Сообщество «Информационная война» 20:18 15 июля 2017

В булочную на такси

о влиянии на бизнес травли по политическим мотивам
0

В последние три десятилетия символом «американской мечты» - доступной каждому возможности разбогатеть и обрести славу – стала Кремниевая долина в Калифорнии. Десятки тысяч амбициозных и голодных студентов со всего мира устремились в Сан-Хосе, дабы работать над воплощением смелых идей новой эпохи. Кто-то, не найдя денег на оплату огромных калифорнийских счетов, до сих пор работает в провинциальных забегаловках. Кто-то, найдя спонсоров, но сокрушительно прогорев, вернулся на родину, где бы она ни была, гнаться за куда более скромными целями в русле привычной жизни. Немногие через ад прогрызали себе путь на обложки журналов, посвященных технологиям и IT-бизнесу и полагая себя добившимися успеха, демобилизвывались и моментально улетаи в пропасть банкротства и забвения. И лишь единицы, начав свой путь со стартапа бюджетом в пару сотен тысяч долларов (мелочь по меркам предпринимательства в Калифорнии) вооружившись оригинальной идеей, бешеной работоспособностью и поистине иезуитской беспринципностью, развиваются до уровня глав транснациональных корпораций. История Марка Цукерберга, который, по слухам, собрался выдвигаться на высший государственный пост США в 2020 году, знакома всем, как и неоднократно экранизированная история Джобса и Возника. История успеха и падения Тревиса Каланика совершенно точно не станет основой для фильма, по крайней мере, до тех пор, пока леволиберальный идеологический вектор современного Голливуда не сменит направление самым радикальным образом.

Начало этой истории самое заурядное – детство в семье рекламщицы и инженера, учеба в Калифорнийском университете, студенческое братство, а после выпуска – несколько запущенных вместе с однокурсниками неудачных стартапов и один удачный, принесший Тревису несколько миллионов долларов прибыли. На этом все могло бы закончиться, если бы в 2009 году 32-летний Каланик вместе с командой разработчиков не создал мобильное приложение, связывавшее наемных водителей с пассажирами. В качестве названия был выбран немецкий предлог Uber (над), бывший когда-то в английском языке аналогом слова «супер». Идея вызова такси с помощью приложения пришлась по нраву пользователям и быстро прижилась, уже через два с половиной года эволюционировав в идею предоставления независимым водителям права заниматься извозом на своих личных авто от имени компании, забиравшей себе пятую часть прибыли. К началу 2013 Uber действовал уже в тридцати пяти городах, а к середине 2016 – уже в шестистах, 17 из которых – российские. Широкое внедрение услуг частной компании вызвало протесты со стороны служащих государственных фирм такси, зачастую неспособных на конкуренцию из-за значительно более низкой цены Uber. Это, в совокупности с невозможностью обложить налогами деятельность подобного рода, привело к запрету Uber в ряде городов, в числе которых был, вместе с некоторыми другими европейскими столицами, Париж, где Тревису Каланику и пришла идея сервиса подобного рода. Тревис быстро стал одним из наиболее стремительно разбогатевших людей в мире, а Uber превратился в огромную международную корпорацию, запускавшую по несколько сервисов в год – лодки, вертолеты, доставка еды, перевозка животных – это лишь малая часть услуг, предлагаемых компанией. Сегодня сервисом Uber пользуется значительная часть жителей крупных городов, многие даже предпочли Uber традиционному такси.

Разумеется, повода для написания столь объемной предыстории не было бы, не окажись Uber в центре всеобщего внимания уже в пятый раз за полгода. И дело тут вовсе не в бизнес-успехах стремительно растущей корпорации, дело в том, что ее основатель и бессменный директор не вписывается в представления самой прогрессивной и самой громкоголосой части населения о том, каким следует быть современному предпринимателю и как нужно вести дела. Калифорния – штат либеральный, в его парламенте абсолютное большинство прочно удерживают демократы, а 55 голосов, представляющих штат в коллегии выборщиков из 270, необходимых для победы на выборах президента, традиционно идут кандидату от демократов. Вполне естественно, что появление в такой среде открытого республиканца было маловероятным и неожиданным событием. Напротив, ожидаемо, в свете тенденций последних десятилетий, стало то, что либералы, чьим основным принципом вроде как должна быть открытость к чужим взглядам, подвергли Каланика травле. Повод нашелся довольно быстро – Uber отказался присоединяться к забастовке нью-йоркских таксистов, протестовавших против указа Трампа о запрете въезда гражданам ряда мусульманских стран. Затем Каланик вошел в совет предпринимателей, оказывающий помощь президенту-республиканцу, ну а вершиной всего стала череда скандалов и судебных исков, связанных с обвинениями как компании, так и ее директоров во всех непростительных грехах современного либерализма – сексизме (из-за меньшего числа женщин среди водителей, механиков и членов совета директоров), расизме (из-за отказа поддерживать вышеупомянутый протест) и исламофобии (за компанию, наверное). Разумные, казалось бы, доводы о том, что среди водителей, механиков и бизнесменов женщин мало везде, а не только в Uber, а также о том, что частная компания имела полное право игнорировать протест, к которому она не имеет никакого отношения, не произвели ни на кого впечатления – травля разгорелась с новой силой после публикации записей бывшей сотрудницы Uber, которую, по ее словам, домогались менеджеры компании. Совпало это с рядом запретов на деятельность компании в Италии, Дании и ряде других стран. Под воздействием общественного давления Каланик был вынужден уйти в отставку с поста главы созданной им компании, а на его место, по слухам, уже наметился некий «профессиональный директор». Скорее всего, Каланик больше не сможет найти работу в крупных IT-компаниях – случаи, когда не желающие портить свою репутацию конторы чураются менеджера, отметившегося громком увольнением, как от прокаженного, повсеместны. С одной стороны, денег, заработанных им, с лихвой хватит до конца жизни, но с другой – обидно, что талантливый предприниматель вынужден уходить на пенсию в 40 лет из-за травли, случившейся на пустом месте.

Последним же на сегодняшний день появлением Uber в новостях стала недавняя продажа ею своих российских активов «Яндекс Такси». Для компании это значит зависимость финансовых потерь от потерь репутационных. Для рядового потребителя в любом крупном российском городе – что цены на такси, вероятно, существенно вырастут. Для множества компаний, работающих по всему миру, ситуация с Uber стала сигналом – нельзя идти против главенствующей идеологии, нельзя игнорировать обвинения в свой адрес, если компанию захотят раздавить – ее раздавят и неважно, есть ли для этого повод.

Cообщество
«Информационная война»
126 1 6 186
1 октября 2017
Cообщество
«Информационная война»
2 0 6 443
Cообщество
«Информационная война»
2 0 7 276

Загрузка...
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой