«В бананово-лимонном Сингапуре… »
Сообщество «Круг чтения» 00:00 2 мая 2012

«В бананово-лимонном Сингапуре… »

<p><img src=/media/uploads/kovalenko_thumbnail.jpg></p><p>Подчеркну: такова позиция героя, а не позиция автора, но именно попытка наших либералов сделать деньги высшей жизненной ценностью, попытка поставить телегу впереди лошади, ведёт в тьму и в погибель.</p>
0

Книга Дениса Коваленко под таким провокационным названием: «Иисус достоин аплодисментов», — кажется обречённой на несерьёзное к ней отношение, поскольку важнейшие проблемы нашего бытия сразу же выводит в сферу игры, представления, лицедейства. Аплодируют тому, кто играет, кто отделён от наблюдающей за ним «публики» и старается заслужить её одобрение — в том числе и аплодисменты. 

В «одинокой толпе» современного общества все отделены друг от друга, все играют какие-то роли («Весь мир — театр, а люди в нём актёры» У. Шекспир) и ждут прежде всего одобрения от наблюдающей за ними «публики», ждут «аплодисментов» — неважно, в какой именно форме. Поскольку и свою собственную, личную жизнь воспринимают только как данность, от рождения до смерти. Ничего и никого — ДО, неизвестно что и зачем — ПОСЛЕ. Родители — не нужны, дети — тем более, «ведь я — личность». И чем меньше сущность человека, тем больше и заметнее кажется его личность.

Несколько месяцев из жизни юного Фёдора Дронова по кличке «Сингапур», сначала третьекурсника художественно-графического факультета Липецкого, видимо, педагогического института, а затем слесаря-сантехника, ставшие временем его личностной катастрофы, описаны автором-демиургом изнутри и снаружи не то чтобы со скрупулёзной достоверностью, но, во всяком случае, с психологической убедительностью. И когда его герои, студенты-«нигилисты», схлёстываются в «идейной» драке с последователями секты Муна («Он Муна пидором назвал! »), это выглядит и неожиданно, и, по законам контрапункта, смешно.

Критики (в частности, Павел Басинский) уже отмечали, что творчество автора на древе русской словесности прорастает явно из «ветви» Достоевского, но, в отличие от классика, вопрос о бытии Бога остаётся для Дениса Коваленко вопросом открытым, и даже пасхальная радость: «Христос воскресе! » — «Воистину воскресе! », — в финале романа оборачивается безысходной трагедией, физической гибелью «святой» девушки Гали и душевным крахом главного героя: «Теперь стало всё равно». Весьма символично, что перед этим Сингапур отказывается идти вместе со своими бывшими сокурсниками в странный храм-новостройку, где совершается пасхальное богослужение: ведь, по его глубокому убеждению, «Бога нет», а всё, происходящее в церкви, — не более чем дань традиции, обряд, форма психотерапии для населения «терпеливой, но нетерпимой» страны под названием Россия. И не так уже важно, кто и как сейчас правит в ней: купцы-буржуа или разбойники-революцио- неры, кухарки или гимнастки, — вся жизнь здесь беспросветна, темна и бессмысленна, а значит — не нужна.

Подчеркну: такова позиция героя, а не позиция автора, но именно попытка наших либералов сделать деньги высшей жизненной ценностью, попытка поставить телегу впереди лошади, ведёт в тьму и в погибель. Хорошо, что Денис Коваленко это понимает.

Загрузка...

Cообщество
«Круг чтения»
Cообщество
«Круг чтения»
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой