Д. Н. Верхотуров "Крушение СССР как предательство"
10:59 22 января 2020 История

Д. Н. Верхотуров "Крушение СССР как предательство"

фрагмент книги "Предательство. Крушение СССР и путинская Россия"
Фото: ссылка

Изначально, взяв власть в России, РКП(б) во главе с В.И. Лениным поставила перед собой глобальные планы мировой революции, сокрушения мировой капиталистической системы и установления советской власти по всему миру. Ленин поставил эту задачу еще в ноябре 1914 года, в начале Первой мировой войны. После взятия власти в России, большевики 2 марта 1919 года учредили III Интернационал (Коминтерн), или, по Ленину, "союз рабочих всего мира, стремящийся к установлению Советской власти во всех странах". Как говорилось в Уставе Коминтерна, он фактически представлял собой всемирную компартию.

Большевики отличались от других социал‑демократов тем, что стремились взять власть силой, путем революции в результате вооруженного восстания. После взятия власти в России у них появилась некоторая теоретическая возможность поддержать вооруженные восстания в других странах силой Красной Армии. Но это означало мировую войну, решительную схватку со всеми капиталистами в мире.

В самой первой схватке с капиталистическим окружением, в 1919‑1921 годах, большевикам удалось добиться только частичной победы, удержать власть на большей части Российской империи, с некоторыми территориальными потерями. Попытки поддержки заграничных революций, равно как и экспорта революции в Европу в 1920 году, оказались безуспешными. Капиталистический блок, находившийся после окончания Первой мировой войны на пике своего военного могущества, оказался слишком крепким, чтобы его можно было сломить.

Практически сразу же началась подготовка к следующему раунду мировой войны. Устоявшие в годы войны советские республики объединились в СССР. И.В. Сталин, взявший власть в ВКП(б), стал проводить политику индустриализации страны, чтобы подготовить промышленный и экономический базис для решительного наступления в Европу с целью свержения капиталистических правительств и ее советизации. Советский пролетариат должен был временно потерпеть лишения и тяготы ради торжества советской власти во всем мире. Война за советскую власть во всем мире, в целом, должна была включать три стадии. Первая – сокрушение европейских держав. Вторая – революционизирование многочисленных колоний по всему миру и сокрушение мировой капиталистической системы. Третья – ликвидация США как последнего оплота капитализма в мире.

После Первой мировой войны стал также формироваться блок стран, недовольных сложившейся капиталистической системой, в который вошли Германия, Италия, Япония. Капиталисты этих стран требовали передела колоний и их сырьевых ресурсов в свою пользу. Блок постепенно возглавила Германия, потерпевшая поражение в Первой мировой войне, в которой реваншистские настроения были развиты сильнее всего.

Этот блок был одновременно враждебным и по отношению к СССР, и по отношению к других державам, победившим в Первой мировой войне, которые контролировали колониальную систему. По этой причине Сталин делал ставку на противоречия между блоком колониальных держав (в него входили и США, поскольку для них колониальной территорией были страны Латинской Америки) и новым, агрессивным блоком стран, жаждавших передела колоний. Сталин рассчитывал, что Германия, окруженная со всех сторон союзниками Франции (собственно Франция, Польша, Чехословакия), в первую очередь вступит в войну с ними. В этой войне враждующие стороны истощат свои силы, Красная Армия нанесет решающий удар, и СССР добьется сравнительно легкой победы в первой стадии мировой войны, обеспечив себе преимущество также и во второй стадии мировой войны – схватке за колонии. Тем более, что война в колониях уже фактически началась в виде японо‑китайской войны, в которой у Сталина был союзник в лице компартии Китая. План мировой войны обещал достижение победы.

Однако, Сталин Вторую мировую войну проиграл. Этот факт категорически не признавался в советские времена и не признается теперь, уже в России. Между тем, он вполне очевиден, если рассмотреть общие итоги Второй мировой войны и послевоенную расстановку сил.

Во‑первых, Гитлер в Германии создал очень эффективную военную машину, и сумел разбить не только союзные Франции страны, но и саму Францию, вынудив ее к капитуляции. Это был экстраординарный успех, выходящий за рамки всех расчетов. После этого СССР оказался один на один с целой коалицией во главе с Германией. Германия напала и нанесла СССР колоссальный урон, вынудив Сталина обратиться за помощью к своим противникам: США и Великобритании.

Во‑вторых, ради победы над Германией Сталин был вынужден сделать своим новым союзникам огромные уступки. Главная из них – роспуск Коминтерна 15 мая 1943 года, послу чего союзники, в первую очередь США, согласились открыть второй фронт в Европе, поставив Германию в ситуации войны на два фронта, которую она выиграть не могла. Фактически, это был отказ от мировой революции. Отказ от мировой революции был усилен согласием Сталина на учреждение Организации Объединенных Наций (ООН), взявшей название антигитлеровской коалиции, в которой категорически, в основополагающих документах, провозглашался отказ от агрессии и насилия в разрешении политических и социальных вопросов. Далее, Сталин согласился на раздел Европы со своими капиталистическими союзниками на сферы влияния, причем в советскую сферу влияния попали наиболее пострадавшие от войны страны. Соглашение о сферах влияния было признанием провала первой стадии мировой войны. К тому же условия отношений с союзниками фактически закрывали для СССР возможность перехода ко второй стадии мировой войны в колониях.

В‑третьих, после окончания Второй мировой войны, США в качестве самой крупной, богатой и сильной капиталистической державы, консолидировали вокруг себя все остальные капиталистические страны, в политическом, экономическом и военном отношениях. В 1949 году был образован военный блок НАТО, с целью противостояния советской угрозе, с объединенными вооруженными силами. В эту новую капиталистическую систему США также включили побежденные страны: Германию, Японию и Италию. Мир раскололся на два лагеря. Полностью исчезли острые противоречия между капиталистическими странами, которые могли бы привести к внутреннему конфликту и его ослаблению.

Таким образом, Сталин не только не достиг поставленных целей, но и оказался в совершенно новой обстановке, когда против него оказался консолидированный и хорошо вооруженный капиталистический мир, во главе с США. Сталину пришлось удовлетвориться победой в войне с Германией, названной Великой Отечественной войной, и тем, что под советское влияние попали страны Восточной Европы, позднее объединенные в Организацию Варшавского Договора и Совет экономической взаимопомощи (СЭВ). Такой результат – это поражение СССР во Второй мировой войне, и по другому исход этой мировой войны оцениваться не может.

Поражение во Второй мировой войне создало и в компартии новую ситуацию. Война обошлась СССР огромными жертвами и разрушениями. Это само по себе пугало и устрашало. Но после войны, к новейшим средствам ведения войны, претерпевшим бурное развитие, добавилось ядерное оружие, способное наносить удары колоссальный разрушительной мощи на всю оперативную глубину, по всей территории СССР и ее союзников. Больше не стало безопасного тыла, куда можно было бы эвакуировать промышленность и население.

Наличие консолидированного капиталистического мира, вставшего под руководство США, вооруженного мощной армией с ядерным оружием, и обладавшего большей частью мировой экономики, сделало в глазах партийного руководства новый раунд мировой войны с капиталистами невозможным, не сулящим победы. По этой причине партийное руководство, еще при живом Сталине, приняло решение отказаться от войны с капиталистами.

Отказ от войны с капиталистами был очень серьезным шагом, поскольку он вел к признанию невозможности мировой революции и установления советской власти во всем мире. Это, в свою очередь, вело к сокрушению всей идеологии КПСС, всего ее мировоззренческого базиса. Невозможность победы в мировой войне и проведения всемирной революции означало также следующее. Прогноз о скором падении капитализма, на котором строились расчеты на мировую революцию, оказывался несостоятельным. Несостоятельной оказывалась теория классового противостояния, из которой выводилось, что рабочие всего мира поддержат советских коммунистов против своих капиталистов. Это было самым наглядным образом показано во время Второй мировой войны, когда немецкие рабочие воевали за Гитлера и работали на него. Эти столпы марксизма‑ленинизма пали, ибо не подтвердились практикой. Далее, если социализм не мог одолеть капитализм в лобовой схватке, значит, он не был лучше и прогрессивнее капитализма, и по этой причине не мог открывать новую общественно‑экономическую формацию коммунизма.

В итоге, КПСС не могла выполнить свое обещание рабочим других стран освободить их от ига капитала, а также не могла объяснить теперь, чего ради советский народ вытерпел такие лишения, тяготы и жертвы. Светлое будущее все оправдывало, любую жестокость, любое принуждение, любые жертвы. Но если КПСС не могла гарантировать скорое наступление этого светлого будущего, то она вообще лишалась смысла своего существования и общественно признаваемого права на власть.

Так что отказ от нового раунда мировой войны с капиталистами был связан со сложной моральной и политической дилеммой. С одной стороны лежало открытое признание того, что у них не получилось. Признав свою неудачу, руководство КПСС должно было уйти в политическое небытие. С другой стороны лежала приобретенная и удерживаемая ими неограниченная власть над СССР и сильное влияние на ряд других стран. Идейная честность и реальная власть. Как можно видеть по последующим событиям, соратники Сталина выбрали власть.

Выбор власти был сопряжен с моральной и идейной коррупцией. Теперь им требовалось, ради удержания власти, изображать из себя идейных коммунистов, таковыми не являясь. Это вело к неизбежному выхолащиванию коммунистической идеологии, созданию из нее симулякра (репрезентации того, чего в действительности не существовало). Поэтому идеология КПСС быстро превратилась в набор цитат канонизированных классиков, по существу, в фигуру речи.

Далее, нужно было по возможности совершенно устранить какие‑либо намеки, что когда‑то у партии были цели мировой революции. История партии, история СССР и особенно история Второй мировой войны в послевоенном СССР подверглась тотальному извращению, и была переписана в том духе, что будто бы большевики всегда только оборонялись от натиска различных внешних врагов. Коминтерн – это было так, не всерьез.

Переписывание истории партии и страны в сугубо оборонительном духе отвечало текущим потребностям партийного руководства, поскольку им теперь действительно приходилось только обороняться от превосходящего их капиталистического блока, вовсе не питавшего к ним симпатий. Ввиду превосходства капиталистов, страха перед войной с ними, партийное руководство стало теперь искать соглашений с ними, используя тот политический базис, который остался от антигитлеровской коалиции и образования ООН, с целью недопущения обострения отношения до войны. Эта политика шла вразрез с коммунистической идеологией, и по этой причине приходилось каждое политическое действие руководства КПСС и советского правительства во внутренней пропаганде истолковывать превратно, искаженно. Расхождение реальной политики с идеологией привело к систематическому вранью во внутренней политической пропаганде.

Это все нужно указать, чтобы понимать то немаловажное обстоятельство, что моральная и идейная коррупция, вытекающая из отказа от войны с капиталистами, была всеобъемлющей и охватывала все без исключения стороны жизни СССР и других социалистических стран. Но начали соратники Сталина с убийства самого Сталина.

Сталин был выразителем и руководителем в достижении главной цели партии большевиков – мировой революции. Он сделал ставку на мощь Красной Армии, не особенно доверяя подпольным революционным движениям, справедливо полагая, что штыки Красной Армии дадут любой революции быструю и прочную победу.

Он потерпел поражение во Второй мировой войне, но от своих прежних идей не отказался, и после войны стал готовить СССР к новому раунду мировой войны, занявшись созданием ядерного и ракетного оружия, а также развитием ВМФ. Сталин и до Второй мировой войны собирался построить мощный флот. Программа на 1938‑1947 годы предусматривала строительство флота из 533 вымпелов, в том числе 8 больших линкоров, 16 малых линкоров, 20 легких крейсеров, 17 лидеров, 128 эсминцев и так далее. Для сравнения, в составе флота США перед войной было 15 тяжелых линкоров, 18 тяжелых крейсеров, 17 легких крейсеров, 5 авианосцев и другие корабли. Послевоенный судостроительный план на 1946‑1955 годы был еще более грандиозным. Он включал строительство для пополнения флота 5850 кораблей, в том числе 589 боевых кораблей, в том числе 4 тяжелых крейсеров, 30 легких крейсеров и 188 эсминцев. В первоначальных предложения Наркомата ВМФ значилось еще больше крупных боевых кораблей: 4 крупных линкора, 10 тяжелых крейсеров, 30 крейсеров, 54 легких крейсера, 6 авианосцев и 358 эсминцев. Самым крупным флотом должен был стать Тихоокеанский флот.

Такой огромный флот совершенно определенно предназначался для наступательной войны и должен был выступить на равных с флотами США и Великобритании. Недостаток авианосцев мог быть компенсирован ядерным оружием. Это один из немногих сохранившихся признаков того, что Сталин готовился к новому раунду мировой войны с капиталистами, в которой ему требовался большой океанский флот. Сделанные ранее уступки он, очевидно, рассматривал как временные и вынужденные.

Сталина убили под видом оказания ему медицинской помощи. Факт убийства лучше всего доказал П.Г. Балаев. Но мотивы этого он обозначить затруднился и толковал их, в основном, через призму борьбы в партийном руководстве, в частности, борьбы с Л.П. Берия. Однако, такое объяснение одностороннее и малоубедительное. Убийство Сталина – это не просто устранение вождя партии, главы государства, но и также покушение на важный политический и идеологический символ, на идеологическое знамя. На то, что в убийстве Сталина был и этот аспект, указывают последующие события, такие как отмена ряда проектов, связанных со Сталиным (например, сталинский план преобразования природы), а также знаменитый доклад Н.С. Хрущева ХХ съезду КПСС, в котором Сталина убили еще раз, идеологически и политически, назвав его преступником. Им важно было вырвать Сталина из партийной и государственной истории, причем сделать это любой ценой. Авторов доклада съезду, в котором Сталин объявлялся преступником, нимало не смутил тот факт, что все они были сталинскими выдвиженцами, и все обвинения в адрес Сталина падали тенью и на них. Это обстоятельство можно объяснить только тем, что страх перед новой войной с капиталистами у них был намного сильнее, чем опасения ущерба их личной репутации. Потому они предпочли сделаться исполнителями и соучастниками того, в чем они обвинили Сталина, лишь бы опорочить идеи мировой революции.

Десталинизация сразу же привела к расколу в мировом коммунистическом движении. Ряд коммунистических стран, такие как КНР, КНДР, а также Албания, не признали осуждения Сталина. Лидер китайских коммунистов Мао Цзе Дун оставался искренним коммунистом, и на этой почве порвал с СССР после провозглашения там десталинизации. Он попытался возглавить мировое коммунистическое движение, однако, ввиду экономической и военной слабости Китая, с трудом возрождавшегося после длительной и опустошительной войны, захватить лидерство в мировом масштабе ему не удалось.

Убийство Сталина и затем его идеологическое низвержение стало началом процесса деградации СССР, чье руководство отказалось от своей главной и основополагающей идеи.

Выбросив за борт всю прежнюю коммунистическую идеологию, построенную вокруг решительной борьбы с капиталистами и мировой революции, новое партийное руководство уже не могло пользоваться старыми лозунгами и призывать к борьбе за освобождение рабочего класса. Такие лозунги слишком сильно расходились с действительной политикой, и это невозможно было прикрыть даже самой лживой и изощренной пропагандой. Явное расхождение слов и дел быстро было бы замечено, что привело бы к политическим волнениям. Потому руководство КПСС пошло по другому пути, по пути создания своего рода эрзац‑идеологии, которая в основном совпадала бы с действительной политикой и могла бы разделяться основной массой членов КПСС, ВЛКСМ и вообще советскими гражданами в целом.

Такая эрзац‑идеология состояла из трех основных пунктов. Во‑первых, было провозглашено, что целью является борьба за мир во всем мире, недопущение новой большой войны, поддержка разоружения и так далее. Она ссылалась на огромные жертвы и лишения Второй мировой войны, которые коснулись каждого, и базировалась на вполне понятном стремлении избежать такого же в будущем. Это был беспроигрышный ход: никого не надо было убеждать в преимуществах мира, это все знали и так.

Во‑вторых, было провозглашено, что целью социализма является постоянное повышение благосостояния народа, и вообще, коммунизм можно построить мирно, в отдельно взятой стране, а потом своим примером обратить другие страны на свою сторону. Эту точку зрения разделяли многие, и Хрущев провозгласил программу построения коммунизма к 1980 году на ХХII съезде КПСС. В предложенной руководством КПСС эрзац‑идеологии делалась ставка на личные интересы человека, преимущественно бытового характера, причем партия обещала эти интересы удовлетворить, кому‑то сразу, а кому‑то потом, если только советские граждане не будут следовать каким‑то мировоззренческим идеалам, в том числе и коммунистическим.

В‑третьих, в отношении капиталистического лагеря была провозглашена политика ненападения (в формулировке мирного сосуществования двух систем), которая дополнялась оборонительной политикой и периодическим запугиванием США ядерным оружием и советской военной мощью. В оборону вкладывалось много усилий и средств, вооруженные силы нужно было поддерживать на таком уровне, чтобы в США не возникло соблазна попробовать СССР на прочность.

Эта эрзац‑идеология, по своему логичная и последовательная, была завернута в цитаты из классиков марксизма‑ленинизма, что придавало ей внешне коммунистический вид. Эта фразеологическая оболочка маскировала решительный разрыв руководства КПСС с коммунизмом и всей предыдущей политикой партии, и она же в определенной степени вводила в заблуждение противников, которые еще долго считали, что советское руководство – это твердокаменные коммунисты с планами мировой революции в голове. Советский народ ее принял в основной своей массе, согласившись изображать из себя коммунистов и подчиняться партийному руководству, при том условии, что КПСС действительно выполнит то, что обещает: что не будет войны, и что будет обеспечено благосостояние. Это был своего рода общественный договор, скреплявший советское общество времен "застоя" изнутри.

Конечно, отказ от настоящей коммунистической идеологии требовал бы и отказа от соответствующей фразеологии. Было принято половинчатое решение, вызванное тем, что полностью отказаться от коммунистической фразеологии партийное руководство не могло, да и не хотело. Она неплохо работала на внешние и внутренние политические задачи. Репутация решительных коммунистов и революционеров в некоторой степени защищала от попыток капиталистов свалить КПСС силой, а наличие формальных идеологических противоречий и обозначение окружающего мира как враждебного, с жестким ограничением контактов, позволяли держать население СССР в цепкой системе политической власти партии и всеохватной пропагандистской обработки. Коммунистическая фразеология объясняла и обосновывала власть партии, и без нее обойтись было трудно.

Однако, эта же фразеология порождала два немаловажных негативных последствия. Во‑первых, двоемыслие партийных, комсомольских и советских активистов. Всем, кто попадал в партийно‑административную структуру, получал в ней функции и должен был проводить действительную политику, требовалось объяснять, что провозглашаемая идеология не является настоящей, ничего не стоит и существует только для маскировки. Главное – это власть партии, которая даст ее руководящим работникам все блага жизни, мало доступные для остального населения страны. Остальное население это двоемыслие и расхождения между словами и делами, конечно, замечало. Это вело к постепенному падению у населения веры в официальную идеологию КПСС. Во‑вторых, даже коммунистическая фразеология без содержания, все же несла на себе отблеск прежних идей мировой революции. Советским гражданам были доступны некоторые источники, труды классиков, из которых можно было узнать о мировой революции ради освобождения рабочего класса. У классиков эти идеи были изложены в основном в виде некоторой абстрактной теории, а все материалы и публикации о том, как эти идеи реализовывались при Сталине, были изъяты. Но и в этом случае сохранялась вероятность, что кто‑то из идейных коммунистов или молодежи может все это воспринять всерьез и что может возникнуть внутренняя оппозиция. Такие коммунисты‑оппозиционеры время от времени появлялись. Потому советское население жестко и последовательно обрабатывалось в духе того, что есть только две ценности: чтобы не было войны, и что надо хорошо жить. На этой основе и был выстроен знаменитый "застой" времен Л.И. Брежнева.

Насаждение такой эрзац‑идеологии в течение как минимум трех десятилетий привело к формированию очень своеобразного общества, в котором сочеталось несочетаемое: звонкая и высокопарная риторика пропаганды с циничной погоней за материальными благами, тотальное "идеологическое воспитание" со столь же тотальным неверием в какую‑либо идеологию, заявления о высоких моральных качествах советского человека с широким распространением антиобщественного поведения, пьянства и преступности, демонизирование и поношение западных стран с тягой к западному образу жизни, импортным вещам, вплоть до преклонения перед иностранцами. Это всегда казалось загадкой, но в действительности в этом нет ничего удивительного. КПСС сама низвела собственную политическую идеологию до уровня ничего не значащей фигуры речи, до уровня бессодержательной болтовни, а действительные цели советского общества заключались в достижении благосостояния любой ценой.

Этот фактор сыграл, на мой взгляд, решающую роль в феноменальном крушении СССР. Во‑первых, такое общество оказывалось беззащитным перед любой силой, действующей исходя из каких‑либо мировоззренческих установок, готовой рисковать и жертвовать ради своих идеалов. Если же главная ценность – это личная устроенная и комфортная жизнь, то какой‑либо риск, труды, жертвы и тяготы исключались. Во‑вторых, это крайне негативно сказывалось на развитии экономики СССР. Экономическое развитие осуществляется на основе определенных мировоззренческих ценностей, ставящих экономические задачи, и требует поэтому усилий, выходящих далеко за рамки личного устройства в жизни. По мере того, как в СССР укреплялась предложенная КПСС эрзац‑идеология, в советском обществе становилось все меньше людей, готовых к таким усилиям. Даже более того, такие люди, готовые упорно трудиться из мировоззренческих побуждений, в советском обществе всячески подавлялись и отталкивались на периферию общества; им всеми средствами мешали жить и работать. Это и привело к парадоксальному результату. СССР имел в годы руководства Брежнева больше богатств и технического оснащения, чем когда‑либо в своей истории, но при этом производительность труда падала, темпы развития снижались, пока советская экономика не утратила способность развиваться и удовлетворять не то, что растущие, но и даже текущие потребности советского общества. Возникло недопроизводство материальных благ, дефицит и все возрастающее недовольство. Выхода из этой ситуации не было, ибо для перелома такой тенденции требовался мощный мировоззренческий заряд, который КПСС категорически не желала допускать, ибо это грозило утратой власти.

Отказ от коммунистической идеологии и девальвация вообще всяких мировоззренческих идеалов, с использованием коммунистической фразеологии в качестве маскировки, и утверждение эрзац‑идеологии, ставящей личное благополучие на главное место, были предпосылками крушения СССР. Непосредственной причиной этого крушения стал военный шок, пережитый советским обществом в середине и конце 1980‑х годов.

http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=43206124SelfPub; 2019

ISBN 978‑5‑5320‑9747‑6

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой