Авторский блог Завтра рекомендует 15:10 14 января 2018

Цифровые аборигены

психолог Тео Компернолле о том как "гиперподключённость" к технологиям мешает развитию человека
5

Печальный миф о многозадачности молодёжи: цифровые аборигены учатся многозадачности с колыбели

Долгое время я считал, что неспособность к многозадачности — проблема исключительно старших поколений, в том числе и моего. Действительно, чем больше вам лет, тем труднее работать в многозадачном режиме. Я надеялся, что будущее гиперподключенного мира — за молодыми людьми, которых называют «сетевым поколением» или «цифровыми аборигенами». Они с самого детства учатся гиперподключенности и многозадачности. Взять хотя бы то, что школьниками они делали домашнее задание с включенным телевизором или радио, с тремя развернутыми окнами на экране компьютера, с пятью открытыми чатами, с постоянно выскакивающими твитами, пиканьем из Facebook или WhatsApp, и постоянными сигналами о входящих SMS на мобильный телефон…

Но когда я начал изучать результаты исследований, чтобы проверить свою гипотезу, то сделал ряд интересных открытий. Прежде чем рассказать о них, хочу заметить, что в одном я оказался прав: в том, что цифровые аборигены проводят гораздо больше времени в режиме многозадачности и гораздо меньше времени — в режиме сосредоточенной работы над одной задачей.

Анализ 3372 сеансов работы на компьютере среди студентов показал: многозадачность присутствовала более чем в 70% случаев. При этом во время половины сеансов работа в многозадачном режиме занимала значительную часть времени. А во время другой половины (35% от общего числа) — продолжалась весь сеанс. Для сравнения: менее 10% сеансов были сосредоточены только на работе и всего лишь 7% сеансов состояли из последовательного выполнения задач. За период с 1999 по 2009 год общее количество времени, которое американская молодежь в возрасте от 8 до 18 лет тратила на различные средства коммуникации и электронные гаджеты, увеличилось с 7,3 до 10,45 часа (!) в день. А время, проводимое за чтением книг, сократилось с 43 до 38 минут в день. И при этом время, проводимое в режиме многозадачности, выросло с 16 до 29% от всего периода работы. В Великобритании подростки в возрасте 11–15 лет проводят за разными экранами 7,5 часа в день. В среднем шестилетний ребенок сидит перед тем или иным экраном больше года своей жизни.

Интересно, что 75% студентов колледжей из США считают, что получение и отправка текстовых сообщений во время занятий мешают учебе. Но при этом… 40% не видят ничего плохого в SMS-переписке во время занятий. Поскольку сегодня мобильные телефоны есть практически у всех молодых людей старше 12–13 лет 55, они являются колоссальным отвлекающим фактором. Если учебное заведение не может или не хочет запрещать использование гаджетов во время занятий, то есть еще один вариант: ввести регулярные десятиминутные «технологические перерывы» и требовать от учащихся отключать свои электронные устройства между ними.

Исследования интернет-зависимости начались совсем недавно. Но те, что проводились, доказывают: больше всех ей подвержены дети и подростки, если они не учатся контролировать свою тягу к гиперподключённости. А еще — если они привыкают подчиняться своему поверхностному и скоропалительному рефлекторному мозгу и не приучаются к сосредоточенному умственному труду, который задействует мыслящий мозг.

Еще более тревожная проблема состоит в том, что по данным опросов 70% молодых водителей в США ведут SMS-переписку за рулем. 92% из них читают сообщения, а 81% даже набирают ответы!!! Они делают это, хотя и считают такое поведение очень рискованным — более рискованным даже, чем общение по мобильному телефону.

Водители согласны, что SMS за рулем необходимо запретить. К сожалению, осознавание риска не ведет к отказу от опасного поведения. (Подробнее об этом мы поговорим в главе о мобильных телефонах и вождении во второй части книги.)

Поскольку осознание риска в данном случае оказалось далеко не решающим фактором, исследователи начали искать другие причины, объясняющие опасное использование электронных гаджетов во время вождения, а также в больницах, самолетах и т.д. Они обнаружили, что самые заядлые пользователи мобильных телефонов — это молодые экстраверты с низкой самооценкой. В целях собственной безопасности таким людям следует пользоваться более простыми моделями мобильных телефонов с меньшим количеством «липких» функций и приложений. Это, разумеется, полная противоположность тому, что стремятся продать таким пользователям маркетологи.

Гиперподключённые молодые люди хуже развиты в интеллектуальном, эмоциональном и социальном плане

Итак, какие же открытия я сделал, изучая результаты исследований цифровых аборигенов? Мое первое открытие: молодые люди, интенсивно использующие информационные и коммуникационные технологии (ИКТ), вовсе не являются их знатоками. В этих технологиях действительно разбирается абсолютное меньшинство цифровых аборигенов. Остальная масса имеет о них весьма поверхностное и узкое представление. Многие молодые люди, даже студенты университетов, используют эти инструменты только для самых простых задач и потребления информации.

Цифровые аборигены в основном невежественны в цифровых технологиях.

Вот какое заключение делает Сью Беннетт в своем исследовании: «Среди цифровых  аборигенов лишь очень немногие имеют более-менее продвинутые навыки использования информационно-коммуникационных технологий». Этот вывод имеет важное значение с точки зрения того, как следует подходить к воспитанию и обучению таких детей в школе и дома. Разумеется, неверно, что «старая» система школьного образования стала препятствием для развития цифровых аборигенов (см. ниже). Более того, учитывая, что продвинутых пользователей среди цифровых аборигенов — меньшинство, было бы ошибкой адаптировать под них методы обучения так, как если бы они составляли большинство. Школы, делающие ставку на ИКТ, должны учить детей грамотному и эффективному применению этих технологий, а не опускаться до уровня тех, кто использует их на примитивном уровне.

Прежде чем поощрять использование электроники, родители и учителя должны хорошо подумать: что смогут делать дети с помощью этих гаджетов и насколько это полезно и необходимо. Это гораздо лучше, чем сначала поощрять такое поведение, а потом пытаться ограничить и изменить его. Как мы увидим дальше, попытка плыть по течению и позволять цифровым аборигенам все время оставаться «подключенными», даже во время учебы, — далеко не лучшая идея.

«Тот факт, что сегодня дети широко используют различные электронные устройства и даже называются цифровыми аборигенами, вовсе не означает, что они — продвинутые пользователи. По большому счету, они играют с этими технологиями, а не применяют их с пользой для дела. Даже когда они используют Google, им не хватает навыков, чтобы быстро найти нужную информацию в достаточном количестве. Им не хватает и знаний, чтобы оценить, насколько она важна и достоверна», — пишут Пол Киршнер и Эйрин Карпински.

Мое второе открытие: молодые люди справляются с многозадачностью ничуть не лучше своих взрослых собратьев-суперзадачников. Когда цифровые аборигены пытаются работать в многозадачном режиме с несколькими одновременно открытыми каналами информации, они показывают более низкую продуктивность, чем их сверстники или представители старшего поколения, которые стараются избегать многозадачности. На самом деле взрослые люди гораздо лучше умеют сосредотачиваться на одной задаче и не отвлекаться на посторонние раздражители. Предположим, что многозадачность и гиперподключённость распространены вдвое меньше, чем показали исследования, на которые я ссылаюсь в этой главе. Но даже в этом случае ущерб, который наносит интеллектуальной продуктивности школьников и студентов неправильное использование ИКТ, будет колоссальным. Это должно стать сигналом тревоги для учителей и родителей: пора обучить детей эффективному использованию ИКТ.

Мое третье открытие: гиперподключённые дети значительно хуже успевают в школе. Чем больше времени дети любого возраста — будь то школьники или студенты — проводят в многозадачном и гиперподключенном режиме, тем меньше сил они тратят на учебу и хуже делают домашние задания, причем на эту работу у них уходит масса усилий.

Они получают низкие оценки, меньше читают, чувствуют себя несчастливыми и одинокими. Это прямая причинно-следственная связь — ведь когда родители и преподаватели ограничивают многозадачность, то успеваемость у детей сразу повышается. В ходе одного эксперимента половине учеников в классе разрешили вести SMS-переписку на уроках, а другой половине — нет. В результате вторая половина класса показала лучшую успеваемость. Когда же этим ученикам разрешили отвлекаться на SMS-переписку, а первой половине класса — запретили, успеваемость повысилась у первой половины. Немецкие исследователи установили: даже если учащийся не отвлекается на гаджет во время занятий, его уровень усвоения и запоминания материала заметно снижается, если это делает его сосед. Следует заметить, что взаимосвязь между многозадачностью и успеваемостью была установлена еще во времена популярности MySpace: чем активнее подросток использовал MySpace, тем ниже были его оценки.

Главная беда многозадачной гиперподключённой среды — в том, что дети не учатся концентрировать внимание и сосредоточенно работать. А эти навыки необходимы для серьезной профессиональной и инновационной деятельности. Обнадеживает лишь то, что при поступлении в университет некоторые молодые люди осознают негативное влияние гиперподключённости на свою интеллектуальную продуктивность и требуют введения строгих правил, запрещающих использование ИКТ во время занятий.

Мое четвертое открытие состоит в том, что гиперподключённые подростки превосходят других всего в двух вещах, и обе они связаны с простейшими навыками пользования ИКТ. Первое, в чем они преуспевают, — это поиск информации. Задайте им любой вопрос, и они найдут ответ быстрее многих взрослых. Однако часто они ограничиваются тем, что копируют информацию из Интернета, красиво ее оформляют, но не прилагают ни капли усилий к тому, чтобы понять и усвоить ее. Взрослые, которые восхищаются этим «фокусом», забывают, что в XXI веке поиск и компиляция информации стали элементарными навыками. Настолько элементарными, что в скором времени станут под силу даже искусственному интеллекту, такому как Google! Чего искусственный интеллект никогда не сможет сделать, так это проанализировать информацию, сделать ее предметом размышлений и создать на ее основе нечто совершенно новое. Такая обработка информации — способность высшего порядка, исключительно человеческая компетенция. Это то, чему мы должны научить наших детей.

Второй навык, который развит у гиперподключённых подростков лучше, чем у их сверстников и людей старшего возраста, не имеющих такого опыта, — быстрота реакции. Эта способность чаще всего встречается у геймеров. Журналисты обычно ссылаются на этот факт как на доказательство того, что гиперподключённые дети умнее или лучше приспособлены для жизни в наше время. Но если бы эти журналисты потрудились внимательнее ознакомиться с исследованиями, они бы увидели: такие обученные на играх дети превосходят других только в задачах, где требуется принятие простых, основанных на визуальном восприятии решений. Тех решений, которые не требуют размышлений и задействуют только рефлекторный мозг.

Мое пятое печальное открытие касается негативной связи между гиперподключённостью и развитием — эмоциональным и социальным. Так, опрос 3500 девочек-подростков показал: чем больше времени они проводили онлайн, тем менее успешными они себя чувствовали в социальном плане. Эти девочки стали меньше спать, у них появились друзья, которые оказывали на них, по мнению родителей, плохое влияние.

Иногда таких детей называют «экранными зомби», потому что их взгляд всегда прикован к экранам гаджетов и они не обращают внимания на реальную жизнь вокруг. Однако многие взрослые мало чем отличаются от них. Сегодня исследователи не могут точно сказать, в какой степени гиперподключённость влияет на возникновение проблем с эмоциональным развитием и социализацией. Трудно утверждать и то, что эта взаимосвязь является обратной, но скорее всего она работает в обоих направлениях, создавая порочный круг. В любом случае это очень тревожный факт, требующий дальнейших исследований.

Однако надежду вселяет то, что живое общение позволяет компенсировать этот негативный эффект. Вот что говорит один из авторов исследования профессор Стэнфордского университета Клиффорд Насс: «У детей в возрасте от 8 до 12 лет, которые часто общаются со своими сверстниками и взрослыми людьми при личной встрече, уровень социального и эмоционального развития очень высок — даже если они слишком много времени уделяют гаджетам… Активное личное общение ведет к высокому уровню социальной успешности. Это позволяет детям чувствовать себя “нормальными”, они тратят на сон больше времени, а друзей, которых родители подозревают в дурном влиянии, у них становится меньше. Чем же так полезно личное общение? Ну, взять хотя бы то, что дети учатся интерпретировать эмоции, наблюдая за лицами других людей. Это не такой простой навык, как кажется, и вряд ли ребенок сумеет овладеть им, если его взгляд постоянно прикован к экрану смартфона… Если ребенок все время занят своим гаджетом, он привыкает не обращать внимание на людей. Когда вы говорите с ним, он может слышать слова, но воспринимать их чисто механически. В результате все богатство и красота эмоциональной и социальной жизни попросту проходят мимо него».

И, наконец, вот мое последнее открытие: ИКТ создает новый социальный разрыв между молодыми людьми. Социальный разрыв не между имущими и неимущими, а между интенсивными и обычными интернет-пользователями. Дети из обеспеченных семей тратят на этих «убийц мыслей и времени» на 90 минут в день меньше, чем дети из семей с низким уровнем дохода.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что моя изначальная гипотеза оказалась в корне неверной. Ведь я занялся обзором исследований для подтверждения своей идеи о том, что цифровые аборигены — наша надежда на будущее. Но этот обзор показал, что я абсолютно неправ, и навел меня на шесть крайне неутешительных открытий, которые я только что перечислил.

Проблема не в том, что дети делают с помощью ИКТ, а в том, чего они не делают

Проблема с гиперподключённостью состоит не в том, что вы делаете, а в том, чего не делаете. Например, не осваиваете искусство общения и словесной коммуникации. Не учитесь на практике, не занимаетесь спортом и другой физической активностью, не пробуете концентрировать внимание, не практикуете углубленное чтение, не учитесь думать. И вообще не учитесь.

Недавно я видел молодую семью, где полуторагодовалый ребенок играл с планшетом! Родители были рады, что их сын знает такую «сложную» игру, где нужно перемещать звездочки, квадраты, круги и треугольники в соответствующие отверстия. Каждый раз, когда малыш справлялся с заданием, звучала веселая мелодия. Я спросил у родителей, есть ли у их мальчика похожая игрушка — знаете, такой большой деревянный или пластмассовый куб с отверстиями разной формы, который учит детей тому, что шарик нужно засовывать в круглое отверстие, кубик в квадратное и т.д. Мама и папа ответили: «Нет. Зачем покупать эту вещь, если малыш может играть в такую же игру, да и во многие другие игры на планшете?» Эти родители не понимают важного: манипулирование реальными объектами физического мира дает ребенку совершенно иной, гораздо более богатый, мультисенсорный и эффективный опыт обучения.

На той же неделе я встретил пару, которая гордились своим 10-летним ребенком: он научился строить сложнейшие конструкции из Lego… на экране компьютера. Но собирать виртуальные детали на экране и реальные своими руками — два совершенно разных дела. Хорошо, что эти дети научились выполнять сложные операции на планшетах. Но проблема в том, что они не освоили эти навыки в реальном мире, ведь они проводили все свое время за экранами гаджетов.

Другой показательный пример — печатание и записывание от руки. Некоторые педагоги считают: сегодня бесполезно тратить время и силы на то, чтобы учить детей писать от руки. Педагоги идут по пути наименьшего сопротивления и учат даже самых маленьких детей печатать на клавиатуре, как будто единственная цель умения писать — выводить буквы на экране компьютера. Не поймите меня превратно, это очень хорошая идея — научить детей печатать вслепую уже в раннем возрасте. Но учителя забывают, что печатать на клавиатуре и писать от руки — это два очень непохожих навыка, и они требуют различной зрительно-моторной координации. Короче говоря, когда мы пишем от руки, наше зрительное внимание и двигательная активность сосредоточены на кончике карандаша, мы даже можем чувствовать структуру бумаги — так, будто на этом кончике у нас расположен сенсор. Когда мы печатаем, наша зрительная и двигательная активность разъединены: глаза сосредоточены на экране, а двигательная активность — на клавиатуре.

Разумеется, это не означает, что как вид деятельности печатание на клавиатуре хуже ручного письма. Однако при вводе текста на компьютере мы получаем немедленный результат. А преимущество написания от руки — в том, что это медленный, высокоскоординированный зрительно-моторный процесс. Чтобы получить удобочитаемый результат, требуется полная сосредоточенность и постоянное внимание к тому, что происходит на кончике карандаша. В процессе этого ребенок также учится распознавать образы. На клавиатуре буква «А» всегда одинакова. В процессе письма ребенок узнает, что есть много разных способов написать «А», и учится распознавать эту букву даже в кромешных каракулях. По сравнению с печатанием обучение письму гораздо лучше развивает навык распознавания букв и позволяет надолго запоминать их. Так закладывается более прочная основа для развития чтения. И не только чтения. Умение распознавать образы и прочно запоминать буквы создают фундамент для развития многих языковых навыков более высокого порядка.

Я считаю, что неспешный процесс ручного письма лучше подготавливает мозг для «медленного мышления». Даниэль Канеман использует этот термин для обозначения деятельности рефлексирующего мозга. По собственному опыту я знаю: гораздо проще осмыслить и запомнить что-либо, когда делаешь заметки на бумаге (хотя, разумеется, это может быть связано с тем, что я принадлежу к старшему поколению, выросшему без ИКТ). Я не нашел каких-либо исследований на эту тему. Но я много работал с секретарями-машинистками — еще до появления персональных компьютеров. Так вот, когда они печатали на машинке под мою диктовку, то совершенно не задействовали свой мыслящий мозг. Они полагались исключительно на рефлекторный мозг и отточенные навыки машинописи. Они могли напечатать текст без единой ошибки, но при этом совершенно не помнили его содержания. Когда же они вели рукописные протоколы совещаний, то часто могли лучше меня вспомнить, кто и что сказал. Поэтому мне кажется, что ведение заметок на ноутбуке может увеличивать количество текста, но негативно отражаться на его запоминании, осмыслении и, самое главное, на «медленном мышлении». Впрочем, «присяжные» (то есть общество) пока что не вынесли приговор по этому вопросу.

Когда я уже должен был отдавать эту книгу издателю, мне в руки попал еще неопубликованный отчет об одном интересном исследовании. Эта информация подтвердила мои выводы. Исследователи Пэм Мюллер и Даниэль Оппенгеймер из Принстонского университета провели серию экспериментов и обнаружили, что конспектирование с использованием ручки и бумаги отличается от конспектирования на ноутбуке меньшим количеством текста, лучшим запоминанием фактов и концептуальным осмыслением. При этом испытуемых, которые конспектировали на компьютере, просили не делать дословных записей. Исследователи пришли к выводу, что ручка и бумага заставляют людей не только записывать, но и обрабатывать информацию.

В общем и целом можно сказать вот что. Прекрасно, если дети научились работать на клавиатуре. Но ошибочно считать этот навык столь же высокого уровня, как ручное письмо. Кроме того, мы должны подумать: каковы могут быть негативные последствия с точки зрения дальнейшего обучения, если вы откажетесь обучать детей ручному письму.

И последнее по очередности, но не по важности замечание касается того, что многие гиперподключённые дети испытывают недостаток полноценных социальных отношений в реальной жизни. Ведь они часто прерывают живой разговор сеансами виртуального общения. И здесь проблема не столько в том, что делают эти дети — ведь в виртуальном общении нет ничего плохого, — а в том, чего они не делают, когда перестают уделять внимание своему собеседнику и богатой палитре невербальных посланий, сопровождающих живое общение.

Барбара Фредриксон прекрасно резюмирует эту проблему в своей статье: «Именно в такие микромоменты волна теплых чувств охватывает двух людей, их сознания, их тела и их души. Эта волна создает у них способность к сопереживанию и даже улучшает их здоровье». Но есть и плохая новость: если навык эмоциональных контактов не применяется долгое время, он может деградировать. Утверждение о том, что общение влияет на здоровье, может показаться надуманным. Но, как я расскажу вам во второй части книги в главе о стрессе, многие исследования доказывают: позитивные социальные взаимодействия могут быть главным фактором, оказывающим положительное влияние на нашу стрессоустойчивость.

Что должны делать родители и учителя?

Любопытно, что настоящие компьютерные спецы и фанаты цифровых технологий — ведущие сотрудники компаний из Кремниевой долины, таких как Google, Apple, Yahoo, Hewlett-Packard и т.д., — правильно понимают суть проблемы и платят большие деньги за обучение своих детей в частных школах, где вообще нет компьютеров. Более того, они ограничивают своих детей в использовании электронных устройств дома! Ведь есть множество невиртуальных детских игр, с помощью которых можно развить важные навыки.

Причем овладеть этими навыками необходимо в раннем возрасте. Если в детстве вы не играли в кубики, не собирали конструктор, то вряд ли у вас будет возможность научиться этому во взрослой жизни. В развитии ребенка всему должно быть свое время и место. Вероятно, это не случайное совпадение — то, что основатели Google Ларри Пейдж и Сергей Брин, создатель Amazon Джефф Безос, соучредитель Microsoft Билл Гейтс, создатель Wikipedia Джимми Уэйлс и разработчик игр The Sims Уилл Райт учились в школах Монтессори. Одна из целей обучения в этих школах — стимулировать самостоятельное, мультисенсорное исследование мира в «правильно подготовленной» среде, где есть ограниченный, но тщательно подобранный набор предметов и материалов, которые способствуют развитию ребенка. Другая цель — поощрять совместную работу без духа соперничества и даже без оценок.

Компьютерные гении, запрещающие своим детям пользоваться гаджетами, на собственном опыте знают, насколько сильно гиперподключённость и многозадачность могут вредить продуктивности и творчеству. Они достаточно умны и подкованы в ИКТ, чтобы понимать: интенсивное использование Интернета и электронных гаджетов не имеет ничего общего с компьютерной грамотностью.

Не случайно Рэнди Цукерберг, сестра создателя социальной сети Facebook и ее директор по маркетингу, написала детскую книжку «Точка», в которой предлагает подросткам отключиться от технологических игрушек и начать жить в удивительном, полном приключений реальном мире. Рэнди сделала это, когда ее собственная дочь не на шутку увлеклась гаджетами.

Задача родителей и учителей — научить детей использовать технологии на пользу себе, а не во вред. Это не значит, что нужно бороться с ИКТ, подобно луддитам. Это значит, что надо приучать детей отключать все гаджеты (за исключением музыки — для некоторых экстравертов), пока не сделано домашнее задание. Это значит, что надо обучать детей компьютерной грамотности: объяснять им, как использовать ИКТ в учебе и для саморазвития, как устанавливать приоритеты и не позволять ИКТ затмевать другие аспекты жизни. И самое главное — детей необходимо учить работать и мыслить в последовательном, однозадачном режиме. Родителям, учителям и детям будет гораздо легче сделать это, если они будут иметь хотя бы минимальные знания о специфике работы человеческого мозга… Да, современные электронные гаджеты обладают повышенной «липкостью» и доступностью — это настоящее искушение для молодежи. Однако сегодняшнее положение вещей мало чем отличается от ситуации, которая сложилась полвека назад. Тогда умные родители учили своих детей использовать другую замечательную технологию: телевидение.

Они не запрещали детям смотреть телевизор, но ограничивали им время просмотра. Если же отпрыскам позволяли проводить перед экраном неограниченное время, те в конце концов превращались в пассивных скучных домоседов, страдавших ожирением и диабетами. Причем такое с ними случалось уже в пугающе юном возрасте. Такие дети сталкиваются с серьезным проблемами — с общением и в психологическом плане. Они меньше участвуют в школьных и внешкольных мероприятиях, недостаточно спят и более склонны к агрессивному и деликвентному поведению. У них чаще развиваются проблемы с вниманием и отставание в когнитивном и языковом развитии. Их желания больше завязаны на материальном мире. Они страдают повышенной тревожностью и, что немаловажно, не чувствуют себя счастливыми. Разумеется, может статься и так, что дети более зависимы от телевизора, потому что они скучные, пассивные и капризные. Но данные четко указывают на обратную причинно-следственную связь. Появление телевизора в сообществах, где раньше его не было, делает людей менее творческими в решении проблем, менее упорными при выполнении задач и менее толерантными к неструктурированному времени. Шокирующий факт: у каждого пятого ребенка в возрасте от 0 до 2 лет и у каждого третьего ребенка в возрасте от 3 до 6 лет в спальне уже стоит собственный телевизор!

Тео Компернолле — доктор медицины PhD, адъюнкт-профессор в Европейском центре развития лидерства в Центре бизнес-образования (CeDEP. Франция).

Фрагмент из книги «Мозг освобожденный. Как предотвратить перегрузки и использовать свой потенциал на полную мощность». Изд. Альпина М., 2015 г.

34 2 8 525
8 0 6 879

Загрузка...
Комментарии Написать свой комментарий
14 января 2018 в 20:36

Бредовая статья. Уровень типа: мазать прыщи зеленкой, когда у пациента сифилис. Проблема-то куда глубже. "В современном мире все ненастоящее, поскольку все зависит от денег", — признался Ален Делон, проживающий в своем доме под Парижем в одиночестве. Далее: "Я уже все видел, все пережил. Но главное состоит в том, что я ненавижу это время, меня от него тошнит, — сказал Валери Триервейлер легендарный актер. — Всё подделка, все чувства оскорблены, в мире не осталось ни уважения, ни умения держать слово, только деньги важны, круглые сутки только слышишь, что о криминале". (https://news.rambler.ru/starlife/38878738/?utm_content=rnews&utm_medium=read_more&utm_source=copylink") А тут проМблема с игрушками. Переделывать надо ВСЁ: людей, образ жизни, идеалы, цели. ВСЁ.
Лет 20 назад один мой хорошо информированный знакомый сказал, что по "Их" информации каждый третий на Земле не имел работы, не имеет её, и никаких шансов получить её у него нет. Я думаю, что положение уже тогда было еще хуже, тем более сейчас. Я и спроси: "А что вы с ними делать будете?" - "А мы понаставим игровых автоматов, пусть они играют". Вот мы и доигрались.
Положение еще хуже потому, что все собрались в города, как свиньи на чикагскую бойню. Человек - продукт природы. А его от нее оторвали. но то, что заложилось за миллиарды лет, не выветрилось. Все теперь как в тюрьме. Вот об чем надо говорить, кричать, а не мелочиться.

14 января 2018 в 21:37

Большое спасибо автору.
Я бы добавил, что важно не только письмо на бумаге, а главное книга. И лучше на бумаге.

14 января 2018 в 23:36

Да, идет расчеловечивание. И очень важно то, что это признали западные ученые, те, которые в прошлом защищали всю эту чушь с запретом письма вручную, свободное владение гаджетами и прочие очень опасные вещи.
Катастрофа уже произошла. И она глубже, чем кажется. Дети перестали читать, перестали чем-либо интересоваться. Уровень любопытства на нуле - в гаджетах они обмениваются глупыми картинками, сплетнями, иногда участвуют в травлях - и все.
Необходимо срочно вводить понятие "искусственного удовольствия", понимая под ним любую искусственно созданную технологию, которая может дать быстрое и сильное удовольствие, не положенное человеку от природы. Любое искусственное удовольствие может вызвать зависимость, и этим оно опаснее любого наркотика даже в том случае, если не разрушает здоровье. Человек перестает быть человеком. Такого рода вещи должны жестко контролироваться государством, как это происходит с наркотиками.

15 января 2018 в 05:33

Цифровые аборигены
психолог Тео Компернолле о том как "гиперподключённость" к технологиям мешает развитию человека

Печальный миф о многозадачности молодёжи: цифровые аборигены учатся многозадачности с колыбели

Гиперподключённые молодые люди хуже развиты в интеллектуальном, эмоциональном и социальном плане

Проблема не в том, что дети делают с помощью ИКТ, а в том, чего они не делают

Что должны делать родители и учителя?
++++
Имя статьи,анонс-заявка и 4 колеса стати - чего же боле!?
Молодец,современный "Томазо Компанелла"! А недовольные всегда найдутся. Побольше таких публикаций на головы вышедших из УМА и,гляди,дети их будут в безопасности. Беру на себя смелость=дерзость (Безумству умных поём мы славу!) сделать такой предположительный вывод.

Не будь иудиного госпартпереворота в 1953 году и мир уже давно развивался в коммунистическом русле без НАРКОМАНКИ ЧС. На кибернетику и генетику был бы наложен мараторий (до подтягивания ВСЕХ к уровню ПЕРЕДОВЫХ). Нельзя открывать до известных пор тринадцацатую дверь (или джина из кувшина) по сказке-лжи с уроком для добромолодцев.

Что ж. Метод проб и ошибок жил,живёт и будет жить. И ещё не вечер. И - лучше поздно,чем никогда. Возьмёмся за уми друзья,не взяться за руки нельзя,чтоб не пропасть поодиночке. Все дороги ведут К КОММУНИЗМ!