В преддверии получения Гран-при
Авторский блог Евпраксия Макошева 10:10 30 июня 2019

В преддверии получения Гран-при

В 1994 году впервые было принято решение о присуждении Гран-при одному из взявших первую премию конкурсантов


Сегодня в Петербурге пройдёт второй Гала-концерт и будет объявлено, кто же получит золото. Именно так сегодня можно назвать Гран При, который присуждается одному из взявших первый приз участников-номинантов. Впервые Гран-при было решено присуждать в 1994 году и тогда он достался конкурсантке в категории "Сольное пение" Хибле Герзмаве. Сегодня Хибла солистка музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко, признанная во всём мире оперная певица-сопрано.
Что касается пианистов и распределения первых премий в XVI конкурсе, скажу от себя, что ни игра Канторова, ни даже игра солнечного Фудзито  не убедила меня, когда они играли русскую музыку в третьем туре. Удачными эти исполнения не назовёшь.
Канторов выбрал для финала второй, а не первый концерт Чайковского. Отрывок именно из второго концерта был выбран организаторами в этот раз, как заставка-символ к Конкурсу. Этот концерт в последнее время у нас играют довольно часто, ведь он прекрасен. С осени прошлого года его на разных московских и других площадках много раз играл Борис Березовский. Вот это было действительно восхитительное исполнение. Во всех смыслах. Его также играли во владивостокской Мариинке, когда был организован музыкальный марафон имени Чайковского. Его совсем недавно играл тот же Гугнин и много лучше. 
  На конкурсе, наверное, просто было волшебство момента. Неожиданно эмоции некоторых совпали с договорённостями влиятельных лиц и, в результате, мы получили слиток чего-то нового, но точно не золота. Может быть, отчасти. Но нам этот слиток показали. И некоторые, в первые минуты и дни после объявления, даже увидели блеск. 
У Канторова не только не хватало полноты осознания русской музыки, в которой  есть не только праздник. В ней есть и трагизм, и несчастливые опыты, и счастливые минуты композитора, так близкие каждому русскому сердцу. Канторовские темпы нелогично скакали, в зависимости от того, где в каком темпе играть полегче технически, а где потяжелее. И это очень мешало. Мешала также его излишняя "раздолбаистость". Это его качество, как и чувство юмора, которое очень важно лично для меня, в обычной жизни очень приятно и даже необходимо. Да даже больше,- если в человеке нет этой самой лёгкости, раздолбаистости, чувства юмора, ироничности, но только вместе с серьёзностью, глубиной, широтой познаний и взглядов, спокойной мудростью и великодушием, я врядли смогу продолжать знакомство.
  Но, в случае с Канторовым никакой серьёзности не обнаружилось, на мой взгляд. В его игре, особенно, когда речь идёт о Чайковском, многое теряется, исчезает смысл выхода на сцену. Теперь, после конкурса, я совершенно точно знаю, на чей концерт я захочу пойти уже без излишних конкурсных переживаний, а только, чтобы получить удовольствие. 
  Я пойду на Емельянова, чтобы следить за его музыкальным ростом и любоваться постановкой рук, аппарат его от природы прекрасен. Я обязательно пойду на Мельникова,- он очень интересная личность. И это слышно в его звуке. Мне кажется он никогда не станет "гнильём", которого, простите, очень много в мире музыки и, особенно у пианистов, негласной музыкальной элиты.  Я буду стараться попасть на каждое выступление Шишкина. И свою позицию по его блестящим конкурсным выступлениям я могу отстоять  потактво, пофразово, с партитурой в руках, с закрытыми глазами, прослушивая его запись в очередь с записями выступлений других конкурсантов, если кому-то рьяно, как во время конкурсных прослушиваний, захочется сравнивать его с кем-либо. Это было бы прекрасно в прямом эфире, где можно было бы вспомнить о фортепианной школе Нейгауза и Игумнова, Юдиной и Гилельса, о написанных ими педагогических замечаниях, статьях и книгах, ставших основой русской фортепианной школы. Да даже больше могу сказать, не спрашивая разрешения у самого Дмитрия. Я уверена, что если он смог найти столько разных красок для исполняемой им самим музыки, то сможет скопировать исполнительские стили других выступавших из тех произведений, которые были ими выбраны и сыграны. А вот его игру мало кто сможет скопировать. 
  Мне  очень интересен Малофеев. Я ничего не поняла про Яшкина, - очень хочу узнать, каков он в будущем, после того, как уйдёт его юношеская чистота, присущая всем молодым.  Я обязательно пойду слушать Мао Фудзиту, потому что понимаю, он не остановится, он будет искать пути лучшего понимания русской музыки, которую, кажется, полюбил. А австрийскую он играет чудесно уже сегодня. 
  Но я совершенно точно не захочу пойти на сольный концерт  Канторова. Мне он не кажется загадочным. В нём нет тайны, нет непознанного. В его исполнении всё кажется поверхностным и слишком юношески-романтичным. Грёзы тепличных рантье ушедшего прошлого века. Вот такое у меня мнение.

 

фотография Евгения Евтюхова

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой