Волшебная демократия Аладдина
Сообщество «Салон» 00:00 6 июня 2012

Волшебная демократия Аладдина

<p><p><img src="/media/uploads/23/the-dictator_thumbnail.jpg" /></p><p><strong>"Диктатор" (США, 2012, режиссёр — Ларри Чарльз, в ролях: Саша Барон Коэн, Анна Фарис, Бен Кингсли, Джон К.Рейлли, Би Джей Новак, Асиф Мандви, Эрик Авари, Оливия Дадли, Меган Фокс).&#160;</strong></p></p>
0

"Диктатор" (США, 2012, режиссёр — Ларри Чарльз, в ролях: Саша Барон Коэн, Анна Фарис, Бен Кингсли, Джон К.Рейлли, Би Джей Новак, Асиф Мандви, Эрик Авари, Оливия Дадли, Меган Фокс). 

Диктатор Аладдин (Саша Бэрон Коэн), верховный правитель североафриканской республики Вадья, изначально появился на свет с чёрной бородой. Принявший власть в возрасте семи лет, юный борец с демократией установил в стране жёсткий режим, казнил кого ни попадя, а в свободное от работы время предавался изучению американской культуры — смотрел мультики и голливудские блокбастеры. Решив создать своё личное атомное оружие, Аладдин вызвал тревогу у мирового сообщества. Американцам пришлось пригласить диктатора на переговоры в США. 

В Нью-Йорке молодой бородач должен выступить на ассамблее ООН, и подписать новую конституцию своей страны, гарантирующую демократические свободы. Но старший брат Аладдина (Бен Кингсли), несправедливо лишённый "трона", задумывает недоброе. Мечтающий распродать страну американцам и китайцам, он заменяет диктатора двойником — деревенским полудурком, любителем козлят. Аладдин же, счастливо избегнув смерти и потеряв в схватке знаменитую растительность на лице, оказывается на улицах враждебного мегаполиса. И, подобно Анжелике- маркизе ангелов, мечтает вернуть себе утраченное могущество. 

Его "путь в Версаль" также крайне схож с увлекательными похождениями французской героини и развивается по аналогичной схеме. Сначала Аладдин сливается с толпой протестующих против него самого. Прослывает матёрым диссидентом. После знакомится с феминисткой Зоей (Анна Фарис) и устраивается на работу в магазин органических продуктов. Затем учиняет псевдотеррористическую бучу во время вертолётной прогулки над Манхеттеном. И влюбляется в Зою во время её антифашистского спича. Но главная цель героического персонажа — проникнуть на церемонию подписания конституции и не допустить воцарения демократии в своём родном государстве.

Предприимчивый еврейский комик Саша Барон Коэн прославился ролями казахского журналиста Бората Сагдиева и австрийского гей-журналиста Бруно — оба фильма были некоторым образом сняты в жанре телевизионной журналистики. Недаром он начинал свою карьеру на телевидении, где в одной из программ MTV изображал хамоватого рэпера Али, постоянно провоцирующего студийных гостей дикими выходками. Про этого персонажа даже сняли полнометражное кино под названием "Али Джи в парламенте". Но настоящая слава пришла вместе с нашумевшим фильмом "Борат". 

В своё время  "Борат" крайне обидел казахов и раздразнил американцев, хотя и стал лидером проката в США — провокация удалась. Второй же фильм "Бруно" в исключительно пошлом ключе высмеивал европейских либералов и пропаганду гомосексуализма — еврейский дух летает, где хочет, и никакая диктатура в мире не способна прервать этот затянувшийся полёт. 

Но в своём новом фильме Коэн превзошёл самого себя. Политкорректность, феминизм, терроризм, ксенофобия — список может быть продолжен — оказались под прицелом разящей сатиры, ядерной боеголовки издевательского бурлеска, взрывающего понятия добра и зла, которые рушатся, как башни-близнецы, атакуемые арабскими самолётами.

Отказавшись от уже давно неактуального приёма мокьюментари (mockumentary, от to mock "подделывать", "издеваться" и  documentary "документальный"), Коэн и его постоянный режиссёр Ларри Чарльз, превратили "Диктатора" в традиционное кино, сделанное, скорее, в болливудском, нежели американском духе. Если отбросить пляски на костях недавно почивших Муаммара Каддафи и Саддама Хусейна (по версии Коэна, счастливо спасшегося), то мы имеем дело с едким памфлетом, высмеивающим все без исключения "общечеловеческие ценности". И не только западные. Те прихваты, с помощью которых Аладдин объясняет американской общественности суть диктатуры, понятны и узнаваемы для нашего зрителя. Особенно того, который предпочёл уличные протесты здравому смыслу осознания происходящего. 

И если "Борат" и "Бруно" были фильмами крайне специфическими — подолгу зависать на них могли только те, у кого были определённые проблемы психики — то  "Диктатор" представляет собой обычную комедию неполиткорректного абсурда. Местами, как это ни удивительно, действительно смешную и до неприличия точно бьющую в цель. 

Понятно, что очередная сионистская провокация весьма далека от искусства и смешит, скорее, против воли, на короткий срок активно навязывая свою. А в случае с Сашей Бэроном Коэном впору вообще говорить о перевоплощении душ. Актёр настолько увлекается своими героями, что не может остановиться и за пределами съёмочной площадки. И дело тут не только в рекламной кампании. Достаточно вспомнить, как Коэна выгнали с церемонии "Оскар" за оскорбление общественности — комик явился на ковровую дорожку в образе Аладдина и обсыпал одного из гостей прахом якобы самого Ким Чен Ира, памяти которого посвящён "Диктатор". Или как только что в Каннах Коэн эпатировал публику, разъезжая в том же виде, но уже на живом верблюде. Более того —  актёр поил своё животное в кафетерии и даже купил ему оранжевый шарф ни где-нибудь, а в бутике Ralph Lauren. Поступок более чем здравый, учитывая, что сюрпризов каннский кинофестиваль нам не преподнёс, отдав Золотую пальмовую ветвь Михаэлю Ханеке и его фильму с говорящим названием "Любовь". И с этой ситуацией, увы, не справятся ни Борат, ни Бруно, ни Аладдин.

Загрузка...

Cообщество
«Салон»
3
12 октября 2019
Cообщество
«Салон»
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой