Связанные одной цепью
Сообщество «Форум» 00:00 25 января 2012

Связанные одной цепью

<p><img src="/media/uploads/04/zmia_thumbnail.jpg" /></p><p>Полгода тому назад в&#160;качестве собеседника по&#160;вопросам борьбы с&#160;коррупцией я&#160;выбрал Дмитрия Горовцова, члена ЦС&#160;«Справедливой России», кандидата исторических наук, члена Думской комиссии по&#160;противодействию коррупции. За&#160;это время мой собеседник стал еще и&#160;депутатом Государственной думы РФ. Темой нашей беседы стали проблемы возможного взаимодействия парламентских партий («СР», КПРФ, ЛДПР), именуемых у&#160;нас оппозицией системной, с&#160;уличными формами протеста, которыми управляет оппозиция внесистемная... </p>
0

Полгода тому назад в качестве собеседника по вопросам борьбы с коррупцией я выбрал Дмитрия Горовцова, члена ЦС «Справедливой России», кандидата исторических наук, члена Думской комиссии по противодействию коррупции. За это время мой собеседник стал еще и депутатом Государственной думы РФ. Темой нашей беседы стали проблемы возможного взаимодействия парламентских партий («СР», КПРФ, ЛДПР), именуемых у нас оппозицией системной, с уличными формами протеста, которыми управляет оппозиция внесистемная...

Александр НАГОРНЫЙ, заместитель главного редактора газеты «ЗАВТРА». Дмитрий Евгеньевич, царящий в российских избирательных кампаниях произвол начал раздражать общество — московские митинги это продемонстрировали. Каким может быть отношение к этому протесту парламентских партий, именуемых у нас оппозицией системной?

Дмитрий ГОРОВЦОВ, депутат Госдумы РФ от партии «Справедливая Россия». Сразу подчеркну, для меня ЛДПР не оппозиция — это лишь закамуфлированный младший брат единороссов. Жириновский на митингах протеста против власти совершенно неуместен, да и превратит все в карикатуру. Что касается коммунистов, то, хотя мелкие фрагменты их электората в митингах участвуют, но сама парламентская фракция КПРФ от этих акций дистанцировалась; из их лагеря звучали даже такие определения, как «оранжевая зараза». В «СР» жёсткая точка зрения пока не сложилась. Наш лидер С.Миронов никого не давит запретами: как члены партии, так и наши думские депутаты вправе принимать самостоятельное решение об участии в уличных мероприятиях. Но, хотя ряд наших товарищей с оргкомитетом на связи, в целом, отношение к этим протестным акциям достаточно осторожное.

Например, мне очень симпатична созданная «Лига избирателей», поскольку она выступает под девизом «За честные выборы». Но возможно ли «внепартийное образование», которое будет организовывать «мирное гражданское сопротивление» в рамках избирательной ниши? Среди учредителей: Пархоменко, Романова, Быков, Орешкин... Они могут не состоять в каких-то партиях и не иметь партбилетов, но разве это что-то меняет; всеми известно, что они относятся к ударной силе либералов. Что теперь, будут читать курс избирательного права для оппозиционных наблюдателей? Прекрасно, но за чей счет и где? В пределах Московской области?

По моему мнению, замена политиков на писателей, поэтов, телеведущих, комедийных актрис и юмористов-шоуменов любой серьёзный общественный протест обязательно превратит в концерт медийных ораторов. Но если это будет вольница в стиле Гайд-парка, то, при наличии свободного времени, пойти послушать наших «быстрых разумом невтонов» можно, но пребывать там в статусе парламентской партии вряд ли уместно.

Неясны пока и глубинные цели некоторых организаторов прошедших митингов. Объявили, что именно Путин возглавляет «партию жуликов и воров», но одновременно предложили вести с ним переговоры. Организовали скандирование «Путин, уходи!» — и тут же дружно начали внушать обществу мысль, что переизбрать его будет невозможно. Тогда для чего эта атака на него? Напугать, чтобы убежал? Но Путин и его ближний круг — это не ГКЧП, ритуальным песнопением «Возьмёмся за руки, друзья!» их не напугаешь.

Александр НАГОРНЫЙ, заместитель главного редактора газеты «ЗАВТРА». Есть и прямой конфликт с избранными депутатами — от прошедших в Думу требуют сдачи мандатов...

Д.Г. В данном случае налицо популистская легкость в подходе к сложнейшему правовому и политическому вопросу. Во-первых, перевыборы могут быть назначены лишь в том случае, если от депутатства в Думе откажутся три партии из сегодняшних четырех — такая вероятность равна нулю. Во-вторых, несмотря на имевшие место нарушения, выборы в Думу все-таки состоялись, вышвыривать их результаты в урну — недопустимо. Призывая к этому, организаторы протеста демонстрируют полное пренебрежение к мнению миллионов граждан, которые были не согласны на бойкот, участвовали в выборах и проголосовали в рамках имевшегося списка. Агитпроп власти уже прекрасно использует эту ошибку — постоянно упоминая, что 100000 столичных митингующих представляют лишь ничтожное меньшинство, противопоставляющее себя остальной России. В-третьих, эти требования основаны на уравниловке и обвинении всех депутатов Думы, вне зависимости от их партийной принадлежности. Простите, но мы — не из «ЕР». Депутаты «Справедливой России» честно боролись на выборах. Нам не приписывали голоса, у нас их отбирали... Поэтому я отвергаю всякое кликушество в наш адрес — оно не имеет под собой никаких моральных оснований. Тем не менее, мы на перевыборы согласны, и наш кандидат в президенты С.Миронов публично взял на себя обязательство, в случае победы, их провести. Но надо понимать, что, во избежание фальсификаций, надо не миллионы на видеокамеры тратить, а обеспечить непременное условие — избиркомы формируются партиями, а не чуровским министерством. Это потребует какого-то времени для создания и принятия совершенно новых правовых норм о выборах и партиях, но другого пути нет.

А.Н. На мой взгляд, идея сдачи мандатов исходит от сторонников не допущенного к выборам «Парнаса» и пролетевшего «Яблока»... Но там был еще один явный призыв — не допустить избрания В. Путина президентом.

Д.Г. Против этого возражать не стану, у нашей партии ведь свой кандидат.Да и принципиально стою на позиции — третий президентский срок, подряд или нет, не допустим. Другое дело мотивировки против Путина — здесь всё непросто. Кому-то не нравится его внешняя политика, а меня она устраивает. А вот за девальвацию законодательной власти — он ответственен. Так же, как и за разгул коррупции ...

А.Н. Есть ли у вас ясное понимание того, кто эти протестующие, кого они представляют?

Д.Г. Это один из спорных вопросов. Рыжков, ссылаясь на опросы «Левада-центра», сделанные по заказу оргкомитета митинга, утверждает, что 70% его участников — «люди либеральных и демократических взглядов», 25% — коммунистических и социал-демократических и примерно 5-6% — националисты. Возможно, ближе к истине Илларионов, который полагает, что «либералов всех оттенков» было не более 1/3, националистов было в три раза больше, чем «по Леваде», а примерно пятую часть составляли люди, вообще не имеющие четких идеологических позиций. Есть и другие мнения. К примеру, что основную массу участников составляют фаны Навального.

А.Н. Раскрутка этой фигуры как конкурента вашу партию не волнует?

Д.Г. Совершенно... Навальный нашел правильный трамплин для старта — антикоррупционный, и неважно: сам он раскрутился или кем-то внедряется. Критикуя коррупцию, он объективно делает значительно более важное дело — будирует и политизирует общество. Как грамотный специалист он вполне может быть востребован новой, честной властью, но на политического лидера страны пока, конечно же, не тянет. Как историка, меня, честно говоря, просто удивило и рассмешило его выступление на «сахаровском» митинге. Использовалась методика берлинской речи Геббельса после Сталинграда, в феврале 1943. Тогда колченогий гений нацистской пропаганды, действуя в диалоговом режиме, поставил в зале на уши 10000 немцев: «Мы предадим нашего фюрера? Нет! Мы хотим тотальной войны? Да!» И вот мы получили слепок от тех страшных и кровавых времен, только в виде пародии. Именно такое впечатление у меня сложилось, когда Навальный предлагал митингующим речевки из «Трёх мушкетёров»: «Один за всех? Все за одного!»

А.Н. А как вам версия, что главный организатор протестов — «Эхо Москвы» и большая часть митингующих — «члены партии» их слушателей?

Д.Г. Относительно «партии слушателей» — явный перебор! Достаточно изучить баланс комментариев на их сайте, чтобы увидеть, что даже там противников у них не меньше, чем сторонников. Но в версии о главенствующей роли «Эха», действительно, есть аргументы. Большинство выступающих на митингах — их постояльцы, Пархоменко был важнейшей фигурой в оргкомитете, а Рыжков контролировал микрофон. Кто там состоит в штате редакции, кто на контракте, а кто постоянный гость — роли не играет, обществом они однозначно идентифицируются как истинные «эховцы». Радиостанция исповедует крайний либерализм, и как бы не получилось, что все другие политические движения просто окажутся у них в кильватере. Сейчас все отдают должное неистовому Удальцову, но его небольшая прокоммунистическая группа может превратиться лишь в обрамление для либералов. Ведь, к примеру, депутату от КПРФ Смолину даже выступить на митинге не дали. Нашлось место для Кудрина и «девушки Ксюши», но бившийся за право проводить эти митинги Лимонов, на них вообще отсутствовал. Инородным и одиноким телом выглядел и Тор, хотя за русскими национальными движениями потенциально миллионы

При этом позвольте мне специально оговорить, что и я, и мои коллеги вполне толерантно относимся к либеральной команде Венедиктова, отдавая им должное за работу в области защиты прав человека. Ведь именно такая защита является одним из базовых принципов Социнтерна, в состав которого входит «СР». И разве не правы европейские наблюдатели, когда объявили, что на российских выборах имеет место сращивание государства и «ЕР»...

А.Н. Тем не менее, радиостанция, существующая, в том числе, и на средства путинского «Газпрома», возглавляет протест, главным лозунгом которого фактически является «Долой Путина!» Сам В.В. констатировал, что в эфире «Эха» его «поливают поносом с утра до вечера». В чём причины его терпимости?

Д.Г. Поскольку политических мазохистов не бывает, то возможны лишь два объяснения. Первое: Путин, по натуре своей, глубокий демократ и готов, подобно Вольтеру, умереть за право своих оппонентов высказаться. Второе: в данном случае кто-то сковал его такими путами, что он просто не в состоянии «замочить в сортире» этого своего врага...

А.Н. Господство либералов на этих митингах может оказаться временным — совсем несложно будет превратить этот протест в левый марш. Что за гибрид мы тогда получим? Ближе к Майдану или к Тахриру?

Д.Г. Опыт постсоветского пространства показал, что реальная смена власти удавалась только тогда, когда массы с «внесистемного Майдана» действовали, если не под руководством, то в тесном контакте с парламентскими партиями. На Украине или в Грузии был еще один важнейший элемент — организованное давление Запада на авторитарного правителя, которого связывали угрозами ответственности в случае применения силы. В нашем случае оба эти фактора отсутствуют. Американцам не до нас — своих проблем по горло, а Европа только что получила от нас Северный поток — радуются... Будут ждать Южный. Не будет у нас и аналогии с арабскими событиями. Российский Тахрир разделится на два потока. Один пойдёт на Манежку, а другой — на Рублёвку...

А.Н. В заключение — прогноз о перспективах взаимодействия с внепарламентской оппозицией?

Д.Г. Объективно, большинство из них наши союзники — надо лишь определиться во взаимодействии. Парламентская оппозиция не должна безмолвно наблюдать, как граждан лишают возможности создавать партии или не допускают их к выборам. Недопустимы также действия правящей власти по установочному выбиванию отдельных кандидатов из конкурентной борьбы на выборах самого различного уровня. Таких примеров тысячи, и против этого надо возражать. Но не должно быть двойных стандартов. Сделаю оговорку, что это мое личное мнение, но в равной степени должны признаваться произволом как запреты и препоны к деятельности либералов из «Парнаса», так и в отношении партий и кандидатов национально-патриотического направления, — к примеру, снятых с президентской гонки Эдуарда Лимонова, Бориса Миронова, Леонида Ивашова.

Со своей стороны, хотелось бы, чтобы и внесистемщики прекратили мазать одной краской весь парламентский корпус, научились отслеживать думские противостояния и находить союзников среди депутатов. Им надо понять, что с парламентской оппозицией они как «скованы одной цепью», так и «связаны одной целью».

Эта цель очевидна — покончить с авторитарными страницами российской истории. На этом фундаменте, как мне кажется, и возможны наши совместные действия с внесистемной оппозицией.

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой