Сообщество «Салон» 00:00 26 декабря 2013

Виват, Маэстро!

апофеоз увертюры Петра Ильича Чайковского "1812 год". Этот концерт, триумф торжества и знамение благодати, будет транслироваться в больших и малых городах, в селах и деревнях России, и телевизионные камеры всех стран мира "в гости будут к нам". Так, 7 мая 2015 года, Россия отметит — есть надежда — 175-летие Петра Ильича Чайковского, великого сына своего
1

И будет день. Ровно в полдень, 7 мая 2015 года, с первым ударом курантов на Соборной площади Кремля пройдет парадный развод пеших и конных караулов. Белоснежные голуби взметнутся в небо, залп "царя-пушки" станет сигналом к началу величайшего концерта века.

Большой симфонический оркестр имени Чайковского выйдет на импровизированную сцену. Между пюпитрами, в бликах солнца, пройдет — пока в моём воображении — маэстро Федосеев. Умудренный славой, убелённый сединой, взмахом дирижерской палочки он, как полководец, поведет за собой войска. В авангарде — скрипки, альты, виолончели, арьергард — контрабасы; между ними — духовые, справа — ударные, слева — арфы, голос которых напомнит переливы сказочных гуслей. Маэстро Федосеев, лишь подвластной ему чудодейственной силой, будет сдерживать потоки музыки, и только в тот момент, когда эмоции восторга публики окажутся на пределе, отпустит лавину звуков, и удары литавр разорвут на куски воздух, скрипичные сверкнут зарницами, духовые протрубят победу. Колокола Ивана Великого подхватят духоподъемный марш и малиновыми звонами разнесут urbi et orbi весть Победы. Победы Русской Армии. Таков будет апофеоз увертюры Петра Ильича Чайковского "1812 год". Этот концерт, триумф торжества и знамение благодати, будет транслироваться в больших и малых городах, в селах и деревнях России, и телевизионные камеры всех стран мира "в гости будут к нам". Так, 7 мая 2015 года, Россия отметит — есть надежда — 175-летие Петра Ильича Чайковского, великого сына своего.

В настоящее время идет подготовка к торжествам. Есть распоряжение правительства "О праздновании 175-летия со дня рождения Чайковского" за подписью премьер-министра, открыт проект "Академическое полное собрание сочинений Чайковского" Государственным институтом искусствознания (Москва) и Государственным домом-музеем Чайковского (Клин). Но пока всё еще неладно в русском царстве. Велик соблазн превратить грядущие празднества в добычу. Однако мир покоится на китах профессионалов. "За столько лет такого маянья" им не привыкать быть бессребрениками, служителями искусству. Полина Ефимовна Вайдман — одна из них. Доктор искусствоведческих наук, ведущий научный сотрудник Государственного дома-музея П.И. Чайковского (Клин). С Полиной Ефимовной Вайдман мы и встретились.


"ЗАВТРА". Полина Ефимовна, в распоряжении правительства "О праздновании 175-летия со дня рождения Чайковского" за подписью Дмитрия Анатольевича Медведева музей Чайковского в Клину не значится. Хотелось бы понять, почему? что значит музей Чайковского в Клину?

Полина ВАЙДМАН. Для всего мира неразрывны два понятия: Чайковский и дом композитора в Клину. Уникальный памятник мировой музыкальной культуры, один из первых в мире композиторских музеев, что возник в 1894 году, фактически сразу после смерти Чайковского. В 1918 году музей Чайковского в Клину один из первых получил Охранную грамоту, а в 1921-м был национализирован и взят под опеку советской властью. Тогда важен был еще и такой тезис, что музей основал простой крестьянин.

В 20-е годы музей Чайковского в Клину оказался еще и тем надежным местом, куда музыканты, деятели русской культуры, покидающие Россию навсегда, отдавали на хранение свои архивы, завещали и просто предавали свои ценнейшие документы, картины, скульптуру, музыкальные инструменты, как бы мы сказали сейчас — предметы духовной и материальной культуры, то есть фактически наследие отечественной культуры XIX века. Гречанинов, например, уезжая в эмиграцию, оставил некоторые свои рукописи в России, которые были затем переданы в Клин. Певица Павловская завещала музею свой громадный архив, рояль, на котором Чайковский проходил с ней партии в своих операх. Даже образовалось Общество друзей Дома-музея Чайковского. Ипполитов-Иванов, Брандуков, Нежданова, Голованов и многие другие, они давали концерты, собирали средства в помощь музею, выкупали рукописи Чайковского, его письма. В годы Великой Отечественной войны музей был занят фашистской воинской частью, видимо, карательной, и это продлилось три недели. Но еще в августе 1941 года главные ценности музея и архивы были вывезены на родину Чайковского, в Воткинск.15 декабря 1941 года Клин и музей были освобождены. Солдаты и офицеры воинских частей, что проходили через Клин, просили показать им дом Чайковского. Они оставляли свои записи в ученической тетрадке, которая нашлась случайно в только что освобожденном и разграбленном доме. 1 марта 1942 музей был открыт для посещений, хотя вещи и фонды еще находились в эвакуации. Но и тогда в музей поступали на хранение рукописи и письма Чайковского. Например, из еще блокадного Ленинграда передали в дар от Ленсовета найденный после бомбежки томик стихов К.Р. с дарственной надписью Чайковскому и его набросками для романсов соч. 63. После того, как фашисты были изгнаны с Клинской земли, в музее начали действовать лектории, проводились концерты. Играл Давид Ойстрах, пела Нежданова. В конце 1944 года из эвакуации вернулись в дом вещи и архивы. И в самый канун Победы музей в отреставрированном виде открыл свои двери для посетителей.

"ЗАВТРА". Полина Ефимовна, вы упомянули об организации музея крестьянином. Это не оговорка?

Полина ВАЙДМАН. История несколько сложнее. Дом ведь Чайковский снимал. И чтобы организовать в нем музей композитора, дом необходимо было выкупить. И выкупили на деньги, преимущественно, слуги Чайковского, Алексея Ивановича Софронова, которому композитор отписал в завещании всё движимое имущество, то есть мебель, библиотеку, личные вещи и подарки.

Модест Ильич после смерти Чайковского обращался ко многим за финансовой помощью с целью выкупа дома в Клину и сохранения его как музея. Обращался он в Дирекцию императорских театров, просил предоставить ему любую работу. Пытался продавать автографы различных деятелей, которые собирал всю жизнь, от безысходности хотел даже через европейский аукцион продать одну из рукописей Чайковского. Было обращение и к сыну фон Мекк Николаю Карловичу. Тот ответил: "Модя, прости, это равносильно отказу, но у меня нет сейчас свободных денег". Сослужил великое дело и сын слуги, Георгий Алексеевич Софронов, крестник Чайковского. В 1920- годы он передал в музей архив и многие личные вещи Чайковского.

"ЗАВТРА". Так кому дом перешел?

Полина ВАЙДМАН. Дом в конечном итоге стал собственностью Модеста Ильича. Он и племянник Чайковского Владимир Львович Давыдов, сын сестры Александры Ильиничны, выкупили дом у Софронова. Модест Ильич сохранил мемориальными комнаты Чайковского и расширил дом для себя и племянника. Первые посетители, кто узнал из газет о том, что дом Чайковского оставлен под музей, стали приезжать в Клин уже в январе 1894 года, а первая запись в книге для посетителей — декабрь 1894 года.

"ЗАВТРА". Распространено мнение: дом в Клину — дар Чайковскому фон Мекк, её поддержка в трудный момент жизни композитора. Это не так?

Полина ВАЙДМАН. Надежда Филаретовна фон Мекк пришла на помощь Чайковскому в 1877-1878 годах, после тяжелой душевной травмы, которую Чайковский переживал. И помогала фон Мекк чрезвычайно деликатно. Долгое время материальные отношения между ними были никому не известны. Фон Мекк предложила постоянное содержание, и Чайковский смог взять в консерватории долгосрочный отпуск и уехать за границу. Оправившись, он невероятно быстро завершил здесь оперу "Евгений Онегин, Четвертую симфонию, и буквально на одном дыхании написал знаменитый Концерт для скрипки с оркестром, и другие сочинения. На следующий год Чайковский приехал в Москву, но в консерваторию уже не вернулся. Помогала фон Мекк и в дальнейшем, практически двенадцать лет, с твердым ежемесячным содержанием, но и дополнительно выручала в сложных ситуациях, когда, например, Чайковский мог написать: я поиздержался, и фон Мекк отправляла ему внеочередные выплаты.

Чайковский, конечно, человеком бережливым не был и к расходованию средств относился по-особенному. Известен такой случай. Обер-прокурор Святейшего Синода Победоносцев телеграммой с большой радостью сообщил Чайковскому, что Государь совершенно без всяких условий выделил ему три тысячи рублей, и спросил: куда и как лучше перевести деньги. Петр Ильич перевернул телеграмму, и на обороте начал выписывать: кому и сколько он должен. Получился такой список, что трех тысяч рублей для раздачи долгов и не хватило. В тот же момент Государь Александр III назначил пенсию Чайковскому.
Чайковский задумался о приобретении собственного дома в 80-е годы. Он вел переговоры, давал даже объявления в газеты, слуга Чайковского ездил, выбирал дом для покупки, Юргенсон помогал. Смотрели дома и в Клинском уезде, и в других уездах Московской губернии. Все эти попытки не осуществились, так как каждый раз попросту не хватало денег. Поначалу Чайковский хотел приобрести дом в Майданово, но это место быстро превращалось в дачное. В конце концов, был выбран Клин, где Чайковский снял дом у мирового судьи Сахарова. Отношения с фон Мекк к тому времени были уже разорваны. Надежда Филаретовна фон Мекк никакого отношения к приобретению Чайковским дома не имела.

"ЗАВТРА". Известный знаток музыки Ольга Ивановна Доброхотова недавно публично подняла вопрос о том, что в России нет настоящего полного собрания сочинений Чайковского, композитора — самого любимого и исполняемого и в России, и за рубежом. Как такое могло получиться?

Полина ВАЙДМАН. История такая. В 1940-м году, в ознаменование 100-летия со дня рождения Чайковского и по Постановлению Совета народных комиссаров, в нашей стране приступили к изданию полного собрания сочинений Чайковского. Оно содержало как музыкальную, так и литературную части. В 1981 году вышел последний том писем, но так и не были изданы дневники и записные книжки, поэтому в собрании этом есть пропуск: нет томов № 1 и № 4.В 1990-м музыкальная часть собрания пополнилась дополнительным томом, в который вошли "Духовные сочинения". Надо сказать, что Чайковский стал первым композитором, 100-летие которого государство отметило на самом высоком уровне. Постановление о праздновании юбилея предписывало, чтобы обязательно в каждом районе, в каждом городе Советского Союза прошли мероприятия в честь 100-летия Чайковского. И все отчеты о проведении, программки концертов присылали со всех концов страны в Комитет по делам искусств. Сегодня музей Чайковского хранит этот архив. Потрясающий документ!

"ЗАВТРА". В таком случае, я не совсем понимаю, о каком издании сочинений Чайковского идет речь?

Полина ВАЙДМАН. Речь идет о попытке вернуться к подлинным текстам сочинений Чайковского и ко всему его творческому наследию в полном объеме, без редакторских и цензурных наслоений и купюр. Замечательные исследователи работали над изданием в 1940-1970-е годы. Но следует принять во внимание идеологические ограничения, принятые в те годы. Были сняты посвящения особам Императорского дома, но в романсах Чайковского на стихи "К.Р." редакторы допустили указание этого имени. Так всё издательство бритвами стирало "К.Р.", едва вышел тираж. Многие произведения Чайковского были существенно отредактированы. Для того, чтобы спасти увертюру "1812 год", Голованов вместо "Боже царя храни" вставил "Славься" Глинки, переписывались и тексты кантат, опера "Иоланта" в 1940 году переписывалась так, чтобы она была созвучна времени. И подобных примеров в наследии Чайковского немало. Петр Ильич Чайковский — наше национальное достояние, и это наше дело — представить всему миру искусство композитора в его подлинном виде.

"ЗАВТРА". Верно ли, что работа над изданием опережает ее финансирование? Что за издательство взялось за такой труд?

Полина ВАЙДМАН. Челябинское музыкальное издательство MPI. На стадии подготовки оно вкладывает собственные ресурсы. Хотелось бы сказать ещё, что вокруг идеи издания собраний сочинений Чайковского объединяются самые разные люди: научные редакторы, исследователи, научные сотрудники, библиотекари, архивисты, коллекционеры, и никто не отказывает в помощи. А непосредственные исполнители — научные редакторы — приступают к работе без всяких предварительных условий, хотя знают: неясно, когда получат оплату за свою работу. "Почитаем за честь!" — говорят они. Пока на "за честь" и держимся.

Беседовала Марина Алексинская

Cообщество
«Салон»
0 0 9 007
10 апреля 2017
Cообщество
«Салон»
34 1 9 266
Cообщество
«Салон»
4 0 9 649

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой