журнале Foreign Affairs (январь 1947 г.) за подписью «X» (написанной Кеннаном), привели к тому, что взгляды Кеннана стали определяющим фактором подхода США к отношениям с Советским Союзом и холодной войны; сам Кеннан стал известен как «архитектор холодной войны».

После опубликования ряда статей в прессе взгляды Кеннана на Советский Союз (антикоммунизм и антисоветизм) быстро стали общепринятыми в среде американской элиты. Близкие процессы происходили и во всем американском обществе: ещё в марте 1945 года 55% американцев, по опросам общественного мнения, доверяли СССР; к марту 1946 года таких было лишь 33%.

Я привел лишь некоторые факты, которые свидетельствуют о том, что холодная война Запада против СССР началась отнюдь не с момента фултонской речи Черчилля (5 марта 1946 года), как об этом пишется во многих учебниках. А как минимум на год раньше, т.е. еще даже до окончания Второй мировой войны. Британский политик лишь констатировал факт уже разворачивающейся холодной войны. Это лишь еще одно дополнительное подтверждение аксиомы, что никаких передышек у России в противостоянии с Западом не было, нет и быть не может.

Публикация: Свободная Пресса

1.0x