Авторский блог Виктор Стекленев 05:02 13 октября 2017

ЮНЕСКО и дела наши скорбные

Примеры нерадивой деятельности международных организаций в России
3

Итак, США выходят из ЮНЕСКО с 22% финансовых вливаний в эту мировую «старушку» (организована в 1945 году). Что это означает? Да, пожалуй, главное: нет для США от этой конторы «никакой пользы, кроме вреда». Но США, - та еще петушарня, хоть и с золотыми яйцами, так, может, для нас от ЮНЕСКО есть польза?

ЮНЕСКО, как специальное подразделение ООН, создано для развития образования, науки и культуры. Как раз тех трех составляющих общественной жизни, которые почти полностью «убиты» в России. Конечно, в образовании у нас еще пока остались ЕГЭ и зарплата учителя в размере 1/20 зарплаты тупорылого бездельника-депутата ГД РФ (обратите внимание – определение не персонифицировано, и не может быть рассмотрено как оскорбление депутатов, в отличие от оскорбления учителей и воспитателей детсадов депутатскими «окладами содержания»). Конечно, в науке у нас появилось Сколково и, в соответствии с законами рынка, свободная продажа званий кандидатов, докторов наук и даже академиков. Это, в сочетании с массовым «оттоком мозгов» за рубеж, привело к тому,  что интеллект среднего научного работника в России сегодня куда ниже интеллекта среднего ЗК любой зоны или тюрьму того же государства… Конечно, в культуре… Не поворачивается язык говорить о культуре, - достаточно пять минут просмотра телевзора, или одного посещения «модерновых постановок», извращающих классику и делающих откровенный стёб из произведений Пушкина, Шекспира и Гоголя. Далеко за образцами «культуры» ходить не надо: лучшие представлены прямо на этой электрической платформе в отдельных обсуждениях отдельных блоггеров. Читающие – поймут.

Ну и как ЮНЕСКО отреагировала на ГЕНОЦИД образования, культуры и науки на 1/6 части Планеты? Забавно! С интересом наблюдая, да еще и подсовывая разного рода «программы», конкретно «добивающие» русское общество, о чем речь в примерах и образцах – ниже.

Несомненно, в плюсы можно было бы поставить некоторые мероприятия, проводимые под эгидой этой организации. Например, годы различных поэтов, композиторов, природных объектов, регулярно объявляемые ЮНЕСКО с выделением соответствующих средств на «раскрутку» (в основном – в масс-медиа) – этих мероприятий. Убедительно (на бумаге) выглядят Программы ЮНЕСКО: Человек и биосфера, Всемирное наследие, Нематериальное культурное наследие, Память мира.

Программы – это реальная деятельность уже потому, что именно на них расходуются основные деньги (примерно 650 млн. долларов в год, со следующего года на 1/5 денег (США) меньше, хотя на «словах» штаты не платят взносов уже 5 лет). Попробуем, прежде чем перейти к примерам разрушительной деятельности ЮНЕСКО, оценить эти программы. Начну с последней: «Память мира». В программе речь идет (упрощенно) об оцифровке документального наследия (архивов и исторических документов) с целью их сохранения. Заковыка: главные архивы мира в большей части до сих пор закрыты не только от ЮНЕСКО, но и от людей «не посвященных» вообще. Я даже не об архивах спецслужб ведущих стран мира, где очень много «великих» тайн, способных взорвать историю не только отдельных государств, но и всей цивилизации… Вот на секунду представьте, завтра дядька Трамп объявит, что опубликует список своих и натовских агентов влияния в КНР и РФ, и что тогда начнется? Но это – семечки по сравнению, например с тем, что храниться в закрытых отделах Библиотеки Ватикана. Раз в 100 лет вдруг «всплывают» документы двухтысячелетней давности, и есть все основания полагать, что мир вздрогнет, познакомившись с некоторыми нынче секретными апокрифами, которые там хранятся. Оцениваю: порожняковая программа для отмывки денег на компьютерных «юзерах».

«Нематериальное культурное наследие» - полубредовая попытка сохранить на общественные деньги остатки фольклора отдельных малых народов и языки исчезающих стран. Видя, что с русским языком вытворяют наши руководители (противно приводить примеры, что у всех на слуху – от масс-медиа до анекдотов), хотелось бы попросить у ЮНЕСКО денег на сохранность этого артефакта… Не дают. Типа – нас очень много. Ду да и фиг с ними – не наша эта программа. А вот дальше – интересней.

«Всемирное наследие» -  благое дело! Защитить уникальные объекты, которые могут быть уничтожены… в том числе и по вине человека. Это я так плавно подвожу к пониманию того, что человек для ЮНЕСКО – это не очень хороший фактор. Разрушающий, понимаешь, уникальные объекты. Храмы двухтысячелетние, статуи, которым за пять тысяч лет. И ни слова о причинах такого вандализма: о межнациональной и межрелигиозной розни, о терроризме и войнах, цинично ведущихся на ЧУЖИХ землях десятком «элитных» государств (точнее – парой сотен выродков рода человеческого). Вот просто интересно, смогли бы уроды из запрещенной в РФ организации ИГИЛ взорвать многотысячелетний храм Баалшамина, кабы у них не было современной американской взрывчатки? И куда смотрит ЮНЕСКО, если за два последних года уничтожено более 10 таких уникальных исторических объектов?  Но и это – еще семечки! Самые яркие доказательства того, что именно ЛЮДИ – главная помеха процветанию нашей Планеты, в плодотворной деятельности ЮНЕСКО раскрывает главная, первая, и максимально финансируемая  программа этой странной организации:

«Человек и биосфера». Программа представляет комплекс работ для междисциплинарных исследований, призванных улучшить взаимодействие человека с природой. Основными целями программы является определение экологических, социальных и экономических последствий от потери биоразнообразия, а также сокращение таких потерь. Для своей работы программа использует Всемирную сеть биосферных резерватов (вот уже однокоренное слово с резервациями, куда загнаны вымирающие остатки индейских племен США), которая объединяет особо охраняемые природные территории, призванные демонстрировать сбалансированное взаимодействие природы и человека, концепцию устойчивого развития окружающей среды.

Вот как оценивает «работу» этой программы Юлия  Массино, кандидат биологических наук, в статье «Как сокращают население во имя репродуктивных прав»: «Для «оправдания» геноцидной политики в общественное сознание внедряют образ «космического корабля» («нашего дома Земли»), якобы терпящего бедствие из-за «антропогенной перегрузки».

Хотя 45% суши Земли пребывает в состоянии «дикой природы», а средняя плотность населения в большинстве стран Третьего мира в несколько раз ниже, чем, например, в Европе, человечество усиленно запугивают страшилками о «перенаселенности планеты» и угрозе «демографического взрыва», будто бы исходящей от развивающихся стран.

Летом 2002 года, перед Саммитом ООН по устойчивому развитию, Фонд дикой природы (WWF) заявил:

«Если каждый человек на Земле будет потреблять столько же энергии и тратить столько ресурсов, как это делают жители Европы и Северной Америки, то нам понадобится дополнительно еще две планеты, чтобы удовлетворить наши потребности».

На основании таких оценок «экополитики» экономически развитых стран Запада (составляющих всего 20% населения Земли, но дающих более 60% загрязнения окружающей среды) делают парадоксальный вывод: «необходимо» срочно сокращать «число едоков» в развивающихся странах.

Финансирование проектов по «спасению дикой природы», «преодолению экологического кризиса», «борьбе с глобальным потеплением» и т.п., как правило, сопровождается щедрыми денежными вливаниями в family planning

Фактически, угрозой «глобальной безопасности» объявлены младенцы.

При этом, ведя войну против детей, повсеместно насаждают (разрушая традиционные духовно-нравственные и культурные ценности народов Земли) современную западную «масскультуру», основанную на идеологии безудержного потребления и гедонизма - главной причине экологического кризиса».

 

Конечно, все вышесказанное можно было бы назвать «бурей в стакане воды», или просто пустопорожней раскуруткой маловажной темы, если бы не факты, прямо касающиеся России. Вернее – фактического уничтожения одного из малых народов России,  – удэге, о чем репост двух интересных публикаций ниже.

 

Павел Суляндзига

Национальный парк «Бикин»: история создания - взгляд изнутри

 

Сейчас, когда начинается новый этап по сохранению Бикина, сохранению родины удэгейцев (придание статуса территории Всемирного природного наследия), я хотел бы вкратце рассказать об одной из последних историй Бикина и удэгейцев - о создании национального парка «Бикин»…

Часть первая

…я решил действовать как исследователь-ученый, и у меня получилась научная статья…

Уникальность национального парка «Бикин» не только в том, что:

 - это первый национальный парк России, в котором государством взяты обязательства по соблюдению прав коренных народов,

- под охрану взята уникальная территория бассейна реки Бикин, которую называют «российской Амазонкой», леса которой считаются легкими планеты в северном полушарии (как и леса Амазонки в южном полушарии),

- эта территория является основной для сохранения самой крупной кошки на планете - амурского тигра…

 Уникальность парка состоит еще и в том, что на примере истории защиты своих прав коренными народами, защиты Бикина и его девственной тайги можно исследовать механизмы «государственной» политики в отношении не только коренных народов, не только в отношении экологии, но и в целом в отношении к людям, к стране. И эта история, история национального парка «Бикин» неразрывно связана с историей удэгейцев, проживающих на этой территории.

Часть вторая

Моя личная история в истории борьбы моего народа за сохранение своей территории начинается с конца восьмидесятых - начала девяностых годов, когда стало известно о подписании соглашения между правительствами СССР и Южной Кореи, в рамках которого территория моего народа была отдана на 30 лет в аренду южнокорейской компании «Хендэ» (Hyundai) для проведения на ней промышленных заготовок древесины.

Уже в то время для лидеров удэгейцев было понятно, что только сохранение тайги - своего родного дома - даст возможность сохранения и развития народа. История нашего народа наглядно показала, как можно очень быстро исчезнуть, раствориться в небытие.

 Из восьми групп удэгейцев к концу 80-х годов оставалось только четыре. Причем четыре исчезнувшие группы не были уничтожены, расстреляны, нет. Никакого геноцида не было. Просто у этих четырех групп вырубили их тайгу - родной дом - и поставили в условия, когда стало невозможным заниматься традиционной деятельностью.

 Душа удэгейца - это душа охотника, рыбака, она живет, пока жива вокруг природа. Кто-то из соплеменников «попытал счастья» в городах, а многие же перебрались к своим родственникам в другие удэгейские поселения. Они, эти группы - приморская (намунка), иманская (иманка), сунгарийская и курурминская группы - «растворились», исчезли (сейчас иманская группа удэгейцев делает очередную попытку возрождения, появились люди, хотящие возродить свой народ). И произошло это практически в одно мгновенье - за 30 лет. Именно в 60-е годы двадцатого века на их территории пришла лесная промышленность и начались вырубки леса.

И, к сожалению, вся история последних лет моего народа (впрочем, как и многих других коренных народов России), это история борьбы, история «войны» за свое сохранение и развитие.

 Вот очень краткая хронология этой борьбы за последние годы по моему народу.

 1991 - учитывая горький опыт сородичей, бикинская группа удэгейцев (к которой я сам принадлежу), когда нашим землям стали угрожать лесопромышленники России и Южной Кореи, выставила пикеты на лесных дорогах и у дома региональных властей во Владивостоке с целью недопущения рубок леса. Мне удалось добиться приема у главы российского государства Ельцина. Затем состоялось совещание, которое провел советник Ельцина по экологической безопасности, академик Алексей Яблоков с руководителями заинтересованных министерств. Итогом этого совещания стало решение поддержать позицию удэгейцев и требование к губернатору края прекратить всяческую поддержку данного проекта, подписанное академиком Яблоковым.

 В это же время на помощь нам пришли «зеленые» со всего мира, нас поддержали жители Приморского края, в пикетах с нами стояли уссурийские казаки.

 В конечном итоге нам удалось отстоять нашу землю. В этом же году cамаргинская группа удэгейцев, узнав о планах вырубки лесов на своей территории, заявила о защите своих прав вплоть до применения оружия. Власти не пошли на конфликт, а компания сама объявила о выходе из проекта.

 1994 год - министерство обороны начинает строительство дороги Хабаровск - Находка, которая объявляется стратегической с федеральным статусом. Эта дорога проходила через нашу территорию и наносила вред нашим охотничьим угодьям. Мы предложили другие варианты прокладки дороги. Однако, ни подрядчики, ни строители не хотели даже садиться с нами за стол переговоров, объясняя тем, что юридически эта территория нам не принадлежит.

 Я лично пытался два раза встретиться с командующим Дальневосточным военным округом, чтобы обсудить ситуацию, но мне было отказано в категоричной форме с заявлением, что предмета для обсуждения нет. И только после того, как наши охотники поговорили с рабочими-строителями дороги (это был наш план «Б»), и те, испугавшись вооруженного конфликта, отказались от дальнейших работ до тех пор, «пока не будут решены все вопросы с аборигенами», министерство обороны вынуждено было признать наши права и согласилось сесть с нами за стол переговоров, которые, в конечном итоге, завершились подписанием документа о компенсациях.

 1995 год - золотопромышленники решили добывать золото на Бикине, и только наша твердая позиция и позиция губернатора края Наздратенко - «сначала получите разрешение у удэгейцев» - прервала их планы.

 1996 год - на земли самаргинских удэгейцев претендует российско-американская кампания, обещая дать безвозмездную помощь в размере аж 60 тысяч долларов; местные чиновники даже подделали подпись руководителя Общины, но попались на этом, и процесс был приостановлен.

 1997 год - землю хорских удэгейцев взяла в аренду на 50 лет лесопромышленная компания из Малайзии, выплатив аборигенам 100 тысяч долларов в виде 10 машин для нужд местной Общины (и даже эта, так называемая помощь, была использована местными властями не по назначению - община получила только 2 машины, остальными 8-ю машинами местная власть распорядилась по своему усмотрению).

 1998 год - губернатор Приморского края Дарькин своим распоряжением создает на нашей территории в верхнем течении реки Бикин региональный заказник якобы для усиления охраны природы. Однако на самом деле это был всего лишь ход для дальнейшего отчуждения от нас этой территории, потому что в Положение о заказнике включили пункт, в котором говорилось о том, что удэгейцам разрешается проезжать на свои охотничьи угодья в верховьях Бикина на традиционных средствах передвижения, запретив использовать снегоходы и моторы.

 Мы обратились в суд, на котором представитель губернатора заявил, мол, используйте для средств передвижения оленей, абсолютно не понимая и не зная, что в этих местах никогда не водились северные олени и соответственно удэгейцы никогда на них не ездили. Но - суд (читателям надо понимать, что такое российский суд, который к правосудию имеет весьма отдаленное отношение) мы проиграли. Однако уже тогда властям стало понятно, что мы не отступимся, и они отменили свои запреты на передвижение наших охотников, а вскоре, поняв, что мы никому не разрешим использовать нашу территорию в промышленных целях, потеряли интерес к созданному заказнику, прекратив всякую деятельность этого заказника.

 2001 год - вся территория самаргинских удэгейцев отдана властями лесопромышленникам (ОАО «Тернейлес») без их согласия; начались суды и переговоры с промышленниками, после которых по инициативе компании ОАО «Тернейлес» прошли переговоры и консультации, затем была проведена этнологическая экспертиза, после которой было подписано Соглашение с компанией «Тернейлес» о сотрудничестве.

 2008 год - по инициативе губернатора Дарькина наша территория выставлена на коммерческий конкурс, в котором, помимо удэгейской общины, участвуют 7 коммерческих компаний, из которых большинство аффилировано с бизнес-империей губернатора.

 Мне пришлось убеждать администрацию Президента «повлиять» на конкурс, так как в противном случае, мы заявили, что начнем бессрочные акции протеста с массовыми голодовками и выступлениями, заявлениями на всех международных площадках о геноциде удэгейского народа.

 После консультаций и встреч с администрацией Президента РФ, федеральная власть убедила губернатора «отдать» территорию удэгейцам, после чего с конкурса сняли свои заявки все коммерческие компании, и община выиграла конкурс.

 При этом замечу, что деньги для оплаты всех расходов, связанных с участием в конкурсе, оплаты за аренду территории общине предоставило Министерство экологии, охраны природы и ядерной безопасности Германии (в виде гранта) в рамках Программы ООН по уменьшению выбросов углекислого газа - Киотский Протокол (через Фонд дикой природы), т.е. мы купили свою родную территорию у своего «родного» государства за немецкие деньги.

 2011 год - снова леса Бикина пытается получить для рубок лесопромышленная компания «Лесэкспорт». И снова проходят митинги протеста, после которых правительство принимает решение не трогать нашу тайгу…

 Это очень сжатая хронология борьбы моего народа за свои права в последние годы.

 И наша борьба стала своего рода заведенной властями традицией в связи с желаниями этих властей и приближенных к ним представителям частного бизнеса получить нетронутый уголок уссурийской тайги, которую сохранили удэгейцы.

 Наша территория одна из очень немногих осталась нетронутой и незахваченной «дикими варварами от цивилизации» на Дальнем Востоке. И поэтому их усилия и потуги становились все яростнее и настойчивее. Предлагалось много всяких искушений мне и моим соплеменникам в виде взяток, подкупов, личной выгоды. И к сожалению, не все лидеры общины смогли выдержать это испытание в силу разных причин. И об этом я также кратко расскажу в следующих абзацах.

Еще одним важным аспектом, почему я считаю, что обязан говорить о негативном, потому что это может помочь самим коренным сообществам находить правильные решения в сложившихся ситуациях, и потому что от этих внутренних негативных процессов в итоге страдают сами коренные народы.

Часть третья

 Когда в 2014 году меня пригласили для разговора о создании национального парка «Бикин» в администрацию Президента России, мне казалось, что это будет очередной разговор ни о чем.

 Дело в том, что в 2013 году было подписано распоряжение Президента России о создании национального парка «Бикин» с целью сохранения амурского тигра, и сделано это было без проведения консультаций с удэгейцами, стало понятно, что удэгейцы снова останутся у разбитого корыта, так как власти были настроены достаточно решительно в этом вопросе.

 Тем более, что уже вовсю шла международная кампания о том, что Президент Путин является основным борцом по сохранению самой большой кошки планеты - амурского тигра: был проведен тигриный саммит глав государств, на чьих территориях еще сохранились тигры, создан специальный фонд «Амурский тигр», к проекту были привлечены знаковые популярные фигуры, как в мировом масштабе (Леонардо ди Каприо, пожертвовавший более миллиона долларов на сохранение тигров), так и в российском (известный певец, лидер группы «Мумий Тролль» Илья Лагутенко, назвавший один из своих альбомов «Амба», что в переводе с удэгейского означает «злой дух», но в последние годы это слово людьми употреблялось в том числе и для названия тигра; хотя по удэгейски тигр - это кутИ).

Помню, я тогда готовился ко встрече по выработке стратегии нашей защиты, и у меня родились такая мысль, которую я озвучил среди своих сородичей - «если один человек будет протестовать, его посадят, если десять человек, их тоже посадят, даже сто человек посадят. Но если поднимется весь народ, они уже вынуждены будут считаться с нашим мнением и позицией». И эта сплоченность помогала нам в нашей борьбе.

 Было три случая, когда в мое отсутствие (я в это время выезжал на встречи с депутатами, экологами) в деревню приезжали краевые и районные власти, чтобы убедить людей снять меня с должности председателя сельского совета, «объясняя» им, что я уже все продал лесопромышленникам и золотопромышленникам, что за спиной людей веду сепаратные переговоры только с целью своей личной выгоды. И все разы народ отвечал им - «вы не волнуйтесь, мы с ним сами разберемся. Его семья здесь, он вернется, поговорим. Если вы правы, и он нас предал, мы его сами в Бикине и утопим».

 К 2014 году сложилась совсем другая ситуация. Местные «лидеры» удэгейцев (если их можно назвать этим словом) абсолютно перестали общаться с народом, в большей степени решали свои личные задачи, совсем не задумываясь о будущем народа, о его развитии. Глава села жил (и продолжает жить) в районном центре, изредка навещая родное село.

 Глава общины, получая огромные деньги по разным проектам (1. за торговлю квотами в рамках Киотского протокола было получено в течении 3-х лет около трех миллионов долларов, 2. По международным проектам в виде грантов было получено около миллиона долларов, 3. стоимость ежегодной квоты общины на продажу кедрового ореха составляла около 3-х миллионов долларов), никак не отчитывался о расходовании средств, создал ситуацию среди народа, когда крохи перепадали тем, кто хвалил его и лебезил перед ним, те же, кто пытался разобраться в ситуации, попадали в немилость и могли быть лишены охотничьих участков, лицензий на охоту, им могли не давать технику для заготовки дров….

 При этом эти лидеры научились «плакаться» журналистам (речь я здесь не веду о купленных писаках), рассказывая какие они бедные и забитые, и никуда их не пускают, нигде им слова не дают. При этом будучи членами всевозможных советов при разных властях по созданию национального парка, принимают участие в заседаниях, выступают, но ни слова не говорят против создания парка, не обсуждают условия соблюдения прав своего народа.

 Я, конечно, попытался объединить усилия всех удэгейцев, в том числе проведя переговоры с этими «начальниками», но быстро стало понятно, что эти «начальники» сильно «увязли» в своих делишках. Более того, они повели грязную игру, вводя в заблуждение людей, обманывая общественность.

 Согласившись со мной (на словах), что необходимо координировать усилия, что необходимо процесс сделать максимально открытым, они за моей спиной стали писать письма в разные инстанции, обвиняя меня в том, что я давно не занимаюсь вопросами удэгейцев и не должен вмешиваться в процессы по Бикину (понятно, что зачем им человек, который не даст провести торг лично для себя, а не для людей), вдруг «забыв» о том, что всегда обращались ко мне с разного рода вопросами и проблемами, которые необходимо было решать, начиная с вопросов банкротства общины (я специально приезжал во Владивосток для встречи с руководителем Налоговой службы, после разговора с которой процедура банкротства была остановлена), снижения тарифов на электроэнергию (приезжал на заседание региональной тарифной комиссии), приобретения дизеля для выработки электроэнергии, получения финансирования на проекты по развитию туризма, охраны территории, защиты внешнеторговой квоты на продажу кедрового ореха

 Именно после моего выступления Трутнев, бывший тогда министром природных ресурсов, оставил систему квот, и община «Тигр» стала крупнейшей держательницей внешнеторговой квоты на продажу кедрового ореха) и пр…

 Мы договаривались о встречах, они не являлись. Дошло даже до того, что, назначив встречу с депутатами сельского совета (по просьбе главы села) и прибыв на нее с экспертами, я нашел закрытым здание администрации села, так как выяснилось, что глава принял решение не встречаться со мной и в рабочее время просто закрыл помещение. При этом, боясь ссориться с властями, и глава села, и глава общины вошли в рабочую группу при губернаторе по созданию национального парка, и на заседаниях этой группы либо отмалчивались, либо соглашались с созданием национального парка, ни разу не предложив каких-либо условий по защите прав своего народа.

 К тому времени я еще не знал, что бизнесмены, получившие разрешение от главы общины на использование удэгейской территории в личных целях, стали платить и главе села, и главе общины деньги для организации митингов протеста против создания национального парка, эти же бизнесмены стали оплачивать услуги журналистов, поднимающих тему борьбы удэгейцев против национального парка.

 И вот в этих условиях администрация Президента России предложила мне встречу, чтобы обсудить ситуацию по Бикину. На их вопрос, кого я буду поддерживать в этой ситуации, я сказал, что, естественно, буду со своим народом. Когда они сказали, что возможно ли получить согласие удэгейцев на создание национального парка, я ответил, что, да, возможно, но для этого надо выполнить ряд условий. Они попросили высказать эти условия, на что я им заметил, что для начала мне надо посоветоваться с людьми.

 После проведения ряда встреч и консультаций с людьми (к сожалению, со многими охотниками пришлось встречаться непублично, так как они опасались преследований со стороны главы общины), мне стало понятно, что парк в нынешних условиях, когда лесопромышленники и золотопромышленники не оставляют планов получить разрешение на работу на нашей территории, когда «лидеры» удэгейцев втихомолку начинают раздавать наши земли, извлекая личные выгоды, и воруя средства, которые получала община по разным привлеченным проектам, а положение народа продолжает ухудшаться и молодежь покидает свою родину, - может стать для удэгейцев возможностью защитить свою родину, при этом получив выгоды и новые возможности не только для выживания, но и развития.

 Мы договорились с теми удэгейцами, которые не побоялись открыто высказать свою точку зрения, что, если администрация Президента России примет наши условия, мы создадим свою группу, которая будет проводить работу по разъяснению ситуации, складывающуюся вокруг идеи создания национального парка, будем вовлекать все больше и больше людей в процесс принятия решений и формулирования тех условий и требований, которые будут необходимы для защиты прав нашего народа.

 Могу сказать, что у меня были большие сомнения относительного того, что администрация Президента России примет наши предложения, потому что они содержали предложение по изменению законодательства России. По опыту взаимодействия с российскими властями на федеральном уровне я знал, что это - изменение законодательства - практически нереально.

 Мы в инициативной группе также обсуждали вариант организации борьбы с созданием национального парка, в случае если бы администрация не приняла наши условия. Понимая необходимость взаимодействия, координации и открытости наших действий, мы встретились с губернатором Приморского края, при помощи Центра содействия коренным народам и Амурского отделения фонда дикой природы провели два круглых стола с экологами, экспертами, учеными, представителями коренных народов, имеющих конфликты с уже существующими национальными парками.

 После всех этих встреч нами был подготовлен пакет предложений, при выполнении которых мы, инициативная группа, готовы были взять на себя ответственность по созданию национального парка и работать со своим народом по разъяснению целей и задач национального парка. Пакет предложений состоял из 7 пунктов:

 1. Обеспечение возможности заниматься традиционными промыслами коренным народам на территории национального парка.

2. Обеспечение беспрепятственного доступа на территорию национального парка всем жителям сел, входящих в территорию национального парка, а также их родным, уже не живущим в этих селах.

3. Продукция, добытая нашими охотниками на территории национального парка, должна быть собственностью охотников, и они могут ее использовать в своих собственных целях, в том числе и коммерческих.

4. Создание системы со-управления национальным парком для коренных народов.

5. Обеспечение рабочих мест в национальном парке для коренных народов.

6. Ни при каких условиях территории, отведенные для удэгейцев под традиционное природопользование, не могут быть уменьшены. Они могут быть только увеличены.

7. Проведение этнологической экспертизы проекта по созданию национального парка, результаты которой будут в обязательном порядке приняты во внимание.

 К моему удивлению, практически без поправок все наши условия были приняты в работу администрацией Президента. Для реализации механизма решения вопросов по соблюдения прав коренных народов при создании национального парка была создана Рабочая группа при администрации Президента, в которую вошли высокопоставленные сотрудники министерств (на уровне заместителей министра и глав федеральных агентств, от удэгейцев включили меня и главу общины). Возглавил Рабочую группу помощник Президента.

 За все время моих взаимоотношений с российскими чиновниками высокого уровня, я никогда не сталкивался с тем, что чиновники дававшие обещания, сдерживали их. Обычно всегда чиновники врали, давали обещания для получения согласия, а потом молча про все забывали и игнорировали вопросы.

 В данном случае администрация Президента согласилась с нами, что пока не будут выполнены условия, парк создан не будет. Это был очень редкий случай порядочности со стороны высокопоставленных чиновников. Причем могу сказать, что дискуссии на заседаниях Рабочей группы проходили острые. Особенно остро мне приходилось дебатировать с министерством природных ресурсов и экологии, так как это ключевое министерство особенно не хотело выполнять достигнутые договоренности и не считало важным предоставлять важную роль в национальном парке коренным народам. Один раз помощнику Президента даже пришлось провести специальное совещание с участием министра, чтобы урегулировать возникшие разногласия между нами и министерством.

 Вся эта работа происходила на фоне того, что другая часть удэгейцев во главе с местными «лидерами» писала грязные письма и проводила «митинги и протесты», обманывая окружающих, рассказывая всякие страшилки. И как я уже упоминал, эти «лидеры» пользовались тихушной поддержкой местных силовиков из числа высокопоставленных сотрудников ФСБ и МВД, так как оказалось, что они имели совместный бизнес с главой общины, помогая тому продавать общинную квоту на торговлю кедровыми орехами (от которой удэгейцам как выяснилось ничего не перепадало), крышевали бизнес наркотиками, который вовсю развился на землях удэгейцев (и некоторые удэгейцы были вовлечены в этот бизнес), где растут огромные плантации дикой конопли, пытались развивать туристический бизнес, получив от главы общины официальные разрешения на отвод земель для строительства частных туристических баз.

 Вся эта сложная работа в итоге завершилась внесением изменения в законодательство России и принятием постановления правительства о создании национального парка «Бикин» и утверждения Положения. Шесть пунктов удэгейских условий полностью были выполнены. Они все, в том или ином виде, прописаны в этих документах, а седьмой пункт - о проведении этнологической экспертизы - был реализован под контролем удэгейцев при содействии Амурского отделения фонда дикой природы и представлен на общем сходе жителей села Красный Яр и на заседании Союза удэгейцев России.

 В настоящее время из трех заместителей главы национального парка - двое представляют коренные народы. Один из этих заместителей директора является также председателем Совета коренных малочисленных народов при национальном парке (он стал заместителем директора, как председатель Совета; так записано в Положении о национальном парке). В Положении о национальном парке одной из основных целей провозглашается развитие традиционных промыслов коренных народов и защита их исконной среды обитания. В дирекции парка создан департамент по коренным народам, в задачу которого как раз и входит реализация этого пункта - развитие традиционных промыслов коренных народов. На работу в парк для охраны территории приняты все охотники, имеющие участки в национальном парке.

 На сегодняшний день можно констатировать, что парк стал центром развития коренных народов, дал толчок новым инициативам удэгейцев по сохранению своей культуры и традиций, сыграл объединительную роль среди удэгейцев. И что особенно важно, на работу в парк стала возвращаться удэгейская молодежь, получившая образование, и готовая внести свой вклад в деле сохранения Бикина и развития удэгейской культуры.

 

P.S. В истории борьбы за Бикин есть много того, о чем бы хотелось сказать, но это выходит за рамки определенной мною темы. Однако, об одном своем размышлении я все-таки хотел бы упомянуть в назидание следующим поколениям.

 Когда я начал процесс переговоров с администрацией Президента, со своим народом по вопросу национального парка, я ощутил в некотором смысле одиночество от того, что люди, мои соплеменники, настоящие таежные следопыты, попадающие белке в глаз, читающие тайгу как открытую книгу, боялись общаться со мной, публично высказывать свою точку зрения из-за того, что какие-то «начальнички» могут забрать у них охотничий участок, лишить их чего-то из-за общения со мной… Атмосфера была такая - что я «иду против своего народа». Об этом - о том, что я иду против своего народа - стали писать проплаченные СМИ, об этом стали заявлять эти «начальнички».

 

Александр Сибиряк

К вопросу о национальном парке «Бикин».

В очередной, 18-й раз на Дальнем Востоке широко отмечался День Тигра. Возникший в начале века во Владивостоке, он был подхвачен Приморьем, а с 2008 года приобрел международный статус. Самым значимым для тех, кто трепетно относится к Природе, настоящим праздником стали сообщения экологов о том, что область обитания самой крупной и красивой кошки планеты восстанавливается в своих прежних границах. Помимо традиционных ареалов в Приморье и Хабаровском крае, отмечено присутствие амурского тигра в Еврейской автономной и Амурской областях. Заметно возросла активность масс-медиа в освещении этой темы и всего спектра природоохранных проблем, с ней связанных. К сожалению, не все публикации на эту тему заслуживают доверия и отличаются объективностью. Именно об этом хотелось бы поговорить, так как общественное мнение очень легко заблуждается, когда факты подаются в извращенной, не корректной, либо – явно «заказной» форме вовсе не заинтересованных  в охране природы лиц.

Очевидно, что обитание тигра напрямую связано с его кормовой базой (дикими копытными), то есть,  с сохранностью первичных лесов, или – нетронутой тайги. Ключевыми здесь становятся инициативы государства по созданию особо охраняемых природных территорий (далее – ООПТ): заповедников, заказников и национальных парков различных уровней (от местных до федерального значения). Помимо Уссурийского, Лозовского и Сихотэ-Алинского заповедников, а так же национального парка «Земля Леопарда», в который вошли при объединении заказник «Леопардовый» и заповедник «Кедровая Падь», недавно начал свою деятельность национальный парк «Бикин». 

Казалось бы – замечательное и впечатляющее событие, сразу более миллиона гектаров первозданной тайги, защищенной от разграбления лесопромышленниками, дадут новый импульс в восстановлении численности тигра, так сказать «тигриного народа». Только за рамками праздника вдруг остался другой народ, настоящий, -  малый народ удэге. Возник «конфликт интересов» между удэге и амурским тигром. Возможно, предыдущее предложение кажется бессмысленным: о каком конфликте, тем более в современной, относящейся чисто к бизнесу формуле - «конфликт интересов», можно вести речь, когда разговор идет о народе, называющим себя «народом тигра» с одной стороны, и самим обитателем тайги, диким животным, не имеющим никакого отношения к «цивилизационным процессам»,  с другой? Но так уж устроен современный мир, что самые невероятные события при близком рассмотрении становятся не только понятными, но и очевидно-заурядными. Суть обозначенной проблемы сводится к простой последовательности.

1. В мир внедрена фейковая идея «глобального потепления».

2. Большая часть государств (включая Россию) под эгидой ООН приняла программу для сокращения «углеродных выбросов в атмосферу».

3. Государства платят деньги в «общий котел ООН»,  - на борьбу с потеплением и выбросами углерода. Очень большие деньги. Миллиарды в «твердой» валюте.

4. Далее, - из этого котла выделяются суммы, называемые «квоты»  тем, кто сокращает эти выбросы  (закрывая промышленные предприятия, например), а так же тем, кто сохраняет участки природы (диких лесов), очищающих воздух планеты.

5. Охраняемые участки лесов должны получить статус ООПТ.

6. Деньги получают и распределяют прямые инициаторы создания таких ООПТ.

Конкретно с национальным парком «Бикин». Инициатором создания парка, уже восемнадцать лет проводящим «идею защиты тигра» в Приморье стал зарубежный Фонд дикой природы. Фонду дикой природы (осуществлял всю нелегкую деятельность по «продвижению нацпарка» от администрации края до Кремля,  лично руководитель хабаровского филиала Фонда, некто Дарман) удалось создать эту структуру, - вплоть до Постановления правительства и формирования организации «национальный парк «Бикин» на месте, в Пожарском районе. Вот на стадии организации и возник конфликт: местное население, – малый народ удэге, в большей части проживающие в с. Красный Яр,  большинством высказался ПРОТИВ этой государственной структуры в предлагаемом виде. Для «решения» этого вопроса («снятия темы протеста») понадобился «представитель» народа удэге. Им стал Павел Суляндзига. От имени удэге он, вопреки мнению общины, прошел все стадии организации, выдавая личное согласие за согласие народа. Результат: парк создан. Охраняется реликтовый лес. Охраняется амурский тигр. Фонд дикой природы в лице конкретных граждан и специально созданных фирм (например -  фонд «Батани», иностранный резидент) получают огромные международные деньги по углеродным квотам,  и деньги на содержание парка из казны государства. Удэге денег за их тайгу не видят, но получили то, чего боялись: чиновники нацпарка «регулируют» доступ промысловиков-удэге в лес согласно действующим законам.  Именно это обстоятельство есть прямая причина возможного близкого уничтожения народа удэге.

Последнее предложение, неоднократно озвученное в прессе, требует тщательных разъяснений. Можно было бы попробовать их получить от «первых лиц», ставших организаторами парка… И, отчасти, найти такие разъяснения в обширной публикации наиболее активного в этом процессе П. Суляндзиги, которая появилась за декаду до Дня Тигра на личной страничке «лидера» (так он сам себя определяет) удэге Павла Суляндзиги в Фейсбуке (каждый может легко ознакомится), либо на двух новостно-аналитических интернет-сайтах Республики Саха (Якутия) Sakhapress.ru и хабаровского  Debri-DV.com. Сразу обращает на себя внимание, что в приморских сетях и местных газетах этот материал не появлялся. Необходимо пояснить, что сегодня П. Суляндзига скрывается от следствия по фактам незаконного расходования чужих денег (денег из федерального бюджета, выделенных для общины удэге, из других источников финансирования удэге, переведенных на иностранные счета и фонды, денег, потраченных на приобретение недвижимого имущества во Владивостоке, Москве и за рубежом как для себя, так и для ближайших родственников, но об этом ниже – отдельно). Он запросил политического убежища в США, но не получив согласия, находится сегодня, скорее всего, в Канаде. Возможно, так же пытается скрываться его родной брат Родион, директор Центра содействия коренным малочисленным народам Севера. Придется по ходу делать некоторые важные для дальнейшего понимания пояснения: выше названый Центр  был создан как основной и базисный компонент второй фазы канадско-российского проекта по институционному строительству коренных народов Севера РФ, осуществляемого самими организациями коренных народов обеих стран, Инуитской Циркумполярной Конференцией (ICC — Канада) с одной стороны и Ассоциацией коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ (АКМНС) с другой. Еще один близкий родственник (родственница) П. Суляндзиги, Галина Петрова, будучи выбранной на пост главы удэгейского поселения Красный Яр в 2016 году, на следующий день после вступления в должность убыла в столицу… Но вернемся к сути изложенной П. Суляндзигой работы, названной им: «Национальный парк «Бикин»: история создания - взгляд изнутри». Это значимое название, четко показывающее, что «внутри» той схемы, по которой парк создавался, и той «инициативной группы», автор присутствовал сам лично и выполнял (прямо из статьи текста это следует) важнейшие функции.

Статья объемна, состоит из вступления, трех частей и постскриптума, и выполнена в высоко профессиональном,  как техническом, так и литературном стиле. Я бы назвал такой стиль даже высокохудожественным, что сильно удивило бы тех, кто лично знаком с автором,  и достаточно убогим его языковым запасом. Для простоты – представьте, что замечательные «Путешествия по Уссурийской тайге» вместо Владимира Клавдиевича Арсеньева изложил бы письменно его замечательный спутник и проводник Дерсу Узала… Но вот наш «лидер» удэге пишет легко и складно, используя замечательные (обязательно процитирую) фразеологизмы и образы. Лично у меня возникло предположение, что только самая маленькая, в 25-30 строк первая часть, в которой повествуется о том, что «труд» П. Суляндзиги является «научным исследованием» и об уникальности национального парка «Бикин» написана им лично. И вот здесь уже вкрадываются серьезные сомнения в правдивости автора. Потому что, наряду с двумя безусловными пунктами об обитании тигра на этой территории и о неповторимости местной тайги, автор включает третий пункт, и весьма спорный, о том, что «это первый национальный парк России, в котором государством взяты обязательства по соблюдению прав коренных народов». Конечно, можно согласиться, что существуют декларированные посулы чиновников на тему «соблюдение прав малого народа». Есть строчки в Уставе парка на эту тему. Но ведь само создание парка привело к тому, что народ удэге остался без прямого права использования своих угодий. Ведь само создание парка шло с прямыми нарушениями действующих законов. Именно поэтому большая часть представителей народа удэге в августе текущего года вынуждена была обратиться во все высшие инстанции государства, включая администрацию Президента РФ с просьбой помочь вернуть землю удэге. (http://zavtra.ru/blogs/udege_poslednie_novosti).

Более того, при создании национального парка прямо был нарушен как гражданский кодекс (государство изъяло в свою пользу земельный участок более полумиллиона Га, находящийся в долгосрочной аренде общины удэге), так и Конституционные нормы  РФ. «Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения» - декларирует п.2 ст. 17 Конституции РФ. Единственное от рождения данное каждому удэгейцу право – жить своей тайгой. Быт, дух, существование этого народа напрямую привязаны к месту своего промысла, охоты. И часть этой составляющей – охрана тайги и сохранение своего дома в неприкосновенности. Любые «разрешители», объясняющие удэге, как правильно жить, где, когда и сколько заготавливать  дров, дикоросов, рыбы и мяса на практике просто не дают реализовывать это право. Кстати, пример этого чудовищного преступления прямо приводит в своей статье и Суляндзига: «Из восьми групп удэгейцев к концу 80-х годов оставалось только четыре. Причем четыре исчезнувшие группы не были уничтожены, расстреляны, нет. Никакого геноцида не было. Просто у этих четырех групп вырубили их тайгу - родной дом - и поставили в условия, когда стало невозможным заниматься традиционной деятельностью».

Именно с таких рассуждений начинается основная, вторая часть повествования П. Суляндзиги. Далее автор (вот здесь впору поставить жирный вопросительный знак – автор ли?) повествует о летописи собственной «борьбы за свой народ». Начиная с 90-х годов, и подводя к современному состоянию дел. При этом, конечно, не приводя факты «личной нескромности» о его начале карьеры на федеральных деньгах, выделенных общине удэге, но затраченных на недвижимость очень далеко от Пожарского района, и на многочисленные поездки по стране и за рубежом. Далее, по тексту этого «автобиографического» исследования, создается уверенное чувство, что защищать природу Приморья предстоит именно от самого П. Суляндзиги и тех его заморских покровителей, кто, продвигая идеи защиты этих лесов, бессовестно использует их в своих алчных, корыстных целях: для получения немыслимых, выраженных в миллионах долларов, углеродных квот,  и полного распоряжения этими лесами. На  примере функционеров из Фонда Дикой Природы (иностранного резидента, на взаимодействие с которым, включая решения «на высшем государственном уровне» неоднократно ссылается автор), уверенно распоряжающегося уж слишком важным достоянием России, можно отчетливо представить, какие лапы тянутся к нашей природе из-за морей-океанов. Вот какая выясняется подробность в этом так называемом «научном труде» Суляндзиги. Не буду оценивать его «высокую историко-философскую» сторону. Обращу внимание на системные нападки в статье на яко бы «врагов» автора, мешающих делу процветания народа удэге.  Начиная с местных, выбранных на общем сходе, руководителей поселения (читай – большинства народа удэге), плавно, через нападки на руководителей общины малого народа, «автор» очень быстро разгоняется до критики крупных промышленников, руководства МВД и ФСБ, наших судов (вот характерная цитата из опуса П.С.: «читателям надо понимать, что такое российский суд, который к правосудию имеет весьма отдаленное отношение»), далее его не устраивают действия Губернаторов, которых он «походя» воспитывает, и, венцом критики становятся Президенты. Вот еще прямая цитата «автора»: «…Могу сказать, что у меня были большие сомнения относительно того, что администрация президента России примет наши предложения…По опыту взаимодействия с российскими властями на федеральном уровне я знал, что это – изменение законодательства – практически нереально»…

Не вполне типичные  фразеологические обороты для  жителя-таежника. Вновь всплывает выше упомянутый образ Дерсу Узала, пишущего мемуары. Мне эти фразы куда больше напоминают «глубоко продуманные» формулы наших стратегических врагов из специальных заокеанских институтов.  О том же точно говорит и удивительная осведомленность «автора» в действиях чиновников губернского уровня, руководства ФСБ и МВД. Уж не отчитываются ли они о своей работе перед неким Суляндзигой лично, стоя по стойке «смирно»? А окончательное доказательство того, что материалы (и те, к которым лично приложил уже свою «мохнатую» руку «ученый автор») эти ему предоставлены. Откуда у Суляндзиги подробный расклад тех миллионов, который нажили на удэге и Бикинской тайге жулики и проходимцы?  Может это именно те деньги, на которые объехал он пол земного шара, попутно пристроив у «больших дел» ближайшую родню?  Но тогда и следующее его рассуждение о «плантациях конопли» под пологом дикого леса свидетельствуют лишь о том, что без участия Суляндзиги в их посевах и реализации – не обошлось. Можно ли представить, что десятки лет достоверно зная о наркобизнесе, Суляндзига все время хранил упорное молчание о преступлении, при этом общаясь даже   с первыми лицами государства и частенько «засвечиваясь» в крупных международных организациях? Главное в приводимой истории «борьбы за удэге» - видимая смелость, на самом деле, не смелость, а легкость, с которой делал в своей борьбе карьеру Павел Суляндзига. Трезвый взгляд кратко охарактеризует такую карьеру, как продвижение на верх с помощью весьма могучих сторонних сил. Очевидно, что именно те зарубежные организации, которые нет-нет, но вынужден вставить в текст статьи автор, и есть та самая «внешняя сила». Единственной целью которых является не забота о народе удэге, не сохранение девственного леса Сихотэ-Алиня, и даже не забота об амурском тигре, а банальное получение денег. Действительно, проведение праздничных мероприятий Дня Тигра - небольшие средства, тем более при огромном интересе к нему дальневосточников, и огромные силы и средства прилагают к этому сами участники. На энтузиазме. Бескорыстно, то есть, - даром. Совсем небольшие средства нужны для интернет-раскрутки темы (к примеру, один клик «День Тигра» в поисковиках  дает более 6 миллионов ссылок за полсекунды). И где же те десятки миллионов «углеродных квот»? Десятая часть этих средств легко снимала бы те вопросы выживания, которые сейчас стоят перед удэге, и как в тяжелейшие военные времена, решаются общиной совместными усилиями: и строительство жилья нуждающимся, и ремонт таежных дорог, и оплата неподъемных киловатт электроэнергии удаленных поселков, и оборудование музея национальной истории…

Нет, не Павел Суляндзига писал текст этой очень тонко «скроенной», с глубокими подтекстами, статьи. Это – типичная заказная работа серьезных «товарищей» из Госдепа США, на одном из управлений которого красуется табличка «Отдел координации и управления Фондом дикой природы». А выполнен сам заказ именно сотрудниками этого фонда в России. Официальными резидентами не вполне дружественного государства…

Заканчивается «исследование» небольшим панегириком в адрес НП «Бикин». Замечу, еще один образец публицистики высокого профессионального уровня: «На сегодняшний день можно констатировать, что парк стал центром развития коренных народов, дал толчок новым инициативам удэгейцев по сохранению своей культуры и традиций, сыграл объединительную роль среди удэгейцев. И что особенно важно, на работу в парк стала возвращаться удэгейская молодежь, получившая образование, и готовая внести свой вклад в деле сохранения Бикина и развития удэгейской культуры».

И не слова о том, что в штате парка работают всего 15 из 250-ти опытных промысловиков Красного Яра. Зато абсолютное большинство (включая руководителя) – в той или иной степени родственники П. Сулендзяги. И не слова о том, что впервые в народе поселилась рознь и вражда, о чем уже полгода куда могут кричат – не докричатся удэгейцы. Не упоминает автор, что «охранники» парка незаконно составляют протоколы на сородичей, когда те направляются на промысловые участки, или открыто требуют мзду: якобы плату за сопровождение на промысловый участок… Наконец, молчит «лидер» борьбы за удэге и о вопиющем случае пьяной перестрелки между удэгейцами, один из которых является сотрудником лесной охраны НП «Бикин»… Зачем это упоминать в красивом и романтическом повествовании о том, как хорошо стал жить малый народ удэге, как это видится из далекой Канады.

Заканчивается статья рассуждениями автора о том, что он ощутил некое одиночество. Отчуждение от своего народа, и именно когда вышел с открытым забралом на борьбу за народ. Наверно, это метафора. Нет никакого отчуждения, когда живешь со своим народом. Народ удэге столь свято чтит традиции предков, что все подобные вопросы решаются на общем сходе. Всегда – только для блага самого народа. Вот и сегодня, направив обращение во все высшие инстанции, этот народ хочет простых вещей – быть хозяином своей земли, своей тайги, своего Бикина. К сожалению, для того, что бы это осуществить, очень высокие лица государства должны усвоить, возможно, не вполне понятную для них мысль. Мысль о том, что как бы не был уникален амурский тигр, Человек должен быть на первом месте. Человек – он потому и человек, что уже – не животное. Неправильно под видом охраны тигра лишать право на существование целый народ. Национальный парк «Бикин» должен быть этнопарком, причем под прямым и непосредственным руководством общины малого народа удэге, и уж во всяком случае не бестолковыми чиновниками, и не одним кланом, что провоцирует вражду и братоубийство.

Так что же главное в обстоятельной и проникновенной статье о «взгляде изнутри» не стал упоминать автор, посвятивший, по его словам, более тридцати лет своей жизни борьбе за народ удэге?

Полагаю, существует прекрасно известная, весьма грязная подоплека всей истории создания национального парка «Бикин», которую «защитники» природы пытаются выставить в виде «белой и пушистой» истории. Для понимания придется привести всего лишь несколько важных цитат. Первая, об истинном «инициаторе» работы над проектом «Бикин», который и приподнял в последние годы П. Суляндзигу до ООН-овских высот. Это очень известный эколог, лауреат званий, наград и премий Дарман, Юрий Алексеевич. Директор Амурского филиала фонда Дикой Природы России, заслуженный эколог РФ. К его прямым заслугам перед родиной (на службе Фонда), относится и то, что именно при его участии созданы 2 за­по­вед­ни­ка, 5 на­ци­о­наль­ных пар­ков, 2 фе­де­раль­ных и 9 ре­ги­о­наль­ных за­каз­ни­ков.  Совсем не простая работа. Конечно, создавались они именно в силу того, что такова была поставленная задача фонда дикой природы. Той самой зарубежной некоммерческой организации, что собственно, и «рулит» в России во всем, что связано с природой. Большинство из нас знакомо с ней, этой организацией, по красивому логотипу панды, а так же мощнейшей пропагандистской деятельностью «в защиту природы». Существуют, однако, куда более глубокие, но менее афишируемые задачи, которые эта организация, образованная во второй половине прошлого века в Нью-Йорке, а ныне избравшей штаб-квартиру в сердце Европы, решает. Что бы дать об этом представление не знающим, придется немного заглянуть в историю.

Согласно скандально известному документу - меморандуму NSSM 200 (составлен Киссинджером в 1974 г.), содержащему «алгоритм» геноцидной политики, «рост населения, особенно молодежи, в странах откуда США черпает свои ресурсы» - это фактор, «угрожающий безопасности США». Причем, как подчеркивается в этом секретном документе (рассекречен под давлением журналистов в 1990 году), политика сокращения населения должна проводиться силами международных структур (ООН и др.), чтобы США «нельзя было обвинить в империализме». Государственным департаментом США в войне с населением используется целый ряд «боевых подразделений», таких как МВФ, МВБ, структуры ООН, а так же фонды, включая Фонд Дикой Природы и  частные:  Фонд Сороса, Фонд Макартуров, Фонд Хьюлеттов… (http://www.demographia.ru/articles_N/index.html?idR=23&;idArt=1934).

Задачей фонда дикой природы для «оправдания» геноцидной политики в общественное сознание, стало внедрение образа «космического корабля» («нашего дома Земли»), якобы терпящего бедствие из-за «антропогенной перегрузки». Хотя 45% суши Земли пребывает в состоянии «дикой природы», а средняя плотность населения в большинстве стран Третьего мира в несколько раз ниже, чем, например, в Европе, человечество усиленно запугивают страшилками о «перенаселенности планеты» и угрозе «демографического взрыва», будто бы исходящей от развивающихся стран. Летом 2002 года, перед Саммитом ООН по устойчивому развитию, Фонд дикой природы (WWF) заявил: «Если каждый человек на Земле будет потреблять столько же энергии и тратить столько ресурсов, как это делают жители Европы и Северной Америки, то нам понадобится дополнительно еще две планеты, чтобы удовлетворить наши потребности».

На основании таких оценок «экополитики» экономически развитых стран Запада (составляющих всего 20% населения Земли, но дающих более 60% загрязнения окружающей среды) делают парадоксальный вывод: «необходимо» срочно сокращать «число едоков» в развивающихся странах. Финансирование проектов по «спасению дикой природы», «преодолению экологического кризиса», «борьбе с глобальным потеплением» и т.п., как правило, сопровождается щедрыми денежными вливаниями. Ну а общее впечатление о фонде дикой природы, наверное, освежит воспоминание, совсем недавно «взорвавшее» новости всего мира. О том, как раскрыл свое истинное лицо охранника природы  почётный президент Всемирного фонда дикой природы WWF король Испании Хуан Карлос на охоте в Ботсване. В заповеднике. На краснокнижных животных.

Вывод прост – национальный парк «Бикин» - один из элементов современной «холодной войны» нового типа (см.: http://rossiyanavsegda.ru/read/3080/). Войны, в которой живое участие принимает и «пятая колонна» внутри нашей страны, иначе чем объясняется, что несправедливое изъятие земель общины удэге поддержано даже в высших судебных инстанциях? Войны, в которой нашим врагам нужны наши ресурсы (включая  не только нефть и газ, но и девственную тайгу, и амурского тигра, и дальневосточного леопарда), но только – без нас. Именно поэтому, на стадии создания национального парка,  идея уничтожения народа удэге была заложена в программу. Но, естественно, задекларировано – обратное. Именно в этом – суть противоречий анализируемой статьи. И сегодня – самое время всем патриотам, настоящим защитникам нашей природы, народу удэге, обратиться за помощью к силовым структурам, к прессе, в аппарат Президента, пригласив на разговор  «за круглый стол» и тех, кто по разным причинам был причастен к созданию парка. В первую очередь – Павла Суляндзигу. Бикин его ждет, а сердца сородичей всегда были великодушны и снисходительны, как сердца настоящих людей тайги.

 

Заключение автора (В.С.)

Итак, ЮНЕСКО – такое подразделение ООН, которое преследует в качестве одной из главных целей – решение демографической угрозы человечеству путем развития программ (организационно и на практике – через разного рода Фонды) по сокращению численности населения. Именно в этом направлении развивает ЮНЕСКО разработки в гендерной политике, с которыми мы сегодня с ужасом сталкиваемся. Да, пока в России не заставляют называть папу и маму «родитель номер один и номер два». Но ведь Конституция РФ требует безусловного подчинения международным (читай – ООН или ЮНЕСКО) законам. Так что это – не за горами. Конечно, и национальные парки нужны, и заказники и заповедники. Но вот нужны ли они ценой жизни целых народов, хоть и малых?  Да еще и организуемых из-за рубежа иностранными агентами, не скрывающими своей заинтересованности в наших природных ресурсах, но  БЕЗ НАС!  

Стоит ли нам состоять в ЮНЕСКО, да и ООН: в принципе и в современных исторических условиях?

 

 

 

 

 

20 сентября 2017
21 1 1 268

Загрузка...
Комментарии Написать свой комментарий
13 октября 2017 в 06:15

Вот интересный сайт "Счетчик населения стран Мира " он лайн . Сейчас счетчик стоит на Россси
http://countrymeters.info/ru/Russian_Federation

13 октября 2017 в 07:31

Спасибо, только этим счетчиком я регулярно пользуюсь при подготовке материалов по войнам и демографии. Например, прямо. с указанием сайта, использован счетчик в моей заметке 9 февраля 2016 года (http://zavtra.ru/blogs/novoe-v-vojne).

Грустно, что он достаточно достоверен. Имею в виду - грустно для России. Сегодня у нас смертность превышает рождаемость более чем на 130 тыс. человек. Эмиграция (выезд из России) почти в два раза ниже иммиграции (въезда), за счет этого есть прирост населения, только его число находится внутри (меньше) погрешности измерения. Грустно, что выезжают русские, а приезжают - не совсем. В большинстве.

Зато статистика по Планете полностью подтверждает цитируемые мной статьи: "третьи" страны имеют устойчивый прирост населения более 2% в год, а "ведущие" (кой дебил их так выделил?) - от минуса (сокращения населения) до прироста не выше 0,5%, да и то - так же за счет миграций... И ВОТ ЭТИ "ведущие" вымирающие (особенно в "процветающих" европейских государствах) господа ТРЕБУЮТ и РЕАЛЬНО ПРЕДПРИНИМАЮ МЕРЫ для уничтожения населения в остальном мире.

Кстати, счетчик очень четко показывает ЛОЖЬ ООН и ЮНЕСКО о возможности перенаселения, - прирос идет по уверенной прямой, а вовсе не по гиперболе, чреватой "взрывом" перенаселения, как утверждают эти мерзавцы. Планета, по их прогнозам к 50-му году якобы должная "быть заселенной" более чем 30-ю миллиардами, по фактическим открытым данным будет заселена лишь 10-ю миллиардами, (примерно 1,2% в год прироста), которым вполне хватит и воды и воздуха и продуктов питания, не говоря о территориях.

Просто хищники-людоеды, - произошедшие от неандртальцев, упорно пожирают большинство мирных и честных потомков кроманьонцев, котрые уже 30 тысяч лет живут трудом и честными законами социума: общины, племени, народа. И дел то - всего прямых людоедов - не более сотни тысяч, если их убрать с Планеты, решаться все вопросы, трясущие наш мир. Может, и удэге выживут...

13 октября 2017 в 12:55

....... США выходят потому что... Палестину приняли туда.
Ха! Тогда надо везде Палестину принимать, и США будут уходить.

Казалось бы, какое дело США до Израиля. Но они бегут даже впереди него, защищая.
Потому что в США в руководстве большинство евреев. А США они используют как физическую силу в своих интересах.
"У США в Сирии одна функция - защищать Израиль", - сказал Я.Кедми.
Палестину приняли в Юнеско, Израилю не нравится.

2. По статистике чувствуется ложь. (Я читал ИХ планы, что надо скрывать и врать людям).
Что за странный пик прироста в 2016 году? Приписка? Как урожай зерна?
Или евреи из Франции и Германии массово переехали в Россию?

Много городов с населением 1.1 млн. Приписывают! При этом какие-то дотации дают. В Ростове много лет убыль населения, а пишут миллион.
В 90е годы было такое, что мужчин работоспособного возраста было 20 млн, а жен 50. И др.

3. Хищники-людоеды, - произошедшие от РЕПТИЛИЙ?