Авторский блог Андрей Сошенко 22:43 16 апреля 2018

Валерий Ганичев: «Главное начало русской идеологии - это все-таки соборность»

К изложению государственной идеологии России: современная русская мысль о национальной идее …
5

Валерий Ганичев: «Главное начало русской идеологии - это все-таки соборность»

 

К изложению государственной идеологии России: современная русская мысль о национальной идее …

 

Продолжу изложение мыслей современных русских мыслителей, содержащихся в книге «Вера. Держава. Народ: русская мысль конца XX, начала XXI века», изданной Институтом русской цивилизации, относящихся к вопросу изложения национальной идея (проекта государственной идеологии) России. Предыдущие материалы представляли видения на эту тему тему О.А. Платонова, В.Н. Осипова, В.Ю. Катасонова, Н.П. Бурляева, С.Н. Бабурина.

Сегодня - о суждениях крупнейшего общественного деятеля современности, русского писателя, заместителя Главы Всемирного Русского Народного Собора, Председателя Правления Союза писателей (1994 – февраль 2018), д.и.н. Валерия Николаевича Ганичева, содержащихся в его интервью-опросе по спектру актуальных проблем на стр. 246 - 278 книги «Вера. Держава. Народ...».

Просматривая повествование В.Н. Ганичева о себе, людях эпохи, русском вопросе через призму интересующих вопросов о государственной идеологии, мне бы хотелось выделить следующие моменты, относящиеся, в том числе, к наследию и вкладу великих современников Валерия Николаевича.

«В журнале «Молодая гвардия» я получил большую духовную закалку. Пригласил меня Анатолий Васильевич Никонов, - говорит Валерий Николаевич, видимо, о 1960-м годе, - великий человек, главный редактор журнала «Молодая гвардия». Конечно, я у него многому научился…»

И далее.

- В журнале печатались такие произведения, как, например, книга Виктора Курочкина «На войне как на войне»… Приходил печататься Владимир Солоухин, приходил Илья Глазунов, мы печатали его повесть «Дорога к тебе».

- Когда я был в Болгарии, то высказал идею создания Советско-болгарского клуба… В этот Советско-болгарский клуб творческой молодежи набрал таких людей, как Петр Палиевский, Олег Михайлов, Анатолий Ланщиков, ну и сам Анатолий Никонов. Они составили костяк клуба, а вокруг были деятели культуры. Кирилл Столяров – сын знаменитого Столярова, Лариса Шепитько… Еще - Лариса Величко, Лариса Васильева. Я гордился, что 20 лет клуб действовал. Лаборатория духа – русского духа. Пока кто-то не написал письмо, что там у нас националисты и они не то проповедуют.

- Я 10 лет возглавлял издательство «Молодая гвардия»… К этому времени я уже получил обкатку, понимание многих вопросов и у Никонова, и у Солоухина, и у Глазунова, и в различного рода источниках, которые было тяжело достать, но все-таки мы читали и Ивана Ильина, читали многие произведения довоенного порядка вроде Розанова, Хомякова, и многое в этот момент становилось ясно.

- В 1972 году мы выпустили книгу «О, русская земля». Это антология русской поэзии. Она начиналась со «Слова о законе и благодати» Митрополита Илариона, а заканчивалась сегодняшним поэтом – «Хотят ли русские войны»… На книгу обрушились. И никто иной, как академик Лихачев. У нас там было стихотворение Н. М. Языкова «К ненашим»… Друг Пушкина, человек целенаправленный…  И вот его стихотворение «К ненашим» сродни стихотворению «Клеветникам России»… Тогда выходит «Советская Россия», газета ЦК партии, с письмом за подписью Д. С. Лихачева и двух докторов наук о том, что методологически неправильно, что издательство выпускает книгу, а там такое стихотворение «К ненашим», которое критиковал Герцен, критиковали революционеры-демократы… А подпись Лихачева в определенное время была уже приговором.

- А вторая книга, когда впервые после войны мы выпустили в одном томе «Тихий Дон»… Так вот эти две книги подверглись критике… А это 1972 год – юбилей маршала Жукова (сразу после юбилея). Он не в таком изгнании, но все-таки в опале. И в комсомоле попросили, чтобы я к нему сходил… Мы читали ему, он кивал головой: тут правильно – про Москву, про Сталинград. А потом я вручил ему две книги от издательства «Молодая гвардия»: «О, русская земля» и Шолохова. Он взял Шолохова, погладил и сказал: «Это мой любимый писатель». А «О, русская земля» он полистал, внимательно посмотрел и заявил: «Мы на фронте очень ценили патриотическую поэзию!» И мы потом эти слова повторили: великий маршал, маршал Победы говорил, что они ценили патриотическую поэзию, поэтому Бог с ними.

- Помню проходил семинар-совещание секретарей ЦК комсомола. Там выступал некто А. Яковлев… Он был заведующий отдела пропаганды ЦК КПСС… И вот он вдруг стал крошить русскую линию, и там находятся такие писатели, как Солоухин,  Ланщиков, Палиевский, Жуков, – это все наши авторы. Потом он оборачивается ко мне и заявляет: «Вот сидит вроде умный человек Валерий Ганичев, но по страницам его книг издательства “Молодая гвардия” бродят попы, стоят кресты, церкви! А где самолеты, где космические спутники?».  

- Мы выскочили из этого знаменитого обвинения Яковлева, который через несколько дней выпустил свою знаменитую антирусскую статью «Против антиисторизма», в которой нам досталось по первое число. Это был ноябрь 1972 года. И не где-нибудь он поместил эту статью, а в «Литературной газете»... И тогда проходило заседание ЦК, и Брежнев обратился к Суслову: «Ты читал эту статью?» Ну, тот, знал, как себя вести: «Нет, я в глаза ее не видел!» Брежнев ответил: «Ну, тогда – убрать этого засранца!» Это Яковлева. И в тот же вечер его назначают заместителем главного редактора издательства «Профиздат», то есть полное понижение. И, говорят, уже тем вечером он лег в больницу: с больными людьми поступают гуманнее... В итоге его отправляют послом в Канаду…

- А что касается Шолохова, то еще будучи в отделе пропаганды я организовал семинар – не где-нибудь, а в Вешенской…  Мы поговорили с ним (Шолоховым) и подготовили отряд молодых писателей – человек тридцать, которые поехали туда. Причем с нами – о, счастье великое – оказался Юрий Алексеевич Гагарин.

- Он (Шолохов) говорил по холокосту, например. Я говорю: «Михаил Александрович, почему из всего, а всего Советский Союз потерял 17 миллионов гражданских жителей и 9 миллионов солдат, выделяется только одна категория?» А он ответил: «Ты знаешь, мы же не антисемиты? Ни в коем случае! Это они там русофобы. И знаешь, что? Мы свои жертвы подавали как героев, героев войны, а они – за жертвы. А Европа – она не хочет героев прославить, она помнит только жертвы. И отсюда – жертвы холокоста, отсюда деньги, отсюда возможности». 

- Достоевский говорил, что русский человек – всечеловек, то есть мы объединяем боли и радости всего мира. Поэтому мы, например, сочувствуем бомбардировке Дрездена во время войны, хотя это наш враг, поэтому мы сочувствуем населению Хиросимы и Нагасаки, хоть и это во время войны. Поэтому мы признаем холокост, но требуем, чтобы  признали 16–17 миллионов погибших во время войны граждан. Ну, пусть 2–3 миллиона других среди них, но 15–16 миллионов – это русские люди, славяне. И мы должны это подчеркивать. И мы не с ненавистью относимся, а с требованием, чтобы это нам учли.

- Затем Пастухов, первый секретарь комсомола, говорит: «Вот все жалуются, что «Комсомолка» – не патриотическая газета, пацифистская газета…, вот мы и просим тебя ее возглавить». Я говорю: «Не хочу. Я не люблю газеты – я люблю издательства...». Но уговаривали… Ну, я пошел. Честно говоря, «Комсомольская правда» – это была тяжелая работа. Может быть, я был первым русским редактором в этой газете. Но дело в том, что у них была своя специфика: действительно, она была пацифистской, действительно, непатриотической, действительно, там не было русских писателей. Когда я пришел, то где-то 200, а то и больше русских писателей впервые появилось на ее страницах. И Анатолий Иванов, и Василий Белов, там и Бондарев, там и Владимир Фирсов.

– Валентин Григорьевич Распутин ведь никогда ничего не получал, но от него всегда исходили такие токи, от которых ты ощущаешь, как себя надо вести.

–  Первое, что я сделал (на посту главного редактора «Роман-газеты»), – это предложил издать Василия Белова… И пошло! В «Роман-газете» мы стали издавать массу значительных народных писателей…  «Роман-газета» – целый период моей жизни – большой, очень важный…. В эти месяцы я написал «Рос непобедимый» – роман о выходе России к берегам южного моря.

- Одним из главных действующих лиц романа был Федор Ушаков. Параллельно я начал работать над образом адмирала Ушакова, хотя еще раньше написал историю его жизни, вышли изданные «Жизни замечательных людей» стотысячным тиражом. Там он никакой не святой… Там он великий флотоводец, великий стратег, великий дипломат, великий сын своего народа. Хотя уже там я написал, что окончил он жизнь в Санаксарском монастыре, построил там дом и молился – это все я написал, но вот осознание его величия пришло позднее – уже в 90-е годы, когда я побывал во всех архивах… Второе издание вышло уже после прославления в 2001 году, и вот тогда он уже был подписан у меня как святой.

- Какие дела своей жизни считаю главными? Всемирный Русский Народный собор. Это, конечно, сверху было дано: вместе с Олегом Васильевичем Волковым, вместе с Натальей Нарочницкой, Юрием Луньковым и, главное, митрополитом Смоленским и Калининградским Кириллом мы собирались… А в это время было веяние по созданию различных русских движений: у генерала А. Н. Стерлигова «Русский Национальный Собор», С. Н. Бабурин собирал РОС, А. В. Руцкой собирал «Державу». Это все имело смысл: тоже нащупывание каких-то путей, но именно Всемирный Русский собор – это то искомое, что должно было быть у нас в обществе. Почему? Потому что тут вспоминаются – и я их привожу на каждом соборе – слова Н. В. Гоголя о том, что если в России что-то созидается, но не благословлено Церковью, то это не очень жизнеспособно. А это было сразу благословлено Церковью, и владыка Кирилл – он тогда был еще митрополитом – увидел, что это очень важно…

- Первый Собор (май 1993 г.) проводим на Патриаршем подворье Свято-Данилова монастыря… Мы завершили принятием документа, утверждением русского начала. Вечером нас принял Патриарх Алексий II, который был очень доволен, что создана такая общественная организация. Он все время подчеркивал, что Всемирный Русский собор – это не собор Церкви, а собор общественных сил, в котором принимает участие Церковь… Второй Всемирный Русский Собор прошел в 1995 году уже в колонном зале Дома Союзов, но вот после него кое-кто решил, что собор можно приватизировать, то есть переписать на себя…  А потом митрополит Кирилл сказал: «Давайте создадим или продолжим нашу организацию, но добавим к названию, например, “Народный собор”!» И вот по этой схеме ВРНС, общественная организация русских людей – как форум, как трибуна – с тех пор действует, и тогда мы приняли решение, что главой собора всегда является Патриарх.

- Наверно, это одно из самых главных дел моей жизни. А второе – это, конечно, Ушаков… Так же, как дело, которое мне поручил Господь Бог – быть во главе Союза писателей России.

–  Вот сейчас (2014 год) разрабатывается стратегия межнациональных отношений. В этой стратегии, в том варианте, который я видел, не упоминались слова «русский народ», «русская культура»… Сейчас среди населения России русских – 83%, а такого не бывало никогда: ни до революции, когда существовало множество национальных окраин, ни в Советском Союзе. И как же мы можем не учитывать эти 83 процента?... Почему мы все время говорим о меньшинствах? Конечно, мы должны их признавать и говорить, но большинство народа: почему оно вдруг вычеркнуто? Поэтому мы предлагаем документ – это или положение, или стратегия о русской народе, о русской цивилизации, – не противопоставляя другим народам – а соединяя, осмысливая. Не надо бояться этого!

–  Я очень часто вместо слова «патриотизм» употребляю термин Николая Михайловича Карамзина «отечестволюбие». Отечестволюбие – вот это, как он считал, патриотизм. И, с одной стороны, говорят: ни в коем случае не смешивайте с национализмом. Но с хорошим национализмом можно смешивать, и вообще национализм не должен носить оттенок только отрицательного свойства. В национализме есть та положительная часть, которая направлена на любовь к Родине, к людям. Где-то я прочитал такой пример, что если взять английскую, французскую, немецкую или японскую энциклопедию, то слово «национализм» там не носит отрицательный характер. Оно обозначает уважение к Отечеству, любовь к своей нации, народу и так далее. Только в русской энциклопедии оно носит отрицательный характер, как попытка подменить одно понятие другим. Ну, а патриотизм значительно шире. С помощью патриотизма мы спасли Отечество в 1941 году, с помощью патриотизма сейчас мы все-таки надеемся вырваться из наших пут, в которые мы попали, – и экономических, и социальных, и нравственных.

– Главная идея для большинства нашего народа – это идея русского народа, идея служения державе, государству, идея служения Отечеству нашему.

-  А главное начало русской идеологии - это все-таки соборность… Когда русские люди собирались вместе, – они побеждали, они всегда были на высоте. Хотя это нелегко.

А вот что говорил Валерий Николаевич по итогам работы XIV ВРНС, отвечая на мои вопросы в 2010 году.

- Наши решения и резолюции в той или иной степени всегда находили отражения в деятельности органов государственной власти. Так, например, несколько лет назад власти, наконец, признали наличие демографической проблемы, хотя Собор об этом говорил еще в середине 90-х годов… Но с другой стороны, многие наши начинания не находят должного понимания со стороны государственных органов...

- Тема соотношения прав, свобод человека и морали основополагающая. Мы говорили (на Соборе еще в 2006 году), что постоянно приходится сталкиваться с фактами, когда правами человека часто прикрываются ложь, невежество и грехопадение… Опаснейший либеральный принцип, по которому права отдельного человека превалируют над интересами общества, стимулирует эгоцентризм, приводит к подмене понятий добра и зла, в конечном счете, разрушает государство.

- А на XIII ВРНС мы говорили об алкогольной угрозе, о том, что это зло просто косит ряды молодежи. Эта проблематика вошла в нашу общую резолюционную часть. И мы видим, что государством сейчас осуществляются конкретные меры по борьбе с алкоголизацией и пьянством.

- Особого внимания заслуживают попытки изъятия детей из семьи по причине «материальных трудностей» родителей. Разлука ребенка с родителями по причине бедности должна квалифицироваться как проявление дискриминации по социальному признаку… Собор выразил негативное отношение к дальнейшему внедрению в России ювенальной юстиции.

- Не осталась без внимания Собора (XIV ВРНС) практика ликвидации так называемых «малокомплектных» школ. Между тем расформирование таких школ под предлогом «оптимизации» бюджетных средств приводит фактически к ликвидации деревень. А Россия во все времена была сильна своей провинцией. Мы создали при Союзе писателей России и Всемирном Русском Народном Соборе Совет по возрождению российской деревни.

Теперь, 1 марта 2018 года, об этом, об отказе от процесса «оптимизации», поддержке малых городов и селений прямо и недвусмысленно заявил В.В. Путин в своем Послании Федеральному Собранию.

… В материале посвященному приближающемуся 25-летию ВРНС, сопредседатель Правления Союза писателей России, стоявший также у истоков создания ВРНС, С.И. Котькало рассказывает о событиях предшествующих созданию ВРНС, главном деле В.Н. Ганичева, как он сам определяет. И начинает С.И. Котькало с самого-самого начала…

«Все началось со знаменитого Обращения к молодежи «Берегите святыню нашу». Основная его мысль: беспамятство - это безнравственность, строить будущее можно только при бережном отношении к своему прошлому. Воззвание подготовили в редакции журнала «Молодая гвардия» главный редактор журнала Анатолий Никонов, Сергей Высоцкий, Валерий Ганичев, Владимир Десятников… В мае 1965 года оно опубликовано в журнале «Молодая гвардия»... Уже в июле 1965 года было образовано первое общественное объединение единомышленников - ВООПИК (Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры). В оргкомитет вошли П. Барановский, писатель Л. Леонов, художник И. Глазунов, В. Кочемасов, А. Садов и В. Ириков... В этот же период, на VIII пленуме ЦК ВЛКСМ… (27 декабря 1965 года) Ю.А. Гагарин призвал власти страны восстановить Триумфальную арку и Храм Христа Спасителя, как памятники победителям Отечественной войны 1812 года. По Триумфальной арке властью страны решение было принято тогда же, а вот вопрос о восстановлении Храма Христа Спасителя растянулся на долгие десятилетия…

Новым этапом духовного возрождения стала подготовка к празнованию 1000-летия Крещения Руси в середине 80-х годов прошлого века. Эта символическая дата разбудила лучшие силы и умы деятелей культуры и науки… В 1987 году образуется Товарищество русских художников, куда вошли режиссер С. Бондарчук и Н. Михалков, писатели В. Лихоносов, В. Распутин, Ю. Лощиц, С. Лыкошин, Ю. Юшкин, В. Калугин, философ Э. Володин и мн. др. Именно они в 1989 году инициировали восстановление Храма Христа Спасителя…»

И, собственно, о ВРНС.

 «Общественные неполитические организации: Всемирный русский конгресс, Всероссийский Русский Собор, Марфо-Мариинское православное сестричество Феодоровской иконы Божией Матери, Всемирный русский университет…, издательство «Роман-газета», журналы «Наш современник» и «Москва», газета «Литературная Россия» и другие выступили с инициативой созвать в 1993 году в городе Москве I Всемирный Русский Собор…, определив тему «Российская соборная мысль». 26 мая 1993 года участники встречали в Свято-Даниловом монастыре Патриарха Московского и всея Руси Алексия как последнюю надежду, как единственную незыблемую духовную соль и твердь… В.Н. Ганичев в своем слове на открытии Собора обозначил параметры неполитического представительства участников дискуссий: «Во избежание конъюнктурно-политического характера выступлений и принимаемых документов, на Соборе не представляются политические партии и организации, а в работе Собора принимают участие только в личном качестве специалисты в области богословия, истории, экономики, науки, культуры…»  Собственно, Первый Собор задал вектор мирного возрождения Отечества на десятилетие вперёд и предложил механизмы по ее реализации. К сожалению, сторона власти президента Ельцина не услышала предложения Собора и реализовывать его решения пришлось уже в новых исторических реалиях, после расстрела Российского парламента и его защитников».

У Всемирного Русского Народного Собора, считаю, неисчерпаемый потенциал, если ему в настоящее время придать дополнительный импульс. Этот форум, несомненно, способен внести решающее значение в вопрос оформления и принятия государственной идеологии на основе национальной идеи.

 

Андрей Сошенко

Комментарии Написать свой комментарий
16 апреля 2018 в 23:13

...Материалы интересны, содержательны... Они могли бы послужить поводом обстоятельного дискуссионно-полемического разговора... В том числе и о
С О Б О Р Н О С Т И... Конечно же, количество имён "эпохи Ганичева" надлежит решительным образом расширить. В частности, было бы желательным "присутствие" других с о п у т н и к о в Ганичева, как-то: Викулова, Проскурина, Щербины, Исаева, Софронова, Юшина, Мигунова, Метченко, Шешукова, Пустовойта, Захаркина, Орлова, Ф. Власова, Журавлевой, литераторов, публицистов, просветителей Рязани, Пензы, Липецка, Тулы, Воронежа, Орла, Дальнего Востока, Средней Азии...

16 апреля 2018 в 23:22

«Поднявшись над Россией ввысь и окинув её взором, можно увидеть голубые и стальные обручи, которые стягивают землю в единую и великую державу. Реки и железные дороги скрепляют и приближают её пространства. И если реки – суть творения Бога, то железные дороги сотворены, хотя и по воле Всевышнего, человеческим разумом, волей и руками людей», - пишет Валерий Ганичев в публицистическом эссе «Державный путь: сигналы истории».

17 апреля 2018 в 12:38

автор, видимо, лишился рассудка, если хочет привить какую-то идеологию в стране, где это делать запрещено на законодательном уровне; путь сначала закон поменяет и "раба на галерах" выгонит из Кремля - лишь тогда берется за идеологию, еще неизвестно, кстати, какую!
читаем 13-ю статью путинской конституции: «Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной».

17 апреля 2018 в 20:48

Уважаемый Тит Бородин!
Степень Вашей осведомленности и правовой продвинутости не имеет границ.