Время чёрных
Авторский блог Алексей Анпилогов 00:00 5 мая 2016

Время чёрных

Положение киевского режима кажется незыблемым и прочным, а идеология украинского интегрального национализма — единственной из возможных к применению на Украине. Компартия — запрещена, а "пятьдесят оттенков чёрного" в Верховной раде, от открытых фашистов Билецкого и Яроша и вплоть до беззубого и пресного "Оппоблока", — создают благостную картинку: "у нас всё схвачено, а вы, белые, красные, русские — вы проиграли!" Но, в отличие от обычных шахмат, шахматы человеческого общества — трёхмерны. Те самые люди, которых заставили уйти с улиц, молчать о Первомае и о Дне Памяти 2 мая, которым предлагают "общечеловеческий" праздник 8 мая под лозунгом "никогда снова!" вместо Дня Победы над фашистской Германией, — они не умерли и не изменили себе. Они напуганы, дезорганизованы, преданы, находятся под прессом враждебной им пропаганды, брошены Россией и своими собственными лидерами. Их не видно на "шахматной доске", но это не значит, что их нет в глубинных слоях украинского общества.
5

У каждой цивилизации есть свои сакральные даты и светлые праздники. Для славян это Рождество, Пасха, ночь на Ивана Купалу. Для тех, кто вырос в СССР, — это Первомай. Для всех, кто празднует Победу, — 9 мая.

Любое общество чтит, бережёт и хранит структуру своих праздников — ведь именно в праздничные дни осуществляется тот самый миг единения всех слоёв общества, когда "и стар, и млад, и богач, и бедняк" стоят вместе, на одной площади, отмечая годовщину чего-то одинаково глубинного и важного для всех собравшихся. Праздники воистину скрепляют общество воедино, не позволяя ему рассыпаться на отдельные осколки, помогая помнить о славном прошлом и едином для всех собравшихся будущем.

Когда меняется полотно мироздания, когда трещит по швам, а то и по живой ткани строй и структура общества, — первыми страдают и попадают под удар именно старые праздники и символы. После создания СССР праздники Пасхи и Рождества оказались во многом на "нелегальном" положении, а рождественскую ёлку и святого Николая привязали к соседнему Новому году, который не нёс такой открытой религиозной окраски. После же краха СССР практически все "новые" постсоветские страны постарались вымарать советские праздники и символы из своей истории, объявив вне закона Октябрьскую революцию, Ленина и коммунистов.

Однако даже тогда, в страшные годы кризиса 1990-х, часть прошлых символов уцелела. Подобно тому, как коммунисты-большевики не могли полностью запретить Рождество или Пасху, новые "хозяева жизни", начавшие пировать на останках погибшего СССР, ничего не могли сделать ни с Первомаем, ни с Днём Победы, как и не могли оторвать от Нового года советскую ёлку и Деда Мороза. В конце концов, если правитель и элита идут против праздника, они во многом теряют поддержку народа: "и так жить плохо, а тут ещё и последнее забирают". И праздник, и символ продолжают действовать в массовом бессознательном, в котором продолжает нарастать диссонанс между славным прошлым и ожидаемым светлым будущим — и беспросветным, тёмным настоящим, в котором такой старый праздник становится уже точкой сборки не "за", а "против" существующего порядка.

И тут срабатывает старая, как мир, схема. Если праздник становится твоим противником, то его надо оболгать, изменить, растоптать, а рядом с ним создать что-то иное, противоположное по смыслу. Поставить на ту же клетку шахматного поля массового сознания вместо белой королевы — чёрную пешку. И потом, год за годом вести её к превращению уже в свою, чёрную королеву.

Теперь начало мая на Украине — это не только Первомай и День Победы. Новая Украина, родившаяся в грязи, гари и боли Майдана, дополнила первую неделю мая и ещё одной страшной датой — сожжением одесского Дома Профсоюзов, произошедшим 2 мая 2014 года. Рядом со старыми, светлыми праздниками Украиной был порождён страшный, тёмный день — подобно тому, как Адольф Гитлер, выбирая дату для нападения на СССР, использовал 22 июня 1941 года, "случайно" совпавшую с днём летнего солнцестояния и праздником Ивана Купалы.

Сегодня в сюжетах из Одессы мы видели чудовищное и немыслимое: улицы и площади города-героя, города, который 73 дня в 1941-м году стойко сражался против немецко-фашистских захватчиков, топчут новые, украинские фашисты. Фашисты и по духу, и даже по символике, включающей в себя и эсэсовские руны, и полированные металлические свастики. Полк "Азов", укомплектованный радикальными националистами и открытыми фашистами всех мастей — это сегодня официальное подразделение МВД Украины. И в этом году боевики из "Азова" во главе со своим "белым вождём", неонацистом и фашистом Андреем Билецким, устраивают на 1 мая свои парады, делая это нарочито и показательно на месте трагедии 2 мая 2014 года, на Куликовом поле в Одессе.

Это — позиция киевских властей новой Украины. Их чёрные фигуры на шахматной доске украинского массового сознания должны задавить, затоптать оставшиеся белые пешки, которых лишили их основных фигур и шаг за шагом загоняют в узкое гетто. По выражению некоторых архитекторов такого нового украинского подхода, "мы не против того, чтобы нас, киевскую хунту, ругали в компании своего домашнего унитаза, но мы не потерпим этого на улицах". Отсюда и истерика губернатора Саакашвили, отсюда и тысячи полицейских и боевиков на улицах Одессы, отсюда и оцепленное двойным кордоном Куликово поле — киевская украинская власть уже комфортно уселась на штыках "Азова" и других националистических сил, но пока ещё не ощутила всё неудобство такого положения на своих собственных задницах.

Да, многие из тех, кто ожидал 1‑2 мая каких-то "восстаний" или беспорядков в Одессе, Харькове и других городах юго-востока Украины, будут даже разочарованы. "Как так? Не поднялись, не собрались, не скинули ненавистную власть?" Да, на демонстрацию 1 мая 2016 года в Черкассах не побоялись выйти 30 коммунистов, которых окружили полусотней полицейских, в Днепропетровске на празднование Первого Мая вышло 50 человек — и их охраняло уже 150 "блюстителей правопорядка". Пятитысячную демонстрацию простых одесситов в траурный день 2 мая власти пришлось сдерживать более чем двумя тысячами нацгвардейцев и полицейских, специально переброшенных для этого в Одессу со всей страны. Это что — праздники, когда власть стоит на трибунах и радуется вместе со своим народом? Или это — безуспешная и жалкая попытка "отменить" Первомай и День Памяти 2 мая, когда вышедших на улицы людей приходится окружать двойным, а то и тройным кордоном из верных псов режима?

Сколько может продлиться такая "холодная война" власти и элиты со своим собственным народом? Говорят, что пульс страны можно понять по тем новостям, которые приходят с её просторов. Космодром, реактор, мост в Крым, трубопровод — это Россия. Беженцы, евро, ветряки, заводы — это Германия. Промышленный рост, урбанизация, социальная политика, проблемы с экологией — это Китай.

А что происходит на Украине в пульсе новостей? Тарифы на газ, бедность, разгул преступности, вышиванка, АТО, война с Россией и с русским. Это что — повестка дня для по-прежнему 40-миллионной страны?

Чёрные фигуры, которые киевские кадавры расставили по всей Украине, не могут и не умеют творить. Они, как и любые фашисты — бездарны. Они хорошо могут убивать и издеваться над людьми, разрушать и жечь, но совершенно неспособны созидать и создавать что-то.

В этом и состоит основная ошибка украинских "чёрных". Они пришли на место тех самых "серых" элитариев из когорты Януковича, Азарова, Клюева, Ахметова, Таруты, Коломойского, которые всегда рассматривали Украину исключительно как "место кормления", а всю идеологию отдавали на откуп всему спектру украинских националистов — от умеренных и "цивилизованных" Черновола и Герман и заканчивая радикалами типа Билецкого, Яроша и Корчинского. Но и бывшие "серые", и нынешние "чёрные" в качестве скрепляющего цемента для украинского общества не могут предложить ни единой позитивной программы — если, конечно, категорию "вечной войны с Россией" и с собственным народом не рассматривать как позитивную программу.

С другой стороны, в отличие от классических "банановых" диктатур Латинской Америки, которые во-многом были завязаны на какую-либо персону диктатора и вождя (Пиночета в Чили или Видала в Аргентине), украинский режим исповедует нынче доктрину интегрального национализма, который вполне может позволить ему просуществовать и дольше пиночетовской хунты или режима "аргентинских полковников". Если бы, конечно, это позволила экономика страны.

Национализм и ненависть к России, к русским, к советскому и коммунистическому, к имперскому прошлому Украины сегодня является единственной скрепляющей силой украинского проекта. Эта весьма ненадёжная конструкция не может выживать экономически без помощи извне, а любая альтернативная "точка сборки" общества грозит её разрушить. Будь то Первомай, день Памяти жертв 2 мая или День Победы.

Да, сегодняшний день Украины ещё выглядит так, как если бы чёрные пришли и захватили всю шахматную доску. На поверхности всё именно так — улицы Одессы наводнены чёрными мундирами нацгвардейцев, в Харькове на месте памятника Ленину стоит свежеразбитая клумба, жителям Кировограда запрещают переименовать свой родной город в Елизаветград, а херсонских крестьян просят приготовиться к созданию на их землях "новой автономии крымских татар".

Положение киевского режима кажется незыблемым и прочным, а идеология украинского интегрального национализма — единственной из возможных к применению на Украине. Компартия — запрещена, а "пятьдесят оттенков чёрного" в Верховной раде, от открытых фашистов Билецкого и Яроша и вплоть до беззубого и пресного "Оппоблока", — создают благостную картинку: "у нас всё схвачено, а вы, белые, красные, русские — вы проиграли!"

Но, в отличие от обычных шахмат, шахматы человеческого общества — трёхмерны. Те самые люди, которых заставили уйти с улиц, молчать о Первомае и о Дне Памяти 2 мая, которым предлагают "общечеловеческий" праздник 8 мая под лозунгом "никогда снова!" вместо Дня Победы над фашистской Германией, — они не умерли и не изменили себе. Они напуганы, дезорганизованы, преданы, находятся под прессом враждебной им пропаганды, брошены Россией и своими собственными лидерами. Их не видно на "шахматной доске", но это не значит, что их нет в глубинных слоях украинского общества.

Оголтелая украинская пропаганда считает нынешний киевский режим устоявшимся и вечным. Но "вечного" в мире вообще нет. Пиночет продержался у власти семнадцать лет, Видал и его хунта правили Аргентиной семь лет, нынешний губернатор Одессы Саакашвили был президентом Грузии восемь лет. Но на негативной программе невозможно построить жизнь страны или общества. Чёрные могут прийти и остаться. Но они не могут победить.

И пять тысяч одесситов, пятьдесят днепропетровцев, тридцать жителей Черкасс и, я верю, тысячи и тысячи тех, кто выйдет на улицы городов и сёл Украины на демонстрацию 9 мая 2016 года — лишь первый гвоздь в гроб нынешнего уродливого киевского режима.

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой