Жизнь замечательных людей
Авторский блог Станислав Куняев 00:00 18 февраля 2016

Жизнь замечательных людей

Когда идёт на стенку стенка в литературе, как в бою, встаёт на бруствер Бондаренко и говорит: "Я здесь стою!" Литературная арена, аплодисменты, свисты, крик, а на арене — Бондаренко, он — матадор, и он же — бык
0

Когда идёт на стенку стенка

в литературе, как в бою,

встаёт на бруствер Бондаренко

и говорит: "Я здесь стою!"

 

Литературная арена,

аплодисменты, свисты, крик,

а на арене — Бондаренко,

он — матадор, и он же — бык.

 

Что делать! Наши юбилеи

не для того, чтоб лить елей,

а чтобы знали лицедеи

твоих проверенных друзей.

 

Стоишь среди враждебных станов,

но светел твой иконостас,

где справа от тебя Проханов,

а слева от тебя Зюганов

и рядом сам Куняев Стас.

 

А за спиною, как анчутка,

стоит, бородкою тряся,

твой закадычный друг Личутка,

без коего, увы, нельзя…

 

Вся бондаренковская свита

не из казённых шаркунов.

Куда ни глянь — кругом элита:

Бобров, Прилепин, Шаргунов.

 

Здесь и Рогозин благородный,

и Зульфикаров — наш метис,

здесь Глазьев, рынку неугодный,

здесь и Лимонов — вождь народный,

трибун, поэт, авантюрист…

 

Всё, что ты пишешь — всё нам любо,

хвалить тебя — не хватит слов.

Ты Герцен наш, наш Добролюбов,

наш Кожинов, в конце концов!

 

Один изъян в твоей природе:

порой аж оторопь берёт,

когда твердишь при всём народе,

что Бродский — русский патриот.

 

Но тут же воздаёшь Рубцову…

Ну что ж! — не угодить на всех,

коль ты по мысли и по слову

свободный русский человек!

 

Ты пишешь не за ради денег,

не всем своею правдой мил:

что Бондаренко — "западэнец",

мне сам Астафьев говорил.

 

Но красный лик патриотизма

ты с вдохновением воспел,

и белый лик патриотизма

успел прославить наш пострел.

 

И русский век простонародья

ты возвеличить не забыл,

и русофобское отродье,

как насекомое, прибил.

 

Разнообразен дар Володин.

Он знает, что коварен враг,

но брезговать не должен воин:

дал в морду — оботри кулак.

 

Ты и хохол, и северянин,

а потому всеядно смел.

Твой "Лермонтов", твой "Северянин"

взошли на полку "ЖЗЛ".

 

Живи, твори — обильно, долго,

но помни: все твои друзья

стремятся влезть на эту полку

и среди прочих — грешный — я.

 

P.S.

А чтобы полностью увенчан

ты был в свой славный юбилей,

четыре строчки есть для женщин,

верней, для женщины твоей:

"Гуляет голубь по карнизу,

весна стремится к половодью.

Володя — поцелуй Ларису,

Лариса — обними Володю!"

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой