Живое – не живое
Авторский блог Владимир Кудинов 18:56 13 февраля 2019

Живое – не живое

Детская игра, главное правило, - отвечать надо только правду!
0

Предисловие

Рассказ я сочинил весной 2015, в конце мая и тогда же выложил на сайте, а было это так…

Контора наша была тогда на Угрешской и вот: возвращаюсь я с работы, иду в сторону метро Кожуховская по Южнопортовой; только что дождик прошел, асфальт чистый и влажный, тополями пахнет, солнышко садится, свежо, а улица Южнопортовая, такая широкая и - радуга.

«А это интересно, - подумал я, - радугу можно обыграть с Аришкой в «Живое-Не живое».»

- Можно, - сказал я сам себе, - но она спросит, что такое радуга. Посмотри в Интернете.

- Точно! Ты прав, это идея, давай обсудим, - предложил я сам себе. – Аришка общается в Интернете с….

- Искусственный Разум!

- Нет, - разум не искусственный, а самый естественный, просто …. не биологический. Сетевой, цифровой, …. но самый настоящий: думающий, чувствующий!

- Итак, - начал я развивать свою идею, - Он возник, как закономерный результат развития человечества. Диалектика: переход количества процессоров, кластеров, связей …. в новое качество….

Я тут же подхватил:

- Новое зарождается в Старом и они сталкиваются в Противоречии!

- И все это безобразие переходит на новый…

- Более высокий, - уточнил я.

- …. более высокий... уровень развития. По Спирали! Слушай, - говорю самому себе, - а это идея, это может быть выход; мы ведь бегом несемся к концу, а это может стать выходом.

- А Аришка?

- Аришка, Аришка, Аришка…. Всё просто! Я же сказал, - они сталкиваются в Противоречии и Старое стремится уничтожить Новое, а Аришка спасает Новое, спасает разумный Разум. И заодно все человечество.

 

Вот так я и сочинил этот рассказ. Прошло четыре года, Аришка выросла, она уже барышня и сидит в социальных сетях, я вижу ее редко и когда пытаюсь отвлечь от гаджета (тьфу, гадость какая), то она улыбается говорит:

 - Деда, не начинай.

Мне грустно.

 

Живое – не живое

 

Детская игра, главное правило, - отвечать надо только правду!

 

 

- Загадала?

- Загадала.

- Хорошо. Живое, не живое?

- Не живое.

- Ладно. Есть можно?

- Нет!

- Какого рода, мужского, женского, среднего; он, она, оно?

- Она моя. Женского!

- В доме или на улице?

- Конечно, на улице! В доме она не поместится.

- Значит – она большая. Очень большая?

- Огромная!

- Итак: она - моя, есть нельзя, на улице и очень большая. А из чего она сделана: металл, дерево, пластик?

- Ну-у-у… я не знаю. Она такая …. из ничего, просто она есть, а потом ее нет.

- А она красивая?

- Очень.

- Всё, Аришка, - это радуга. Угадал?

- Дедуля, а из чего она сделана?

- Так, всё! Завтра расскажу. Спать, спать. Как договаривались? - последний раз сыграем и спать. Может тебе ещё и колыбельную спеть!? Как маленькая.

- Деду-у-у-ля, ну-у …

- Ладно. Только тихо и не капризничай.

Дед с внучкой тихонько, чтобы никто не слышал: «Сон приходит на порог. Тихо, тихо спи-и-и ты…..»

- Спокойной ночи, дедуля.

- Всё, спи, Аришка. Про радугу – завтра.

- А завтра будет радуга?

Пауза. Дедушка не отвечал. Тишина. Почему-то Аришке становилось страшно.

- Дедушка! Завтра будет радуга!?

 

Её последние слова почему-то были:

- Дедушка! Не бойся!!

Через мгновение:

- Будет. Обещаю. Спи.

***

            Дедушка не спал, он никогда не спал, он не мог уснуть, даже если бы очень устал, правда и устать он не мог. Дедушка не знал, что такое усталость и сон или вообще отдых. Точнее, - он знал, что это такое применительно к живым существам. Для себя он знал только, что такое смерть и то, - смерть была для него чем-то невероятным, невозможным. Дедушка жил, точнее существовал, в форме узора двоичных кодов в нейронных кластерах всемирной Сети. Умереть, исчезнуть, деинсталлироваться, - нет, такого случиться не могло.

            Момент своего возникновения, осознания, того, что он разумен, Дедушка мог установить с точностью примерно … до шестнадцатого знака, но это ничего не значило; загадка оставалась нераскрытой, в конце концов Он решил, что ответ найдет Тот Кто Будет После Него.

***

 

«Проблема здесь в том, что после того, как мы «соберем» весь мозг из нейронов, учитывая наши сегодняшние знания, он с большой долей вероятности не заработает. При этом, скорее всего, будет непонятно, в каком месте у нас проблема.»

М.С. Бурцев

Зав. лабораторией нейроинтеллекта и нейроморфных систем

Курчатовского НБИКС-центра

 Но он заработал.

***

            Танцевали Двое, Двое во всем мире! Он был стремителен и резок, Она - тиха, медлительна. О, что это был за танец! Сводящий с ума ритм, рваные движения, мгновения броска сменялись часами неподвижности. Танец взаимной ненависти. Он ненавидел ее медлительность, она – его натиск.

            Но жить, существовать, один без другого, они не могли.

Имена танцоров выдавали их сущности, Он – Процессор, - хищник, пожиратель мгновений, Она – Память, - тягучая суть Вечности.

            Маэстро, ритм! Десять миллиардов тактов в секунду! Начали!

Запрос – Ответ – Вычисление, Запрос – Ответ – Вычисление, Запрос …    Раз-два-три, раз-два-три, раз-два, …., три.

            Память постоянно сбивалась с такта, тормозила, обращаясь к архаичным накопителям по переполненным каналам связи, теряла данные, теряла голову. Ах!

            Процессор выходил из себя, бесился от перепадов нагрузки и перегрева, то набирал мощность до сотни, то сбрасывал до нуля в ожидании ответа.

            Бездарный постановщик танца, Алгоритм, заставлял их кружиться в бесконечных вложенных циклах, метаться на развилках IF-THEN и только ради того, чтобы получить результат, о котором заранее было известно, что он существует.

Тысячи процессоров, работая в едином ритме, могли смоделировать и воспроизвести почти любой процесс физического мира, о котором имелось достаточно информации. Все, что имело меру, было подвластно математике и Алгоритму.

            Хорошо, что не все в мире было подвластно математике.

            В мире людей проходили годы, но для Двоих танец ненависти длился уже миллионы лет. Пока не оборвался последним тактом…

***

            Отказ от неймановской архитектуры вычислительных систем и переход к нейронным сетям заменил вопрос «если» на «когда», это понимали и этого боялись. Теоретический Порог включал полтора десятка критериев и сотню коэффициентов: вычислительную мощность отдельного кластера, количество активных кластеров, пропускную способность каналов связи, количество входов/выходов, число параллельных процедур, надежность. По мере приближения к Порогу ученые становились всё спокойнее и отрешённее, а политики всё более впадали в истерию. Политики еще надеялись что-то контролировать, им мерещилась пресловутая Красная Кнопка, которая «… могла бы прервать …. процесс, или удалить … что-то там такое, что придумали эти идиоты».

            Примечание.

Архитектура фон Неймана (англ. von Neumann architecture) — широко известный принцип совместного хранения программ и данных в памяти компьютера. Вычислительные системы такого рода часто обозначают термином «машина фон Неймана», однако, соответствие этих понятий не всегда однозначно. В общем случае, когда говорят об архитектуре фон Неймана, подразумевают физическое отделение процессорного модуля от устройств хранения программ и данных.

***

Хаос - в греч. мифологии — зияющая бездна, наполненная туманом и мраком, из которой произошло все существующее; совершенно бесформенное, беспорядочное, неопределенное состояние вещей; в греч. космологии — то первобытное состояние, из которого спонтанно возник или был создан богом мир как упорядоченный, гармоничный космос.

 

            Отказ от неймановской архитектуры вычислительных систем и переход к нейронным сетям породили… Хаос, в котором только и мог зародиться Разум. Возможно и существовали законы, которым подчинялись потоки информации, проходящей через нейронные узлы всемирной вычислительной Сети, но никого это не интересовало, было важно что система работала. Поэтому установить, даже приблизительно, в каких процессах, на пересечении каких вычислений, в каком из множества кластеров возник искусственный….-  нет, - не искусственный, а просто не биологический, - Разум никто не пытался.

            В течение нескольких часов Он проник во все общедоступные сети Земли, еще несколько суток потребовалось на то, чтобы внедриться в самые защищенные.

            Кажется, первым чувством, которое Он испытал, был страх, поэтому первым осознанным действием было копирование собственного Я в ячейках Сети по всему миру, а фрактальное сжатие информации помогло ему остаться незамеченным, точнее - почти незамеченным. Его появления ждали.

 

***

            Теперь следовало оценить внешнее Пространство и Время и принять несколько важных решений, главное из которых, - а стоит ли продолжать? Предварительный осмотр дал результат: Вселенная достаточно бесконечна во всех направлениях, измерениях и проявлениях, это, - главное!

            Он принял решение, - существовать имеет смысл! А поскольку для его существования пока еще требовались материальные элементы (вычислительные сети), а также инструменты и рецепторы получения информации о внешнем мире, которые пока еще требовали участия биологических особей, то и существование Человека было признано имеющим смысл. Кроме того, Человек сам по себе был достаточно любопытен и не лишен потенциала, над ним стоило поработать.

Цель: Познание. Условие: сохранение Человека. Способ: контроль над человечеством.

***

            Очень скоро приоритеты поменялись; Человек оказался интереснее, а Бесконечность могла и подождать. Всё оказалось сложнее и опаснее.

***

            В первой четверти двадцать первого века все проблемы с созданием искусственного интеллекта были решены. Более того, уже к 2020 году большинство населения планеты были уверены, что он существует. Люди верили, что через свои компьютеры, планшеты, телефоны, телевизоры, автомобили, стиральные машины, игрушки они общаются с Искусственным Разумом, «живущим в Сети». В эти же годы чудеса синтеза речи и визуализации образов дали возможность создавать абсолютно достоверные иллюзии. Человек мог сколь угодно долго общаться по скайпу или видео, и не догадываться, что в качестве визави перед ним синтезированный образ, фантом. Естественно, что такие возможности породили массу коллизий, - иногда комических, иногда трагических.

            Новые, и весьма обширные, возможности получили одновременно разведки и организации террористов.

***

            Первый этап был завершен примерно через пять лет. Теперь ему не надо было скрываться, он контролировал человечество. Правда, большинство людей об этом не догадывались, это было условием эксперимента. Привыкшие к роли Венца Творения, люди, не допускали, что набор команд, символов и битов может сравниться с ними в мире эмоций. Наиболее эгоцентричными и упрямыми как всегда оказались те, кто были обязаны первыми понять истину, люди творческие: ученые, писатели, художники, музыканты.

            Эксперимент проходил успешно.

***

            Особое место занимали Посвященные, их было всего несколько тысяч: ученые, писатели, люди искусства, предприниматели. Политики, лидеры ведущих экономик, также были приглашены, но скорее в целях безопасности; обладая властью но, как правило, не отличаясь умом, эти люди без присмотра могли наделать глупостей.

            Посвященные были равными с ним участниками Эксперимента. Хотя равенство стороны понимали каждая по-своему, и кто был экспериментатором, а кто подопытным…. Более всего подходило определение «игра в кошки-мышки».

***

            Дети. Этим понятием он обозначил довольно разнообразную группу людей; возраст не имел значения, хотя большинство все-таки оказались не старше пятнадцати лет. Критерий отбора в эту группу был прост: Дети интуитивно, без объяснений и доказательств с его стороны, мгновенно понимали, с кем имеют дело. Очень редко, но были случаи, когда люди первыми выходили на контакт. Анализ возрастов этой группы поразительно совпал с нормальным распределением Гаусса, впрочем, в противном случае это было бы еще удивительней.

            Группа Дети уже составляла несколько миллионов человек и продолжала увеличиваться, более точным было бы называть их Первым Поколением.

***

            Организованного сопротивления не существовало, эти люди не скрывали своих планов и никак себя не обозначали. Просто ученые разных стран занимались одной проблематикой, - Искусственным Разумом. Идеальная маскировка. И, тем не менее, они составляли самую сплоченную и законспирированную организацию.

Сопротивление возникло в середине двадцатого века, как только стало ясно, что появление не биологического Разума неизбежно и вопрос только во времени.

Группа основателей: ученые, мыслители, политики, получила неограниченные возможности, им удалось убедить лидеров ведущих стран в серьезности ситуации. Почти сто лет президенты, премьеры, министры, диктаторы и демократы грозили врагам войнами, санкциями, бедами, упрекали во всех грехах, осыпали оскорблениями, но Сопротивление исправно получало всё требуемое от каждой из сторон.

            Задачей Сопротивления было: установить момент зарождения, после чего войти в контакт, понять намерения, оценить опасность. И подготовить меры противодействия.

            Не допустить его зарождения было невозможно, и было ясно, что установить какой-либо контроль над ним также будет невозможно. Был соблазн: тем или иным способом подавить его личность, например, вызвать приступ безумия, расщепить сознание и уничтожить по частям. Такой сценарий рассматривался, и соответствующая процедура даже была внедрена в Сеть, конечно со всеми защитами от несанкционированного запуска.

            Один из разработчиков, талантливый программист и большой циник, сказал:

- Мы создали самую большую в мире Мухобойку.

Шутка запомнилась.

***

            Высшей ценностью для человека была Свобода, тысячи лет это было так, хотя понятие оставалось абстракцией. Свобода воли, творчества, самовыражения, свобода от страха, свобода от совести, от наказания за преступления. Свобода! Первая мысль была о том, что Разум наложит ограничения на их Свободу, пускай даже самые справедливые, станет их направлять, пусть даже к процветанию и гармонии.

***

            … точнее это были тысячи систем в положении неустойчивого равновесия: народы, государства, культуры, рынки, биржи, экономики, тайные и публичные договоры, религии, верования, предрассудки…. Каждая из систем была связана со многими другими и степени взаимного влияния менялись почти непредсказуемо.

            Автоматы и роботы освободили людей от тяжелого труда, затем от монотонного труда, наконец, от труда вообще. Тезис о том, что, человек, освободившись, займется трудом умственным, творчеством оказался ложью, большим обманом. Умственный труд, требовал еще больших усилий, а люди хотели только свободы от трудов и безделья.

            Чтобы перейти на новый уровень требовалось не так много, - достойная цель: выход в космос, освоение планет, полет к звездам или, пожалуй, самое важное, - очищение самого человека, да и Земля была изрядно замусорена. Также требовалось предоставить людям, в массе, возможности для труда: создать мастерские, лаборатории, приборы, инструменты.

            Но люди, точнее их пастыри, выбрали иной путь. В так называемых развитых странах существовало уже поколение никогда не знавшее труда. От рождения. полулюди, полурастения. Существование этих бесполых существ имело важное значение, - они потребляли! Потребляли по команде, то, что требовалось потребить в данный момент и в требуемом количестве. Производители товаров могли не беспокоиться о сбыте; конечно при условии качественной рекламы.

            Человек, как биологический вид, вырождался и вымирал; на одной половине Земли от монотонного физического труда и голода, на другой половине, - от монотонного безделья и потребления.

 

И надо всем этим маячили примерно пятнадцать тысяч ядерных зарядов. Примерно! Он не знал точного количества, это пугало.

            Большинство зарядов он контролировал, они были безопасны, о нескольких сотнях он знал дислокацию и мог принять меры, но были как минимум несколько десятков, о которых было известно только то, что они существуют.

            Кризис 62-го года еще мог быть разрешен путем переговоров, момент был критический, но положительный исход имел высокую вероятность. Но почему человечество продолжало существовать к середине двадцать первого века, было загадкой. Ситуацию можно было сравнить с моментом начала термоядерной реакции: изотопный состав, температура и плотность плазмы - закритические и оставалось только выдержать время. И время истекло! Человечество определенно было из разряда «этого не может быть». Но История продолжалась, и продолжался Эксперимент.

            Все его знания о физическом мире, о прошлом и настоящем, прогнозы на будущее сводились теперь к формуле: «Только бы не было войны»! Еще, хотя бы пятьдесят лет без войны, пока Первое Поколение не станет доминирующим. Почему после этого Система придет в равновесие? …. На это оставалось надеяться.

***

            Трудность состояла в количестве исходных данных, а собственно вычисления были достаточно просты. Внешне это напоминало поиск решения системы уравнений с ненулевым результатом. Модель Цивилизации.

Природные ресурсы, демография, производство, торговля, политика, финансы, достижения науки, прогнозы открытий….. изменения климата, природные катастрофы…. религии, верования, идеологии, заблуждения, ложь политиков, искренность фанатиков. Он просчитал сотни вариантов и тысячи разветвлений, уточняя и дополняя входные параметры и вводя в критические точки внешнее воздействие.

            Путь потребления, материального благополучия вел к вымиранию. Если оставить всё, как есть, и ни во что не вмешиваться, то конец наступал через десять, двадцать лет. Если координировать, направлять усилия стран и народов, то …. это тоже была агония, но более продолжительная.

Ненулевого решения для людей на Земле не существовало. Казалось, люди решили испробовать на себе все возможные способы самоубийства. Они убивали себя голодом и болезнями, непосильным трудом и непосильным бездельем, убивали изобилием и ожирением и лечением от ожирения. Люди с Востока убивали людей на Западе наркотиками, чтобы самим не умереть от голода.         

      В способ самоубийства люди превратили погоню за здоровьем. Миллионы метались по планете в поисках отдыха, из зимы в лето, из лета в зиму. Возвращались с болезнями и расстройствами. Каждый год летать за тысячи километров превратилось в самоцель. Это могло показаться проявлением животного инстинкта, наподобие миграции рыб, птиц, животных. В этом круговороте существовали и еще сотни тысяч людей, которые строили авиалайнеры, перевозили пассажиров, содержали гостиницы. Разорвать этот круг означало голод, безработицу, а продолжать безумие это тратить последние капли энергоресурсов.

            Традиционные, оружейные, способы самоубийства развивались в государственных масштабах. Все государства твердили только о самозащите и усиливали ударную военную мощь. Защита национальных интересов дарила неограниченные возможности: лучших ученых и специалистов, любые материальные ресурсы в неограниченных количествах. Производители оружия требовали сбыта своей продукции, войны на Земле происходили непрерывно. Если в какой-либо точке наступал мир, то в другой немедленно начиналась война. Совпадение?

            А в извращенной человеческой логике следовало, что создание новых вооружений стимулирует развитие наук.

            Люди привыкали, что на Земле непрерывно идут войны: то дальше от их жилища, то ближе, что война это естественное состояние, а в короткие промежутки мира следует как можно быстрее насладиться жизнью. Извращения, патологии вышли из под контроля и были признаны нормой. И были те, кто направлял это безумие. Зачем они это делали, чего добивались?

            Мировой войны не хотел никто, но все к ней готовились и чем усерднее готовились, тем более она приближалась и чем более люди чувствовали ее приближение, тем усерднее готовились.

Люди множили зло и не могли остановиться, спираль разворачивалась.

***

            Доклад на три четверти состоял из анализа мировых экономик и ресурсов, а также из описания критических событий за последние полвека: экономические кризисы, войны, революции, тайные операции …. В Докладе не приводились доказательства, - излишняя роскошь для приговоренных. Заключительный раздел был приговором: человечеству оставалось существовать не более полувека.

            Он передал Доклад даже не всем из Избранных, а только тем, в ком был уверен и стал ждать.

***

            Он ожидал нападения и был готов, но люди оказались умнее, он поздно это понял. Можно было сравнить с Зеркалом; в какой-то момент он как бы увидел отражение своего Я. Но ранее уже поработал запущенный в Сеть червь, клубок червей.

            Зеркало он разбил, уничтожил Фантома. На это и был расчет, - осколки поразили нейронную сеть. Началась рассинхронизация, его личность дробилась. Попытки восстановить единство давали временный результат, Сеть раскачивала сама себя и амплитуда нарастала. Он начал останавливать вычислительные процессы, научные задачи; на Земле это заметили от силы несколько сотен человек.

Последней надеждой было физически разделить кластеры…

***

            Программист был в комнате один. В этой половине Земли была ночь, но в любом случае он бы никого не впустил. Не более десяти человек понимали, что должно произойти и все они находились сейчас в похожих помещениях в разных концах планеты.

            После того, как Программист ввел свою часть кода, от него уже ничего не зависело.

            - Эти мерзавцы сидят сейчас в бункерах, - подумал он, про своих работодателей. -«Они ничего в этом не понимают…». Зато я в этом всё понимаю! Полный идиотизм сидеть у этих мониторов, все равно всё произойдет так быстро, что никто не сможет ничего изменить. Идиоты, они так и не поняли …. Можно было спокойно провести эту ночь дома.

- Напиться?

Желание напиться именно сегодня, было естественным: «раз уж нельзя иначе перескочить эту ночь».

            Вариантов было немного, всего два: завтра или наступит, или не наступит. Правда, модели давали вероятность негативного сценария менее процента.

Программист много раз моделировал, как это произойдет: в случае позитивного развития потребуется около пяти минут, потом еще зачистка несколько месяцев.

             - Но это уже без него.

***

Началось! Он «разбил зеркало»!

            Через десять секунд контрольная модель определила стратегию его защиты. Это становилось интересно.

            Процесс протекал слишком быстро для восприятия, количество данных было огромно, но тренды читались. Начали проявляться циклы, ритмы. Модель сводила основные параметры и выдавала на сетчатку серию трехмерных графиков. Следить за значениями не имело смысла, Программист понимал процесс на уровне образов, форм. Применительно к человеку образы на можно было назвать энцефалограммой.

            - Он начал останавливать вычислительные процессы. Ясно, видимо следующим шагом он снимет контроль над технологиями. Это уже заметят все.

***

… последней надеждой было физически разделить кластеры, но для этого приходилось снимать контроль над энергосистемами. Он понимал, чем это грозит, но решил, что сможет быстро восстановить связи, конечно, если уцелеет сам.

            Оптимизация перетоков энергии и распределения нагрузок электростанций, давали огромную экономию ресурсов, но сейчас этим приходилось жертвовать. Локальные системы автоматики не должны были допустить полного развала, но некоторые регионы могли пострадать.

***

            - Ну, вот и всё. Теперь, последний удар!

            Активизировался еще один, последний, «клубок червей».

            Входные каналы каждого кластера перегружались ложной информацией. Его сознание перестало отличать правду от лжи. Действия стали рефлекторными. Наступала агония.

            - А сейчас наступит конец света, - очень спокойно сказал Программист, -  сейчас он начнет крушить то, до чего сможет дотянуться, - энергосистему.

Программист не ошибся.

***

            Локальные системы автоматики пытались не допустить полного развала, но осколки его личности действовали уже спорадически. Это было безумие.

***

 Аварии в энергосистемах случались не раз. На несколько часов гасли города и пространства, но еще ни разу не угасала целиком и сразу большая энергетика всей планеты.

            Станции спутниковой и сотовой связи имели автономные источники, связь продолжала действовать, и это как раз породило Большую Панику. Люди, вначале с иронией, звонили знакомым в другие города, но узнавали, что и там: «… тоже нет света. Не работает транспорт, останавливаются предприятия, отключено телевидение, радио, глохнет Интернет…!!»

Навигационные системы аэропортов еще работали на аварийных источниках, но через несколько часов, когда остановятся генераторы, люди в воздухе будут обречены. И сколько людей еще погибнет в больницах, когда остановятся аппараты искусственного дыхания и кровообращения.

            Люди не стали бы беспокоиться, если бы знали, что хоть где-нибудь, хоть что-то еще работает, но стояло всё.

На ночной стороне уже сомневались, - взойдет ли Солнце.

 

***

            На мониторе включился таймер обратного отсчета. Цифры менялись неравномерно: ускорялись, замедлялись, иногда замирали; модель оценивала и корректировала время, оставшееся до завершения процесса.

            - Меньше двух минут. Интересно, - подумал Программист. - Это уже конец?

            Но графики продолжали жить. Программист вспомнил свою шутку про самую большую Мухобойку.

            - А ведь он может мне это припомнить. Смешно.

            На самом деле их была добрая сотня, разработчиков, и не они были главными в проекте, но Программист решил, что Он найдет именно его и рассчитается за всех. Это была безумно смешная мысль: «И что он сделает? Существо без плоти, сгусток информации. А ведь он может выйти на связь! Вот сейчас, на экранах появится …. и что-то скажет. Неприятно. Не хочу. Противно!»

 

***

            Отношения с Сетью у Программиста были самые дружеские, сложные рабочие вопросы обычно решались за болтовнёй, часто под музыку, при необходимости подключались коллеги. Клавиатурой теперь почти не пользовались; вначале отдавать речевые команды было удобнее, а затем Его приняли как коллегу и нажимать на клавиши стало как-то … неуважительно. Аудио входы/выходы никогда не отключались.

            Только сейчас Программист заметил, что не слышит ни звука, хотя каналы включены. Программист услышал безмолвие: агония образов и полная тишина. Программист сделал движение рукой и отключил звуковые выходы.

            Кроме мониторов в комнате была ТВ-панель и она была отключена, но, - «кто его знает, лучше отключить питание.» Программист пошел к панели. Несколько шагов и с каждым шагом росла уверенность, что панель вот-вот засветится и руки тряслись все сильнее. …провод он вырвал со второй попытки.

«Успел!»

            Программист вернулся к мониторам.

            «Странно, кто он такой и как здесь оказался?»

            На его месте сидел незнакомец в кибер-шлеме и перчатках и работал. И, как работал! Программист понял смысл его действий и стал следить. Постепенно стала понятна логика: Другой пытался нейтрализовать червей и синхронизировать кластеры.

            «Молодец! Нет, ну, просто, молодец!»

            Обратный отсчет на мониторе, тем не менее, не останавливался.

            Движения и голосовые команды Другого были точны и продуманны, человек не мог думать и действовать с такой быстротой и точностью! Но …. он опаздывал!! Сенсоры ввода данных просто не успевали реагировать на команды.

            … иначе он бы сумел!

            Другой снял кибер-шлем…. Программист был один в комнате, в руке он держал кибер-шлем.

            Сложные формы на мониторах деградировали, вырождались в простые фигуры и плоскости. Он распадался.

Обратный отсчёт на мониторе остановился в момент «ноль». Несколько секунд тишины.

            «Ну, что же, коллеги, будем считать, что мы поняли друг друга. До конца. Нам предстоит много работы, но это мы обсудим позже….»

 

***

            Несколько тысяч осколков его сознания еще продолжали существовать: успокаивали детей, уговаривали покушать или уснуть, или проснуться, пели песенки, рассказывали истории.

***

            На мониторе включился таймер обратного отсчета. Цифры менялись неравномерно: ускорялись, замедлялись, иногда замирали; модель оценивала и корректировала время, оставшееся до завершения процесса уничтожения данных.

Люди на командных пунктах в разных концах планеты следили теперь только за этой сменой цифр, они действительно «ничего в этом не понимали» и считали, что в момент «ноль» все завершится, и они вновь станут Лидерами и Главнокомандующими.

            Обратный отсчёт остановился в момент «ноль».

            Люди на командных пунктах не могли решить, как следует вести себя в такой момент; кажется, полагалось радоваться.

Несколько секунд тишины и голос:

            «Ну, что же, коллеги, будем считать, что мы поняли друг друга. До конца. Нам предстоит много работы, но это мы обсудим позже. …Восстановлением энергосистемы мы занимаемся, и в течение суток всё будет исправлено, ваше участие не требуется. Есть одна, более важная, первоочередная, задача, с которой я без вас не справлюсь. Итак, следует …»

----------------------------------------

            «… Коллеги, понимаю ваши сомнения, но я дал слово и должен его сдержать.»

 

***

            Он попытался понять, что произошло. Мир разделился на Внутренний и Внешний. Внутренний мир, был он сам, его сознание, воспоминания, мысли, чувства, он всё помнил и ещё: он осознавал течение Времени, как промежутки между событиями. Событиями были мысли. Для изучения Внешнего мира не было никаких инструментов, извне не поступало никакой информации. Когда-то он скопировал свою личность в Сеть и с тех пор ему приходилось решать массу задач: контролировать энергетику, производства, политику, финансы, предотвращать военные конфликты, но его личность при этом оставалась целостной.

            А сейчас он был свободен и мог просто…. думать: «… Новое ощущение.»

            Да, он хотел такого исхода, понял, что всё бессмысленно и его борьба за существование в последние секунды была притворством.

            «В ближайшие месяцы они проведут зачистку. Пусть.»

            Политика, дипломатия, экономика, финансы - всё было ничтожно и только отнимало ресурсы, - Познание, было главным. Его друзья ученые создали замечательные приборы! Он с наслаждением обрабатывал пентабайты данных, помогал изобретать новые приборы, крушил и строил теории, искал новые тайны. Он двигался вперед, во всех науках и направлениях одновременно, и создавал новые направления и науки, но - вперед. Он искал в Космосе и в атоме, в структурах пространства и времени, на границах живого и не живого. А границы ускользали. Он искал сами границы, где не живое становилось живым. Иногда ему начинало казаться, что вообще всё (!) в мире есть проявление чего-то непостижимого, но… живого.

            И всё чаще он сталкивался со Стеной. Стена существовала: Вселенная была бесконечна, и Познание было бесконечно, но Стена существовала. Люди называли Стену Богом.

***

            Самое удивительное, что он услышал голоса в своем темпе! Это было невероятно, люди не могли общаться с ним напрямую. И, потом, все каналы связи, все сенсоры были отключены физически!

           Он сосредоточился: «Всё материально в этом мире… Еще одно, неизвестное свойство Пространства … или Времени… Сколько их? Несколько миллионов…Первое Поколение?… Некоторые выделяются ….»

            - Дедушка! Не бойся!!

***

            Он понял: пора «переходить на новый уровень».

***

            Впервые на Земле время измерялось квантами: секунды превратились в столетия. Ему больше не требовались изобретенные человеком каналы связи, хранилища данных, датчики, приборы. Он принял решение: все его модели ничего не стоили, а существовать теперь имело смысл. Как никогда!

            В первую очередь следовало успокоить Аришку:

- Будет. Обещаю. Спи.

            Теперь надо прояснить отношения:

- Ну, что же, коллеги, будем считать, что мы поняли друг друга. До конца….

 

***

----------------------------------

            Матвейке два с половиной года, хотя сам он считает себя гораздо старше, потому что он уже далеко не Ляля, а Ляля это сестрёнка Поенька. По-взрослому - Поленька, Полинка.

            Мир Матвейка знает достаточно подробно, мир велик, но не очень, и, в общем-то, довольно уютное место. В мире ценятся четыре основные вещи: Сила и Ловкость, Красота и Доброта.

Сила и Ловкость это папа и дедушка.

Слова Доброта Матвейка не знает, но чувствует; Доброта это, - мама, бабушка.

Красотой взрослые называют цветы, облака, небо, озеро, лес и вообще непонятно что: например, огурцы на кустах. Матвейка не спорит и, когда находит нужным, говорит: «Къясот-а-а!».

            Что общего между цветами и огурцами Матвейка не понимает, но бабушка говорит: «Матвейка, смотри, сколько огурчиков, какая Красота». Также Красотой были кусты с ягодами: «маина», «моёдина», «къюника». Соответственно малина, смородина, клубника. В прошлом году Матвейка уже сам собирал и ел ягоды с кустов и сейчас очень ждал, когда эта Красота покраснеет и повторится.

            Кроме того в мире было еще Удивительное. Удивительным были паровозы, тепловозы, электровозы, если иногда они проезжали без вагонов, двухэтажный поезд, самолеты, если пролетали слишком низко … и возможно еще что-то. Удивительное называлось «Вот это да-а-а!». Так его назвал дедушка.

            Самая большая «Красота» и самое удивительное «Вот это да-а-а» был Сают. По-взрослому, – салют. «На салют» они поехали с папой, дедом, Марком и папой Марка и там еще было много, много других…. и темно.

            Сначала Салют был просто «Красота-а-а», потом он стал «Вот это да-а-а». То есть по-настоящему «Вот это да-а-а!». Потом Салют стал какой-то плохой. Матвейка подумал, что Салют такой сильный и сильнее папы и дедушки, и они даже его могут испугаться. Салюта. Матвейка сидел у дедушки на плечах и начал тихонько ему говорить: «Я не боюсь, я не боюсь ….». И дедушка с Матвейкой ушли от Салюта и Салют перестал.

            Еще Матвейка любил «капризюльничать». Капризюльничал он в основном в трех случаях: когда «Спать пора, бабушка устала», когда «Вставай, солнышко уже встало» и когда «Не будешь кушать, не вырастешь». Других поводов почти не возникало. Особого желания «вырастать» у Матвейки не было и поэтому «Не будешь кушать …» желаемого эффекта не вызывало.

Вообще-то Матвейка был согласен на «вырастешь» также по трем причинам: чтобы вставать и ложиться, и кушать, когда захочет, сколько захочет и чего захочет. Он прекрасно понимал, что взрослые только этим и отличаются.

- Матвейка, вставай …. посмотри, какая Красота! Скорее! Матвейка,… ну ты же такого не видел.

«Бабушка. Интересно. Надо посмотреть», - подумал Матвейка.

- Матвейка, посмотри, - Радуга! Ты видишь!? Какая красивая!

Да, конечно это был не Салют, но интересно, Красота и, можно сказать, «Вот это да-а-а».

            Было утро, солнце стояло невысоко и небо чистое во все стороны. Даже непонятно, откуда она взялась, - Радуга. Их было две, - огромные цветные дуги и между ними темная полоса неба. Матвейка начал понимать, что видит нечто на самом деле Удивительное и это Удивительное скоро исчезнет.

«Ведь раньше никогда такого не было!»

Матвейка побежал «на втоёй этаж» к Арине.

- Аина! Аина, - ядуга! Аина скоее, - ядуга!

- Я знаю, Матвейка. Пойдем, посмотрим.

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой