Авторский блог Владимир Павленко 21:13 17 июня 2017

Цивилизационный проект как система. Часть I

или к вопросу о детских обидах возраженцев
41

Коль скоро возраженцы, которым автор этих строк ненавистен, судя по всему, по факту своего существования, попытались поставить вопрос ребром, то было бы неправильно уклоняться, тем более, что сказать есть чего. Особенно потому, что в угаре «благородной» ненависти некто из возраженцев идет на прямой подлог, инкриминируя мне «раздвоение» между цитированием Маркса и отказом следовать его оценке отношений между государством и обществом. Хотя любой добросовестный ученый понимает, что к таким оценкам нельзя относиться как к догме, ибо ситуация имеет свойство меняться, а «крот истории» - «роет». Иначе в «антимарксистские» можно было бы записать и ленинскую теорию империализма, и вытекающую из нее теорию государства. Некто, кипя чуть ли не первобытными эмоциями, пропустил мимо ушей мой совет перечитать «Государство и революцию» (Полн. Собр. Соч. Т. 33). А зря! Не случайно мудрые люди говорят, что «самый глухой тот, кто не хочет слышать». Этот отказ если о чем и говорит, то об «уровне» интеллекта, а также служит индикатором необоснованно завышенной самооценки.

Но уклоняться нельзя прежде всего из принципиальных соображений. Потому, что вопрос стоит о системности и о проектном видении мироустройства, которые я отстаиваю. Поскольку у возраженцев системностью и не пахнет, и взяться ей неоткуда (попытки отыскать в Сети, кто такой «Леонид Иванов», и какие такие «40 статей» принадлежат его перу, чтобы почитать хотя бы одну из таковых, успехом не увенчались, что говорит само за себя), постольку пришла пора заявленную системность предъявить.

Для этого принял решение опубликовать здесь вторую главу своей докторской диссертации «Институциональные аспекты глобального управления политическими процессами» (защищена в 2008 г.), дабы все заинтересованные могли оценить степень ее (не)актуальности по прошествии десятилетия и сделать соответствующие выводы. И об авторе, и о тех, кому он так не понравился.

Разумеется, была и оппозиция данной теме; скажем так, мне ее настоятельно не рекомендовали, «по-дружески» убеждая, что есть «более простые пути к защите». Но появление препятствий для меня – не что иное, как вектор концентрации усилий. Противостояние же им – вопрос принципа. А как иначе?

Пару слов «ДО» (будет и кое-что «ПОСЛЕ»).

Во-первых, попрошу не забывать, что текст десятилетней давности.

Во-вторых, словосочетание «глобальный проект» предлагаю читать как «цивилизационный проект»: мне это стало очевидно после появления теории миропроектной конкуренции Сергея Кургиняна, в которую данная концепция встраивается именно на цивилизационном уровне. Кстати, к сведению еще одного «некто» из возраженцев, упирающегося, точнее упирающейся в марксистский догматизм, но не стесняющейся объявлять современных коммунистов «либералами»: сам факт, что новые идеи появляются за пределами академического сообщества или на его полях – уже приговор официальной теории. И он подтверждает что советская общественно-политическая наука мертва, и что этот вердикт вынесен еще разрушением Советского Союза. (Об этом в диссертации тоже есть, но не во второй, а в третьей главе, рассматривающей историю и динамику проектной конкуренции России и Запада).

В-третьих, придется набраться терпения: в главе три параграфа; и если первые два в «один присест» с трудом, но уложатся, то третий, практический, посвященный генезису и особенностям существующих цивилизационных проектов по-видимому придется разбивать надвое. Поэтому ожидаемые четыре публикации пойдут с интервалом в одну неделю – десять дней.

В-четвертых, из текста убраны сноски, ибо в знаках их объем примерно составляет треть текста. Но поскольку текст диссертационный, поверьте, что они – имеются. Сокращены и инициалы авторов многочисленной литературы, что также дало экономию в несколько тысяч знаков.

А теперь в путь. Итак:

Глава II

Концептуальные основы глобальных проектов

Исследуя феномен глобализации, политическая наука подчеркивает ее институциональный аспект. Рассматривая глобализацию через призму глобальной институционализации, Барабанов и Михайленко указывают, что глобальное управление как элемент системы глобального регулирования является институциональной формой и функцией глобализации. Сравнительный анализ выводов Броделя, Макса Вебера, Ле Гоффа, других ученых, которые, исследуя генезис глобализации, подвергают критическому анализу наследие классиков либерализма… и марксизма…, указывает на абсолютизацию экономического детерминизма. Кроме того, отмечается логическая взаимосвязь глобализации с секуляризацией государства и образовательной системы, социокультурной унификацией, ведущей в свою очередь к распространяемой на политическую сферу подмене традиционной христианской культуры атеистической массовой культурой. Показательно, что именно на политических, а не социокультурных корнях современной глобализации настаивают Тэтчер, Фукуяма, Харт и другие британские и американские ученые и политики.

Рассматривая институциональную субъектность глобализации, Кастельс отводит особую роль правительствам стран «группы G7» и тесно связанным с ними международным экономическим и финансовым институтам. Александр Вебер, Оганисьян и другие российские ученые в связи с этим отмечают растущую перегруженность ответственных за глобализацию институтов, ведущую к их неэффективности и дестабилизации мирового развития. Таким образом, институционализм как методологический подход, акцентирующий внимание на доминировании институтов, рассматривает их роль в политических процессах, в том числе в глобализации, с двух сторон: как политических учреждений с организованной структурой, централизованным управлением, исполнительным аппаратом и как форм и сущностей политических функций, отношений, типов управления.

Как отмечают Степин, Солженицын, а также европейские ученые Альви, Сабатье, Эко и др., синтез приведенных аспектов глобализации указывает на ее взаимосвязь как объективного процесса с субъективными чертами и признаками доминирующего глобализма, обусловливая ее государственную или цивилизационную принадлежность. Из этого вытекают формируемые институционализмом представления об универсальности формальных норм современной глобализации, выработанных западной цивилизацией, их определяющем влиянии на политическую организацию и деятельность. Так, …[ряд] ученых именуют глобализм «философией нового миропорядка», подчеркивая его проектный характер. Рассмотрение проектности через призму цивилизационной принадлежности обусловливает введение в теорию глобального управления Коллонтаем, Кургиняном, Лужковым, Померанцем, Хазиным и Гавриленковым и многими другими российскими учеными, политиками и экспертами принципиально новой научной категории «глобальный проект».

Ее концептуальное исследование через призму теории и практики глобального управления составляет главную цель данной главы.

2.1. Цивилизационный и геополитический аспекты

глобального управления

В исследованиях, проводимых в рамках складывающейся теории глобального управления, особо подчеркивается, что институционализация, осуществляемая в ходе глобализации, может происходить как стихийно, так и представлять собой комплекс осознанных мер, целенаправленно и планомерно осуществляемых на основе консенсуса наиболее крупных и влиятельных глобальных акторов во всех основных сферах. Целью такого консенсуса является выстраивание многоуровневой системы наднациональных и глобальных центров власти. Иначе говоря, институционализация политических процессов представляет собой постепенную структуризацию отношений, формирование многоуровневой иерархии власти с присущими ей признаками: дисциплиной, правилами поведения и т.д. В ходе полемики между «каноническими» парадигмами (или, по Киссинджеру, школами) и теоретическими направлениями международно-политических исследований - реализмом и неореализмом, марксизмом и неомарксизмом, либеральным идеализмом, традиционализмом, структурализмом, транснационализмом и другими - ключевой проблемой глобализации признается вопрос о соотношении и границах внутренней и внешней политики. Розенау, Эрман, а также с разных позиций Дадли и Бертон, Лорд, Моргентау и другие ученые и политики обращают внимание на углубление взаимосвязи внутренней жизни общества и международных отношений. Отмечая наличие здесь не только прямых, но и обратных связей, Гвишиани, Печчеи, Янч, Тинберген и другие создатели Римского клуба еще в конце 1960-х гг. указывали на внешнее происхождение ряда внутриполитических событий и процессов в различных государствах. На «стирание различий между внутренними и внешними средствами обеспечения национальных интересов и безопасности» указывается в новой редакции Концепции внешней политики Российской Федерации.

Таким образом, как отмечено в трудах Осипова, а также Киссинджера, Бжезинского, теоретиков модернизации, других ученых, глобализация объективно ведет к трансформации всемирно-исторического процесса в стадию, характеризующуюся взаимным переплетением глобальных структур, связей и отношений. Субъективное управляющее воздействие на данный процесс Васильев, Ирхин, Яковец и другие авторы связывают с так называемым «новым институционализмом».

Управляемость глобальной институционализации наряду с внешней обусловленностью ряда внутриполитических процессов остро ставит вопрос о взаимоотношениях глобализации с глобализмом. Рассматривая современный аспект данной проблемы, Василий Жуков указывает, что глобализация выступает объективным процессом, в то время как глобализм представляет собой политику однополярного мира, противоречащую интересам большинства государств; Неклесса вообще противопоставляет эти понятия, усматривая дихотомию двух концептов - «борьбы цивилизаций» и «конца истории». Не ставя под сомнение объективный характер глобализации как продукта техноэкономического развития, нейтрального в социально-политическом отношении, Уткин отделяет ее политический аспект от экономического, а Александр Вебер - идеальный от материального, рассматривая глобализацию как политику, обслуживающую определенные интересы.

Кроме того, Добреньков и Рахманов, Родрик, Соловей, Эмар и другие, вслед за Броделем, исследуя глобализацию в историческом контексте, указывают на ее нелинейность, объясняющуюся поочередным усилением и ослаблением интеграционных тенденций. Так, в конце XIX в. по их мнению уровень интеграции мировой экономики или превосходил современный, или уступал ему совсем немного (на это указывает и Тэтчер). Создатели миросистемной теории Амин, Валлерстайн, Франк, а также Бжезинский, Тойнби и другие авторы прямо указывают на множественность глобализаций, каждая из которых связывается с определенным лидером и устанавливаемым им мировым (европейским) порядком. Кондратьев приходит к аналогичному выводу, рассматривая динамику глобализации сквозь призму долговременных экономических циклов.

Сравнительный анализ материально-технологического и политического, а также исторического и современного аспектов глобализации наглядно демонстрирует общую направленность всех этапов и фаз этого процесса, который, отличаясь внутренней противоречивостью и прерывистым характером, протекает на всем протяжении Нового и Новейшего времен, связывая их воедино общим признаком - лидерством западной цивилизации. При этом четко просматривается общая тенденция: по мере развития мировой экономической интеграции, прежде всего финансовой системы, лидерство переходило от континентально-европейских государств - Нидерландов, Испании, Франции к островным - Великобритании и США, которые закрепили его созданием многочисленных организаций, структур и институтов. Рассмотрение особенностей их эволюции и взаимодействия выявляет разветвленную систему, вскрываемую, как показано в сборнике упомянутых авторов из группы Пескова, методом сравнительного анализа их целей и задач, а также разнообразных межструктурных связей. В связи с этим, следует обратить внимание на следующие важные аспекты, имеющие определяющее значение для темы исследования.

Во-первых, как отмечают Г.А. Арбатов, а также Барабанов, Булл, Вендт, Дракер, Линд, Розенау, Цыганков, субъектами такой системы, наряду с государствами, могут выступать как международные и межправительственные (надгосударственные), так и неправительственные (внегосударственные) институты и транснациональные корпорации (ТНК). При этом они могут иметь как национально-государственную привязку, так и, сохраняя формальную независимость, являться филиалами внешних центров, сочетая при этом легальные формы деятельности с тайными и латентными.

Основа для подобного сочетания закладывается вышеупомянутой неэффективностью легальных институтов, а также, как указывает Гизе, невхождением латентных «элитарных» структур в международно-правовую и договорную системы и несложностью распространения тайных обществ, регистрирующихся в странах пребывания под видом общественных организаций.

Во-вторых, необходимая институциональная верификация таких центров, организаций и структур может быть осуществлена в рамках упоминавшейся в первой главе концепции «сетевого» общества, источником власти в котором по мнению Кастельса и Бодрийяра становится принадлежность к определенной динамичной структуре.

С одной стороны, отношение к данной концепции является противоречивым: некоторые исследователи, например, Иванов, утверждают, что в реальности «сетевого» общества не существует. С другой стороны, ими признается факт интеграции в глобальные «сетевые» структуры отдельных элементов существующих обществ, что угрожает их распадом. Астафьева, Богатуров, Мальковская, Мчедлова, Чеботарева отмечают, что власть «сетевых» структур приобретает глобальный характер, образуя транснациональное политическое пространство, нивелирующее партикулярность любых отдельных идентичностей. Знаменательная характеристика образуемого ими «сетевого» общества приводится в философии истории Кассирера: «Все субстанциональное целиком переводится в функциональное; все постоянное утрачивает характер наличного бытия в пространстве и времени, становясь величинами и отношениями величин, образующих универсальные константы в любом описании физических (социальных, политических) процессов». Аналогичной точки зрения придерживается Чешков, указывающий на формирование в современном мире потоков и «сетей», расширяющих иерархию глобальной общности. Иначе говоря, институты-учреждения трансформируются в институты-функции, поддерживающие заданный режим управления тем или иным объектом при помощи неких стандартов, которые для самого этого объекта могут выступать как автохтонными, так и заимствованными (по Александру Веберу, навязанными) извне.

В-третьих, указанные институты-функции в конкретных странах пребывания могут не только сохранять лояльность по отношению к органам власти или даже взаимодействовать с ними, но и находиться в открытой или скрытой оппозиции, особенно, если речь идет о тайных или латентных институтах, контролирующихся управляющими центрами «сетевой» структуры. Методологическую основу для выявления причин того или иного поведения, по мнению Киссинджера, составляют ценности, в центр которых поставлен вопрос о соотношении суверенитетов государства и личности. Ценностный консенсус между элитами и обществом в странах западной цивилизации, основанный на суверенитете индивида, обеспечивает взаимную толерантность большинства и меньшинства при их чередовании у власти и в оппозиции. Киссинджер признает, что за пределами западной цивилизации, как правило, доминирует суверенитет не индивида, а государства; соответственно, концепция лояльной оппозиции, отождествляемая им с сущностью современной политической демократии, вне Запада не действует. Тем самым лояльность тайных и латентных институтов по отношению к легальным органам власти в тех или иных государствах ставится в прямую зависимость от выполнения их элитами упомянутых заимствованных (навязанных) стандартов, их готовности или неготовности распространять их, преодолевая естественное сопротивление автохтонных стандартов.

Один из авторов фундаментального доклада Института Европы РАН Рубинский подчеркивает, что «…вводя нравственные критерии добра и зла в оценки отношений между людьми, система ценностей служит …сеткой координат, вне которой любая цивилизация утрачивает идентичность, если не сам смысл существования. …Хотя с течением времени ценности могут эволюционировать, их основа все же сравнительно стабильна. Они устойчиво закреплены в нравах и обычаях народов, догматах и ритуалах религиозных конфессий, нормах законодательства»; в упомянутом докладе Трехсторонней комиссии также отмечается, что «за всеми проблемами, связанными со способностью государств к реакции на те или иные события, стоит фундаментальная проблема ценностей, ...роль которых в институционализации поведения существенно выше, чем представляется».

Таким образом, важным признаком глобального управления наряду с институционализацией, выраженной взаимодействием легальных, латентных и тайных институтов, выступает его цивилизационный характер. Переход лидерства внутри самого Запада к англосаксонскому «глобальному центру» западными учеными, политиками, влиятельными аналитическими центрами и журналами – Жоржем, Кеннеди, Тойнби, президентом «The Foundation of the Economic Trends» Рифкиным, редакцией «The Wall Street Journal» и другими – рассматривается через призму субцивилизационных отличий европейской культуры от американской или по Киссинджеру, Тэтчер, Черчиллю в целом англосаксонской.

На другой аспект неоднородности ценностей западной цивилизации, включающих как христианскую основу, так и секулярную надстройку, оказывающую разрушительное воздействие на религиозно-духовную традицию, обращают внимание Ле Гофф, Пфафф, Тойнби, Эмар и Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II. Из этого следует, что отмеченный Бжезинским, Киссинджером, Уткиным, а также Расселом, Уэллсом и другими институциональный аспект глобализации проявляет себя в форме доминирования институтов, созданных западной цивилизацией, традиционные христианские ценности которой под воздействием доминирующего внутри нее англосаксонского ядра подверглись глубокой секулярной коррекции.

Сочетание институционального аспекта глобального управления с цивилизационным и субцивилизационным ставит вопрос о генезисе цивилизации как научной категории, в исследовании которого также выделяются два подхода - материалистический и культурно-исторический.

Материалистический подход исходит из представлений, связанных с введением самого понятия «цивилизация» в XVIII в. шотландским ученым Фергюссоном, трактующегося как более высокая стадия развития («уход от варварства»). С одной стороны, как следует из трудов Бжезинского, Макса Вебера, Ле Гоффа, Моргана, Пфаффа,  Тойнби, Черчилля, Фукуямы, Хантингтона и других исследователей, формирование этого понятия связывается сначала с европейской, а затем в целом с западной цивилизацией. Начиная с XX в., как показывают Валлерстайн и другие авторы миросистемной теории, формируется представление о «глобальном центре», который ими отождествляется со всем Западом, а автором диссертации – с его англосаксонским субцивилизационным ядром.

С другой стороны, в рамках этого подхода обнаруживается стремление распространить те или иные аспекты европейского и западного опыта или весь его в целом на все человечество, придав ему глобальный характер. Так, французские социологи Дюркегейм и Мосс рассматривают цивилизацию как проявление определенных идеологических, художественных, культурных и политических ценностей, составляющих достояние всего человечества. Создание Британской империи не только акцентирует отмеченный Киплингом культуртрегерский характер глобализации, но и подтверждает ее англоцентризм, уходящий корнями в XVI в.

Брайт, Кобден, Омае, Робертсон, Уотерс, Федотова, Фридман, Фукуяма, Энджел и другие авторы, считающие главной целью глобализации одновекторную эволюцию от традиционных обществ к рациональным, прямо отождествляют ее с западным глобализмом. Крайние формы видения цивилизации как «цивилизованности», выраженные универсалистскими концепциями Троцкого («перманентной» революции), Гордина (либерального универсализма), некоторых теоретиков фашизма, нацизма и других правых концепций, во второй половине XX в. видоизменились, преломившись в идеях Арендт, Бергсона, Гидденса, Парсонса, Поппера, Сороса о глобальном «гражданском», «открытом» (демократическом) обществе, противопоставляемом «закрытому», авторитарному или тоталитарному, а в современных условиях - в теории и практике идеологов и последователей американского неоконсерватизма - от Страусса и Кристолла до Армитеджа, Вулфовица, Ледина, Перла, Рамсфелда и др.

По мнению Зубока и Яковлева, Иваняна, Киссинджера, Неклессы, Цыганкова и других исследователей, эволюция видения цивилизации как цивилизованности протекала под воздействием «канонических» парадигм теории международных отношений – реализма, либерального идеализма и марксизма. Рассматривая мировое развитие через призму вопросов о природе, главных акторах, целях, средствах их достижения, а также о будущем международных отношений, указанные парадигмы способствовали формированию представлений о способах управления мировыми политическими процессами, наглядно проявившихся, например, в противостоянии на президентских выборах в США Вильсона, Рузвельта и Тафта (1912 г.), а также Буша-мл. и Гора (2000 г.). Кристаллизация морального императива, превращающего распространение ценностей западной цивилизации в инструмент регулирования международных отношений, нашла выражение в вильсонианстве и «новом универсализме», рассматривающем мировой баланс через призму адаптированной к глобализму концепции «устойчивого развития» (Гор), а также в трансформации концепции «борьбы цивилизаций» в концепцию «войны с терроризмом» (Буш-мл., Хантингтон, идеологи американского неоконсерватизма).

Таким образом, материалистический подход к цивилизации опирается на видение ее сообществом цивилизованных государств (…), объединенных императивом «моральных принципов» (…), «космополизирующихся», то есть освобождающихся от исторических корней и географических границ (…), движущихся к «гео- (всемирной) цивилизации» (…), как глобальной ценностной общности (…), которая приобретает все более отчетливые англосаксонские черты (…). В критической социальной теории Ю. Хабермаса, с которой солидаризуются Зб. Бжезинский, М. Тэтчер, идеологи Римского клуба, космополитическая общественность формирует и институализирует наднациональную политическую сферу, руководствуясь принципом «конституционного патриотизма», соотносимого не с конкретной нацией или государством, а с абстрактными, распространяемыми повсеместно методами и принципами демократической политической культуры.

Культурно-историческое направление цивилизационной теории основывается на концептуально-методологической базе, заложенной исследованиями Вико, Гердера, теорией эволюционистской социологии Конта, в идеях и трудах Данилевского, мыслителей евразийской школы - Георгия Вернадского, Карсавина, Савицкого, Трубецкого, а также Эйзенштадта. Значительный вклад в его развитие внесен циклической концепцией Шпенглера, рассматривающей цивилизацию высшей и завершающей стадией эволюции локальных культур, теорией локальных цивилизаций Тойнби, концепцией этногенеза Льва Гумилева. Как указывается этими авторами, локальные цивилизации характеризуются устойчивостью социокультурных общностей, объединенных религией, мировоззрением, культурой, этничностью, историей, географией, сохранением своеобразия и целостности на больших исторических промежутках, несмотря на внешнее давление.

Противоречивым представляется воздействие на развитие цивилизационной теории теоретиков марксизма. В отличие от Маркса, ограничивавшегося классовым подходом, считавших неизбежной замену капитализма социализмом во всемирном масштабе (позднее – Троцкого), во взглядах Энгельса, Каутского, Ленина, Сталина присутствуют выраженные элементы цивилизационного подхода. Так, ими указывалось на возникновение общенационального (надклассового) консенсуса при эксплуатации колоний, возможности преобразования империализма в «ультраимпериализм» - путем «перенесения политики картелей на внешнюю политику», а также соединения классовых задач пролетариата с государственными и общенациональными.

Упомянутое разделение мира на «глобальный центр» и «глобальную периферию», осуществленное миросистемной теорией, указывает на цивилизационный характер их постоянно растущего разрыва. Развивая эти взгляды, Зегберс, Максименко подчеркивают силовой аспект насаждения унифицированных стандартов и манипулирования общественным сознанием; Делягин обращает внимание на интенсивность экономической экспансии Запада; Ин Сук-Ча, Кессиди - на уникальность каждой культуры и неизбежность ее конфликтов с другими культурами, не разделяющими ее ценностей; Мчедлова, отталкиваясь от идей Шпенглера, замечает, что культура, трансформировавшаяся в цивилизацию, развивается согласно собственной логике. Аванесова и Астафьева, а также Мадатов указывают на конфликт, в который идентичность вступает при попытке преодолеть внутренний раскол между универсальным инструментализмом и органически присущей ей партикулярностью. По их мнению, это приводит к элитизации транснациональной, вестеринизированной культуры, ограничивая ее влияние верхушками локальных культур и вызывая враждебную реакцию общественного большинства. Причем, количественный состав этих элит в глобальном масштабе Эмаром оценивается как не превышающий пяти процентов.

Ориентируясь либо на концепцию многополярного мира, либо на некие промежуточные, синтетические модели, компенсирующие глобальную унификацию цивилизационной идентичностью, Гивишвили, Халилов и другие исследователи констатируют, что Запад исходит из принципов существования, прямо противоположных восточным. Квинтэссенция подобных воззрений содержится в работах Азроянца, считающего Запад единственной нетрадиционной культурой, которая, в отличие от Востока, эволюционировав в цивилизацию, выше ставит не консенсус и традиции, а право, законы и контракты, а также Степина, который, вслед за Шпенглером рассматривает вестернизацию в контексте непрерывной западной экспансии. Особенно ярко эта точка зрения иллюстрируется бывшим главой МИД Франции Ведрином, а также знаменитой формулой Хантингтона «The West against the Rest», императивно отделяющей и противопоставляющий Запад «не-Западу», то есть всему остальному миру. Детализируя формы западно-восточного противостояния, Неклесса указывает на их многообразие – конфессиональную, культуртрегерскую, политическую и идеологическую.

Исторические отличия Востока, где доминирует культурно-историческое видение цивилизации, от Запада со свойственным ему преобладанием материализма также рассматриваются через призму социологического подхода (Ключевский); природного и климатического факторов (Георгий Вернадский); пассионарности (Лев Гумилев) и т.д. Труды византийских императоров Юстиниана I и Феодосия, Римского папы Григория VI (Великого), а также русских мыслителей Карамзина, Тютчева, Уварова и других указывают на глубокое укоренение отличающей Восток имперской централизации, основу которой, как следует из исторической литературы, составляет взаимодействие («симфония») светской и духовной властей. Российская традиционалистская мысль конца XIX - начала XX в. (Леонтьев, Победоносцев, Тихомиров и др.) объясняет цивилизационные различия особенностями религиозной и, шире, социокультурной идентичности.

В современных условиях культурно-исторические исследования развиваются в двух направлениях. Примаков, а также Богатуров, Кассен, Караганов и в целом Совет по внешней и оборонной политике связывают глобализацию с западным глобализмом. Ими предлагается минимизировать негативные последствия усилением государства и сохранением культурной идентичности. Институциональный аспект этих взглядов представлен сторонниками теории глокализации - Свингедом, Питерсом, Ганнерецом и другими авторами, указывающими на наличие у глобализации компенсирующего механизма в виде передачи части национально-государственных суверенитетов не только наверх - на глобальный уровень, но и вниз - на региональный и местный.

Барбер, Александр Вебер, Косиченко, Оганисьян, Панарин и другие отталкиваются от упомянутого тезиса Бжезинского об англосаксонской центричности современной глобализации, которую они рассматривают не органичным, а искусственным, навязанным и управляемым процессом, привнесенным извне и призванным закрепить доминирование Запада, в том числе на цивилизационном уровне. Пантин, Бранский и Пожарский ставят под сомнение необратимость глобализации. Интеграционные тенденции, по их мнению, сменяются полицентризмом и наоборот, что вызывается как экономически детерминированным возникновением и исчерпанием потенциалов определенных способов производства, так и иерархизацией и деиерархизацией социальной организации. Развивая этот взгляд, Стегер рассматривает усиление и ослабление глобализационных тенденций через призму общеисторической периодизации; Померанц и Елисеев, вслед за Тютчевым и Ле Гоффом, – с точки зрения типов взаимодействия власти с религией и обусловленного ими чередования монархической и республиканской форм власти и т.д.

Исследование цивилизации как научной категории, проведенное академиками Ерасовым, Жуковым, Моисеевым, другими видными учеными через призму увязки религиозно-духовного и культурного наследия с взаимосвязанностью и взаимозависимостью окружающего мира, позволяет выделить ряд ее ключевых признаков:

- роль цивилизации как равнодействующей материальных и духовных, интеллектуальных и религиозных сил, воздействующих в данный отрезок времени в данной стране на сознание людей;

- значение культуры (как материальной, так и духовной – языка, мифологии, морали и т.д.) как механизма, опосредующего внутрицивилизационные отношения с внешними - окружающей средой в лице других цивилизаций (в особенности, применительно к отношениям незападных цивилизаций с западной);

- эволюционный характер - как инструмента поддержания долгосрочной преемственности между прошлым, настоящим и будущим и связанную с этим историческую устойчивость и др.

С одной стороны, очевидно, что в указанных выводах цивилизация рассматривается скорее в контексте локальной, чем глобальной общности. С другой стороны, при всем различии взглядов на цивилизацию как на «цивилизованность» или социокультурную (духовно-культурную) общность, у них имеется принципиально общая черта. Она тонко подмечена современными неомарксистскими концепциями, в частности, сторонниками глобально-формационного подхода в исторических исследованиях (Семеновым, Завалько и др.), а также рядом трудов в сфере философии техники (Литвиненко и др.). Речь идет о взаимном переплетении социокультурных и технологических факторов цивилизации, позволяющем соответствующим образом разделять различные общества и их группы. При этом отчетливо виден как общий техницизм, характерный для обществ, принадлежащих к различным цивилизациям (например, США, Россия, Китай, Индия), так и его локальные проявления, четко привязанные к уровню технологического развития, свойственному не только всему человечеству в целом, но и каждой из цивилизаций, в отдельности. С другой стороны, взаимодополняющий характер носит и встречающееся гипертрофированное внимание лишь к одному из этих факторов – либо технологическому (Кургинян, укладывающий его в рамки модернистско-прогрессистского тренда), либо социокультурному (Слуцкер, рассуждающий о единстве духовного стержня мировых религий). Тем самым социокультурные и технологические факторы становятся двумя основными признаками локальных цивилизаций, а их совокупность трактуется в контексте «социотехнологических комплексов» (Литвиненко), в рамках которых единые технологии как справедливо указывает Эйзенштадт, выполняют функцию своеобразной надстройки над социокультурным базисом той или иной локальной цивилизации. Развивая эту мысль применительно к западной цивилизации, Хазин и Гавриленков, ряд других авторов высказывают мнение, что в ее генезисе технологические и социокультурные факторы, в отличие от других цивилизаций, образуют своеобразную дихотомию.

Взаимосвязь западного глобализма с двойственным характером локальных цивилизаций обусловливает развитие трех, на наш взгляд, жестко взаимосвязанных процессов:

1) Создание субцивилизационного англосаксонского «глобального центра» и обеспечение его доминирования в рамках западной цивилизации, оформившегося поначалу на уровне тенденции, выраженной концепцией Спенсера (единое человечество в стремлении к единой цели), но затем, по мере ценностной секуляризации Запада, сформировавшей глобально-управленческие концепции и институты. Так, Белл, Галлуа, Гарькави, Лякост, Ростоу и другие обосновывают англосаксонский центризм автохтонностью универсальных ценностей и принципов именно для Великобритании и США.

При этом по мнению автора особенно важно подчеркнуть, что принадлежащая англосаксонскому миру роль «глобального центра» объясняется прежде всего его технологическим лидерством. Ибо очевидно, что по отношению к социокультурному фактору англосаксонские страны выступают внутри Запада уже отнюдь не центром, а периферией (точнее, совокупностью периферийных центров), противостоящей основному религиозному и духовно-культурному центру западного христианства – Ватикану, олицетворяющему западно-христианскую католическую традицию – в противовес оппозиционного ей, дифференцированного и децентрализованного протестантизма.

2) Замещение в ходе секуляризации религиозной составляющей в социокультурном фундаменте локальных цивилизаций идеологической. По мере продвижения этого процесса, подробно описанного Леонтьевым, происходит размывание сакральной легитимации власти, подготавливающее сначала ее замену светской, идеологической, а затем – социокультурную унификацию и стандартизацию. Опосредуя особенные цивилизационные черты различных культур, замещение религии идеологией создает условия для абсолютизации материальных факторов, которыми выступают общие технологические черты. Это предопределяет вовлечение субъектов политических систем секуляризующихся государств в соответствующие надгосударственные идеологические объединения (интернационалы) и, в конечном счете, - в сферу влияния англосаксонского «глобального центра».

3) Распространение обусловленной секуляризмом технологической модели за пределы западной цивилизации, осуществляемое под предлогом приобщения остального мира к достижениям современной цивилизации (как «цивилизованности»). Такие ученые, как Браун, Мартин, Ракитов, Федоров и другие, например, настаивают на «естественном» и «объективном» характере внедрения западных ценностей, принципов, методов и приемов внутренней и внешней политики в культуру, политику и экономику незападных стран, не разделяя при этом Запад на ядро и не-ядро.

Вместе с тем, объяснение доминированию англосаксонского глобализма внутри западной цивилизации, а также над остальным миром отыскивается не только в цивилизационной теории, но и в геополитике, основу которой составляет выдвинутая Челленом и развитая британскими и американскими геополитиками Маккиндером, Мэхэном, Спайкменом концепция дихотомии «морских» и «сухопутных» цивилизаций и государств. Рассматривая ее с точки зрения британо-американского противостояния России (как центру Евразии или «Хартленду») указанный круг авторов однако расходился в идентификации Западной и Центральной Европы. С одной стороны, в условиях послевоенного экономического и социального кризиса, а также холодной войны доминировала тенденция вовлечения Западной Европы в интеграционные процессы, связанные с формированием евроатлантических институтов – легальных (план Маршалла, Западный союз, НАТО, Совет Европы и др.) и латентных (Американский комитет объединенной Европы, Бильдербергский клуб). С другой стороны, в рамках дихотомии «моря» и «суши» сформировались проектные концепции Ратцеля, Хаусхофера, Шмитта, а также более поздние взгляды де Голля, Гетте, Ле Пена, Парвулеско, Штрауса, рассматривающие Европу полуостровной оконечностью Евразии и предлагающие исходя их этого различные варианты европейской или евразийской континентальной интеграции без участия англосаксонских держав. Рассматривать данный подход альтернативой атлантизму по-видимому возможно лишь при восстановлении традиционной христианской социокультурной идентичности континентально-европейских государств, прежде всего Германии и Франции. Поэтому реализованную на практике концепцию «объединенной Европы», воплощенную Европейским союзом скорее всего следует рассматривать неким неравновесным синтезом этих геополитических концепций, использующим доминирующие в континентальной Европе трансграничные интеграционные настроения французской школы (Ансель, Блаш, Деманжон) для ее вовлечения в евроатлантическое сообщество, управляемое англосаксонским «глобальным центром». Соединительным звеном между континентальной Европой и Северной Америкой по мнению Макмиллана, Тэтчер, Черчилля и других представителей британской школы служит Великобритания, обеспечивающая тем самым не только встраивание европейских структур в атлантическую геополитику, но и распространение на нее унифицирующего влияния изначально отличных по Шмитту ценностей англосаксонской субцивилизации. Таким образом, континентальная Европа рассматривается как подвижный лимитроф, отделяющий англосаксонский Запад от России. Развивая данный подход, американские исследователи Коэн и Стросс выдвигают концепции «геополитических регионов» и «глобального униполя», рассчитанные не только на закрепление вовлечения англосаксонской субцивилизацией всего Запада, но и на распространение этого процесса на незападные цивилизации, прежде всего на Россию. Европейские ученые Рар, Урбан, Ферхойген видят его цель и значение в четком разграничении с Россией, а по возможности и изоляции ее с Запада. Одновременно, как отмечалось во введении, западной международно-политической наукой усиленно развивается тезис об «устаревании» геополитики, якобы заменяемой геоэкономикой, подхваченный определенной частью отечественных ученых.

Анализ взаимодействия указанных точек зрения, отражающих важные тенденции европейской и мировой политики, показывает, что, с одной стороны, процесс распространения лимитрофов и вовлечения в сферу влияния Запада государств и народов, не принадлежащих к западной цивилизации, носит перманентный характер и потому приобретает видимость необратимого. С другой стороны, его продолжение на каждом следующем этапе возможно только при неизменности ряда действующих сегодня условий:

- доминирования «надстроечных» технологических факторов над «базисными» социокультурными, благодаря которому устанавливается и сохраняется контроль Великобритании и США над континентально-европейской частью Запада;

- максимально широкого распространения технократического уклада и отношения к природе и человеческому обществу как к объектам преобразовательной деятельности – в противовес незападным концепциям, рассматривающим их саморазвивающимися организмами, в которых индивид считается не носителем абсолютного суверенитета, а лишь одной из составляющих;

- продолжения секуляризации, закрепляющей идеологическое перерождение традиционной религиозной духовной культуры, что угрожает необратимой трансформацией цивилизационного фундамента не только западной цивилизации, но и цивилизаций, вовлекаемых Западом;

- изменения общепринятых представлений о методологии управления геополитическими процессами, достигаемого путем преднамеренного и целенаправленного отделения традиционной геополитики от геоэкономики.

Признавая фундаментальный характер цивилизационных различий Запада и Востока (в том числе России), сторонники глобальной унификации тем не менее предпринимают попытки разрешения противоречий универсальной (однополярной) и цивилизационной (многополюсной) моделей глобализации, опираясь на ряд достаточно противоречивых тезисов:

- о принципиальной возможности синтеза традиционных и универсалистской культур (что противоречит самим западным представлениям о различии уровней их развития, отраженных группой теорий модернизации);

- о техногенном характере глобальной цивилизации (что опровергается выводами ученых и аналитических центров самого Запада, подчеркивающих несовместимость, например, исламской догматики и мифологии с рыночной экономикой и производным от нее феноменом технологического общества);

- о надцивилизационных мегаполисах, к числу которых по типологии Хантингтона на Востоке пока относится лишь Гонконг, а в мире в целом – еще Нью-Йорк и Лондон (что явно недостаточно даже статистически);

- об экуменическом единстве христианства (что противоречит представлениям цивилизационного подхода о роли и месте России): подтверждение обычно отыскивается в российско-англосаксонских союзах в мировых войнах, вхождении РПЦ во Всемирный совет церквей (между тем приведенные примеры отражают российское взаимодействие не с католическим центром - Ватиканом, а с протестантской периферией Запада).

Исходя из проведенного анализа, автор считает особенно важным указать на основные теоретические противоречия и пробелы современной науки, ставящие под сомнение не только достижимость, но и обоснованность самой постановки конечной целью глобализации формирование некоей над- или сверхцивилизационной всемирной общности, построенной на унифицированных ценностях, моральных принципах, способах хозяйствования и т.д.

1) Следует особо подчеркнуть, что международно-политической наукой сегодня не выработано единого представления даже о количестве локальных цивилизаций. Например, у Данилевского, Льва Гумилева, Леонтьева упоминается от девяти до пятнадцати цивилизаций, Шпенглер говорит о шести-восьми; Тойнби – о тринадцати действующих и двадцати одной в целом; Хантингтон - о четырнадцати и одной формирующейся и т.д. В этих условиях любая попытка их унификации, как справедливо указывает Киссинджер, сталкивается с отсутствием общих принципов, применимых к внешней политике повсюду в мире, одновременно и одинаковым образом.

Также в международно-политической науке, как указано выше, не существует единого представления о таких важнейших характеристиках глобализации как ее уникальность и обратимость.

2) В видении идеологического обеспечения глобализации не только отсутствует хотя бы приблизительный консенсус, но и не существует полного перечня обеспечивающих идеологий. С одной стороны, большинство теоретиков, опираясь на идеи основоположников либерализма, именно его называют политической идеологией глобализации; неолиберализм при этом выступает ее экономической основой. Одновременно на фоне прихода к власти в США в 2000 г. республиканской администрации Буша-мл., значительное влияние в которой принадлежало неоконсерваторам, некоторые ученые стали говорить о наступлении эпохи «постлиберализма». Неоконсерватизм как его идеология в свою очередь противопоставляется установкам традиционного консерватизма в главной его части – неприятии радикальных перемен, продиктованных отказом от устоявшихся ценностей и традиций. С другой стороны, теория международных отношений, наряду с реализмом и идеализмом, имеющими либеральную (неолиберальную) и консервативную (неоконсервативную) основу, признает влияние на глобализацию еще одной «канонической» парадигмы – марксизма.

3) Имеет место противоречивость самого перечня «канонических» парадигм. Арон, Унцигер, Дюрозель и другие указывают на его относительность, обусловленную переплетением событий и процессов, поливариантностью и непредсказуемостью их развития, расширяя представленный список парадигм за счет реформизма, постмодернизма и традиционализма.

Если включение в данный список реформизма и постмодернизма автором воспринимается критически – ввиду их неоформленности и неструктурированности именно как парадигм, то появление в нем традиционализма, который Валлерстайн (под видом консерватизма) называет одной из трех главных идеологий и политических стратегий Нового времени по-видимому полностью оправдано. Базируясь на консервативно-монархическом легитимизме как принципе власти, традиционализм, по мнению Баландина и Миронова, Борисова, Вдовина, Зорина и Никонова, Мухина, Юрия Жукова, Качановского, Кожинова, Хазина обнаружил способность принимать обновленные формы. Это проявляется в фактической реставрации традиционалистских, консервативно-авторитарных традиций властвования, произошедшей при коммунистических режимах в СССР, а затем в КНР. Эволюция Китая, особенно начиная с 1970-х гг., нередко рассматривается в контексте достаточно противоречивого переплетения марксизма с возрождающимися династическими традициями.

Таким образом, традиционализм, во-первых, базируется на самой глубокой и продолжительной из всех исторических традиций, уходящей как в Средние века, так и в Античность. Признание его «канонической» парадигмой позволит преодолеть разрыв времен, о котором говорят сторонники Модерна, соединяющие Античность с Новым временем напрямую, минуя Средневековье, что не соответствует принципу историзма. Во-вторых, традиционализм не только сохраняет актуальность в современности, но и склонен к модифицированным трансформациям, что позволяет при определенных условиях рассматривать его в качестве исторической перспективы. В-третьих, традиционализм, возможно, способен предложить вариант мироустройства, реально альтернативный глобальной унификации, отстаиваемой Аттали, Бжезинским, Хантингтоном, идеологами Римского клуба и другими сторонниками «Нового мирового порядка». В частности, по мнению автора, речь может идти о возобновлении канонического общения РПЦ и РКЦ, но не на экуменической, а на трансцивилизационной основе. В геополитическом отношении формирование подобной тенденции создает предпосылки для выведения англосаксонских держав за рамки континентально-европейской и, шире, евразийской расстановки политических сил. Частью традиционалистской платформы можно рассматривать концепцию многополярного мира, развитую в трудах академиков Моисеева, Примакова, Торкунова, а также Казина, Лаврова, Лебедевой, Мельвиля, Хрусталева, Штоля, экспертов СВОП и др.

Таким образом, традиционализм предстает осмысленным, политически и идеологически выверенным курсом на сохранение традиции, противодействие которому, возможно, осуществляется целенаправленно, в интересах глобального управления как институциональной формы глобализации.

4) Обращает внимание недостаточная исследованность такой категории глобалистики как глобальные отношения. По мнению Чешкова, ссылающегося на труды Бэроша, Дилигенского, Шахназарова, они обладают собственной природой и собственной логикой, но не получают пока теоретического содержания – ввиду невозможности вычленить его из отношений, структуры и процессов глобализации. Чешков справедливо указывает на принципиальность различий между зарубежной и отечественной школами, рассматривающими глобализацию в контексте соответственно продолжения преемственности по отношению к модернизации (Гидденс, Хабермас и др.) или вне такой преемственности - как некое новое качество (Межуев, Федотова и др.).

Таким образом вполне возможно, что теоретическое наполнение категории «глобальные отношения» будет осуществлено (а по мнению диссертанта уже осуществляется) эмпирически - продвижением от накопления фактических данных о тех или иных событиях и тенденциях мировой политики к выявлению устойчивых закономерностей, вскрывающих методологию и инструменты вмешательства в них со стороны тех или иных акторов. Дальнейшее развитие этого процесса по-видимому связано с двумя возможными путями. Один из них предполагает возможность трансформации совмещенного легального, латентного и тайного институционального участия в открытое планирование унифицирующего вмешательства, способное оформить глобальное управление как устойчивую систему глобальных институтов. Альтернативный путь наполняет категорию «глобальные отношения» противоположным содержанием, представляя ее совокупностью равноправных и самодостаточных цивилизаций; разумеется, он предполагает противодействие латентного и тайного институционального участия, вплоть до ограничения его деятельности англосаксонским миром.

Наличие указанных теоретических пробелов и узких мест ставит под сомнение не только практическую досягаемость глобальной унификации, но и эффективность исследуемого глобального управления.

Ввиду объективности противоречий между универсалистским и цивилизационным видением глобализации, а также между разновидностями институционального (государственного, международного, неправительственного) воздействия на процессы, протекающие в мировой политике, составляющими основное содержание глобального управления, автор диссертации считает возможным сформулировать ряд выводов.

1. Важнейшей из современных мировых тенденций выступает глобализация, институциональный аспект которой представлен как стихийной, так возможно и целенаправленной трансформацией существующих и вновь создаваемых международных, межгосударственных и внегосударственных институтов-учреждений в институты-функции, действующие в интересах группы ведущих глобальных акторов. Поэтапное формирование этими центрами соответствующей «сетевой» организационной структуры, представляющей собой функциональную совокупность институтов, связей и отношений, обладающих признаками системы, по-видимому оказывает важное воздействие на всемирно-исторический процесс, позволяя добиваться определенной управляемости мировым развитием за счет расширяющегося делегирования глобальным институтам части национально-государственных суверенитетов. Представленная правительствами государств «группы G7» и тесно связанными с ними международными экономическими и финансовыми институтами, она сочетает методологию легального, латентного и тайного институционального участия, все теснее переплетая их друг с другом при помощи методологии, выработанной тайными обществами религиозного и секулярного типа.

2. Главным субъектом глобального управления как институциональной формы и функции глобализации выступает англосаксонский «глобальный центр». Внутри самого Запада его лидерство объясняется неоднородностью ценностей, включающих значительный секулярный блок, инкорпорированный в базовую для континентально-европейских стран западно-христианскую традицию и оказывающий на нее разрушительное воздействие. Данный процесс одновременно отражает две тенденции, характерные для современной Европы: замещение социокультурного фундамента западной цивилизации технологической надстройкой, обеспечивающее доминирование англосаксонской духовно-культурной периферии над метрополией Ватикана, а внутри самого этого фундамента – замещение религии идеологией.

Стремясь к сохранению и упрочению экономического, технологического, военного и культурного доминирования над западной цивилизацией, Великобритания и США рассматривают незападных участников международных отношений объектами глобального управления, воздействие на которых осуществляется через частичный контроль над их элитами. Поэтому лояльность латентных и тайных институтов властям государств, принадлежащих к западной цивилизации, резко контрастирует с преимущественно оппозиционной направленностью их политического и иного участия в незападных государствах. В Российской Федерации и других субъектах СНГ деятельность латентных и особенно тайных институтов направлена на поощрение дезинтеграционных тенденций, связанных с углублением ценностного раскола между большинством общества и частью подвергшихся западному воздействию элитных группировок.

3. Доминирующая на Западе, особенно в его англосаксонской части, материалистическая школа цивилизационных исследований, абсолютизирует культуртрегерское видение цивилизации, вытекающее из соответствующих «канонических» парадигм теории международных отношений – реализма, либерального идеализма и марксизма. Данному видению соответствует культивируемое ими представление о цивилизации как сообществе космополитических народов, освобождающихся от исторических и религиозно-духовных корней в пользу глобальной секулярной общности, ценности которой распространяются в глобальном масштабе средствами демократической политической культуры.

Культурно-историческая школа цивилизационных исследований основывает свое видение на традиционализме, противопоставляющем западной экспансии развитие в русле собственной логики, базирующейся на религиозной этике и морали, а также представлениях о равноценности традиционных и рациональных обществ. По мнению соискателя, это позволяет включить традиционализм в перечень упомянутых «канонических» парадигм. В современной России развитие культурно-исторических исследований осуществляется с двух сторон, одна из которых, не оспаривая западных черт современной глобализации, стремится минимизировать ее последствия, а другая рассматривает глобализацию навязанным, управляемым извне процессом, противопоставляя ей актуализацию автохтонных ценностей, выраженных религиозным, духовным, культурным и историческим наследием.

4. Цивилизационные различия между Западом и Востоком, отраженные противоборством однополярной и многополюсной моделей глобализации, вскрывает существенные противоречия, не учитываемые сторонниками глобальной унификации. Среди них, по мнению автора диссертации, выделяются:

- недостаточная теоретическая исследованность генезиса и истории локальных цивилизаций, а также обусловленное ими отсутствие надежных представлений об уникальности и обратимости современной глобализации;

- разнообразие представлений о сопутствующих глобализации идеологиях и характере их взаимодействия, а также о соотношении и особенностях влияния религиозных и секулярных факторов как на развитие теоретической политической мысли, так и на формирование конкретной политики;

- отсутствие теоретического наполнения категории «глобальные отношения» - одной из важнейших в глобалистике ввиду ее опосредованной связи с глобальным управлением как институциональной формой глобализации.

Наряду с цивилизационными, в указанной системе взаимоотношений «Запад – Восток» проявляют себя геополитические противоречия, уходящие корнями в дихотомию «морских» и «сухопутных» цивилизаций и государств, разрешение которой в историческом аспекте осуществляется посредством формирования в континентальной Европе, а в современных условиях и за ее пределами системы лимитрофов. Используясь англосаксонским «морским» Западом для вовлечения и унификации отдельных государств, лимитрофная экспансия в настоящее время, после включения в НАТО и Европейский союз союзников бывшего СССР в Центральной и Восточной Европе, перенесена на территорию СНГ, где направляется на формирование региональных блоков и союзов, изолирующих Россию от Европы и способствующих ее дезинтеграции.

5. Комплексный анализ исторических и современных аспектов глобализации не позволяет сформировать исчерпывающего представления как об исторической ретроспективе данного явления, так и об его перспективах. С одной стороны, глобализация может рассматриваться как естественный и объективный процесс расширения и углубления взаимосвязей и взаимозависимостей современного мира, его интеграции вокруг формируемых Западом глобальных институтов, а, с другой, - отличается поочередным усилением и ослаблением интеграционных тенденций, что указывает на его непоследовательность и обратимость. Соответствующие исторические циклы, не меняя англосаксонской (западной) географической привязки «глобального центра», указывают не только на теоретическую, но и на практическую возможность разрыва преемственности глобализации, примерами которого может служить неоднократное изменение миропорядка при прохождении человечества через глобальные кризисы XIX-XX вв.

***

Поскольку текст опубликован для того, чтобы желающие могли дать ему оценку, то окажу им в этом помощь. Заодно сокращу возраженцам «пространство демагогии» и, наоборот, постараюсь расширить поле пытливым умам, которые не собираются «тявкать из подворотни», а готовы вести разговор по существу.

Итак, что касается концепции работы. Любой непредвзятый взгляд согласится с тем, что основные тенденции глобального развития ухвачены верно, и никакого диссонанса с современностью в работе нет. Примеров можно привести много, скажем:

- с помощью научного анализа предсказана обратимость глобализации, о которой тогда мало кто говорил; теперь же это тема публичных выступлений, в том числе на уровне главы российского МИД;

- функциональная сторона глобализации привязана к методологическому принципу институционализма: по-конспирологически, как это делает некто из возраженцев, рассматривать процессы в отрыве от институтов невозможно; в работе раскрыт и феномен теневого – латентного и тайного – институционализма;

- вывод о решающей роли ценностей в проектном генезисе, ставящий адекватность принципа экономического детерминизма под большущий вопрос (подробнее в следующем параграфе). Нет у возраженцев и прочих догматиков понимания, что приверженность экономическому детерминизму не только «ссорит» их с историей России, но и дает свет выстроенному именно на нем западному доминированию;

- признание разрушительности секуляризации для традиционных ценностей, а также выхода из этого тупика с помощью идеологий, связанных с религиями отношениями взаимного дополнения/замещения (тоже в следующем параграфе). Именно это, с одной стороны, открывает дорогу коммунизму, а с другой, накладывает на него ограничения, связанные с традицией. Поэтому коммунистам необходимо четко осознать принципиальную невозможность разрыва с традицией и вызванную этим необходимость с ней сосуществовать, а лучше - взаимодействовать (иное – троцкизм); а это ставит крест на абсолютизации классового подхода, требуя соединения его с цивилизационным (тем более, что именно в этом, как бы ни сопротивлялись догматики-возраженцы, заключается феномен и Великого Октября, и Ленина, и Сталина, и великого Красного проекта СССР);

- раскрытие механизмов, с помощью которых западная цивилизация вовлекает компрадорские верхушки незападных элит;

- упоминание о глобально-стадиальном подходе, разработанном в СССР и предлагающем, причем вперед и глубже мир-системной теории, механизм соединения классового и цивилизационного подходов и т.д.

Самое главное: признание важности цивилизационного фактора в сочетании с демонстрацией того, как он деформируется в западной градации «цивилизованные – “не цивилизованные”». А также увязка динамики процессов на Западе с выводом о формировании двуединого «англосаксонского центра», представляющего собой ядро западной цивилизации и претендующего на глобальную универсальность, с помощью которой обосновывается претензия на экспансию. Еще переплетение в этом процессе государственных и негосударственных, в том числе корпоративных, то есть олигархических, интересов; трансформацию в «сетевой» модели управляющих этим процессом институтов-учреждений в институты-функции, об оппозиции последних правительствам стран, выступающих объектами западной экспансии и т.д.

Мы сегодня все это разве не продолжаем наблюдать?

Современная актуальность работы это главный, тот самый КОНЦЕПТУАЛЬНЫЙ, ответ возраженцам. И предложение им: пройдите тот же путь, создайте свое концептуальное, а потом поговорим. Пока «среди вас» разговаривать не о чем. И – не с кем. И не спорить со мной нужно, сбиваясь на хамство, а спрятав амбиции «поглубже», уважительно спрашивать «дядьку» и получать ответы.

Вместе с тем:

Во-первых, в диссертации не проработана концепция «устойчивого развития», представляющая собой не афишируемую идеологию глобализации. Автор это признает, заранее принимает и оправдывается тем, что упоминание об этой концепции, как содержащей гораздо более глубокие мысли, подходы и планы, отнюдь не ограниченные вопросами экологии, и потому подлежащей отдельному углубленному исследованию, в диссертации есть. Выполнено и обещание эту тему разработать - здесь. И множество статей на тему «климатического процесса» не только в «Завтра», но и здесь, и здесь

Во-вторых, в диссертации раскрыта одна из составляющих глобализации – глокализация. Причем, проделано это «через запятую» с самой глобализацией, что методологически неверно. Но шел поиск, и окончательная формула, сложившаяся в его результате, сегодня приобрела законченность, выраженную схематически:

 двойной клик - редактировать изображение

В-третьих, недостаточное понимание, ввиду отсутствия знакомства в тот момент с материалами Второго Ватиканского собора (1962-1965 гг.), факта взаимного переплетения современного католицизма с протестантизмом под контролем последнего; превращение папства, принявшего протестантско-масонскую концепцию иудео-христианства, в инструмент продвижения экуменической повестки. Из этого вытекло принципиально неверное, к счастью локальное, положение диссертации о возможности канонического взаимодействия РПЦ с Римско-католической церковью «на трансцивилизационной основе». Жизнь это опровергла на конкретном примере гаванской встречи папы и патриарха, итоги которой автор этих строк подверг последовательной критике и др.

В-четвертых, иллюзии пришлось оставить и по поводу традиционализма, который в диссертации предлагается возвести в ранг «канонической» парадигмы международных отношений на том основании, что у него имеются перспективы в будущем. Никаких самостоятельных перспектив, за исключением контрмодернистского (по Кургиняну) исламизма, у традиционализма нет, как нет будущего и у планов «интеграции» России с Европой. И дальнейшие спекуляции на эту тему бессмысленны и вредны. Соединив этот вывод с необходимостью для коммунистов оборачиваться на традицию, получаем в сумме «симфонию» светской и духовной власти по формуле ограничения компетенции Церкви духовной сферой (не «рамками квартиры», как ошибочно считает некто из возраженцев, но и без претензий на прерогативы власти светской, конституционной). И  монархической такая «симфония» априори быть не может.

Как видите, автор этих строк «переболел» иллюзиями относительно якобы «монархического» происхождения феномена И.В. Сталина намного раньше некоего возраженца. Отринул их и осознал, что подобные измышления противоречат действительности, принципу историзма, а также «по-живому» рвут ткань великого Красного проекта, противопоставляя двух вождей друг другу. И поскольку такое противопоставление не соответствует действительности, то следует признать, что подобные попытки льют воду на мельницу деструктивных антисоветских сил. Скажу больше: наличие таких иллюзий – следствие недостаточной научной и общеполитической грамотности. Некто из возраженцев пока даже к порогу попыток осмысления всего с этим связанного не подполз. Тем не менее считает себя вправе испускать критиканские звуки. Хотя для этого ему надо существенно подрасти в «интеллектуальной весовой категории».

В заключение. Как видите, читатель, работа за эти годы не останавливалась ни на минуту, и появление у автора вопросов к собственной диссертации из прошлого – логичный и вполне естественный результат нахождения в исследовательском «тонусе». Намного хуже, когда таких вопросов нет; это означает, что развитие закончилось, и начался «застой». Или, что еще хуже, «почивание на лаврах». «Да минует меня чаша сия!».

Продолжение следует


Комментарии Написать свой комментарий
18 июня 2017 в 13:00

Автор, даже после того, как вы убрали сноски. статья всё равно читается тяжело - вы печатаетесь не в академическом журнале, а на популярном сайте, где простые читатели, люди самых разнообразных профессий просто никогда не читали 90 % перечисленных вами учёных. Содержание некоторых авторов можно определить по их фамилии( Бжезинский, Черчиль, Киссинджер) - это *говорящие* антисоветские фамилии.
Непонятно, почему перечисляя российских учёных и политиков, имеющих свою точку зрения на глобализм, вы не упомянули главного российского либерала и глобалиста-практика В.В. Путина ? - Даже и 10 лет назад было понятно, что он уничтожил индустриальный суверенитет страны в угоду Глобализма. Не знаю, кого как, а меня интересует простой вопрос - Россия, обладающая огромным природным и человеческим потенциалом, превращена в сырьевую колонию тремя *царями* Горбачёвым, Ельциным и Путиным, причём, если первые двое не ведали, что творят, то третий это сделал сознательно. - Работает только ВПК. Значит нам глобалисты оставили вполне сознательно Нишу, где мы всегда были сильны. - Так ? А если так, то наша роль в современной глобальной системе - ПУШКИ И ПУШЕЧНОЕ МЯСО.
Или чё ?

18 июня 2017 в 15:55

Это не статья, а текст диссертации, я об этом предупредил с самого начала. Диссертационный жанр предполагает именно такой текст. У антисоветских авторов имеются научные труды, в которых высказываются мысли, являющиеся частью концепций, анализ которых и составляет содержание любой диссертации. Что касается ВВП, то у него научных трудов нет.
Что касается современной российской роли в глобальных раскладах, то об это я подробно писал - два варианта ("Европа от Атлантики до Урала" и "Европа от Лиссабона до Владивостока"). Первое - раздел страны, второе - колонизация при сохранении формального единства. Если коротко, то, словами Шебаршина: "Западу от России нужно только одно - чтобы ее не было".

18 июня 2017 в 15:58

P.S. У меня к Вам встречный вопрос: с выводами Вы согласны или нет, и если нет, то в чем конкретно?

18 июня 2017 в 17:18

Со многим не согласен - хотя бы с тем, что традиционализм вы связываете с религией, а я считаю, что изобретённое иудеями христианство. а затем и мусульманство. явились началом процесса глобализации. И вот почему: - Евреи, с помощью выдуманного ими Христа, запретили ссудный капитал по всему побережью Средиземного моря, Западной, Северной и Восточной Европы, а Затем и в Америке. Сами же не приняв Христа, стали монополистами в области ростовщичества, скупив огромные богатства, которые и стали первоначальным капиталом сначала для производственного капитализма, потом сращивания его с финансовым, что в конечном счёте привело к мировой финансовой системе, которая в свою очередь принадлежит кучке иудеев, которые, в свою очередь, с помощь финансового господства диктуют всему миру свои иудейские ценности.
ОНИ С ПОМОЩЬЮ ХРИСТИАНСКИХ ЛОХОВ ВЫПОЛНИЛИ ЗАПОВЕДЬ СВОЕГО ПЛЕМЕННОГО БОЖКА - что то типа - будете владеть миром, а все гои будут на вас пахать.
А вы этот, где силой, где подкупом, навязанный другим народам еврейский проект называете традиционализмом.
Но дискутировать с вами я не буду - тяжело лазить в справочник и расшифровывать ваши термины. - Это, как я бы - подвёл вас к токарному станку, выточил деталь, а потом спросил: -согласны ли вы с моим методом изготовления этой детали ?
Я не то, чтобы антисемит, просто я не верю ни одному еврею, так, как и любой еврей не верит ни одному своему соотечественнику.
Верю только Марксу, который сказал, что для того, чтобы уничтожить еврейство (ростовщичество) надо уничтожить деньги.

18 июня 2017 в 21:14

Традиционализм не един, делится на интегральный и рефлексивный; традиционализм безусловно имеет религиозные корни, но ими далеко не исчерпывается. Кроме того, расколоты и христианство, и ислам, и, кстати, иудаизм -
на каббалистический и традиционный (в третьем параграфе будет показано, как
это повлияло на формирование системы глобального управления).
С другой стороны, имеется немало примеров, когда именно приверженность традиционализму уберегала от порабощения (пример Александра Невского, который именно этим руководствовался, выбирая между Ордой и Западом).
Научная терминология - не мое стремление запутать читателя, а жанр научной работы. Диссертация вообще не предназначена для публикации, у нее другие задачи. Могу только повторить, что эта, достаточно откровенная тема досталась мне непросто, и работать пришлось много и тяжело.
Мое предложение следующее. Коль скоро Вам интересна данная проблематика, то могу Вам подарить свою книгу "Глобальная олигархия...", в которой содержатся подробные ответы на Ваши вопросы.
Если Вам это интересно, то после Вашего ответа я постараюсь перевести вопрос в практическую плоскость через авторский отдел (я не знаю технических подробностей, не очень разбираюсь в Интернете).

18 июня 2017 в 21:20

P.S. Насчет уничтожения денег - нет, это заблуждение. Дело не в деньгах, а в привязке российской финансовой системы к мировой через Базельский клуб при Банке международных расчетов (БМР). Надо просто выйти из Базельского клуба и вернуть себе контроль над эмиссией собственной валюты, как это было в СССР. Кстати, очень большую роль во вступлении РФ в Базельский клуб (1996 г.) сыграл Примаков. А уничтожение денег это как раз глобалистский проект перевода всех на карточки, которые в любой момент можно заблокировать.

18 июня 2017 в 21:28

Батюшки! Пойманный на прямом подлоге с Марксом шулер от науки кричит "Держи вора!". Как банально. Да, вы не найдете ни монографии, ни статей Леонида Иванова, поскольку это поэтический псевдоним. И коль вы заявлятесь здесь в качестве ученого, то должны были бы дискутировать с тезисами оппонента, а не с его научным иди личным статусом.
По существу - позиция ваша теперь более понятна и , в чём-то даже представляется верной. Но вам ли. ученому не знать, что в исторической науке истинными могут считаться только отдельные. многократно и перекрестно подтвержденные факты, а уж никак не концептуальные построения, которые ВСЕГДА несут характер вероятности. Отсюда и непонимание вашего восторга в собственный адрес, более уместного у юного кандидата наук, впервые выстроившего собственное концептуальное построение, нежели у маститого ученого, коим пытаетесь казаться. Догматизм ваш бесспорен - вы не ищете истину, иначе с благодарностью и вниманием относились бы ко всем оппонентам, даже самым предвзятым. Ну и еще одна особенность вашего "научного" стиля - неспособность признать очевидный ляп. Зачем выкручиваться и в одном месте опираться на Маркса, а в другом делать глубокомысленное замечание о том, что "ситуация имеет свойство меняться", что к Марксу-де нельзя относиться догматически. Вы уж либо крест снимите, либо что-нибудь наденьте на то место, которое выставили на всеобщее обозрение.

18 июня 2017 в 21:29

Статья невежественна, глупа и преступна . Автор не знает русского языка совсем. Умышленно изуродовал язык. Напридумывал новых слов.
Автору. Если вы не знаете русский язык, зачем пишете на русском Завтра?
Ваша дурь нам не интересны.

Федорову. Не отвечайте Павленко. Он безграмотный человек. Это равносильно спорить о политике с пятилетним мальчиком. Я его уже раскусила.
Путин не ведает, что творит. Так как он вместе с Ельциным и Горбачевым люди безграмотные . Совершенно. Знания начальной школы. Путин с Горбачевым умеют только читать и писать.
Что касается вашего утверждения, что "чтобы уничтожить еврейство (ростовщичество) надо уничтожить деньги".
Евреи не изобретали деньги, евреи не изобретали давать деньги взаймы под %. Сегодня это называется взять в кредит. Евреи не изобретали христианство и мусульманство. Вы зря их обвиняете и демонизируете. Евреи тоже люди, но люди очень глупые, необразованные, несмотря на их "прекрасное образование". Можно несколько институтов закончить, но умным так и не стать.
А русский Ваня со своей смекалкой, сноровкой, трудолюбием, действительно дело делает. Но русскому Ване бросить бы пить, вообще золото, учитывая характер.
Еще раз повторяю, евреи ничего не изобрели за всю свою 2000 летнюю историю. Может и изобрели, но евреи , всё самое ценное прячут от людей.
Изобретателями банка, ссудного процента , владельцами банковскими сетями всей Европы были синьоры Медичи. Родина банка - это Флоренция. Но они отличались от современных финансовых олигархов тем, что давали деньги в долг только перспективным людям. Тем кто деньги действительно мог приумножить. На развитие производства. Деньги, возвращаясь в банк с прибылью, способствовали капиталистическому развитию Европы. Именно Медичи западная Европа обязана, что живет ни в феодализме, а в капитализме.
Медичи спонсировали знаменитых архитекторов, художников, скульпторов. Они отцы Ренессанса.
Деньги уничтожить нельзя, так как это средство обмена, без них невозможно. А вот давать деньги в кредит, это необходимо запретить.
В СССР это было запрещено Законом. В кредит можно было купить только товар, но не деньги. При социализме нет ростовщичества.
Сегодня многие экономисты ратуют за выдачу кредита под маленький % мелкобуржуазному предпринимателю. Это во времена Медичи было очень полезно, чем Медичи и занимались. Но сегодня товар производится на фабрике, колхозом. Мелкобуржуазный предприниматель может в одиночку горшки ваять, но на фарфор у него не хватит ни кредита, ни ума, ни рук. Изменился способ производства. он стал общественным.
Конечно евреям нельзя верить, из-за того, что говорить правду они не умеют.
Именно СССР евреев заставил служить народу. Даже Троцкого припахали чуток.

18 июня 2017 в 22:54

Ирина, где зародилось ростовщичество, никто не знает, а расцвело оно в Израиле - который стоял на средине Караванного пути с Востока на Запад и наоборот. То есть это был, говоря современным языком, *хаб*, или караван-сарай., где еврейские купцы перекупали восточные товары и перепродавали западным с пользой для себя - спекулировали. А первоначальный капитал делали в основном путём ростовщичества, наживаясь на соседних народах.
- Так вот, чтобы и соседние и дальние народы не составляли им конкуренцию в этом прибыльном деле, они и придумали очень выгодного бога, который *палкой разогнал торгашей из храма* Ростовщичество стало ГРЕХОМ на огромном пространстве планеты. В том числе в России на законодательном уровне - отчего кулаки и не могли подавать в суд на должников, а выбивали долги кулаками.
Если вы себя считаете марксистской, так и мыслите - а кому это христианство было выгодно ? В интересах какого народа, группы или класса.? И так далее.
Что касается статьи (диссертации), конечно, она не *адаптирована* под читателей Завтра, перегружена академизмом и пр., но тема поднята важнейшая - Россия сегодня - жертва глобализма, такая же, как и все второстепенные члены Евросоюза
Но обсуждать эту тему надо языком простых читателей, а не коллег из ВАКа и обязательно привязывать к современной политической обстановке, иначе это никому не интересно.

19 июня 2017 в 10:42

Фишка вот в чем, уважаемый товарищ Федоров. Я с Вами сто раз согласен, что с академическим языком в науке нужно поумериться. Причем, я готов (и делал это уже) обосновать это концептуально, в рамках проектной теории, темы о проектном языке. К сожалению, современная российская политическая наука, позаимствовав западную методологию, "всосала" вместе с ней и терминологию (научный и понятийный аппарат). И отказалась от своего проектного языка, перейдя на западный, признав себя частью западного проекта.
Но диссертация давно написана и защищена. Играл я по тем правилам, которые были предложены; на этих условиях протащил эту тему, против которой восставали многие. Тем более, что я не из академической среды а кадровый офицер; обе диссертации защищал на свободном соискании (без аспирантур и докторантур), "без отрыва от производства".
СТОИТ МНЕ СЕЙЧАС В ЭТОМ ТЕКСТЕ ПОМЕНЯТЬ ХОТЬ БУКВУ - они заорут о том, что она "не атунетична", и что то подлог. Вы же видите с какой "интеллигентской субстанцией" (по Ленину) приходится иметь дело. Поэтому я могу комментировать свой текст как угодно до и после него, но менять в нем ничего, не оговорив это во вступлении, я не волен. Тескт - значит, текст. Да и потом "вилять", меняя что-то, это просто не по-мужски.

19 июня 2017 в 05:25

Владимир Борисович!

Вы владеете фундаментальными знаниями, колоссальной информацией, но, к сожалению, не владеете категориями времени, не чувствительны к пониманию пределов нашей цивилизации, стремительно идущей к своему завершению. На этой зыбкой почве нельзя возводить глобальные проекты мироустройства.

Дух антихриста уже господствует в мире, который превратился во «вселенское чудовище». Но люди не желают распознавать «признаки времён», как советовали Апостолы, не хотят осознать, как стремительно до предела сжимается время и приближается момент, когда «времени уже не будет», как написано в Откровении. Люди духовно ослепли, боятся смотреть правде в глаза и скептически воспринимают тех, кто об этом говорит.

Многие потеряли связь с Богом, контакты с Ним, не понимают Его Волю и Его Промысел. В своём проекте Вы соединили коммунизм с традиционализмом. Но не совсем ясно, что Вы имеете в виду: Веру, Бога или культурные традиции? Если Веру, то почему Вы так категорично и даже дерзко отвергаете Монархию, рассматривая лишь одну линию - навязываемых нам мировой закулисой наследников Виндзоров или княгиню Машу с сыном Гошей, или прочих претендентов -авантюристов, которые будут выполнять волю глобализаторов и поставят Россию под тотальный контроль.

Монархия – из области русской традиции. Сотни тысяч православных почитают Царя-Мученика Николая II. У них нет власти, нет денег, но у них есть Великий Господин, который имеет свой Промысел в отношении России. Это не пятая колонна. Это «малое стадо» истинно верующих христиан. «Моя сила совершается в немощи», - сказал Господь. Православные свято верят в предсказания наших святых и старцев о появлении последнего наследника престола Державы Российской.
В книге Даниила Пророка говорится: «И восстанет в то время Михаил, Князь Великий, стоящий за сынов народа Твоего, и наступит время тяжкое, какого не было с тех пор, как существуют люди до сего времени. Но спасутся в это время из народа Твоего все, которые найдены будут записанными в книге жизни». На этой волне тяжких испытаний придёт Царь Михаил – объединитель народа.

Монах Авель, получивший прозвище Вещего за то, что его предсказания сбывались, писал в XIX в.: «Россия вновь станет великой страной и процветёт аки крин небесный. Наследник последнего царя Николая II править будет возрождение России и имя ему Михаил». Он появится внезапно, из неизвестности, т.к. долгое время будет скрыт. Народ примет Монархию.

19 июня 2017 в 10:31

Ну Вы и трактанули...
А не Даниил ли рек, что некие пастыри \Иер.23.2\ суть человек греха \2Фес.2.3\ (нечистый \Ев.Ио.13.10\ проказою \Лев.13.41-44\) и закостенелый беззаконник \2Фес.2.8\ (волосатый \Пс.67.22 \- восьмой из числа G 7 \Откр.17.11\), которые в мерзости нечистоты своей \Иез.24.13\ открылись, станут вместо Бога \Иудифь.8.12\ посреди сынов человеческих, которые теперь, перед очами Господа, великий грех делают, прося \1Цар.12.17\ себе царя \Дан.11.36\.
Их на... (зачем) из Египта вывели? Чтобы они (семя лозы содомской), рабы греха, опять под ярмо фараоново шеи нагнули?

P.S. Если помните... Когда из Египта (в 1917 г.) выходили, то и море (мерзости мира сего, в котором отменно ориентируется автор статьи) дав пройти в будущее избранному народу, расступилось. А потом (в 1991 г., когда те кричали - Распни Его!), тот же зверь, которого это море поглотило (восьмой из числа G7 - самое слабое звено по оценке В.И. Ленина), имеющий число имени, смертельная рана которого (голова рассечена надвое - одна половинка смотрит в прошлое другая в наше время), от меча уст произносящих Слово проповеди, как бы, исцелела, вышел из моря, тогда сатана, предатель дал ему власть свою. Все ведь на ваших глазах было.

19 июня 2017 в 10:33

Отвергаю я монархию по сермяжным политическим причинам:
1) Оба существующих проекта - внешнего управления (и Виндзоров и, так сказать, "Романовых" - побочной, еретической ветви); своего монархического проекта нет, и не предвидится. Ставить вопрос о монархии сейчас - отдавать страну во внешнее управление, значит, этот лозунг необходимо снять, как Ленин снял лозунг "Вся власть Советам!" весной 1917 года;
2) Вера не равна монархии; более того, именно монархия (при Петре), разрушила византийский принцип симфонии, отменив патриаршество. Романовы изначально были связаны с англичанами (советник и личный врач Михаила Романова - сын ближайшего советника, аналитика и разведчика Елизаветы I и не только). И еще: Вам привести факты прямого предательства Николая II священноначалием 1917 года? Вы их не знаете? Тогда о чем речь? У меня сложное отношение к Николаю II, неоднозначное. Детали не здесь, возможно, в отдельной статье, но не на "Завтра", потому, что ее я должен писать в соавторстве с другом, сотрудником Института военной истории, а формат авторского блога не предполагает соавторства.
3) Все ссылки на религиозную литературу, которые Вы приводите, при всем к ней уважении, сами по себе не работают. "Помолитесь - и получите" - это из области сказок и фантазий. "На Бога надейся - сам не плошай". Политических условий для их реализации сегодня не сложилось. Сегодня в повестке дня другое. На первом этапе вот это: http://zavtra.ru/blogs/liberal_nij_revansh
Дальше, если этот рубеж будет прорван, встанет вопрос не о монархической реставрации, а о социалистической революции.

19 июня 2017 в 12:30

Сначала будет (да собственно уже есть) попытка реставрации. Для неё уже все готово, вся атрибутика (и державная и церковная), даже Кремль расчистили. Так, по мелочам, кое что осталось - "лобное место" переставить, пару тройку "знамений" запустить, да клич "юродивого"... С ходу то, не вышло - "Бориску на царство!" Теперь музыка иная. Жириновский вона, уже "боже царя храни" учит.
Так что, не отмахивайтесь...

19 июня 2017 в 14:33

Не все так просто. ВВП - против этого, и на этой почве здорово разошелся с патриархом. Подробности посмотрите здесь:
http://pravosudija.net/article/slovo-pravdy-kak-podvig
http://pravosudija.net/article/utopayushchiy-hvataetsya-za-terakt
http://pravosudija.net/article/poka-v-pitere-forum-v-moskve-kontrrevolyuciya, http://pravosudija.net/article/kontrrevolyuciya-ocherednaya-neudacha, http://pravosudija.net/article/scofield-polzuchaya-kontrrevolyuciya-i-tihaya-restituciya, http://pravosudija.net/article/vdogonku-k-materialu-kontrrevolyuciya
Только смотрите внимательно.

20 июня 2017 в 09:45

Нда... Материал интересный и раскрой забавный... как не сшивай, а макинтош получается деревянный. Эх, времени свободного побольше бы.

19 июня 2017 в 10:46

Ну и "Иванову" с Кругловой - персональное спасибо за раскрутку моей диссертации в информационном поле. Вы я явно набиваетесь, чтобы я вам за это приплатил? Не приплачу, пустое все. Так что зубы - на полку.

19 июня 2017 в 11:42

Я вот еще на что хочу обратить внимание, чтобы был понятен как минимум конъюнктурный, а как максимум заказной характер наезда возраженцев.
Опускаются, не уважая себя до того, что за «подлог» и «ляп» выдают сам факт цитирования Маркса, ставя в вину при этом то, что в другом месте постулируются собственные выводы.
Во-первых, надо определиться, «ляп» или «подлог» - это разные вещи.
Во-вторых, я и Киссинджера цитирую, и Черчилля, и Бжезинского, и многих других. Вытекает ли из этого, что я не могу придерживаться иных взглядов? Нет, не вытекает. Некто либо «не догоняет» (плохо с логикой), либо сознательно наводит тень на плетень. Из амбиций или по заказу – вопрос ему задайте.
В-третьих, Маркс – не догма, и первый это понял Ленин, выдав формулировку «в одной стране», равнозначную сталинской «в отдельно взятой стране» (хотя, для сведения, первым последнюю употребил А.И. Рыков в 1918 г.).
В-четвертых, опираясь на Маркса и пребывая в полемике с Гобсоном и Каутским, Ленин последовательно вывел теории империализма и государства. Ленин – не марксист? Он ведь тоже цитировал Маркса и куда чаще, чем это делаю я.
Не случайно, Ленина за это обвиняли в отходе от Маркса. Кто обвинял? Оппортунисты на Западе и меньшевики в России.
Ленинское государство диктатуры пролетариата – «изыск», антагонистический по отношению к обществу? К видению Маркса государства как инструмента классового принуждения? Нет, потому, что ленинскую правоту доказала жизнь. Подробно об этом можно почитать у Ленина же в работе «О нашей революции», где он полемизирует как раз с меньшевиком Сухановым.
Кто у нас «некто» - меньшевик, оппортунист или просто демагог? На мой взгляд, последнее + комплекс нереализованного самомнения (гложет, что свей системы не создал), в котором обвиняет меня, + нежелание выставить на обозрение здесь свои работы. Боится? Поэтому и «тявкает из подворотни».
И т.д.
Мне-то все эти нападки «по барабану» - что «я должен», что «не должен». Кому я точно ничего не должен – так это «некто». Но внимание читателя на все это обратить стоит.

19 июня 2017 в 15:05

Красотищщща! Как разбушевался наш Унтер Пришибеев, ПРИМАЗАВШИЙСЯ к науке. Только сколько бы вы не били в один и тот же барабан отсюда и до обеда - это не прибавляет ни грана убедительности, напротив, всё ярче проявляет сектантско-догматическую ограниченность. В науке не настойчивость и громкость воплей, приправленных ругательствами, а единственно аргументация и способность её обосновать имеют значение. Так что, вольно, товарищ, здесь вам не тут.

19 июня 2017 в 18:56

Против глобализма не попрёшь, это проявление фундаментального единства материального мира. Фундаментальным является энергетический потенциал материального объекта – от этого зависит в каком качестве будет выступать материальный объект в процессе взаимодействия с другими материальными объектами – в качестве объекта создающего новый объект, в качестве равноценного партнёра или ресурса, используемого для восполнения энергии при построении объекта. Для устойчивости материальный объект должен сохранять энергию, а если он её излучает во вне, то ему необходимо получать энергию из вне, иначе объект распадётся. Советское общество распалось в результате нарушения энергетического баланса – и физической энергии и идейной энергии не хватило для устойчивости. Взаимодействие материальных объектов, это фундаментальный закон материального мира, Природы – люди, человеческие сообщества, человеческие идеи, как проявление материального человеческого сознания, тоже взаимодействуют, как и положено в материальном мире, с учётом их энергии. Вокруг сильного центра образуется новый материальный объект, как планетарная система, слабые объекты этой системы будут втянуты и расщеплены центром силы для восстановления энергетического ресурса, как упавший метеорит. Вывод очевидный – надо быть сильным, энергетически самодостаточным, чтобы сохраниться при глобализации как равноценный объект глобальной системы, или быть ещё более сильным, чтобы притягивать в свою орбиту более слабых, или создавать союз с равноценными объектами, то есть заниматься глобализацией. Марксизм и коммунизм оказались недостаточно сильны идейно и физически в глобальном противостоянии с капитализмом и либерализмом. Вряд-ли эти идеи помогут нынешней России в её противостоянии глобализму, необходимо, пока, сосредоточиться на генерации внутренней физической энергии, необходимой для поддержания устойчивости, а идеей должна стать идея сосредоточения всех усилий на сбережении энергии и её усиленной генерации.

19 июня 2017 в 20:12

Против глобализма очень даже попрешь. Даже глава МИД РФ Лавров в феврале прошлого года констатировал, что происходит деглобализация. Разве не видно, что глобализация действительно затормозила, и глобализм начал подготовку к мировой войне (Brexit, Трамп, Макрон и т.д.). Я между прочим писал об этом с конца прошлого года, когда в ФРГ поли разговоры об отмене безъядерного статуса. 22-23 июня саммит ЕС по Европейской оборонной инициативе, грубо говоря, по строительству европейской армии.
К 1914 году уровень глобализации был выше, чем сейчас, и чем все завершилось?
Завершилось бы иначе, если бы не Великий Октябрь, из-за него была дана отмашка на переигровку игры, и США не вступили в Лигу Наций.
К чему я это все? К тому, что другого шанса, кроме ОБНОВЛЕННОГО КОММУНИЗМА - да, обновленного, но - коммунизма, - Россию из нынешнего безвременья не выведет. Нет другого ПРОЕКТА, а без проекта никуда. Советский коммунизм не НЕ СМОГ, а НЕ ЗАХОТЕЛ реализовать свое превосходство над капитализмом: продалась номенклатура. Значит, этот урок придется выучить и учесть, тлько и всего. Негоже с водой выплескивать из купели ребенка.

19 июня 2017 в 20:25

Статья нормальная. Всё ясно и по делу. Но вызывает оторопь нездоровая активность некоторых "комментаторов". Господа-товарищи, вы о чём? Согласен, что с точки зрения либерала статья действительно преступная. Ну, так честно и пишите, что вы либерал. Особенно улыбнуло определение "примазавшийся к науке". Это сильно! Защитить кандидатскую, потом докторскую диссертацию, написав между делом пару-тройку монографий и с полсотни статей - это теперь называется "примазаться"? Получите для начала хоть какую-нибудь учёную степень (да хотя бы магистерскую, не к ночи будь помянута!), опубликуйте с десяток статей в рецензируемых журналах, предъявите их общественности - вот тогда и поговорим. А пока, милостивый государь Иванов, лучше бы вам закрыть рот и не позориться. Переход на личности и оскорбление оппонента - не лучший приём в дискуссии, свидетельствующий об отсутствии аргументов в сочетании с эмоциональной неустойчивостью (Хотя весна вроде бы уже прошла, но весеннее обострение явно задерживается... Холодно). Что касается сложности языка (это я в порядке дружеской критики), то необходимо "учить матчасть" и брать барьер сложности. Это и есть марксизм. А в целом, хотелось бы призвать "комментаторов": "Господа! Товарищи! Граждане! Панове! Ну хоть что-нибудь напишите по существу! Тема-то серьёзная!"

19 июня 2017 в 22:35

Рекомендация закрыть рот - самая популярная мысль этого блога. Ни ознакомиться с ходом "дискуссии", в которой горячо любимый вами Павленко с ходу взял менторский тон, ни предположить, что оппонент имеет и ученую степень, и звание (и, естественно статьи и монографии), свободно выявляет противоречия и неподтвержденные тезисы в заурядной псевдонаучной текстовке, ни хотя бы поизящнее замаскировать причастность к одной из дискутирующих сторон - НИЧЕГО. Блеющие хором бараны ещё не Государственный академический хор. Более досаждать вам возражениями не стану - апеллировать к рациональности на празднике самовлюбленных заурядностей бессмысленно. Упражняйтесь на здоровье.

20 июня 2017 в 10:09

"КАКОГО МЫ О СЕБЕ МНЕНИЯ!.." (Михаил Жванецкий).
Предъявите свою "псевдонаучную текстовку". Особенно интересует обоснование "сталинского монархизма". Разумеется, в рамках рациональности, а не "бараньего блеяния" "самовлюбленной заурядности"..

19 июня 2017 в 23:50

Глобализация, это процесс нелинейный, проявляющийся разными процессами на разных этапах – на каких-то демографическими взрывами, на каких-то миграцией, переселением народов, созданием империй, созданием глобальных религий, союзов государств, глобалистских идеологий, технической глобализации, информационной глобализации, глобалистских идеологий, глобалистских мировоззрений. От начала образования человеческих племён и по сей день человеческий мир глобализировался. Каким образом будет продолжаться глобализация, гадать не буду, есть много вариантов – через войну, через согласие, через признание какого-то одного авторитета-глобализатора или равновесие сил нескольких авторитетов и их дальнейшее соревнование за доминирование в глобализации. Чтобы предсказывать будущее надо быть или шарлатаном или сильным аналитиком, который может представить доказательный материал своих предсказаний. Может ли коммунизм стать глобальной идеей, овладеть сознанием людей? А почему бы и нет в каком-то варианте, например, в варианте рабовладельческого коммунизма, когда люди будут эксплуатировать роботов, а сами будут жить как римские патриции или американские плантаторы, проводя жизнь в удовольствиях, или так как было написано в учебнике Научного коммунизма, я уж подзабыл как, но кажется – каждому по потребности.

20 июня 2017 в 10:21

1) Ваши вопросы по перспективам глобализации недавно затрагивал здесь: http://www.iarex.ru/articles/54066.html
2) Не согласен с трактовкой коммунизма как "неорабовладения". Прошу обратить внимание на установку Маркса о свободном развитии каждого как условии свободного развития всех. Коммунизм это прежде всего новый человек. Тот самый, который был, но которого физически, под ноль, извели гитлеровцы (поколение начала 20-х гг.).

20 июня 2017 в 10:40

Вот из них то (из потребностей) корень зла и произрастает. В СССР очень стремились удовлетворить эти "всевозрастающие потребности советского народа", в то время, когда рост этих потребностей свидетельствовал уже о нравственном растлении части этого народа, вечно толкущейся в очередях за колбасой при забитых ею холодильниках. Цены нужно было тупо поднять и это вызвало бы меньше ропота, чем
сама толкучка "страждущих", а то и вовсе нашло широкое понимание, при положительном результате. Ошибка была в несоответствии темпов роста нравственного уровня значительной части общества и её возможностей товарного потребления, что создавало иллюзию товарного дефицита. Вопрос дефицита решить всегда можно легко. Вопрос нравственного воспитания решается сложнее. Но в СССР оно таки было государственной идеологией! А в нынешней, не пойми что (республике или монархии), поставлена задача полного нравственного разложения общества, через воспаление похоти. Это смертельная болезнь плоти.

21 июня 2017 в 09:55

С этим все согласен на все 100%, но есть уточнения. Имелся выбор между Сталиным и Либерманом (он же Косыгин). У первого критерий себестоимость, и отсюда снижение цен, а у второго - хозрасчет, как ни крути, зачаток рынка. Из последнего и вытекла установка на потреблятство, и все, о чем Вы верно пишите. Плюс саботаж последних лет Советской власти; у замруководителя аппарата президента СССР проф. Сазонова имеется бесценная книжка "Кто и как уничтожал СССР", там только документы, включая стенограммы. Открытым текстом говорится о том, чтобы "очистить прилавки", чтобы вызвать народное возмущение.

21 июня 2017 в 10:59

В других условиях и Сталин был бы совсем другим. У него в голове была Идея, диалектика выбора стратегии. Мудер был (как говорил Серко в фильме за дувумя зайцами: "Яка роумна людына. Аж страшно!"), потому, что не на себя работал и даже не на народ (который в его время советским, в полноте возраста еще не был), а на Идею. Косыгин работал уже на народ (на брюхо), то есть на количественно преобладавшую жлобскую часть народа. Это был зазворот от нравственного закона.
Если у кого-то в доме появлялся телевизор, холодильник, стиральная машина, поначалу этот предмет роскоши становился предметом общей радости и пользования, потом этот зародыш жлобской ментальности владельца, становился предметом общей зависти порождавшей похоть. И, по мере её удовлетворения, тот , жлобский человек, медленно превращался в свинью, взбесившуюся в 1991 году.
Беда конечно не в достатке ( при справедливом распределении его всегда достаточно), беда в жлобах и эта беда - похоть.
Но она не может поразить человека зачатого от нравственного закона. Ему и флаг в руки! И ну её в жопу эту демократию...

20 июня 2017 в 05:31

Обсуждение приняло форму личных оскорблений, что недопустимо. Автор тоже оказался не на высоте, позволяя себе писать: «Приплатить за раскрутку моей диссертации», «тявкать из подворотни», «нападки по барабану»… Особенно цинично звучит : «Я вам не приплачу». Мы же не на базаре. Это не вызывает уважения к автору и его работе, что дополняется его абсолютной духовной пустотой и духовным невежеством. Извините за резкость, но так нельзя.

«Помолитесь и получите»- такая формула определена автором, очевидна, для бабушек на заваленке, но для солидного учёного – это примитивнейший взгляд на глубинные закономерности Божественного мироздания.

Ставить вопрос о монархии сейчас – не нужно и опасно. Всё определит время и обстоятельства, которые автор в расчёт не берёт. В.И. Ленин обеспечил революцию фундаментальным теоретическим обоснованием. Не зря же он с группой революционеров пребывал в окрестностях озера Леман. Ну и где это замечательное государство?

20 июня 2017 в 12:56

Светлана! Мне Вас жаль. Вера без любви = фанатизм. Из-за него Вы даже потеряли чувство юмора (что касается "прикупить"). Для сведения и кругозора - это черный юмор пиаровцев; они меня поняли. Да и жанр жестких публичных "стыков" предполагает симметричные ответы, а поскольку Вы пытаетесь, хоть и неубедительно, судить меня, то я бы хотел услышать от Вас оценку противоположной стороны.
Насчет "духовной пустоты" и "невежества" - не судите, да не судимы будете". Об этом не Вам судить, а моему духовнику - поверьте, что очень достойному батюшке.
"Помолитесь и получите" - сокращенная форма от формулы "Народ молится, а Господь ниспосылает Государя", разве не так? Так вот, наш народ НЕ молится об этом, а требует социализма; социологию вопроса Вы, надеюсь, знаете. И не надо переть против воли народа. Или Вы и Вам подобные ненавидят народ за то, что не принимает ваши умствования? Не в ту эпоху попали, уважаемая.
С проблемами Божественного устройства мироздания я знаком; признаю их (в миру - мы в нем живем) как одну из версий, именуемую креационизмом. Есть и другие, и они Вам хорошо известны. Метафизика обязательна, но... является оборотной стороной диалектики; при этом диалектика шире и имеет охват за рамками видимого бытия.
И последнее. Удручает Ваш подход: не удалось завербовать в монархизм, - значит, надо "опустить". Невзирая на противоречия, по поводу которых у меня к Вам один вопрос: Вы где льстили (грех, кстати), а где правду говорили - в первом или втором посте?
Спасибо за ответ.

20 июня 2017 в 07:50

Случай, когда комментарии автора интересней текста.
После реплик круглого Иванова означился живой, реальный, обиженный непониманием человек, который вместо "веревка - вервие простое", вызывающей у рядового сайтовца зевоту и необратимую "глюколизацию", заговорил по-человечески.
Вам, г-н Павленко, срочно нужен личный популяризатор.
А термин хороший - "возраженец" (лишенец). Я вот, тупой овощ, - непониманец. То бишь, пониманец, конечно, что если трюизмы завернуть в "канонические парадигмы", "институциональные нарративы", то они выглядят значительно значительней (не извиняюсь за тавтологию).
А еще я пониманец такой вещи, как формат общения.

20 июня 2017 в 13:02

Что мне нужно - я решу сам, без куртуазных "помощничков". Вам же моя рекомендация простая: переименоваться в "Редиску" - и по форме больше будет соответствовать, и по содержанию: вроде красная, а поскребешь - оказывается, белая.

20 июня 2017 в 20:58

Эт-то точно...
Мы то белеем, то краснеем. Как-то ничего для себя решить не можем.

То ли у них, ребята, этакая харизма,
то ли в башках дуплисто у пресловутой братии:
глянешь на демократа – хочется коммунизма,
глянешь на коммуниста – хочется демократии.

21 июня 2017 в 09:42

Не на тех коммунистов глядите, дорогие товарищи!
И получается у вас как у Петьки из анекдота: "Ты, Василь-Иваныч, за большевиков али за коммунистов?".

Ты даешь мне утром хлебный квас,
Ну что тебе придумать в оправданье?
Интеллекты разные у нас,
Так повышай свое образованье...
Владимир Высоцкий.

20 июня 2017 в 11:53

Русский народ внёс свой немалый вклад в глобализацию, глобализировав одну шестую часть суши с её народами, а в советский период глобализировав пол мира, одарив мир примером построения невиданного коммунистического общества. Немалый вклад русского народа и в культурную глобализацию и техническую. Но увы, созданный русскими глобальный объект распался, так как был нарушен энергетический баланс – экономическая мощь ослабла из-за её неэффективного использования и производства, идеологическая мощь ослабла из-за догматизма, вранья, показухи вместо реальных дел. Нынче стали антиглобалистами, боремся с западным глобализмом, хотя исторически русский народ сам является глобалистом. Нельзя насиловать свою ментальность, свой глобалистский дух, это вредно для здоровья нации, можно трансформироваться в нацистов, фашистов, как произошло с некоторыми народами и отдельными людьми.

20 июня 2017 в 13:10

1) СССР ничего не глобализировал. СССР и его предшественники - Киевская Русь, Московское царство и Российская империя - создавали централизованную государственность. Империя, по Виталию Аверьянову, - частная форма локальной глобализации, это да. Но ее наличие исключает дальнейшее вовлечение в другие глобализации. На империи, которая по большому счету, уложена в цивилизационную форму, всеобщая глобализация заканчивается.
2) То, что Вы называете "энергетическим балансом", сразу же вызывая негативную реакцию, ибо распространение технических закономерностей на гуманитарную сферу впрямую никогда не происходит (это разные сферы), на самом деле именуется "сферами проектной конкуренции" и будет рассмотрено во втором параграфе публикуемой главы диссертации.

20 июня 2017 в 13:12

P.S. Антиглобализм, к сведения, - такая же форма глобализации, как и глобализм. Они взаимодействуют по принципу "двух рук, управляемых одной головой".

21 июня 2017 в 14:59

Недавно открыл для себя Павленко. Потому прочитал отрывок из диссертации с интересом.
Решил высказаться.

Прежде всего спасибо автору за обогащение теории терминологией.
Формулировка "Институциональные аспекты глобального управления политическими процессами" - сама по себе заслуживает высокой оценки. Ибо точно сформулирована научная проблема.
Подозреваю, что исследователей, способных сказать что-нибудь осмысленное по этой теме - очень мало.
Дискуссии типа - "ничего нового не сказал и это всем известно давно" считаю бессмысленными, ибо очевидно что нового (теоретического) достаточно. Сползание некоторых оппонентов в "буквальщину" показывает, что не все поняли, о чем вообще речь.

Но у меня вопросы к автору.
Неужели он верит, что можно ТОЛЬКО через ИНСТИТУТЫ описать глобальную политику?
А внеинституциональное управление? Насколько сопоставимы эти части (кто весомей)? Не получится ли, что роль институтов окажется незначительной и тогда (из-за этого) потеряется прогностическая польза теории? То есть персоны окажутся важней институтов.

22 июня 2017 в 15:59

Спасибо за вопрос. Виноват за задержку с ответом, только сейчас добрался до компьютера.
Ответ такой.
1) Тема исследования ограничена институтами; давайте согласимся с тем, что за их рамками ("гражданское общество" - тоже совокупность институтов) научного решения проблема глобального управления не имеет. Рассуждать можно, но доказать что-то, особенно в диссертационном плане, не получится и сейчас, хотя ныне имеется больше информации на этот счет, чем 10 лет назад. Когда задумывал писать на это тему, похоронив готовую на 3/4 докторскую по партиям (посчитал тему неинтересной), понимал уязвимость своего положения, поэтому нуждался в "железобетонных" доказательствах.
2) Если выйти за рамки науки и говорить о внеинституциональном управлении, то я бы выделил в нем два уровня. Низший определяется: в марксистском прочтении истмата соотношением роли личности и масс в истории; в прочтении буржуазных теорий - классической теорией элит (Парето, Моски, Михельс).
Высший уровень - так называемые "тотальные инвесторы" - проявился только недавно, спасибо д.э.н. В.Ю. Катасонову, работы которого, как профессионального экономиста, закрыли многие бреши в исследованиях глобальной проблематики, которые в России веду далеко не только я; есть и куда более известные и заслуженные авторы - Уткин, Ивашов, Фурсов, Четверикова и др. Но "тотальные инвесторы" - группа компаний по управлению активами, которые контролируют мировую экономику (около 1 тыс. ведущих ТНК) с помощью "институциональных инвесторов" и ПИФов, принадлежат неизвестным бенефициарам, поэтому любой анализ доходит до определенной черты и упирается в "черту", пройти за которую можно только если не "вычислять", а твердо знать. Думается, что информация об этом имеется у спецслужб, я же работаю сугубо на открытых источниках.
Еще раз спасибо за важный вопрос и за высокую оценку работы. Как мог, ответил.

21 июня 2017 в 22:53

Пуф, пуф, пуф... Тут нужен уже не доктор, болезнь описывать, а плотник, мерку снимать. Помнится у Иисуса папа Иосиф плотником был...