Авторский блог Владимир Литов 18:50 3 марта 2017

Трамп и Украина:возможны ли перемены?

не «пророссийские» симпатии, а холодный расчёт
2

Непрекращающаяся блокада Донбасса на фоне такого же напекающегося обстрела его территории с украинской стороны бандеровскими боевиками и воинскими подразделениями ВСУ, дислокация которых позволяет им в любой момент перейти к штурму «оккупированных территорий» - наглядная иллюстрация резкого обострения обстановки, произошедшего на Юго-Востоке страны с момента прихода к власти в США администрации Д. Трампа. Национализация украинских предприятий на территории непризнанных республик- единственно возможный выход из образовавшегося тупика, но она в конечном счете еще более осложняет и без того запутанную обстановку, повышая вероятность  перехода ее в стадию военного конфликта. И вряд ли эту тенденцию изменит продекларированное намерение американского Конгресса сократить военную помощь киевскому режиму. Компенсировать потери он легко сможет за счет нелегальных каналов. Да и потери эти  не очень-то велики, учитывая резкий рост прямых украинских военных расходов, что вряд ли было возможно без санкции американских покровителей. Типичное вашингтонское лицемерие:  с одной стороны, надо создать видимость исполнения предвыборных обещаний избавиться от неоправданных, опасных и затратных великодержавных авантюр за рубежом, с другой – продолжать  их в новом, более «презентабельном»  и, главное, «экономном» виде.  На украинском примере, да и не только на нем, стало очевидно: надежды  на "замирение" Запада с Россией, связанные с приходом к власти в США   команды Трампа оказались несостоятельными. Надо готовиться к новому противостоянию и даже более опасному, чем прежде, поскольку налицо угроза региональной войны с перспективой прямого вовлечения в нее  двух самых сильных в военном отношении ядерных держав .

Впрочем, удивляться такому развороту событий не приходится, тем более, что еще в ходе избирательной кампании Трамп несколько раз заявлял, что интересы США на международной арене он будет отстаивать более жестко, чем это делал «мягкотелый» Обама. И дело не только в том, что  для нового хозяина Белого Дома внутренние американские проблемы, где он столкнулся с сильнейшем сопротивлением,  значат куда больше, чем внешние и он, как реалист и прагматик,  вынужден уступить своим критикам в международных вопросах чтобы консолидировать свои силы и своих  сторонников для решения этих главных проблем за счет второстепенных.  Даже если это сопротивление ему удастся преодолеть, рассчитывать на сколько-нибудь существенное улучшение отношений с новой вашингтонской администрацией при возможных позитивных сдвигах на некоторых направлениях  вряд ли стоит.

«Милые бранятся, только тешатся». Разногласия внутри правящей элиты , касающиеся в том числе  и внешней политики, действительно   имеются, но их не стоит преувеличивать. На установившуюся  мировую гегемонию  США  Трамп не посягает. Тут вся  американская элита выступает единым фронтом. «консенсусно». Новый президент намеревается делать эту гегемонию  менее обременительной  для американской экономики и не столь безрассудно- авантюристичной, как это получилось с ИГИЛ. Очевидно, что   стратегический подход  к украинской проблеме не изменился и не изменится. Враждебная России Украина – подарок судьбы для Запада, прежде всего США, а они  были, есть и будут оставаться геополитическим противником независимой  России.  Понятно, на чьей стороне будет новая вашингтонская администрация, хотя,  исходя их тех же американских интересов, она может и принудить нынешних,   одержимых безрассудной русофобией киевских правителей занять более  реалистические позиции, что, разумеется, было бы позитивным явлением. Пока, однако, реальные «минусы» явно превосходят потенциальные «плюсы

Факт остается фактом. Несмотря на "сотруднические" жесты в сторону России, с приходом Трампа возросла  возможность  «силового» варианта развития событий на Украине. Нечто похожее  произошло  в свое время с  агрессией  проамериканского режима Саакашвили  против Южной Осетий и Абхазии.  Кстати, сам бывший грузинский лидер в свое время проходил «политподготовку» в США, в числе организаторов и спонсоров которой был и Дональд Трамп… И в этом плане отнюдь не случайно заявления выдвинутого им на должность государственного секретаря Тиллерсона о том, что при решении проблемы Крыма был  оправдан и силовой вариант. Так что удивляться тому, что происходит сейчас в Донецке и Луганске  не приходится....

Кое-кто, в том числе и в российских политических кругах , до сих пор  возлагает надежды на доброжелательные   высказываниями Трампа  в адрес  России и  президента В. Путина, резко контрастирующие со злобной русофобской  риторикой  и антироссийскими акциями   ушедшей администрации Обамы. Отобьет, мол, новый американский президент атаки на него со стороны своих влиятельных противников, и начнет разворот в сторону «сотруднического» курса с Россией. Пустые надежды,  точнее рецидивы, казалось бы, давно опрокинутых реальной жизнью либеральных иллюзий.  В политике все решают не личные симпатии и антипатии, а объективные интересы стоящих у государственного руля властных  группировок, когда они того требуют, о симпатиях сразу же забывают.  Да и  в искренности самих "пророссийских" симпатий того же Трампа   тоже большие сомнения. Тут, скорее, можно вести речь о холодном и точном политическом расчете, учитывающим психологию и настроения избирателей, особенно в американской глубинке.

Типичный, «средний» американец имеет  смутное представление, как  о России, так и  ее Президенте. Но он хорошо чувствует безразличие к нуждам и интересам   простых людей вашингтонской администрации, обслуживающей интересы  богатой и привилегированной элиты. И когда ее руководители начинают оправдывать неудачи своей политики, особенно международной, ссылками на вмешательство внешних сил,  прежде всего России, у людей возникало естественное чувство недоверия и протеста.  Так называемые «пророссийские симпатии» значительной части  проголосовавших за Трампа – это очевидные антипатии к своей  федеральной власти, ее постоянной лжи и лицемерной   риторике,  а высокие рейтинги Путина- это антирейинги опостылевших  всем американских политиков,   тесно связанных   с олигархической элитой..   Нападки Клинтон  на Россию и ее Президента лишь озлобляли разочарованных,  утративших доверие к власти людей и фактически подыгрывали Трампу.

И в этом плане куда полезней задуматься, почему провалилась  предпринятая в период обамовского правления так называемая  "перезагрузка"  российско-американских отношений. Тогда ведь тоже, на официальном уровне двух стран выражались надежды на "конструктивное взаимодействие" двух стран в решении международных проблем, включая и  "совместный отпор международному терроризму".  Время и опыт, «сын ошибок трудных», показали, однако, что российская дипломатия выбрала заведомо несостоятельный подход. Нельзя было  надеяться на успешные результаты  переговорного взаимодействия с Вашингтоном  в вопросах, где он,  не переставая считать Россию своим геополитическим противником, стремился только ослабить ее позиции, а если и шел на какие-то договоренности, то только считаясь с реальной силой. . Ставку надо было  делать не на заведомо бесплодное  «конструктивное сотрудничество", а на твердые и решительные действия по защите своих жизненных интересов, прежде всего,  в соседней Украине, включая и использование военной силы.

«Перезагрузка» и Украина

Был упущен оптимальный, бескровный  и полностью соответствовавший международному праву вариант - ввод  российских войск на Украину с целью прекращения воцарившегося там хаоса и вооруженного насилия и  восстановления конституционного порядка по просьбе  законного правительства, отстраненного от власти в результате государственного переворота и вмешательства извне. Соединенные Штаты надо было поставить  перед свершившимся и не подлежащим пересмотру фактом - сохранением если не союзнической, то, по крайней мере, добрососедской Украины в пространстве единого русского мира. Естественно,  при  предоставлении полной самостоятельности украинским властям, все равно старым или новым  при условии лишь их отказа от насильственного навязывания  большинству населения  органически чуждых ему бандеровских порядков и враждебности по отношению к России. Не решив этой общей проблемы,  ограничились лишь  решением частной, то есть  присоединением Крыма.Такой подход  привел к возникновению других острых вопросов,  связанных с с образованием Донецкой и Луганской республик, которые предполагалось решить на путях переговорного урегулирования. Хотя добиться этого с националистическим, яро русофобским режимом в Киеве было весьма проблематично.  Верх, однако,  взяли    опасения резкой конфронтации с Западом, прежде всего с США,  а также еще более  весомая боязнь развязывания на Украине  гражданской войны. Все  эти опасения, однако, оказались несостоятельными,  в  действительности  получили  и то, и другое.   Укрепление же  российских позиций  в черноморском бассейне с лихвой перекрылось  возникновением на  южных рубежах самого враждебного  и непримиримого России  государства под полным контролем ее давних геополитических противников. Недостаток политической воли и решимости привели к возникновению острейших  проблем,  иллюзию выхода из  которых создали вроде бы «спасительные» и «безальтернативные» по видимости  минские соглашения.  Иллюзию потому, что реального выхода из создавшейся взрывоопасной ситуации обеспечить они  попросту неспособны в силу  объективной непримиримости противоборствующих сторон, прикрытых  чисто поверхностной декларацией о добрых намерениях без каких-либо гарантий и санкций за нарушение своих обязательств. Каких-либо особых  доказательств  тому не надо, сплошные доказательства, и каждый божий день...

«Не дай бог России ввязаться в гражданскую войну на Украине, именно к этому стремится Запад!». Эта мантра и сейчас   назойливо звучит на всех популярных ток-шоу и телепрограммах ведущих российских телеканалов.  Но ведь уже   фактически ввязались, точнее, вынуждены были ввязаться, и назад ходу уже нет. А войне побеждает тот, кто проявляет твердость и силу, особенно когда противник, как говорится «закусил удила» и с ним невозможно договориться.

Толковали и до сих пор толкуют  о «политическом урегулировании» Но с кем? С бандеровской властью и ее западными, в том числе американскими  покровителями?Но ведь они уже сотни раз доказывали,  что в такой урегулировании не заинтересованы. Так что же, ждать, опасаясь обвинений в «агрессивности», которые, кстати, и без того давно и назойливо звучат в адрес России,  когда этот счет перевалит за тысячи? Тактические выигрыши и  достижения неизбежно обесцениваются отсутствием продуманной стратегии, что наглядно показал и до сих пор показывает ывает весь ход украинских событий. Стремлению наладить «конструктивный диалог» вместо  жесткой конфронтации, не помогли ни постоянные призывы к «разуму»  и  «реализму»  партнеров по нормандскому формату ни ежедневные телефонные  звонки политиков друг другу, ни многомесячные переговоры,  разговоры,  и уговоры соблюдать  минские договоренности, ни официальные  отмежевания российской стороны от поддержки донецкого и луганского ополчений,. Ставка на личную дипломатию не только на Украине, но и на других направлениях,  не сработала, более того,  постоянные уступки и миротворчески жесты с российской стороны расценивались западными, прежде всего, американскими политиками,  как проявление ее слабости и нерешительности. В результате вместо ответных жестов «доброй воли» происходило  ужесточение позиции Запада, завершившееся фактическим возобновлением, казалось бы,  канувшей в прошлое  «холодной войны», что, естественно, отражалось и украинской проблеме.

Не получится ли так и с Трампом? И сделаны ли выводы из явно затянувшейся пробуксовке минского процесса ?  Не похоже.  На официальном уровне вновь выражаются надежды на «сотрудничество» и «диалог»,  в том числе на украинском направлении. То есть, применяются подходы, доказавшие свою полную несостоятельность в попытках "умиротворить" Администрацию Обамы.   И вновь  с российской стороны  привычным авансом  делаются односторонние  уступки в расчете на то, что  новая вашингтонская администрация ответит аналогичным образом. .И это тоже было , было не раз и   приводило к прямо противоположным результатам. Так может произойти и на этот раз.

Трамп в отличие от российского Президента не обладает  реальной полнотой власти в стране. Даже если бы он искренне захотел  радикальных перемен в отношениях с Россией и налаживания  с ней  действительно конструктивного взаимодействия в решении международных проблем, на что, как показывают его первые шаги, рассчитывать пока трудно,  ему не дадут этого сделать ни русофобский в своем подавляющем большинстве Конгресс, ни тот же республиканский истэблишмент, отнюдь не ставший, по крайней мере, пока,  прочной опорой нового Президента. Да и ближайшее окружение Трампа- русофобы похлеще  даже клинтоновских и обамовских..

Республиканские консерваторы и ястребы, а именно они заняли решающие посты в команде Трампа, также как и их единомышленники в Конгрессе, в еще в большей степени,  чем обамовские политики и дипломаты,  воспримут односторонние уступки  и примирительные шаги со стороны России  как проявление слабости и мягкотелости ее руководства  с  последующим нарастающим ужесточением американских позиции и требований, как это неоднократно случалось в прошлом. Не прибавят  широкие российские жесты политических дивидендов и  самому Трампу, Скорее наоборот, его многочисленные противники, в том числе и в республиканской партии,  расценят их  как  благодарность Кремля за «пророссиские симпатии». Куда  благоразумней была бы здесь сдержанная  позиции с критическим  отношениям к  тому, где  с будущим хозяином Белого Дома  никогда не удастся найти общий язык. Например,  к его резким выпадам против Китая или  пещерно- антикоммунистические  эскападам, касающихся Кубы. Тем более, что они завуалировано направлены и против самой России.  Все это ясно даст понять новой вашингтонской администрации, что такая нормализация не будет сопровождаться отходом России от своего принципиального курса, а твердость в отстаивании своей позиции- тоже весомый аргумент в противостоянии с теми, кто признает и ориентируется только на силу.

Новые возможности и новые опасности

Какой вариант действий в создавшейся, пока еще  не вполне определенной  ситуации представляется наиболее оптимальным для России в урегулировании украинской проблемы?  Занятая Кремлем выжидательная позиция с продолжением заведомо тупикового минского процесса, консервируя ситуацию «ни войны, ни мира»,  конечно же,  привычна и удобна. Тем более, что каких-либо серьезных рисков  в силу устоявшегося хода событий по видимости не несет.  Но это лишь по видимости. Если задуматься всерьез, то создавшаяся  после смены власти в Вашингтоне ситуация  добавляет  новые опасности и вызовы в дополнение к уже существующим,  причем с  самыми непредсказуемыми последствиями. И дело не только в  жестких, можно даже сказать воинственных заявлениях как самого Трампа, так и членов его команды. В  реальной жизни, развитие событий может выйти из под контроля политиков, особенно когда в этом заинтересовано их влиятельное окружение.

В отличие  от  администрации Обамы, уклонявшейся от открытой поддержки постоянных  вооруженных вылазок украинской армии и бандеровских боевиков, республиканские ястребы  «команды Трампа»  могут  пойти на  более  решительные действия,  поскольку в нее вошли и видные американские генералы, известные своей склонностью  к силовым методам преодоления конфликтных  и кризисных ситуаций.  Президента , отмежевывающегося, по крайней мере на словах, от военно-силовых методов, могут поставить, например,  перед необходимостью спасения американских советников и военных специалистов, помогавшим украинским силовикам  в очередной попытке прорыва  обороны донецких или луганских ополченцев. И Трамп  вынужден будет по политическим соображениям , действовать самым жестким образом.  А тут еще рвущийся к власти на Украине с  одобрения тех же американцев,  неистовый русофоб  Саакашвили.  Он тоже может разыграть силовую карту против России, естественно, ради сплочения  вокруг себя  таких же воинствующих авантюристов  из всевозможных националистических группировок. А такая горючая смесь  из  разномастного политического и бандитского  отребья,  одержимого лютой ненавистью к России, способна  моментально воспламенить всю страну. Тем более в условиях, когда бандеровский режим,  объявил о своем намерении создать  ядерного оружие, о чем уже открыто говорилось в Верховной Раде. Можно представить, чем это может обернуться, если оно попадет в руки авантюрных и безголовых политиканов в Киеве…

Трампу, судя по его первым шагам, не хватает  необходимого государственного кругозора», он проявляет неоправданные колебания и неустойчивость, поддаваясь давлению со стороны различных группировок американского истэблишмента, позволяет, по крайней мере, пока,  себя уламывать и собой манипулировать. Но это скорее идет от политического непрофессионализма и отсутствия необходимого опыта, чем от характера и волевого настроя, которые, в конечном счете, могут помочь ему преодолеть первоначальную растерянность  и неопределенность  и двинуться к практическому достижению поставленных целей.  Но одно вполне очевидно.  Как упорный и  жесткий политик, плоть от плоти  американской правящей элиты, Трамп считается в международных делах с реальной силой. Разговор с ним надо вести твердо и с четко, опираясь на такую силу.  Нерешительность, боязнь довести начатое до конца,  всегда расценивались как слабость и неуверенность в себе, а со слабыми в политике не церемонятся. Им навязывают свои условия, не соблюдают достигнутые договоренности и пытаются надавить еще, добиваясь новых уступок. Именно так вели себя западные, прежде всего американские политики, когда Россия, проявив решительность и твердость с присоединением Крыма, стала отступать, уклонившись от поддержки  нараставшего движения протеста на украинском Юго-Востоке и отказавшись от  решительных действий   с целью смещения враждебного ей киевского режима. Как очевидная уступка давлению Запада, то есть, тех же США, было расценено переключение военных усилий с главной для безопасности России угрозы  в соседней Украине, на второстепенную, в далекой Сирии. Там, видимо, присутствовал и неоправдавшийся  «примирительный» расчет на совместную борьбу с террористическими группировками, представлявшими опасность  для того же Вашингтона.

Картина была бы совсем другой, если бы на Украине Россия проявила себя «железа тверже» и последовательно придерживалась курса на сохранение своего близкого соседа  как дружественной державы, не исключая применение для этого и силового варианта.  Иными словами, если  бы  образное выражение В. Путина о том, что , хозяином  русской тайги должен быть медведь не оставалось на чисто декларативном уровне, а подкреплялось конкретными и целенаправленными шагами. И  не такими робкими вроде признания документов жителей Донбасса и Луганска или поддержки национализации там украинских предприятий. А реальными, «крутыми», которые бы на деле показали, что  чужаки, проникшие  в русскую  тайгу, все равно как - обманом или грубой силой- на своей шкуре  почувствуют, что попали во враждебный мир, из которого надо побыстрее  убираться восвояси, иначе их  все равно заставят сделать это с большими потерями и болезненными ударами по своим же национальным интересам.

Подобная ситуация оказала бы отрезвляющее влияние на американскую правящую элиту, включая того же Трампа. И заставила бы новую вашингтонскую администрацию в   отличие от обамовского руководства признать  реальное равноправие России в заключаемых с ней соглашениях, так же, как и необходимость их соблюдения. При сохранении же нынешнего положения, ни на то, ни другое, мягко говоря, не   гарантировано, поскольку окно возможностей влияния на украинскую политику России, которое давно надо было наглухо закрыть, остается  до сих пор приоткрытым.  И если   такими возможностями не захочет воспользоваться Трамп, его вынудят к этому политические оппоненты, которые только и ждут подобного момента для  дальнейшей дискредитации и ослабления позиций новоизбранного Президента.

Надо поставить пришедшую к власти вашингтонскую администрацию перед очевидными фактами, перед сложившейся реальностью, попытки изменить которую могут обернуться для нее их куда  большими потерями и «минусами», чем «прагматическое» приспособление к изменившейся действительности. Другого языка и другого  подхода  американцы, будь то демократы или республиканцы, просто не поймут, потому что привыкли считаться только с реальной силой.  Чего, впрочем, и не скрывают.

Если уж касаться Трампа, то он в куда большей степени здесь представляет интерес как появившийся на Западе политический тренд. Впервые за многие годы  успеха добивается не тот, кто безвольно  дрейфует по течению, приспосабливаясь  к настроениям большинства, а тот, кто пытается изменить это течение и переломить эти настроения в свою пользу, не обращая внимания на отчаянное сопротивление противящихся этому политических сил и монополизировавших эфир средств массовой информации.  Волевой настрой, решительность и смелость действий могут обеспечить победу и «антиглобалистских»  политиков в Западной Европе, что, естественно, также может привести к серьезным изменениям в этом регионе.

Оправдан ли   дрейф по течению

В такой же смелости, и решительности при отстаивании своих краеугольных национальных интересов  нуждается  сегодня и внешняя политика России. Без них решить острейшую  проблему украинского Юго-Востока,  создающую реальную угрозу ее безопасности и превращающую в кошмар повседневную жизнь миллионов  близких соотечественников в соседней стране попросту невозможно. Конкретные шаги в этом направлении предлагались давно, да и сейчас,  пускай, с гораздо  большими издержками,  их  еще   не поздно предпринять.

Открыто и твердо, включая и военную помощь, поддержать Донбасс и Луганск в их стремлении полностью освободить свои территории от бандеровских оккупантов. Также  открыто, без оглядки на то, что подумают в Вашингтоне, Лондоне и Париже , вести  дело к созданию дружественной России Новороссии на основе свободного волеизъявлении проживающего на украинском Юго-Востоке населения , которое само определит конкретные формы своей государственности. А при отказе в проведении референдумов ввести на их территорию ограниченные контингенты российских войск, что обеспечит независимость от давления киевских и местных властей и террора бандеровских боевиков. Впрочем, основную работу возьмут на себя активисты  освободительного  движения в конкретных областях – бездарная и  антинациональная киевская власть немало сделала для того, чтобы ненависть к ней стала прочной и . повсеместной.. Если западные державы, те же США и Израиль, не колеблются посылать в далекие страны свои воинские контингенты для освобождения нескольких заложников, а то и просто для защиты от фиктивных угроз, то почему этого Россия на может сделать на Украине, где в заложники взяты многие миллионы наших соотечественников и где создана реальная, а не вымышленная  угроза всему Русскому миру.?  Настроения в русскоязычных областях мало чем отличаются от тех, которые преобладают в Крыму, Донецке и Луганске. Если люди почувствуют реальную поддержку России, никакая военная сила бандеровские порядки там не сохранит, напротив, армия перейдет на сторону народа.  Как это уже было в Крыму, хотя там были сосредоточены контингенты. Давно пора приступить и к налаживанию активного взаимодействия  с политиками и дипломатами Польши, Венгрии, Чехословакии, Румынии  в реализации требований предоставления  особого статуса и самой широкой автономии на основе плебисцитов всем проживающим на  украинской территории нациям и народностям. Естественно, в обмен на их ответную поддержку таких же плебисцитов в областях Новороссии.

Исправлять нынешнюю политическую  аномалию на Украине, предопределенную трусливо-предательскими действиями ельцинско-козыревской дипломатией 90-х годов,  все равно придется. И чем раньше, тем лучше. Многое и без того упущено и, не стоит в дополнение к уже существующим проблемам и трудностям  добавлять все новые, еще более сложные ид острые.  И сделать это можно лишь путем жестких и решительных мер, с применением, как в Сирии,  силовых методов, другой подход просто не сработает. Здесь как со злокачественной раковой опухолью. Ее надо удалять  хирургической операцией. Надежды на то, что опухоль рассосется сама собой, что организм сам справится  с ее метастазами.становятся  для него уже смертельно  опасными

Понятно, что любая сложная операция проходит болезненно и сопровождается серьезными осложнениями. Можно представить, какая истерика  будет поднята на Западе, каким агрессивным монстром  изобразят там Россию  Ну  и что из того?  Разве сейчас ее нет? Чуть больше, чуть меньше, особой разницы не просматривается.  С какой стати надо  равняться и ориентироваться на мнение и реакцию политических кругов на Западе, для которых Россия  была, есть и будет неполноценным и не отвечающих цивилизованных стандартов государством?  Куда уместней прислушаться к советам мудрым государям  циничного, но хорошо разбиравшегося в политике Макиавелли «иди спокойно своей дорогой и не обращай внимания на вопли и проклятия тех, кому с тобой не по пути».

Впрочем, при желании и умении всю эту глобальную русофобскую истерику можно повернуть против ее инициаторов и  организаторов. В конце концов,  отстаивая свои национальные интересы на Украине, российское государство защищает безопасность  свободную  и мирную жизнь всего украинского народа,  которые неразрывно связанные с сохранением дружественных отношений с близким и братским ему русским  народом на том же едином русском пространстве. А мир и безопасность в этом ключевом европейском  регионе - надежная гарантия от превращения его в зону военно-политического противоборства, чреватого возникновением самоубийственного для человечества   глобального конфликта.  Сила правды, сила неопровержимых фактов делают свое, как показывает пример российского телевидения ( RT) в западных странах. Его всерьез там начинают опасаться, несмотря на подавляющее доминирование в эфире  ведущих медиа-корпораций, ведущих информационную войну против России.

Нынешняя, по сути мало чем отличающаяся от обамовско-клинтоновской позиция новой вашингтонской  администрации, во многом объясняется нерешительностью и двойственностью позиции России. Если бы она стала «железа тверже» в защите своих краеугольных интересов, ситуация была бы совсем иной. По той простой причине, что соблазн использовать эту нерешительность и двойственность просто исчез бы как политическая реальность. А с проявленной  твердостью и  силой команда Трампа, открыто делающая на них свою ставку, будет считаться больше своих предшественников. Когда вопрос станет ребром,  США и их натовские союзники  не пойдут на глобальный конфликт в интересах третируемых и презираемых ими  украинских марионеток. Президент США даже под давлением республиканских «ястребов» вряд ли начнет свою  внешнеполитическую деятельность с  резкого обострения отношений с Россией и  возникновения риска  большой войны ради далекой и не очень-то нужной Америке  Украины.  Для  Трампа  она в сферу жизненных интересов США не входит, а только отвлекают ресурсы и возможности  от решения куда более важных внутренних проблем. Тем более,  когда речь идет об опаснейшей военной авантюре, которая может поставить крест на его громогласных обещаниях возродить величие и могущество Америки через подъем ее экономики и бизнеса. К тому же новая вашингтонская администрации  может возложить значительную долю ответственности за  решительные действия России на ушедшую команду Обамы, и для этого есть все основания. Союзники же США по НАТО еще менее будут склонны втягивать себя в совершенно непредсказуемый для них военный конфликт, тем более в условиях неизбежных реформ самого Североатлантического Альянса .

И дело тут, конечно, не в том, что Вашингтон готов будет пойти навстречу национальным интересам России в ущерб собственным, сдавая, казалось бы, уже прочно завоеванные на Украине позиции. Как раз наоборот. Речь идет о национальных интересах Америки, только понимаемых более широко и реалистично.   Парадокс в том, что пойти на это Вашингтон может лишь тогда, когда его подтолкнет к этому сложившаяся объективная ситуация.  Уж если на то пошло, Россия не «подставит» Трампа, а, наоборот, поможет ему реализовать своих же предвыборные обещания, если проявит решительность и твердость в отстаивании своих первостепенных национальных интересов.

Еще совсем недавно с подачи З. Бжезинского, власть имущие в США, как демократы, так и республиканцы, считали, что нельзя допустить воссоединения России с Украиной, поскольку в этом случае она вновь станет великой державой. Такой геополитический , нарочито идеологизированный подход сегодня уже  не является  для  вашингтонских политиков  непререкаемой аксиомой.  В нынешней обстановке   решающее значение приобретает экономическая  и научно-техническая мощь и обновленная и модернизированная не ее основе военная сила.  Трамп, хорошо понимая это, переносит акценты в своей политики с второстепенного на главное, и в этом он,  безусловно, прав.  Россия даже в союзе с Украиной не будет представлять серьезной угрозы имперской гегемонии США, оставаясь на задворках экономического и научно-технического прогресса. И такое положение неизбежно в условиях продолжения правительственными либералами гайдаровско-кудринского монетаристского курса, который по большому счету отвечает и геополитическим интересам Вашингтона, кто бы ни приходил там к власти. И если изменений пагубного для страны не предвидится,  то почему бы не воспользоваться сменой ориентиров  в Белом Доме хотя бы для реального продвижения в урегулировании  жизненно важной для российского государства   украинской проблемы?

Нужны решительность и воля

Назрели и необходимые коррективы  в российскую  внешнюю политику.  Торжественные и гордые заявления  о том, что Россия в отличие от Запада не вмешивается во внутренние дела других стран и поддерживает отношения только с существующей властью давно уже режут слух своим дилетантизмом и вопиющим отрывом от реальной жизни. Чем гордиться- то, какими достижениями и успехами такого «невмешательства», если взять ту же Украину?  Здесь российские политики и дипломаты действительно  поддерживали  отношения только с существующей властью, проявляя заботу лишь о доходах от газовой трубы. Американцы же, наоборот, не только вмешивались в эти дела, но и работали на свержение существовавшей власти, открыто продвигая на высшие посты своих людей  и даже подготавливая бандеровских боевиков, осуществивших впоследствии государственный переворот.  Чем закончилось все, хорошо известно. Погоня за мелкими коммерческими выгодами обернулась таким провальным ослаблением жизненно важных для страны стратегических позиций, как в экономике, так и в сфере безопасности, что поневоле хочется повторить прозвучавший в российской Государственной Думе сто лет назад знаменитый вопрос: «Что это, глупость или измена?»  Боязливое топтание на месте во внешней политике не менее опасно и вредно, чем такое же топтание  на монетаристских догмах во внутренней. Разве это не очевидно? И не пора ли, наконец, отдать  во внешней политике приоритет  краеугольным направлениями стратегии возрождения российского государства, игнорируя неизбежные временные  тактические потери и «минусы» от таких решительных действий  в настоящем?  Интересно, как бы ответили на него  ведущие и участники  популярных телепередач и ток- шоу, постоянно восхищающиеся работой российских политиков и дипломатов?

Отсутствуют пока и ответы  на другие вопросы, волнующие уже не политологов и журналистов, а простых  людей не только в России, но и в российских диаспорах других стран СНГ, «примеряющих» на себя украинскую ситуацию.  Для  обороны и безопасности российского государства  соседняя Украина куда важней, чем далекая Сирия. От военных действий и террора  в Донецке и Луганске  также страдает мирное население,  жизненные права и интересы которого обещано защищать на самом высоком государственном  уровне. Почему, на близкой родной для многих россиян земле нельзя открыто использовать  против боевиков и  террористов российскую военную помощь, как это делается  в Сирии? Тем более, что террор развязан и поощряется нелегитимным киевским  режимом, который  не может,  как и террористы  в Сирии,  прикрываться  нормами международного права. Если против единого русского мира совершена  агрессия, подготовленная и поддержанная извне,  что признано на официальном  российском уровне, почему тогда Россия не даст ей  такой же отпор своими вооруженными силами, как она это сделала в  Южной Осетии и Абхазии, где бандитское нападение на них также поощрялось теми же внешними силами? Неужели  судьбы других, пускай даже дружественных народов, важней для российского руководства, чем судьбы его соотечественников, проживающих совсем рядом, на территории единого русского мира?  И будет ли вечно продолжаться высасывание из без того скудеющего российского бюджета все возрастающих количества  средств на решение внешних конфликтов в условиях их острого дефицита на нужды экономического и социального развития собственной страны?

Внятного ответа на эти вопросы пока нет, а они необходимы.  Президентские выборы в России состоятся уже в будущем, 2018 году. Как показывают социологические  опросы, присоединение Крыма, способствовавшее укреплению национального единства  и  заметному подъему рейтинга В. Путина, перестает играть свою роль.   Бесконечное топтание на месте, без какого-либо движения вперед  во внешней политике не менее вредно, чем  во внутренней.  Хотя упрямая приверженность монетаристским догмам российских либералов, блокирующая по сути развитие экономического и оборонного потенциала страны, становится сегодня главной угрозой ее безопасности.  В любом случае, в новой обстановке, а она действительно меняется только в США, но и Западной Европе, нужны и новые подходы, учитывающие, естественно, как «плюсы», так и минусы проводившегося внешнеполитического курса.

Что произошло бы, если бы Россия  не оказала военную поддержку Сирии в критический для нее момент? Ответ очевиден: неизбежное падение дружественного режима Асада и мощное усиление позиций Исламского государства, которое его западные  рассчитывали потом направить против России и Китая. Решительные  и твердые действия российского руководства помешали реализации этих планов. И, напротив, уклонение от таких действий, безвольный дрейф по течению, какими бы текущими преимуществами он ни оправдывался , приводил  лишь к ослаблению стратегических позиций российского государства, снижению его международного престижа и пренебрежительному отношению  к нему западных «партнеров».

За отказ от военной поддержки дружественных Ирака и Сирии России пришлось заплатить потерей десятков миллиардов долларов  заключенных, но не реализованных контрактов с ними и, главное, возникновением серьезной и  непреодоленной еще угрозы международного терроризма на дальних рубежах. Отказ от ввода войск на Украину по просьбе ее законного правительства  обернулся гражданской войной и полным кошмаром дли миллионов  соотечественников, проживающих в соседнем государстве, не говоря уже  возникновении опаснейшей угрозы безопасности и миру уже на  самих российских границах, в самом центре русского мира.  Чем обернется отказ от решительных действий в отношении  безмозглой, но в то же время крайне  воинственной,  авантюристичной,  да еще  рвущейся к ядерному оружию киевской власти,  даже страшно  представить.

 

 

 


Загрузка...
Комментарии Написать свой комментарий
4 марта 2017 в 07:44

Автор предлагает поставить Америку раком и о...ь. """"Надо поставить пришедшую к власти вашингтонскую администрацию перед очевидными фактами, перед сложившейся реальностью, попытки изменить которую могут обернуться для нее их куда большими потерями и «минусами», чем «прагматическое» приспособление к изменившейся действительности. Другого языка и другого подхода американцы, будь то демократы или республиканцы, просто не поймут, потому что привыкли считаться только с реальной силой. Чего, впрочем, и не скрывают.""""
И это при том, что Россия у всех на виду стоит раком, а олигархический режим глумиться над народом по своему желанию.И куда нам до Америки, если автор "наклал в штаны" от киевской власти.""""
""""Чем обернется отказ от решительных действий в отношении безмозглой, но в то же время крайне воинственной, авантюристичной, да еще рвущейся к ядерному оружию киевской власти, даже страшно представить.""""

Вы лучше комментируйте видеоролик Навального о собственности Медведева и чем озабочено наше правительство.