Авторский блог Андрей Ведяев 12:22 5 августа 2017

Унесенные «Бурей»

Хорватский сценарий: 4 августа 1995 года войска Хорватии вероломно напали на Сербскую Краину. В Сербии этот день является днем национального траура.
0

4 августа 1995 года вошло в историю как дата вероломного нападения войск Хорватии и Боснии и Герцеговины на Сербскую Краину и начала одной из крупнейших этнических чисток в Европе. По словам Милана Мартича, в прошлом полицейского из Книна, который в 1990 году возглавил сербское ополчение и стал третьим президентом Республики Сербская Краина, «из Хорватии было изгнано более 500 тысяч сербов. Разрушено 1100 сербских сел, уничтожено 30 тысяч домов. У сербов отнято 50 тысяч квартир». В Сербии этот день является днем национального траура.
На территории Сербской Краины сербы проживали с VII века, то есть еще до вторжения Османской империи на Балканы. Хорваты в это время мигрировали к восточному побережью Адриатического моря, образовав королевство Хорватия, которое уже в 1102 году вошло в состав Венгрии. Когда Сербия была оккупирована турками, сербы, отказавшись принять ислам, уходили на Запад, селясь вдоль границы Австро-Венгрии. Венгерский король Матвей Корвин освободил их от налогов и гарантировал свободу вероисповедания на условии, что сербы будут защищать границу от турецких вторжений. Именно Военная граница с Турцией и была названа Сербской Краиной. В конце XIX века Военная граница была упразднена, а её области в 1882 году были переданы под управление Королевства Хорватии в составе Австро-Венгрии.

Уния Хорватии и Венгрии просуществовала до 1918 года, причем с 1526 года Хорватией и Венгрией правили австрийские Габсбурги – они же императоры Священной Римской империи германской нации. И лишь в 1918 году после окончания Первой Мировой войны Хорватия вошла в состав Королевства Сербов, Хорватов и Словенцев, переименованного в 1929 году в Королевство Югославия. Однако православные ценности хорватам не приглянулись, и они ринулись назад в привычный бюргерский уклад.

Аналогичную эволюцию претерпела, например, Галиция. Лишившись по итогам Первой мировой войны привычной австро-венгерской среды, она решила вернуться на Запад – прихватив с собой самое лучшее из чужого дома – тот же Киев, Донбасс или Крым, попавший в состав Украины лишь в силу исторического курьеза в 1954 году. Вот и хорваты потянули Краину за собой в «цивилизованную» Европу – а краинские сербы не захотели и решили присоединиться к Югославии, встав тем самым на пути нового мирового порядка.

Югославия уже подвергалась оккупации и расчленению – в ходе Второй мировой войны. Агрессорами выступили Германия и ее союзники. При их содействии в 1941 году усташами (хорватскими фашистами) под руководством Анте Павелича было создано нацистское Независимое государство Хорватия. В результате проводимого им геноцида в концлагерях было уничтожено до 800 тыс. сербов. С другой стороны, хорваты и венгры отличались беспредельной жестокостью на Восточном фронте, в том числе в составе элитных подразделений СС. После войны в состав Хорватии включили Восточную и Западную Славонию, Баранью, Западный Срем, Лику (родина Никола Теслы), Кордун и Северную Далмацию. Однако проживавшие здесь компактно сербы не получили своей автономии.

 двойной клик - редактировать изображение


Бомба взорвалась после того, как Горбачёв сдал ГДР. Объединенная Германия тут же стала наказывать победителей Второй мировой войны. По словам Слободана Милошевича (интервью от 20 февраля 1993 года), СМИ с немецкой педантичностью разделили мир на хороших и плохих. «Хорошие» — это те, кто воевал на стороне фашистов и проиграл войну. А «плохие» — те, кто не был с ними и выиграл войну. Югославия стала первой жертвой политики реваншизма. В Хорватии был установлен тоталитарно-шовинистический режим. «Началось с того, — вспоминал Слободан Милошевич, — что победившая на выборах партия — Хорватское демократическое содружество — стала стремительно вооружаться. Это был первый случай подобных действий после Второй мировой войны. Меня спросили в Женеве: “Что явилось причиной нападения Загреба на Сербскую Краину?” — Я ответил: “Спросите у немцев, они наверняка знают”»…

В 1990 году во всех шести республиках Югославии (СФРЮ) были проведены местные выборы. Победу на них всюду одержали националистические силы. В Хорватии сербскохорватский язык был заменен на хорватский: сначала были изменены грамматические нормы языка, а затем запрещена кириллица. Из школьных программ изымались тексты по сербской истории и литературе, сербов изгоняли из государственных учреждений. Первый президент Хорватии Туджман заявил, что Хорватия времен Второй мировой войны была не только нацистским образованием, но и выражала тысячелетние чаяния хорватского народа. Поэтому для сербов создание своей автономии стало жизненной необходимостью.

В апреле 1991 года сербы провозгласили автономию на территориях, где они составляли большинство населения. В Загребе этот шаг расценили как сепаратизм. Президент Туджман подписал приказ о создании в МВД Хорватии Нацгвардии, что было явным нарушением конституции Югославии, допускавшей наличие только одного военного формирования – Югославской Народной Армии. В ответ сербы стали создавать свои силы Территориальной Обороны. Начались столкновения подразделений хорватской полиции с сербскими ополченцами и Югославской Народной Армией. На территорию Краины начали прибывать беженцы с подконтрольных Загребу территорий. Югославский Красный Крест в 1991 году сообщал о 250 тыс. беженцев сербской национальности.

25 июня 1991 года была провозглашена независимость Хорватии от Югославии. В новой конституции Хорватии возрождались традиции и ценности усташеской фашистской Хорватии времён Второй мировой войны, одной из главных ценностей которой было этнически чистое хорватское государство, а очищать его надо было, главным образом, от сербов. Летом 1991 года в Краине начались боевые столкновения между хорватскими вооруженными силами и сербскими ополченцами, которыми в ряде случаев руководили офицеры Югославской Народной Армии. Фактически это означало начало полномасштабной войны. Хорватию активно поддерживали страны НАТО, особенно США и Германия, а также Ватикан. 15 ноября 1994 года США и Хорватия заключили договор о военном сотрудничестве.

 двойной клик - редактировать изображение


В этих условиях с целью интеграции с Югославией 19 декабря 1991 года сербские автономии образовали Республику Сербская Краина (РСК). Согласно принятой Конституции, РСК являлась «национальным государством сербского народа и всех граждан, которые в ней живут». РСК имела в своем составе 28 муниципалитетов(општин), но неудобное расположение территории, которая была вытянута узкой протяженной полосой вдоль границы с Боснией и Герцеговиной при относительно небольшом числе жителей. В январе 1992 года на территории РСК на линии противостояния сербских и хорватских подразделений были размещены «голубые каски» ООН (UNPROFOR). После подписания перемирия Югославская Народная Армия покинула Хорватию и Краину, оставив сербам часть тяжёлого вооружения. Оно было складировано под наблюдением миротворцев ООН.

4 августа 1995 года в 5 часов утра 200-тысячная хорватская армия вторглась на территорию Республики Сербская Краина – началась операция «Буря» (Operacija Oluja). Главным ее стратегом был тогдашний начальник генерального штаба ВС Хорватии, генерал армии Звонимир Червенко – украинец по национальности. Он родился в Приеполье, в Санджаке на территории Сербии в украинской греко-католической семье, оказавшейся там еще во времена Австро-Венгерской империи, был преподавателем Военно-технической академии в Загребе, был лишен звания подполковника и отсидел 18 месяцев за участие в «хорватской весне» начала 80-х годов. В начале войны в Хорватии Червенко организовал оборону Загреба и блокаду казарм Югославской Народной Армии. В планировании операции «Буря» самое активное участие приняли американские инструкторы из частной военной компании (ЧВК) MPRI. Вся операция носила характер «блицкрига», причем на главных направлениях действовали хорошо подготовленные и обученные по стандартам НАТО хорватские гвардейские бригады. Их беспрепятственно пропускали войска ООН, которые должны были останавливать агрессора.

 двойной клик - редактировать изображение

Операция началась с массированного артобстрела и ударов хорватских ВВС по войскам, командным пунктам, тылам и коммуникациям сербов, а также по всем крупным населенным пунктам. Затем началось сухопутное наступление одновременно в 30 направлениях по всей линии 630-километрового фронта, в ряде мест – при поддержке десанта, высаживающегося с вертолетов. Вечером самолеты НАТО атаковали позиции сербских ракетных войск и ПВО.
Однако в первый день хорватам не удалось добиться решающего перевеса – сербы стояли насмерть, уничтожая танки и пехоту противника. Но силы были неравными. Армия краинских сербов в реальности состояла из 15 тысяч боеспособных солдат с устаревшим вооружением.
Наибольших успехов хорваты достигли в районе столицы РСК – города Книн, который 5 августа подвергся массированному артобстрелу – по нему было выпущено более 5 тыс. снарядов. В схватках за горные перевалы участвовал хорватский спецназ. Ввиду грозящего окружения сербские части были вынуждены оставить столицу. 

В ночь на 5 августа против сербов выступили войска исламистов из Боснии и Герцеговины, ударив сербам в тыл. К обеду хорваты и мусульмане соединились, разрезав РСК на две части – южную и северную. 6 августа хорватский президент прибыл в столицу РСК. 8 августа хорваты уничтожили последние очаги сопротивления сербов, захватив Срб и Доньи Лапац. Командир 21-го Кордунского корпуса Чедомир Булат подписал капитуляцию, поскольку прежний командир корпуса генерал Босанац пропал без вести под Карловацем. В 18:00 7 августа министр обороны Хорватии Гойко Шушак объявил об окончании операции «Буря».

 двойной клик - редактировать изображение

С момента хорватского вторжения сербы начали эвакуацию по маршруту Книн-Отрич-Срб-Лапац, то есть вдоль границы с Боснией, которую они веками обороняли, а потом жили здесь как свободные земледельцы. Беженцы, которые заполнили все дороги, уходили со всем скарбом, поскольку знали, что хорваты никого не оставят в живых – им нужна была выжженная земля. Это был исход целого народа, которому никто в мире не протянул руки помощи.

Под палящим солнцем, без пищи и воды, сербские беженцы двигались по дороге, ведущей к Баня-Луке – столице Республики Сербской на территории Боснии и Герцеговины, и далее к Белграду. Только гражданских лиц за 4 дня погибло около 14 тысяч. Еще 12 тысяч пропало без вести. Беженцев бомбили самолёты НАТО и хорватские ВВС, велся артиллерийский обстрел сербов на дорогах, расстрел из стрелкового оружия и танков. Хорватские военные сжигали целые села – причем с одобрения хорватских властей. Поджоги оставленных сербами домов зафиксировали наблюдатели из ООН. Были полностью уничтожены такие населенные пункты как Кистанье, Дьеврске, Врбник, Голубич, Биовичино-Село, Отрич и Срб. Хорватские дети и католические священники забивали женщин кирпичами и арматурой, закалывали вилами. Особенно страшными были резня в Дворе и резня в Груборах.

Город Двор по-сербски назывался Двор-на-Уни — сюда с 4 августа велась эвакуация сербских гражданских лиц из Петрини. Отдельную группу эвакуируемых представляли пациенты психиатрической больницы и пожилые люди из дома престарелых — всего их было 50 человек. Всю группу сопровождали две медсестры. 7 августа часть города в ходе упорного боя перешла под контроль хорватской армии. 8 августа неизвестные люди в камуфляже вошли в здание школы, где остались те, кто не мог передвигаться самостоятельно или за кем не пришел никто из родных. Инвалидов построили в ряд, а затем убили. Свидетелями преступления стали солдаты из датского миротворческого батальона, которым их командир, майор Йорген Колд, запретил вмешиваться. Однако в 2011 году появились воспоминания миротворцев, и началось расследование. По версии сербской стороны, преступление совершили солдаты разведывательной роты 2-й гвардейской бригады хорватской армии.

После окончания операции «Буря» хорватский полицейский спецназ проводил зачистку территории Сербской Краины, совершая многочисленные военные преступления. Эвакуацией жителей местечка Грубори близ Книна занимались миротворцы UNPROFOR. Семеро жителей отправились в соседнее село на регистрацию, а шестеро остались в Груборах. 25 августа в Грубори вошел хорватский спецназ «Лучко» и убил всех оставшихся жителей. В материалах Гаагского трибунала фигурировали пять жертв, по данным хорватского суда были убиты шесть человек — Йово Грубор, Милош Грубор, Мария Грубор, Милица Грубор, Джуро Каранович и Йован Грубор, причем Йован Грубор был сожжен в своем доме. В 2014 году суд в Загребе оправдал трех хорватских офицеров, заявив в приговоре, что они не знали о действиях своих подчиненных.
В ходе операции «Буря» подпольное лондонское турагентство организовало продажу билетов на «сафари» по 2700 долларов. Любители поохотиться на людей летели в Мюнхен, оттуда их доставляли в Загреб, а оттуда – в зону боевых действий, где они становились членами хорватской «интербригады». Наёмникам-убийцам выдавалось оружие, им беспрепятственно разрешалось фотографироваться над трупами сербов, убивать, насиловать. В основном в Хорватию приезжали немцы, голландцы, англичане, американцы, датчане и венгры. Хорватская «интербригада» носила форму Вермахта и СС.

 двойной клик - редактировать изображение

И вот после всего этого беспредела трибунал в Гааге 12 июня 2007 года признает виновным… Милана Мартича, президента этих несчастных сербов, изгнанных со своей земли, и приговаривает его к 35 годам тюремного заключения. Сам Мартич виновным себя не признал. В заключительном слове он заявил, что прокурор, американец Алекс Вайтинг, требовавший для подсудимого пожизненного заключения, «гражданин страны, которая участвовала в изгнании моего народа, поэтому сегодня он пытается переложить ответственность с настоящего преступника на жертву <…> Из Хорватии изгнано более 500 тысяч сербов»…

Следует отметить, что большинство обвинений и против Мартича, и против других сербов было построено на показаниях предшественника Мартича на посту президента Сербской Краины Милана Бабича. После дачи требуемых от него показаний Бабич… покончил с собой 7 марта 2006 года. Вскоре после его гибели была обнаружена предсмертная записка Бабича, в которой тот обвиняет Гаагский трибунал «в принуждении его к самоубийству с целью сокрыть дачу им ложных показаний на процессах против бывшего югославского лидера Слободана Милошевича и других сербских обвиняемых». А через четыре дня после «самоубийства» Бабича там же в гаагской тюрьме при странных обстоятельствах умер Слободан Милошевич.

Милан Мартич, а также командир корпуса боснийских сербов в районе Сараево, генерал Драгомир Милошевич были доставлены в тюрьму города Тарту на основании соглашения между Гаагским трибуналом и Эстонией от 2008 года «об исполнении приговоров», где они томятся и по сей день. Это наглядный пример того, что ожидало – или еще ожидает – Крым и Донбасс в случае реализации там «хорватского сценария».

 


Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой