Вывоз и приобретение оборудования из США, и стран Европы для создаваемой советской атомной отрасли
Авторский блог Виктор Кузнецов 21:43 5 декабря 2015

Вывоз и приобретение оборудования из США, и стран Европы для создаваемой советской атомной отрасли

Кроме немецких ученых-атомщиков и специалистов, в СССР было вывезено и закуплено оборудование научно-исследовательских институтов, лабораторий и предприятий для получения необходимых компонентов для атомного оружия. Полная картина участия немецких ученых и специалистов, включая их социально-бытовые условия жизни в СССР, описана в монографии автора «Немцы в советском атомном проекте», опубликованной на страницах газеты «Завтра».
0

Кроме выявления и отбора ученых и специалистов, участвовавших в работах по ядерной физики и химии, на территории некоторых стран Европы, включая Германию, велись поиски опытных заводов, лабораторий и оборудования, которые были задействованы в ядерных исследованиях и производстве урана. Найденное оборудование и приборы подлежали демонтажу и отправке в Советский Союз. Лаборатория № 2 Академии наук (АН) СССР остро нуждалась в точных измерительных приборах и лабораторном оборудовании, которые на отечественных заводах не изготавливались. Не представлялось возможным необходимое оборудование заказать и в других странах. Поэтому оставался единственный вариант его получения путем демонтажа и вывоза с оккупированной территории Германии.

Для отбора, заказа на изготовление, закупки, приемки и отправки материалов, приборов и оборудования в Германию еще до окончания войны командировались ученые физики, химики и специалисты заинтересованных министерств. Информация об обнаруженном оборудовании и материалах поступала в Особый комитет при Государственном Комитете Обороны (ГКО), который курировал Г. М. Маленков.

24 марта 1945 г. Л. П. Берия написал письмо на имя члена ГКО Г. М. Маленкова о необходимости командирования сроком на один месяц группы физиков от Лаборатории № 2 АН СССР и инженеров от Спецметуправления Народного Комиссариата Внутренних Дел (НКВД) СССР в Германию, где на территории немецкой Силезии, Бранденбургской и Померанской провинциях и Восточной Пруссии имелись ряд научно-исследовательских институтов и учебных заведений, обладавших хорошо оборудованными лабораториями по физике, химии и горному делу.[1]

8 мая 1945 г. в Комитет поступило письмо заместителя председателя Госплана СССР А. В. Купцова об обнаружении технической установки по получению энергии атомного ядра из урана в Куммерсдорфе, а также сырья и материалов. Установка была взята под охрану химическими войсками Красной армии, на них же были возложены демонтаж и вывоз в Москву. На место проведения работ из Москвы немедленно вылетела группа работников Лаборатории № 2 и НКВД СССР во главе с заместителем члена ГКО В. А. Махневым.[2]

Вывозу подлежали сырье и материалы, необходимые для получения компонентов для атомной бомбы. В Берлинском институте имени кайзера Вильгельма обнаружены вывезенные немцами из Бельгии и Норвегии 250 кг металлического урана, 3 тонны окиси урана, 20 литров тяжелой воды и ½ грамма радия. В Куммерсдорфе, в лаборатории доктора Джулиуса по расщеплению урана, найдено 3, ½ тонны окиси урана. Весь уран оценивался общей стоимостью 105 млн. рублей (в ценах 1945 г.), радий и тяжелая вода общей стоимостью 150 тыс. долларов.[3]

Решения о демонтаже и вывозе оборудования и другого имущества в Советский Союз принимались на уровне постановлений ГКО, а позднее правительства. Первое такое постановление было подписано 15 мая 1945 г. под № 8568сс[4]. Оборудование, аппаратура и материалы предприятий, складов и баз вывозились при содействии советской военной администрации в Германии.

По данному постановлению ГКО в НКВД СССР был издан приказ от 16.05.1945 г. № 00539сс, в котором ответственность за организацию работ по демонтажу и отгрузке, обеспечение полной сохранности и строгий учет оборудования и материалов была возложена на А. П. Завенягина и В. А. Махнева.[5] В приказе был дан перечень германских организаций и предприятий, оборудование которых подлежало демонтажу и отправке в СССР. На первом листе документа стояла помета: «Никому не разносить», что подтверждало особую секретность предстоящих мероприятий.

Уже через десять дней после издания приказа А. П. Завенягин и В. А. Махнев выслали радиограмму из Германии следующего содержания:

ИЗ БЕРЛИНА                             МОСКВА, НКВД СССР - товарищу БЕРИЯ Л. П.

Докладываем: все оборудование физических институтов демонтировано, большая часть вывезена на пристанционные пункты погрузки. Завтра, 27 мая, будут поданы первые 100 вагонов.

Доставку на пристанционные пункты погрузки остального оборудования институтов закончили в 3-дневный срок.

В процессе ознакомления со специальными институтами и специальными производствами на заводах выявили дополнительно крупный исследовательский институт фирмы «Ауэргезельшафт», занимавшийся в значительной степени вопросами переработки специального сырья.

Все оборудование и материалы института также отгружаем в Москву.

В 25 километрах от Берлина в городе Ораниенбурге обнаружили несколько цехов, богато оснащенных для переработки специального сырья. Эти цеха также демонтируем и отгружаем. Они позволят оборудовать заводы Спецметуправления.

Ряд крупных немецких физиков со своими наиболее ценными сотрудниками выражают желание перейти на работу в Советский Союз. Список сообщим завтра, 27 мая с.г.

ЗАВЕНЯГИН, МАХНЕВ

                                                 Передал - Завенягин.  Приняла - Калугина, 26.05.45 г.[6]

18 июня 1945 г. А. П. Завенягин и В. А. Махнев адресовали Л. П. Берии еще одну записку с информацией о направлении в СССР немецких специалистов, вывозе из Германии оборудования и материалов. К моменту доклада в Германии были демонтированы и отгружены в СССР первая партия предприятий и учреждений в составе 7 эшелонов из 380 вагонов. Вместе с оборудованием физических институтов и химико-металлургических предприятий в СССР прибыли 99 германских ученых, инженеров, мастеров и членов их семей. Кроме того, в разных местах обнаружено и вывезено из Берлина около 250-300 тонн запрятанных урановых соединений и около 7 тонн металлического урана.

А. П. Завенягин и В. А. Махнев также предложили Л. П. Берии командировать на эту территорию Германии, занятую союзническими войсками, но подлежащую передаче под контроль СССР, группу работников для проведения всего комплекса поисковой и аналитической работы. Причем сотрудникам НКВД выдавались специальные задания.[7]

Сов. секретно

Задание

Группе, командируемой в Советскую зону оккупации Германии:

 Выявить, изъять и отправить в СССР запасы урана во всех его видах (Штассфурт, Штадтильм и в др. пунктах).  Изъять и отправить в СССР эвакуированные из Берлина в Штадтильм оборудование специальных институтов и заводов, которые были связаны с работами над урановой проблемой.  Изучить возможность приглашения в СССР ученых, работавших над проблемой урана, и представить по этому вопросу предложение.  Изыскать и отправить в СССР специальные материалы, необходимые для оборудования НИИ-9 и лаборатории №2 (фарфор, специальная сантехника и др.) согласно ориентировочных спецификаций.  Выяснить возможность поставки нового оборудования Германскими фирмами и мастерскими.

Зам. Наркома Внутренних Дел СССР

Генерал-лейтенант                                                                                   Завенягин

13 августа 1945 г.

Из письма. И. А. Серову                                                                  Секретно

Заместителю народного комиссара внутренних дел Союза СССР генерал-полковнику тов. Серову И. А.

В Берлин, Штассфурт, Штадтильм и другие пункты Советской зоны оккупации Германии, командируется подполковник Сиденко П. М. с группой сотрудников для изъятия в Германии запасов урана и специального оборудования. На группу также возлагается изыскание и отправка в СССР приборов и материалов, необходимых для объектов НКВД.

Прошу оказать тов. Сиденко содействие в получении помещения (жилого и служебного), питания, транспорта (легкового и грузового), рабочей силы, охраны и в решении других вопросов, связанных с выполнением возложенного на него задания.

Генерал-лейтенант                                                     Завенягин

20 августа 1945 г.

На письме резолюции Серова И. А.:

 т. Зимину - обеспечить размещением и питанием, т. Осетрову - выделить две машины.  Начальникам трофейных баз секторов - оказать содействие.

И. Серов. 24.08.45г.[8]

В июле 1945 г. из Германии было вывезено лабораторное оборудование, архивы, техническая документация и библиотеки научно-исследовательских институтов, занимавшихся проблемой урана: Института Ауэра по химии и металлургии редких земель и урана, Физического института Министерства почт, Физического института имени кайзера Вильгельма, Физического института Арденне, Института физической химии имени кайзера Вильгельма, опытная установка концерна ДЕГУССА (в Цихлина) по переплавке в вакууме порошкообразного урана в слитки и розливу их в нужные формы, циклотронная и электротехническая лаборатории концерна Сименс.[9]

Из института М. Арденне вывезли 2 электронных сверхмикроскопа новейшей оригинальной конструкции, дававшие увеличение до 300 тыс. раз, с приспособлениями для киносъемки; 2 установки для расщепления атомного ядра, в т.ч. циклотрон с весом магнита в 60 тонн и высоковольтная установка на 1 млн. вольт.[10]

Оснащение научно-исследовательских институтов и лабораторий современными приборами, лабораторным и другим специальным оборудованием, а также научно-технической литературой осуществлялось как в счет репарационных поставок из Германии, так и приобреталось в иностранной валюте, для чего необходимые средства выделялись из государственного бюджета.

Такие решения принимались на уровне правительства. Так, постановлением СНК СССР от 27 октября 1945 г. № 2754-775сс Наркомфин СССР обязывался выделить Первому главному управлению (ПГУ) при СНК СССР 2 млн. немецких марок на оплату расходов по приобретению специального оборудования и аппаратуры.[11] Постановлением СНК СССР от 20 февраля 1946 г. № 431-180сс было предписано Советской военной администрации в Германии в счет репараций разместить заказы на изготовление горно-геологического оборудования, аппаратуры, приборов и реактивов.[12] Постановлением Совета Министров[13] (СМ) СССР от 4 апреля 1946 г. № 743-296сс ПГУ и МВД СССР было поручено поставить приборы, лабораторное и другое специальное оборудование на общую сумму 500 тыс. американских долларов.[14]

У Германии были закуплены циклотроны, мощные магниты, электронные микроскопы, осциллографы, трансформаторы высокого напряжения, сверхточные приборы и другое оборудование. Летом 1945 г. из Германии вывезены три циклотрона, один из которых установлен в Лаборатории № 2, второй – передан в Институты «А» и «Г», третий – был предназначен для Лаборатории № 3 (г. Сухуми); четыре высоковольтные установки напряжением 1,2-1,8 млн. вольт и одна мощностью 3,5 млн. вольт, которые были предназначены для Лаборатории № 5 (КБ-11), для институтов «А» «Б» и «Г» НКВД СССР и для Института химической физики, возглавляемого академиком Н. Н. Семеновым.[15]

Закупка оборудования для предприятий, задействованных для решения задач по Программе № 1, осуществлялась не только в Германии, но и в других странах: США, Англии, Швеции, Чехословакии, Австрии.[16] По решению СК при СНК СССР от 29 января 1946 г. (протокол № 12) для подбора, закупки, заказа и вывоза оборудования, приборов были командированы группы специалистов: в Германию во главе с В. А. Кравченко, куда вошли профессоры А. И. Лейпунский и А. П. Александров; в Австрию – П. Я. Мешик и профессор М. И. Корсунский, в Чехословакию – П. М. Зернов и М. М. Бредов. Кроме того, в состав групп были включены специалисты-физики и инженеры. Для ускорения поставок материалов и оборудования и стимулирования своевременного выполнения заказов по специальным работам Постановлением СМ СССР № 806-328мм от 9 апреля 1946 г. была установлена возможность оплаты их стоимости на 50% дороже.[17]

Для обеспечения строительства Лабораторий «А» и «Г» правительством было разрешено закупить кабельную продукцию, электроустановочные материалы, электротехническое, лабораторное и сантехническое оборудование, осветительную, газовую и пароводяную арматуру, отделочные материалы в Германии и Финляндии на сумму 1,5 млн. руб. и в США – до 500 тыс. долларов. Кроме того, на предприятиях в Австрии и Чехословакии делались заказы на изготовление и поставку оборудования, приборов и материалов, необходимых для оснащения специальных научных учреждений и предприятий СССР.[18]

К 1945 г. рудные месторождения с высоким содержанием урана были разведаны в США, Португалии, на территориях колоний, принадлежащих Англии, Бельгии, Франции в Канаде, Австралии, Конго, Мадагаскаре. Своего уранового сырья немцы не имели, а для научных работ использовали химические соединения урана, вывезенные из Бельгии, а тяжелую воду – из Норвегии.

Германские ученые из-за недостатка уранового сырья основное внимание уделили сооружению котла «уран-тяжелая вода», но работы эти не вышли за пределы лабораторных изысканий, хотя немцы были близки к решению задачи конструирования этого типа атомного сооружения.[19] По агентурным данным из Бельгии, начиная с 1940 г. в Германию было вывезено 3500 т урановых соединений, налажено производство и получено 14,5 т металлического урана.[20]

Информация о месторождении урановых руд Шмидеберг в Верхней Силезии была опубликована еще в 1941 г. в издании: «Курс рудных месторождений» и поступила в распоряжение советских специалистов.  Для выяснения на месте характеристики месторождения, а также для выработки предложений о его использовании В. А. Махнев 8 апреля 1945 г. в записке на имя Л. П. Берия предложил направить в Шмидеберг специалистов-геологов и физиков. Другая группа должна была выехать в Радиевый институт в Вену, который использовался немцами в работах по урану.[21]

4 мая 1945 г. из справки сотрудника Лаборатории № 2 АН СССР инженер-подполковника И. Н. Головина, вместе с физиком Г. Н. Флёровым командированного в Австрию на 3-й Украинский фронт, о полученной в Вене информации по немецкому атомному проекту стало известно, чтоРадиевый институт, руководимый профессором Ортнером, принимал участие в разработке урановой проблемы. В этой тематике участвовали следующие сотрудники института: профессор Ортнер Густав, национал-социалист с 1938 г.; доктор Хернеггер Фридрих; доктор Пранкль Фридрих, национал-социалист; Фишер Колбри Эрвин. Все сотрудники, кроме Ортнера, выехали вместе с немцами.

2-й Физический институт имел урановую проблему в качестве своей основной темы работы. На базе 2-го Физического института был организован в 1942 г. Нейтронный институт, финансировавшийся Имперским управлением хозяйственного строительства из Берлина. Институт имел задание — всемерно развивать накопление общих физических сведений, необходимых для постройки урановой машины. Постройка урановой машины не входила в задачу института. Разработкой всей урановой проблемы в пределах гор. Вены руководил начальник Нейтронного института профессор Штетер Георг, национал- социалист.

Непосредственное участие в разработке урановой проблемы принимали: доктор Ентчке Виллибальд, национал-социалист; доктор Линтнер Карл; доктор Шейдльмейстер Иосиф, национал-социалист; химик профессор Брукль, национал-социалист; в работе им помогали Кайндль Карл, Винингер Леопольд, Мергаут Отто и Гудлах. Все перечисленные сотрудники, кроме профессора Брукля, выехали из Вены вместе с немцами.

Задания, определяющие тематику института, исходили из Берлина, от уполномоченного Имперского маршала Геринга по ядерной физике.[22] Эту должность до 1943 г. занимал профессор Эзау, а с 1943 г. — известный физик профессор Герлах. Ему посылались и все отчеты о проделанной работе. Результаты работы Нейтронного института имеют как общенаучный интерес, так и непосредственную ценность для решения урановой проблемы. По-видимому, главные протоколы и документы, касающиеся секретной работы института, были увезены профессором Штетером. Оставшиеся документы, содержащие деловую переписку института, и присланные из других институтов результаты их исследований урана, были сожжены перед приходом в Вену Красной армии доктором Вамбахер Гертой. Из показаний профессора Ортнера и доктора Вамбахер выясняется следующая картина.

Центром разработки урановой проблемы являлось физическое отделение Института кайзера Вильгельма в Берлине. Основными научными руководителями были знаменитый физик профессор В. Гейзенберг и профессор В. Боте. Близкое участие принимали: профессор В. Карл, а также Фольц, Поппер, Хаксель, Маттаух. По заявлению профессора Ортнера, все они уехали из Берлина. Профессор Ортнер утверждает, что ему известно, что Гейзенберг вместе с физическим отделением Института кайзера Вильгельма эвакуировался задолго до приближения Красной армии куда-то в Тюрингию.

В химическом отделении Института кайзера Вильгельма урановой проблемой занимался профессор Ган. Под руководством Гейзенберга и Боте в Институте кайзера Вильгельма собирали различные варианты урановой машины. По расчетам должен был получиться нагрев собираемого комплекса из урана и тяжелой воды. По предположению Ортнера, опыты производились с ураном в количестве нескольких тонн. Соответственно было в наличии около 100 килограммов тяжелой воды. Результаты опытов неизвестны. В настоящее время не имеется никаких показаний о том, чтобы где-либо делались попытки составить из урана взрывчатую смесь.

За время войны в Германии построены, по крайней мере, три циклотрона. Один из них, небольших размеров, построен в г. Бонн и применялся для медицинских целей. Второй, на 7-8 миллионов электронвольт, на протонах строился, насколько известно, фирмой «Сименс» под руководством Гейзенберга в г. Лейпциг. Возможно, что за последние полгода его успели закончить. Третий циклотрон начат постройкой в г. Гейдельберге под руководством профессора Гернтнера. В Берлине, в Институте Арденне за время войны построены различные высоковольтные установки для целей ядерной физики и, возможно, что там тоже есть циклотрон.

Точных поставщиков урана не удалось установить. По-видимому, все производство его было под контролем профессора Герлаха в Берлине. Производить уран могла фирма «Ауэр» в Берлине, и фирма «Шуккарда» в Герлице. Из найденных документов следует, что в Германии существовал «Радиевый синдикат», занимавшийся разработкой радиоактивных месторождений и переработкой как радиевых, так и урановых руд. Одним из членов Радиевого синдиката являлась акционерная кампания «Трейбахер Хемшие Верке», один из заводов которой находится в Австрии, в Каринтии, вблизи города Клагенфурт. Необходимо также упомянуть, что в верхнем течении Дуная, в районе Гайстейна имеются радиоактивные источники, а, следовательно, там могут быть и радиоактивные руды.

После начала бомбежек Вены авиацией союзников началась эвакуация институтов из города. Уже два года назад часть библиотеки и коллекций Радиевого института была отправлена в Швалленбах (в долине Вахау, Австрия). С января 1945 г. началась интенсивная эвакуация оборудования Нейтронного института в Туммерсбах (около Целл-Ам-Зее, южнее города Зальцбурга). В Маутене, близ Кремса, было подготовлено здание для установки нейтронного генератора на один миллион вольт, но бомбежки железных дорог помешали перевезти его из Гамбурга, где он был изготовлен фирмой «Мюллер» и был уже готов к отгрузке.

Изложенное выше показывает, что в Германии за время войны велась интенсивная работа над урановой проблемой. Приведенные данные нельзя признать безупречно точными и надежными, поскольку двое из привлеченных к делу являются членами Национал-социалистической партии и не стояли в самом центре разработки проблемы урана. Однако поскольку независимые показания профессора Ортнера и доктора Вамбахер друг друга подтверждают, надо считать установленным что: приведенные имена сотрудников, возглавлявших работу в Берлине, верны; делались опыты с большим количеством урана; создана промышленность, вырабатывающая этот уран.

Поскольку решение урановой проблемы имеет фундаментальное хозяйственное и военное значение, надо признать необходимым разыскание и приобретение любых количеств металлического урана, отыскание промышленных предприятий, необходимых для урановой проблемы, и получение полной информации о проделанной теоретической и экспериментальной работе и имеющихся практических достижениях.[23]

В 1946 г. работы по поиску на территории Германии оборудования для советских научно-исследовательских учреждений продолжались. Постановлением СНК СССР от 20 февраля 1946 г. № 420-174сс[24] группе работников НКВД СССР во главе с генерал-майором В. А. Кравченко было поручено выявить научные учреждения и предприятия, связанные со специальными исследованиями в области использования внутриатомной энергии, найти квалифицированных научных и инженерно-технических работников.[25]

13 апреля 1946 г. Специальный Комитет при СМ СССР на своем заседании (протокол № 19) поручил Б. Л. Ванникову, А. П. Завенягину и М. Г. Первухину заслушать отчет В. А. Кравченко о ходе подбора, закупки, заказа и вывоза оборудования, приборов и обязал их установить постоянное оперативное наблюдение за реализацией постановления правительства.[26]

Примечательно, что вся деятельность по вербовке ученых и специалистов, по вывозу оборудования и материалов из Германии в СССР, велась под наблюдением разведывательных органов США. В частности, в сообщении от 19 апреля 1946 г. из «русской зоны Германии» о «вербовке Советами германских ученых» и «производстве тяжелой воды в Галле» сказано, что «немецкий физик-ядерщик» профессор Г. Позе, который принял предложение о продолжении своих исследований в Советском Союзе, набирает ассистентов в окрестностях Веймара». Сообщалось также и о вывозе в СССР тяжелой воды, заказе на установку по ее производству; вывозе части института Тиссена; переезде М. Арденне в СССР, размещении его института в «Армении на Кавказе» и др.[27]

 

[1] Атомный проект СССР. Документы и материалы. Т. I. 1938-1945. Ч. 2. М., 2002. С. 249.

[2] Махнев Василий Алексеевич, с августа 1945 по 1953 г. член Спецкомитета и начальник Секретариата Спецкомитета при ГКО (СНК), СМ) СССР. 

[3] Атомный проект СССР. Документы и материалы. Т. I. 1938-1945. Ч. 2. М., 2002. С. 249.  С. 287. 

[4] Там же. С. 292. 

[5] Там же. С. 309-310. 

[6] Завенягина Е.А., Львов А.Л. Завенягин. Личность и время. М., 2006. С. 557.

[7] Атомный проект СССР. Документы и материалы. Т. I. 1938-1945. Ч. 2. М., 2002. С. 323-324. 

[8] Завенягина Е.А., Львов А.Л. Завенягин. Личность и время. М., 2006. С. 803.

[9] Атомный проект СССР. Документы и материалы: Т. II.   Атомная бомба. 1945-1954. Кн. 2. Москва-Саров, 2000. С. 312, 483, 484, Атомный проект СССР: Документы и материалы: Т. I. 1938-1945: Ч. 2; М., 2002. С. 317-318.

[10] Атомный проект СССР: Документы и материалы: Т. I. 1938-1945. Ч. 2; М., 2002. С. 317-318.

[11] Атомный проект СССР. Документы и материалы. Т. II. Атомная бомба 1945-1954. Кн. 2. Москва-Саров, 2000. С. 59-60. 

[12] Там же. С. 128.

[13] 15 марта 1946 г. Совет Народных Комиссаров СССР был переименован в Совет Министров СССР.

[14] Атомный проект СССР. Документы и материалы. Т. II. Атомная бомба. 1945-1954. Кн. 2. Москва-Саров, 2000. С. 169-170.

[15] Там же. С. 438-439.

[16] Николаус Риль в Атомном проекте СССР / авт.-сост. В.Н. Ананийчук. Снежинск, 2011. С. 62.

[17] Атомный проект СССР. Документы и материалы. Т. II. Атомная бомба. 1945-1954. Кн. 1. Москва-Саров, 1999. С. 70, 72. 

[18] Там же. С. 123-124.

[19] Там же. С. 312. 

[20] Атомный проект СССР. Документы и материалы. Т. I. 1938-1945. Ч. 2. М., 2002. С. 284-286. 

[21] Атомный проект СССР. Документы и материалы. Т. I. 1938-1945. Ч. 2. М., 2002. С. 266-267. 

[22] Речь идет об имперском исследовательском совете, который с 1942 г. возглавлял Геринг.

[23] Атомный проект СССР. Документы и материалы: Т. I. 1938-1945. Ч. 2. М., 2002. С. 279-281.

[24] Атомный проект СССР. Документы и материалы: Т. II. Атомная бомба. 1945-1954. Кн. 1. Москва-Саров, 1999. С. 66-67. 

[25] Там же. С. 63-64. 

[26] Там же. С. 91. 

[27] Атомный проект СССР. Документы и материалы: Т. I. 1938-1945. Ч. 2. М., 2002. С. 324.  

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой