Сообщество «На русском направлении» 00:00 16 июня 2016

«Я – российское сопрано»

В серовато-синем, тревожном, как сумерки, воздухе над сценой, величественнен и одинок склеп Карла V, императора Священной Римской империи. Звучание музыки Верди расширяет сцену до горизонта, до просторов империи… из правой кулисы замедленно, как в кино, выходит Елизавета Валуа. Двигается к центру сцены, направляется к склепу… к минутам последнего свиданья с возлюбленным, доном Карлосом… Подвески на королевском платье сверкают кристаллами слез, вспыхивают "вздохами" надежды… Королева разворачивается к залу, и ария Tu che le vanita/ conoscesti del mondo ("Ты, кто суетность мира познал") срывает аплодисменты, публика поднимается с мест, бушует, оркестр заглушая криками "браво!". И столько в голосе мольбы и страданья… и столько ликованья в зале… От узнавания в королеве Елизавете Валуа — сенсации большой оперы, Вероники Джиоевой.
1

Она вскружила голову миллионной аудитории, покорила сердца высокого жюри и стала сенсацией "Большой оперы", дебютного проекта на телеканале "Культура". Со статью жрицы друидов, с выразительными скульптурными чертами лица, она вышла Нормой из музыки как из храма, чтобы напомнить о священном огне искусства оперы и… Исчезла. Оставив память о голосе, "густом", полётном, контрастном, в котором "смешалось черное и красное, райское наслаждение и смерть".

Прошло два года. Премьера "Дона Карлоса" на сцене Большого театра. И есть в спектакле картина, финальная часть, что вынуждает зрителя еще глубже погрузиться в кресло, припасть к его спинке и не дышать.

В серовато-синем, тревожном, как сумерки, воздухе над сценой, величественнен и одинок склеп Карла V, императора Священной Римской империи. Звучание музыки Верди расширяет сцену до горизонта, до просторов империи… из правой кулисы замедленно, как в кино, выходит Елизавета Валуа. Двигается к центру сцены, направляется к склепу… к минутам последнего свиданья с возлюбленным, доном Карлосом… Подвески на королевском платье сверкают кристаллами слез, вспыхивают "вздохами" надежды… Королева разворачивается к залу, и ария Tu che le vanita/ conoscesti del mondo ("Ты, кто суетность мира познал") срывает аплодисменты, публика поднимается с мест, бушует, оркестр заглушая криками "браво!". И столько в голосе мольбы и страданья… и столько ликованья в зале… От узнавания в королеве Елизавете Валуа — сенсации большой оперы, Вероники Джиоевой.

"ЗАВТРА". Вероника, прежде всего, хотела бы спросить: остались ли для вас закулисные секреты "Большой оперы"? Мало кто ожидал тогда, что за выступлением молодых оперных артистов будут следить как за футболом команд высшей Лиги.

Вероника ДЖИОЕВА. Остались, но я их не буду раскрывать. Непросто было. Я, кстати, не смотрю на себя в этом проекте, я себя там не люблю. Одно могу сказать, я приехала на проект слишком окрыленная. Потом я немножечко осмотрелась и поняла, что здесь не всё так просто.

"ЗАВТРА". На ваш взгляд, успех проекта не был ли связан с именем Елены Образцовой, масштабом личности оперной примадонны?

Вероника ДЖИОЕВА. Конечно! Конечно. "Большая опера" — это, прежде всего, Образцова! Елена Образцова — председатель жюри, Тамара Синявская — член жюри, общение с этими великими артистками мне очень много дало. Какие-то замечания, пусть даже поверхностные были для меня ценными. Тем более, что Образцова и Синявская были моими кумирами, одними из первых певиц, кого я начинала слушать. А однажды, год 97-й был, Елена Васильевна Образцова приехала к нам во Владикавказ, давала мастер-класс. Я еще студенткой училища была, и мне мой педагог почему-то не разрешил спеть перед ней, так я потом бежала за Образцовой: Елена Васильевна, я так хочу чтобы вы меня прослушали… А потом, с ума можно сойти! в "Большой опере" я оказалась с Образцовой в одном жюри!

"ЗАВТРА". Пути Господни неисповедимы. Вероника, как складывается сегодня ваша творческая карьера?

Вероника ДЖИОЕВА. Вот только вернулась из Петербурга, где была занята в "Кармен" в партии Хозе был Андреа Каре, замечательный итальянский тенор, с которым мы выступаем в "Дон Карлосе" в Большом театре, и еще был занят мой украинский друг, которого мало знают в России, но он гениальный, это Дмитро Попов. У нас в России почему-то хороших певцов мало знают, но они известны и с успехом выступают в Европе. В спектакле участвовали также литовская певица Юстина Грингите, а Эскамильо пел Юрий Лаптев. Такая талантливая команда собралась и публике очень понравилось. А буквально на днях узнала, что "Кармен" в этой же постановке, с таким же составом будем давать в театре оперы и балета Новосибирска.

"ЗАВТРА". Вы расширяете географию выступлений.

Вероника ДЖИОЕВА. И не только в России. Среди ближайших выступлений гастроли с Лондонским симфоническим оркестром в Лондоне, Варвике, Белфорде, так же выступлю на сцене Финской оперы, которая на меня ставит "Леди Макбет Мценского уезда", в Женеве в "Так поступают все женщины", на сцене Чешской оперы в "Иоланте", а в парижской Филармонии исполню романсы Рахманинова. Романсы для меня — отдельная страница и очень сложная. Особенно романсы Рахманинова сложны. Ну и, конечно, будет много интересных проектов в России.

"ЗАВТРА". Романсы — отдельная стихия, и для артиста — своего рода лакмус на принадлежность русскому миру. В романсе ведь совершенно уникальна интонация, дикция, произношение даже не слова, а буквы, и для оперной певицы исполнить романс не только огромная ответственность, но и, наверное, риск.

Вероника ДЖИОЕВА. Романсы, к сожалению, я исполняла не часто, но и не напрасно. Работа над романсами мне помогает и в оперных партиях. Было сложно, в каждом слове нужно было следить за дикцией, каждую маленькую Историю исполнить с разными красками. Сначала исполняла романсы Глинки, Варламова, Булахова, потом Чайковского, Рахманинова, Римского-Корсакова и Кюи. С аккомпаниатором Дмитрием Сибирцевым мы выступили с романсами в московском Доме музыки, и нас пригласили дать концерты в Калининграде, Волгограде, в Сочи. Я не ожидала, что концерт вызовет интерес.

"ЗАВТРА". Вы знаете, Вероника, месяцев пять подряд я слушаю романсы в исполнении Обуховой, и не могу оторваться. Наваждение какое-то.

Вероника ДЖИОЕВА. Согласна. Обухова — магическая певица, в ее голосе есть магия. До слез. Вот почему? Что такое певец? Выходит на сцену, руками не машет, ему не надо под эту дебильную нашу режиссуру подстраиваться, он стоит и поёт и — магия. Волшебство! Я помню, Барбара Хендрикс в рамках конкурса "За лучшее исполнение Шуберта", где она была председателем жюри, вышла к роялю. Вышла, руку положила на инструмент, и очень тихим, не оперным голосом стала исполнять Брамса, Шумана, и я была просто поражена её магией тоже. Я не готова была к такой музыке.

"ЗАВТРА". Примечательно, что романс — привилегия России и Германии, где он называется Lieder. Вероника, вы обмолвились, что "Кармен" дадите еще в Новосибирске. Вы — солистка Большого театра и продолжаете еще контракт с театром Новосибирска?

Вероника ДЖИОЕВА. Да, продолжаю. Я опять приеду в свой Новосибирский театр, и два месяца, май-июнь, буду занята в репертуаре театра. Новосибирск — это моя первая сцена, это театр, где я всегда впервые могу исполнить оперу, а затем повторить её на другой сцене, в другом театре. Когда ты исполняешь какую-либо партию в Новосибирске, то потом тебе никакая сцена не страшна! Сейчас здесь на меня ставят "Аиду", в июле премьера будет, и еще попросили ввестись в "Тоску", это большой тоже материал, чего я, признаться, не желала. К концу года мы, певцы, устаем очень и летом поднять два больших сольных проекта — рисковать значит. Но деваться уже некуда, поставлю ноты, буду петь. Надо работать.

"ЗАВТРА". Сейчас от театральных постановок оперы стали переходить к концертным исполнениям. С чем это связано?

Вероника ДЖИОЕВА. Я думаю, что это связано с экономией денег, оперная постановка — дорогой проект.

"ЗАВТРА". Вы за упрощение оперных постановок?

Вероника ДЖИОЕВА. Я за концертное исполнение и за традиционные постановки классических опер.

"ЗАВТРА". Еще лет двадцать назад голос называли паспортом аристократа, голос был единственным, что нельзя купить. Сегодня мы свидетели апокалиптичной картины: талантливейший оперный артист — заложник какого-нибудь бездарного режиссёра или жуликоватого агента. И это даже не секрет Полишинеля.

Вероника ДЖИОЕВА. Не секрет.

"ЗАВТРА". Как вы себя ощущаете в такой обстановке?

Вероника ДЖИОЕВА. Не очень хорошо. Конечно, внутри нашей артистической среды такое положение дел известно, мы общаемся, мы говорим об этом, переживаем. Могу сказать, что если ты не соглашаешься на какой-либо спектакль, то тебя легко заменят не потому, что кто-то лучше тебя поёт. Сейчас неважно, понимаете, сейчас уже неважен уровень вокала, и уж тем более никто не будет раскрывать индивидуальность певца. Режиссёр говорит: мне главное свою "картинку" показать, а как вы поёте — мне всё равно. Во времена великих, таких как Франко Корелли или Марии Каллас никто и подумать не посмел бы такое. Сегодня режиссёры — главные, и они управляют оперой.

"ЗАВТРА". А не хотелось бы их лишить такой привилегии?

Вероника ДЖИОЕВА. Многим хочется. Очень многим. Я недавно читала интервью великого Мариса Янсонса, и он отметил: дирижёр выбирает певца, а не режиссёр. Но теперь всё по-другому. И на афишах самыми крупными буквами написано имя режиссера, и такими буквами-невидимками — артистов оперы. О каком уважении к артисту может идти речь?

"ЗАВТРА". Почему же артисты оперы, с мировым именем, не переломят ситуацию?

Вероника ДЖИОЕВА. Многие артисты отказываются от постановок, спорят. Но сегодня не нравится артисту режиссерская концепция, никто его в театре держать не будет. Очень много сейчас на сцене певцов, я бы сказала, певцов среднего уровня, потому что режиссёру понравилось как он или она выглядит, а не как поёт. Зачастую, мне достаточно посмотреть на список певцов — и я ухожу со спектакля.

"ЗАВТРА". Да, когда-то представить было невозможно: приходишь в Большой театр на спектакль, и минут через пятнадцать уходишь… Как дурной сон вспоминаю "продукции" режиссеров как местного разлива так и заезжих гастролеров… И опять же, еще вчера они дикостью казались, а сегодня идут себе и идут в театре, ни жарко — ни холодно.

Вероника ДЖИОЕВА. Такое время сейчас, что опера омельчала. Уже нет настоящих меццо, уже сопрано поют партию меццо, а держать тесситуру не могут, уже такая каша, что некогда принятые градации, амплуа стерлись или стираются.

"ЗАВТРА". Запомнила, в начале "нулевых", критики провозглашали новый формат оперы, в котором будут элементы и оперетты, и танцев, и цирка, разве что футбола не будет. Ваше отношение к такому видению?

Вероника ДЖИОЕВА. Сейчас же критики какие? с кем дружат, про тех лестное и пишут. Месяц не пройдет, забудут и про постановки и про рецензии, и про критика.

"ЗАВТРА". В таком случае, что для вас — опера?

Вероника ДЖИОЕВА. Опера для меня — то, без чего я не могу существовать. Я каждый день в опере, пою, учу, вся моя жизнь связана с пением, с оперой. Я не могу себя представить в какой-либо другой профессии. Только музыка!.. Опера — это искусство, что должно быть всё-таки недосягаемым, сказочным, а не тащить весь сор мира на сцену. И цель оперы — доставлять публике удовольствие. Вечное. А вечное — что? Вот открываешь чёрно-белые записи опер, слушаешь… и такая красота, что можно с ума сойти. Рада, что в Большом театре есть спектакль "Дон Карлос".

"ЗАВТРА". Вот уж действительно исключение из правил. Непонятно даже, как сегодня спектакль такой красоты и без режиссерской дури мог появиться на сцене Большого театра?

Вероника ДЖИОЕВА. И состав певцов какой! Дмитрий Белосельцев — невероятный бас, великая Мария Гулегина, Эльчин Азизов — роскошный баритон, Андреа Каре — тенор… Просто наслаждение — репетировать с ними, выступать на одной сцене.

"ЗАВТРА". И совершенно потрясающие костюмы! Сегодня вы в своем роскошном королевском платье, как рыба в воде, но вот на премьере чувствовался дискомфорт. Или мне показалось?

Вероника ДЖИОЕВА. Да, кто-то из критиков написал: Джиоева сутулилась. А как я могла объяснить, что мне даже руку поднять страшно. Дело в том, что как все легкомысленные женщины, я попросила костюмеров сшить мне костюм на размер потуже, решила к премьере похудеть. Ну что вы! Приехала на родину, а здесь пироги осетинские, я их ем и выгляжу уже как сумоистка прямо. В общем, "готовлюсь" к спектаклям. Естественно, я не похудела, наоборот поправилась. И вот премьера. Мне принесли костюм. Красота — невероятная! Надеваю — а он тяжёлый, сложный, перешивать невозможно, и в нём не то, что ходить, — вздохнуть до конца невозможно! А в сцене, где Филипп меня бросает, я должна упасть, потом встать, и корсет прямо в живот впивается!

"ЗАВТРА". Бог мой, такая божественная музыка звучит, такой вдохновенный квартет: королева Валуа, король Филипп, маркиз ди Поза, принцесса Эболи — и представить невозможно, что вас боль пронзает!

Вероника ДЖИОЕВА. Ну что делать, терплю! Но скажу честно, нелегко. (улыбается). Я сейчас жалею, почему не попросила сделать на размер побольше? Приноровилась, конечно, но все-таки попрошу костюмера платье расставить.

"ЗАВТРА". Вероника, принято говорить: музыка космополитична. И, тем не менее, мы говорим об итальянской музыке, немецкой музыке, русской музыке…

Вероника ДЖИОЕВА. Вы знаете, в Европе мне часто говорят: послушай, это очень красивый голос! Прихожу в театр, открываю буклет, фамилия — русская. Российские голоса — они совершенно другие, я не знаю, с чем это связано, но они непременно привлекут внимание к себе. У меня спрашивают: почему так? Я не знаю. Может быть, корейцы сегодня уже перегнали всех? У них прекрасная техника! Корейские певцы востребованы на мировых площадках. Но загадка — в русских голосах, в русской музыке…

"ЗАВТРА". Ваш путь от девочки из Южной Осетии до уже мировой примадонны тернист был? Что вы вспоминаете, думая о своей карьере?

Вероника ДЖИОЕВА. Педагогов. Очень важно, когда педагог поддерживает тебя, вселяет силы, говорит — ты лучший, ты особенный, у тебя есть голос. Спасибо моим педагогам, которые в меня верили и верят. Моей первой учительницы в этом году не стало и это огромная для меня потеря. Не верится, что приеду на родину, а её нет. Другой мой педагог — Тамара Дмитриевна — слава Богу, жива, здорова! И я часто ей звоню и очень ей благодарна.

"ЗАВТРА". Вероника, вы на вершине успеха: ангажементы, овации, цветы… в общественном сознании вы — небожитель, конечно. Но скажите, когда свершались трагические события, война в Осетии, какова была и остается ваша гражданская позиция?

Вероника ДЖИОЕВА. Первую войну я увидела еще школьницей, в 1989 году. И мы жили в подвале тогда. В школьное время я жила в подвале, без света, без ничего, плохое зрение, быть может, поэтому. А следующее нападение было в 2004 году. Когда развернулись трагические события 2008 года, я была в Европе на гастролях, а моя сестра с детьми, с моим сыном, они все были в Цхинвале. Это было страшно! Я помню, как смотрела по телевизору репортажи, плакала, а связи с родственниками не было никакой. Они же сидели под землей, телефоны были выключены. Это был кошмар. Конечно, если бы не Россия, не российские войска не знаю, увидела бы своих родственников живыми. Инга, моя сестра, она бежала под пулями прямо с детьми. И чудом все остались живы, буквально на волоске висели. Так что мы видели войну, наши дети видели войну, надежда, что наши внуки не увидят. И естественно, весь наш народ благодарен России. А я очень счастлива, что я — гражданка России, и как пишут в программках: российское сопрано.

"ЗАВТРА". В своем имени вы соединяете Осетию: вы — заслуженная артистка Южной Осетии, и заслуженная артистка Северной Осетии. В заключение же беседы, хотела бы спросить: с какой музыкой связано наивысшее переживание счастья?

Вероника ДЖИОЕВА. С Пуччини. Когда я слышу музыку "Турандот" со мной что-то происходит. Я не знаю почему. Саму партию Турандот я петь не хочу, но безумно счастлива петь партию Лиу. Я вообще не представляю, как можно было такую музыку написать, как она могла прийти в голову композитора? Но я поистине счастлива от одной мысли, что могу эти ноты петь.

Материал подготовила Марина АЛЕКСИНСКАЯ

17 февраля 2019
Cообщество
«На русском направлении»
10 0 9 015
Cообщество
«На русском направлении»
3 1 20 075
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой