Авторский блог Василий Шахов 14:45 4 ноября 2017

Судьба человека:песенная энергетика революции-1

Судьба человека:песенная энергетика революции. Дистанц-лекторий МТОДУЗ В.В.Шахова (Троицк-в-Москве)
6

           ВАСИЛИЙ   Ш  А  Х  О  В

 СУДЬБА ЧЕЛОВЕКА: ПЕСЕННАЯ

                ЭНЕРГЕТИКА РЕВОЛЮЦИИ-1

 

                              **************************************

 «… Как ты, батюшка, славный Тихий Дон,

Ты кормилец, наш Дон Иванович,

Про тебя летит слава добрая,

Слава добрая, речь хорошая.

Как бывало, ты все быстер бежишь, все чистехонек.

А теперь ты, Дон, все мутен течешь,

Помутился весь сверху донизу.

Речь возговорит славный Тихий Дон:

“Уж как-то мне все мутну не быть,

Распустил я своих ясных соколов,

Ясных соколов — донских казаков.

Размываются без них мои круты бережки,

Засыпаются без них косы желтым песком...”.

                                         К а з а ч ь я   п е с н я.

 Трагедия… Оптимистическая трагедия… Русская драма… Отчалившая Русь…  Русь, града взыскующая… Заре навстречу… «Земли родной минувшую судьбу» запечатлели многие мастера поэтической метафоры, изобразительно-выразительного образа. «Нацеленные» названия произведений вобрали в себя бытийно-цивилизационную             «с у т ь» далёкого-близкого; вочеловечили и отразили «потревоженные тени» грозно-таинственного минувшего;  раскрыли причудливо-противоречивые  жизненные коллизии и «повороты» судеб людских… - «Тихий Дон», «Хождение по мукам», «Плач о погибели Земли Русской», «Железный поток», «Разгром», «Бронепоезд», «Россия, кровью умытая»…

   Особое место в человековедении, человекознании, народознании занимают  ж а н р ы     м у з ы к а л ь н ы е… 

Ох, пора тебе на волю, песня русская,

Благовестная, победная, раздольная,

Погородная, посельная, попольная,

Непогодою-невзгодою повитая,

Во крови, в слезах крещеная-омытая!

Ох, пора тебе на волю, песня русская!

Не сама собой ты спелася-сложилася:

С пустырей тебя намыло снегом-дождиком,

Нанесло тебя с пожарищ дымом-копотью,

Намело тебя с сырых могил метелицей...

                   ЛЕВ   М   Е   Й.   «ЗАПЕВКА».  1856

 

    «НЕ САМА СОБОЙ ТЫ СПЕЛАСЯ-СЛОЖИЛАСЯ…»

                   Красные Знамёна… «И водрузим над землёю Красное знамя Труда!»- слова из знаменитой песни Леонида Радина «Смело, товарищи, в ногу». – «Снова я слышу родную «Лучину», сколько в ней горя, страданий и слёз, - видно, свою вековую кручину пахарь в неё перенёс…Зреет в народе могучая сила… То, что  страдалица-мать выносила, сын-богатырь не захочет снести…».                                                 

     … «Музыка и пение с детства были моей стихией. Я пела с детства, с тех пор как себя помню, сперва русские народные песни, услышанные мной в деревне Тамбовской губернии… в Хворостянке… -  вспоминала Надежда Андреевна Обухова . - Детство, проведённое в русской деревне, среди необозримых полей, оставило след в моей душе. Я с детства сохранила любовь к русской народной песне, широкой и привольной, как наши бескрайние поля…».   Отсюда, от Хворостиянки, от Добринки, от Подстепья  - глубина  и психологизм  её будущих  песенных  шедевров, удививших и восхитивших миллионы слушателей, - «Степь да степь кругом», «Тройка», «Не брани меня, родная», «Липа вековая», «Лучинушка».

    Хворостянка  - особое «культурное гнездо» Русского Подстепья. Здесь - истоки и горизонты певческого гения Надежды Обуховой.  Всемирно известная певица  говорила   о своих  творческих  истоках : «Вначале была Хворостянка… А потом уже все эти Липманы, Мазетти и прочие учителя-итальянцы. Простые хворостянские бабы, их пение, направили и определили мой путь…».

 

                                              Музыкальное эхо минувшего

 

                                                           Над родной страной, //Над Россиею// Солнце ясное, //Небо синее. //На лугах цветы //Васильковые, //У невест глаза – //Ох, бедовые! //И Натальюшки, //И Алёнушки //Выплывают в круг, //Как лебедушки. //Принародная, //Привечальная, //Песня в лад звучит Величальная. //Ты звучи, звучи, //Принародная, //Привечальная, //Хороводная!// Косы русые, //Платья белые… //Стали грустными //Парни смелые. //Им, видать, опять //До утра не спать,// Звезды ясные //До зари считать. //Будут грезиться// Как лебедушки// И Натальюшки, //И Алёнушки. //Доли-долюшки, //Свет-сударушки – //Оли-Олюшки, //Марьи-Марьюшки…

                                                           Борис  Ш а л ь н е в. «Хороводная».

………………………………………………………………………………………………………….

             . Русское Подстепье  помнит  замечательных  музыкантов   Рубинштейнов.  В Хворостянку ,  «музыкальную Мекку» Подстепья  многократно приезжал в качестве друга семьи и почетного гостя Антон Григорьевич Рубинштейн(1829-1894). Здесь в родовом имении  крупного деятеля культуры, знатока  музыкального  искусства А.С. Мазараки,  дедушки Н.А. Обуховой.

     В «музыкальной Мекке» бывал и Николай Григорьевич Рубинштейн (1835-1881), талантливейший дирижер и пианист, основатель Московской  консерватории   1 августа 1869 года в курортном зале Липецких минеральных вод  липчане  и отдыхающие на курорте бурно рукоплескали  выступлению Н.Г. Рубинштейна.  Денежный сбор от концерта  Николай Григорьевич  передал дирекции курорта для бесплатного лечения нуждающихся больных.  В липецких архивах  сохранились отчеты дирекции со специальной расходной статьей: «Лечение ольных за счет Рубинштейновского фонда».

………………………………………………………………………………

   Второй родиной считал ЦАРЁВКУ  известный композитор Сергей Никифорович Василенко (1872-1956).  «От Ельца ехали на лошадях. День склонялся к вечеру. Мне всё там нравилось, начиная с дороги. По бокам тянулись поля ароматной ржи, цветущей дышащей мёдом гречихи. Проезжали через тёмные, покрытые кустарником балки. В них журчали ручьи, кричали коростели и стонали лягушки… От всего я был в восторге… К дому  примыкал обширный парк со столетними дубами. Откосами спускался он к полноводной запруженной реке»,- одно из  воспоминаний  композитора о «малой родине».

   Царёвка - ныне деревня Жерновского сельсовета Долгоруковского района; имела ранее названия Викулино, Муравлево. Речушка   Снова, правый приток  Дона, текущая в Задонском и Долгоруковском районах, получила название от иранского слова «снаути», что означало  «течь», «сочиться». Живописные окрестности, песенное  приволье, особая «музыкальность»  местного говора… Всё это одухотворило  детские и отроческие годы  будущего  выдающегося композитора,дирижёра, педагога, знатока оркестра. Ученик С. Танеева и М. Ипполитова-Иванова  проявлял  серьезный интерес к освоению фольклора, народного  музыкального творчества, музыкальной культуры Древней Руси, Русского Подстепья. Оригинально  его первое

крупное сочинение - опера-кантата «Сказание о граде Великом Китеже и Тихом озере Светояре»(1902). Были замечены  музыкальной   и театральной общественностью его оперы «Сын Солнца», «Суворов», балеты «Иосиф Прекрасный», «Лола», «Мирандолина».  Для оркестра Сергей Никифорович  создал пять симфоний(1906-1934), симфонические поэмы «Сад смерти» (по Уайльду, 1915), «Полёт ведьм». Он - автор более двухсот романсов и песен;  популярны его инструментальные концерты;  своеобразна его музыка к  театральным спектаклям.

    С.Н. Василенко  многократно бывал  в родных краях.  Сергея Николаевича  знали  и ценили  как  превосходного педагога-просветителя. В педагогической классике  - его  фундаментальный труд «Инструментовка для симфонического оркестра» (М., 1959, в 2-х томах).  Его «Воспоминания» (М., 1979) - хорошее подспорье при изучении  истории музыкальной культуры Русского  Подстепья.

******************************************************************

……………………М у з ы к а л ь н о е      э х о   м и н у в ш е г о

          Серов Александр Николаевич (1820-1871),  выдающийся русский композитор, музыкальный критик, деятель культуры. Создатель опер «Юдифь»(1862), «Рогнеда»(1865), «Вражья сила»(1871). Жизнь и творчество его связаны с Подстепьем. Он дружил с А.Н. Лодыгиным. В.С. Серова в своих «Воспоминаниях» (Санкт-Петербург, 1914), в частности, раскрывает творческую индивидуальность  нашего земляка, создателя «русского света» А.Н. Лодыгина. Сестра пианистки В.В. Серовой (жены композитора) писала из Липецкого уезда: «Степи…. Огромная природа. Природа времен прошлого земли. И люди соответствуют этому… крепкие, с медными голосами…».

…………………………………………………….

         Великая русская певица Надежда Андреевна Обухова (1866-1961) говорила:  «…Где бы я ни бывала, каких бы красот  ни видала - про своё хворостянское приволье приволье никогда не забывала…». Мать её Мария Андриановна родилась в селе Хворостянка  под Добринкой, в имении отца  -  Мазараки. Дедушка Андриан Семёнович  был замечательным пианистом, знатоком музыкального искусства, собирателем и неутомимым популяризатором  народного музыкального творчества;   он основал в Воронеже филармоническое общество; дружил он с директором Московской консерватории Николаем Рубинштейном. В Хворостянку приезжали Антон Рубинштейн, Ю.С. Сахановский, Г.Н. Дулов. В Хворостянке будущая певица  впервые увидела самого Петра Ильича Чайковского.

    Отец  Надежды Обуховой  Андрей Трофимович   доводился  внуком   гениальному  лирику пушкинской эпохи (уроженцу Тамбовщины)  Евгению Баратынскому, в своих знаменитых «Стансах» (1827) запечатлевшему чарующий пейзаж «малой родины».  «Приют младенческих годов» Надежды Обуховой  в родной  Хворостянке. Старинный двухэтажный дом. С террасы видны  степные просторы, «полевая Россия». Вечернее  небо  над вековыми липами, над вишнево-яблоневым  садом.  В звёздное небо  улетает  родившаяся где-то  там, на далёких покосах,  чарующе задушевная песня. «Музыка и пение с детства были моей стихией. Я пела с детства, с тех пор как себя помню, сперва русские народные песни, услышанные мной в деревне Тамбовской губернии… в Хворостянке… -  вспоминала Надежда Андреевна. - Детство, проведённое в русской деревне, среди необозримых полей, оставило след в моей душе. Я с детства сохранила любовь к русской народной песне, широкой и привольной, как наши бескрайние поля…».   Отсюда, от Хворостиянки, от Добринки, от Подстепья  - глубина  и психологизм  её будущих  песенных  шедевров, удививших и восхитивших миллионы слушателей, - «Степь да степь кругом», «Тройка», «Не брани меня, родная», «Липа вековая», «Лучинушка».

    Хворостянка  - особое «культурное гнездо» Русского Подстепья. Здесь - истоки и горизонты певческого гения Надежды Обуховой.  Всемирно известная певица  говорила   о своих  творческих  истоках : «Вначале была Хворостянка… А потом уже все эти Липманы, Мазетти и прочие учителя-итальянцы. Простые хворостянские бабы, их пение, направили и определили мой путь…».

    Писатель-краевед А.Я. Яблонский  собрал и обнародовал уникальные материалы, позволяющие проследить формирование творческой индивидуальности великой певицы.Он записал воспоминания старожилов, помнивших  Мазараки и Обуховых.

     Училась Надежда Обухова в Хворостянской земской школе. Первыми  наставниками  её были Павел Алексеевич Наливкин, Мария Петровна Ситникова. Первым же учителем музыки был , конечно же,  дедушка, с которым она (двенадцатилетняя) исполняла в четыре руки сочинения Моцарта, Шопена,Гайдна.  Дедушка был инициатором семейных музыкальных вечеров, спевок, хороводов.   Иногда на берегу речки Лукавченки   останавливался табор; тогда приглашенные в имение  обитатели  шатров исполняли  цыганские  романсы и песни.

    Краеведы  прослеживают  «обуховские тропы» музыкального Подстепья. «Если б в её жизни не было Хворостянки, не было б её как певицы  такого уровня…» - мнение самой Надежды Андреевны. Дарование Обуховой  признали и оценили её современники, ревнители музыкального искусства. Её земляк (уроженец Лебедяни)  незаурядный пианист и педагог-музыковед  Константин Игумнов говорил: «Я пленялся свежестью и яркостью её интерпретации…».  Самобытный художник К.Ф. Юон обращался к Надежде Андреевне  с признанием: «Ваши песни облагораживают жизнь, они заставляют чувствовать красоту даже наших страданий… Вы чаруете слушателей поэзией бытия и будите в сердцах людей чувства и мысли в сторону их нравственных начал: радости, любви, дружбы, добра, прощения, стремления стать лучше…». Т.Л. Щепкина-Куперник отмечала: «Красота её внешности, глубина её чувств словно рождены русской ширью, щедростью и душевностью её народа. В её голосе и звон металла, и мощь, и мягкость. Её пение течет, как плавная река с совершенно незаметными переходами от низких нот к высоким, пение вольно и свободно льющееся… Когда она поёт народные песни, от неё веет сладким запахом родных полей…».

      По окончании  консерватории её пригласила для   совместного исполнения  дуэтов  Антонина Васильевна Нежданова (лирико-колоратурное сопрано), прославившаяся  образами Антониды («Иван Сусанин» Глинки), Марфы(«Царская невеста» Римского-Корсакова),  Волховы(«Садко» Римского-Корсакова), Виолетты(«Травиата» Верди), Эльзы ( «Лоэнгрин» Вагнера). С 1916 года - Н.Обухова  (меццо-сопрано)  в Большом театре. Дебютировала она в роли Полины («Пиковая дама» Чайковского). Тридцать лет жизни - в Большом театре; выступления в двадцати пяти оперных спектаклях ( среди них - исполнение роли Марфы («Хованщина» Мусоргского, Любаши («Царская невеста» Римского-Корсакова), Кармен (одноименная опера Бизе).Заслуженная артистка республики(1928), Народная артистка республики(1933), Народная артистка СССР, кавалер ордена Ленина (1937),  лауреат Государственной премии первой степени(1943). Её имя -  в одном ряду с именами Шаляпина, Неждановой, Собинова, Козловского, Лемешева.

    В 1958 году (за три года до кончины) Надежда Андреевна последний раз побывала в Хворостянке  на могиле матери. Из воспоминаний Н.А. Обуховой: «Первые годы замужества мама жила в Хворостянке - счастливая, жизнерадостная, и в Москву приезжала только для родов…    … мама умерла от быстро развившейся скоротечной чахотки. Скончалась она в Ялте…  Гроб с телом перевезли в Хворостянку и похоронили в ограде нашей сельской церкви…».  Надежда Андреевна  взяла с собой горсточку родной  земли…

*****************************************************************

…………М у з ы к а л ь н о е   э х о    м и н у в ш е г о

         Массалитинов Константин Ираклиевич (1905 - 1979), видный русский композитор, деятель культуры, Народный Артист СССР.  Русское Подстепье  чтит  его память прежде всего  как создателя  Воронежского русского народного хора.  Под Задонском, Ельцом, Данковом, Усманью, Лебедянью, во всём Подонье и Приворонежье, по инициативе  и при личном участии Константина Ираклиевича,  бережно и компетентно   собирались  народные песни, фольклор.  К.И. Массалитинов многократно  бывал в Липецке.  С Массалитиновым  плодотворно сотрудничал   основатель хора новолипецких металлургов

Андрей Петрович Мистюков.

………………………………………………………….

             Музыкальное  краеведение  Подстепья   осваивает нравственно-духовный потенциал, заключенный в наследии Сергея Васильевича Рахманинова(1873-1943), жизненный путь которого связан с Подстепьем.

    Дочь композитора Татьяна Сергеевна вспоминала, что С.В. Рахманинов «прекрасно относился, очень любил Ивана Алексеевича», «любил его стихотворения, рассказы», говорил о «внутренней музыкальности его  стихов»(«…Иван Алексеевич всё по особенному слышит»).  В 1912 году, когда отмечался бунинский юбилей,  автору «Суходола» и «Антоновских яблок»  поступила телеграмма: «Примите душевный привет от суходольского музыканта.

 Р а х м а н и н о в».

    Из книги   « Воспоминания» И.А. Бунина (мемуарное эссе «Рахманинов»):

«При моей первой встрече с ним в Ялте произошло между нами нечто подобное тому, что бывало только в романтические годы  молодости Герцена, Тургенева, когда люди могли проводить целые ночи в разговорах о прекрасном, вечном, о высоком искусстве. Впоследствии, до его последнего отъезда в Америку, встречались мы с ним от времени до времени очень дружески, но всё же не так, как в ту встречу, когда, поговорив чуть не всю ночь на берегу моря, он обнял меня и сказал: «Будем друзьями навсегда!»  Уж очень различны были наши жизненные пути, судьба все разъединяла нас, встречи наши  были всегда  случайны, чаще всего недолги, и была, мне кажется, вообще большая сдержанность в характере моего высокого друга. А в ту ночь мы были ещё молоды, были далеки от сдержанности, как-то внезапно сблизились чуть не с первых слов, которыми обменялись в большом обществе, собравшемся, уж не помню почему, на веселый ужин в лучшей ялтинской гостинице «Россия»…

       У  земляков из Русского  Подстепья  было много   «общих», созвучных  впечатлений.

    Из  книги бунинских «Воспоминаний» :

     «…Мы за ужином сидели рядом, пили шампанское Абрау-Дюрсо, потом вышли на террасу, продолжая разговор о том падении прозы и поэзии, что совершалось в то время  в русской литературе, незаметно спустились во двор гостиницы, потом на набережную, ушли на мол, - было уже поздно, нигде не было ни души, - сели на какие-то канаты, дыша их дегтярным запахом и этой какой-то совсем особой свежестью, что присуща только черноморской воде, и говорили, говорили все горячей и радостней уже о том чудесном, что вспоминалось из Пушкина, Лермонтова, Тютчева, Фета. Майкова…  Тут он взволнованно, медленно стал читать то стихотворение Майкова, на которое он, может быть, уже написал тогда или только мечтал написать музыку:

                                             Я в гроте ждал тебя в урочный час.

                                             Но день померк; главой качая сонной,

                                             Заснули тополи, умолкли гальционы:

                                             Напрасно! Месяц встал, сребрился и угас;

                                             Редела ночь; любовница Кефала,

                                             Облокотясь на рдяные врата

                                             Младого дня, из кос своих роняла

                                             Златые зерна перлов и опала

                                             На синие долины и леса…».

    В 1915 году Бунин  послал Рахманинову свою «Чашу жизни»; был получен ответ: «Дорогой Иван Алексеевич! И я Вас неизменно люблю и вспоминаю часто наши давнишние с Вами встречи. Грустно, что они теперь не повторяются. Очень благодарю Вас за присылку Вашей последней книги. Был тронут. 27 апреля 1915 года.  С. Р а х м а н и н о в».

     Рахманинов написал  музыку на бунинские стихи: «Я опять одинок…», «Ночь печальна…».

    «Встреча»  двух русских гениев в лирическом и  музыкальном эпосе…  Тамбовские краеведы тщательно  исследовали все «тропы» к Рахманинову (многие из них пролегали по территории нынешней Липецкой области). Жители Русского Подстепья чтут память о великом композиторе, в творчестве которого с  особой  силой  воплощена  тема родины. В концертных залах региона звучат  рахманиновские произведения: четыре концерта и «Рапсодия на тему Паганини» для фортепиано с оркестром, прелюдии, этюды-картины для фортепьяно, 3 симфонии, фантазия  «Утёс», поэма «Остров  мёртвых» для оркестра, кантата «Весна», поэма «Колокола» для хора и оркестра. С.В. Рахманинов был автором замечательных романсов, известны его оперы «Алеко»(1892), «Скупой рыцарь», «Франческа да Римини» ( обе - 1904). Неистощимое  мелодическое богатство, философско-психологическая глубина, «диалектика души», романтическая одухотворённость  -  всё это обусловило постоянный интерес   слушателей  многих поколений к рахманиновскому музыкальному наследию.

**************************************************************

……………………………………………………………………………….

                                               Не соловушки воскресли, //Не лебедушки трубят – //Это молодости песни// Над головушкой летят.// Наши крылья крепли вместе,// Нет земли для нас милей. //Нашей доле, нашей чести// Нынче круглый юбилей. //И недаром с пылу-жару //Каждый славой породнен.// Комбинату-юбиляру// Мистюковский наш поклон. //С русской удалью-раздольем //Любо праздник отмечать,// Добрым словом, хлебом-солью //Дорогих гостей встречать.

              Борис  Ш а л ь н е в. «Праздничные припевки. К 60-летию НЛМК».         

………………………………………………………………………………………

      Музыкальную жизнь  нашего региона  трудно представить без Константина Николаевича Игумнова (1873-1978), крупнейшего пианиста и педагога, основателя самобытной мировой фортепианной школы. Народный артист СССР, лауреат Государственной премии СССР, профессор Московской консерватории  родился  в Лебедяни. Здесь  прошли его детские и отроческие годы…

    Доброе, трепетное, задушевное слово о Лебедяни сказали многие деятели отечественной культуры, вспоминая «малую родину» в верховьях тихого Дона.  Лебедянь… С детства знакомое, родное, одухотворенное крылатым волшебстьвом легенд и сказаний… Лебедянь… Лебедянка… Лебяжье… В самих названиях города, окрестных селений, рек, озер - пернатая красота из сиренево-вишневого поднебесья, от яблоневых соцветий, от радуги над Красивой Мечей, от цветомузыки лебедянских зорь, закатов и рассветов.

 

Как лебедь, в просторы России вплыла ты,

И белой метелью сады замела;

И Лебедянью светло и крылато

Людская молва этот край назвала.

П р и п е в:

Ах,Лебедянь, исцели добротою сердечной,

Прикосновенья твои и теплы и легки;

Пусть над землёй древне-Липецкой вечно

Кружится пух лебедей или яблонь твоих лепестки.

 

     В песне «Лебедянь» Тамары Пономарёвой  прекрасно передано  трепетное восхищение «малой родиной» Константина Игумнова:

 

Вовек не забыть эту вешнюю нежность

Развесистых яблонь вдоль щедрых дорог;

Красавиц участье, заботу и  нежность -

Любви нашей русской премудрый урок.

В лихой круговерти легко заблудиться,

Да только пора возвращаться назад;

Шепчу я: «Прощай», но как мне проститься,

Когда вслед лебяжьи мне клики летят.

Ах, Лебедянь, исцели добротою сердечной,

Прикосновенья твои и теплы и легки;

Пусть над землей древне-Липецкой вечно

Кружится пух лебедей или яблонь твоих лепестки.

 

        Древний город на Дону… Утопающие в садах улицы…  Монотонная жизнь оживлялась ярмарками. Дружная обеспеченная семья. Костя - младший сын. Рано  ( в четыре года) научился читать. Любил слушать пение. У Игумновых довольно часто музицировали.   Глава семейства - Николай Иванович  сам слыл «сочинителем», публиковался в столицах.В «культурном гнезде» пользовались неизменным почитанием классики: Бетховен, Моцарт, Шубарт, Глинка. Культ поэтического  слова, мудрой философской мысли, музыкальной метафоры. «Была у меня ребячья тетрадка, - вспоминал Константин Николаевич с присущим ему юмором, - из которой видно, что я любил писать ноты, это было ещё до поступления моего в гимназию. В гимназию я попал лет одиннадцати, а марал нотную бумагу уже лет в девять-десять».   Тепло вспоминал он о своей домашней учительнице музыки  А.Ф. Мейер.  Одно из ярких воспоминаний детства: приезд в Лебедянь   профессиональной пианистки, обучавшейся   в Венской и Лейпцигской консерваториях: «Надо было устроить ей концерт в Лебедяни, а рояль в городе был  у отца  и еще кое у кого. Отец предложил, чтобы она, если захочет, давала концерт  у нас в доме… Так и было сделано. Тут я впервые услышал концерт Шопена и «кампанеллу» Листа. Мне тогда было, вероятно, лет 11-12». Родители  взяли с собой Костю  на Всероссийскую выставку 1882 года в Москву. Из воспоминаний К.Н. Игумнова о посещении Большого театра: « Я впервые услышал тогда три оперы. Первой оперой… был «Фауст», следующими были «Гугеноты», а затем «Русалка»…  Особенно меня пленили «Гугеноты», а затем «Русалка»… Все это было для меня большим событием. Когда мы вернулись в Лебедянь, «Гугеноты» сразу же были выписаны, и я знал их от доски до доски».

         В биографии Игумнова краеведы выделяют  знаменательное событие: первое публичное выступление, состоявшееся «по дозволению начальства» 2 января 1881 года на благотворительном концерте в пользу бедных жителей-земляков. Восьмилетний музыкант исполнил попурри на мотивы из «Трубадура» Верди. Архивные источники сохранили имена взрослых участников того концерта: певицы Е.Н. Хренниковой, пианистки Н.Е. Емельяновой.

23 ноября 1886 года  в зале земства на благотворительном концерте лебедянцы  имели возможность  видеть и слышать второе публичное выступление талантливого отрока. В концерте были заняты также  учительница  Константина - А.Ф. Мейер  и  земляки-любители музыкального искусства(И.В. Прелович, В.К. Смирнов, А.И. Пескова, М.Е. Тучанская).

   Краеведы (О.Хрусталева, С. Кукрак)  в «Липецком энциклопедическом словаре», «Липецкой энциклопедии», альманахе «Лебедянь»  раскрыли подробности «лебедянского» периода формирования художественной индивидуальности замечательного земляка. Летние месяцы Игумновы  проводили в селе Шовском под Лебедянью. «Кажется, в 1869 г., когда мать была больна после рождения дочери, отец решил, чтобы летом мы постоянно жили не в городе, а в деревне, - вспоминал   К.Н. Игумнов, -  С этой целью было куплено небольшое имение в двадцати верстах от Лебедяни - Шовское… С  Шовским связано мое детство. Мое первое путешествие в Шовское я совершил, когда мне был год. С Шовским связано многое, очень многое…И первое впечатление от природы, и первое размышление о мире, о назначении человека…». Биографы  фиксируют трогательную подробность: всю жизнь Константин Николаевич  бережно хранил маленький пакетик с горсткой деревенской земли; на пакетике - надпись: «Земля из Шовского. Бросить в могилу, когда умру».

          Альманах «Лебедянь» ( воспоминания, мемуарные заметки  К.Н. Игумнова):

    1887 год ( после окончания Лебедянской  прогимназии): «Грустно мне было уезжать, но я утешался мыслью, что еду в Москву для своей же пользы.Решено было ехать в Москву через Раненбург. Я выехал  с родителями из Лебедяни 13 августа…   … Лебедянь - это очень важный период в моей жизни, период, который положил основы дальнейшего художественного развития и оставил отпечаток во многом…».

      «Тамбовские губернские ведомости» (1897): «Из всех увеселений, которыми в период масленницы пользовалась лебедянская публика, концерт известного пианиста Игумнова обращает на себя особое внимание. Не лишним считаем сообщить о К.Н. Игумнове, что родом он из  Лебедяни, бывший воспитанник местной мужской прогимназии… Небольшой зал земства не мог вместить всех местных любителей музыки - большинство стояло у дверей. Великое спасибо К.Н. Игумнову за то, что он не забыл своих лебедянцев и доставил истинное наслаждение местным любителям, на долю которых никогда, быть может, теперь не выпадет подобного рода удовольствие. Мы, со своей стороны, желаем всякого успеха молодому артисту в будущей его деятельности и от души желали бы ещё раз услышать чудесные звуки его игры».  Здесь же сообщалось, что  по инициативе инспектора местной прогимназии В.Ф. Вольского «устроен был в пользу недостаточных учеников прогимназии музыкально-литературный вечер, на котором принимал участие и бывший её ученик К.Н. Игумнов».

     Жизнь  замечательных людей.  Судьба человека, который достигнет вершин  профессионального  мастерства. Когда решается вопрос:  «делать жизнь  с кого», -  поучителен  пример того же  Константина  Николаевича Игумнова. С 1899 года и до конца  своих дней он был  педагогом, профессором Московской консерватории ( в 1924-1929 годах он возглавлял консерваторию, был её ректором); он воспитал  целую плеяду  талантов, артистических «звёзд» (Л.Оборин, Н. Орлов, Я. Флиэр, М. Гринберг, А. Бабаджанян, Н. Штаркман,М. Гамбарян, О. Бошнякович, Т. Амираджиби, А. Амбарцумян). Выдающийся педагог-просветитель  был поистине гениальным исполнителем.   Заветно-задушевное пристрастие  Игумнова   - музыка Петра Ильича Чайковского.   «Можно сказать, что именно Игумнов возродил на концертной эстраде многие сочинения великого русского композитора, -   констатирует Я. Мильштейн. -Нигде не высказывается особенная, полная простоты, благородства и целомудренной скромности манера игры  Игумнова так удачно, как в произведениях Чайковского». Л. Оборин свидетельствует: «Артистические вкусы Константина Николаевича были вполне определенны и устойчивы. «Своими» были для него Бетховен, Шуберт, Шуман, Шопен, Лист».

   Летом 1947 года  выдающийся мастер в последний раз играл  в родной Лебедяни для своих земляков. 24 марта 1948 года  он ушёл из жизни.

   В Лебедяни и Липецке проводятся ставшие традиционными конкурсы юных пианистов его имени.   

*****************************************************************

                                                          

               «Песней протяжной озвучено всё поднебесье твоё…»    

 

                                                           Речки печаль беспричальная,

                                                           Поля ржаного жнивьё…

                                                           Родина изначальная,

                                                           Светится имя твоё.

                                                          

                                                           Тихою полнится радостью

                                                           Ковшик воды ключевой.

                                                           Даже за этою малостью

                                                           Облик мне видится твой.

 

                                                           Где-то травой-недотрогою

                                                           Застится меч-кладенец,

                                                           Над позабытой дорогою

                                                           Дальний звенит бубенец.

 

                                                           Песней протяжной озвучено

                                                           Всё поднебесье твоё,

                                                           Речки плескучей излучина,

                                                           Поля ржаного жнивье…

                                                Б.  Ш а л ь н е в. «Речки печаль беспричальная…»

        Лирика и эпос Бориса Шальнева…  Портрет на фоне времени, в контексте сложной и противоречивой эпохи… «Малая родина» Бориса Михайловича – Русское Подстепье -  на судьбоносные события откликалась музыкально-песенным эхом…

     Поэт чутко  и вдохновенно «записывал сердечным микрофоном» услышанное, увиденное, почувствованное, пережитое…  Рядом с ним – его друзья, сотоварищи, коллеги, ревнители прекрасного, доброго, гуманистического… - «Когда поют в России соловьи, //Самозабвеньем небеса качая, //Бессмертная отчаянность любви //Бесстрашием своим и нас венчает. //Жить на Земле – при всех печалях – честь! //Жить, возвышаясь соловьиной долей,// И знать при том: у них соперник есть –// Дитя свирельной музы – Анатолий. //Не ангел – шестикрылый Cерафим// Его развеял по ветру тревоги. //Безденежный – всего лишь псевдоним: //Так на Олимпе порешили боги. //Тут и намёк, и шутка есть. К тому же.. Суть не в деньгах, не в звоне их сугубом… Богат певец – владетель стольких душ ..Не крепостных, а вольных песнолюбов!.//. Виват, Маэстро! Все друзья твои //На долгий век тебя благословляют. //…Когда молчат в России соловьи, //Они твоей гармонии внимают» («Анатолию Безденежному, народному артисту России»).

       «Портрет» Бориса Шальнева будет  незавершенным, если не познакомиться-поразмышлять о жанре его лирико-психологических, философско-бытийных  стихотворений-«посвящений». Вот, к примеру, -   с дружеской лукавинкой  -  послание-присловье «Анатолию Астахову к именному 60-летию»: «Средь «охов» жизненных и «ахов»// Игру ведут и свет, и тень. //О чём он думает, Астахов, //В престольный свой, коронный день?// О том, что жизни – середина,// А песни прожитой – зенит.// О том, что рядом Валентина// Берёзкой по ветру шумит. //И пусть не все шумы напевны, //А жизнь не всякий день светла, //Но две лебёдушки-царевны //Встают на белые крыла. //Пошли им Бог отрадной вести! //А я запомню как пароль:// И фа-мажор – не против шерсти, //Но ближе к сердцу – си-бемоль».

      Или ёмкое, уважительно весомое приветствие-«тост»  «Владимиру Селявкину, заслуженному артисту России, в день 55-летия»: «Друзей хороводя, //Вековечный мотив //Затеваешь, Володя, //И душа – на разрыв. //Дай-то Бог изначала, //Чтоб в сердечной тиши //Долго, долго звучала //Песнь бессмертной души!»

                                                         (продолжение следует)

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Загрузка...
Комментарии Написать свой комментарий
4 ноября 2017 в 17:16

О! Песенное дело мне близко.
Большое спасибо за обширный материал.

Записал. На досуге посмотрю.

С Великим Октябрём!!!

4 ноября 2017 в 17:24

Игумнов мне близок своим исполнением
любимых мною композиторов. Нерв особый,
трудно описуемый. Сравниваю с Корто.

4 ноября 2017 в 19:31

Лев
Козленко

Сегодня в 17:16 Оценить комментарий:

О! Песенное дело мне близко.


...Песенно-хоровое начало в формировании человеческой индивидуальности... Воспоминание о будущем...

4 ноября 2017 в 19:35

Лев
Козленко

.Большое спасибо за обширный материал...

...Одна из просветительско-образовательно-воспитательных задач - увести молодёжь из допингового дурмана СМИ - в мир настоящей песенной стихии...

4 ноября 2017 в 19:38

Лев
Козленко

Игумнов мне близок своим исполнением
любимых мною композиторов. Нерв особый,
трудно описуемый. Сравниваю с Корто.

...На "малой родине" Игумнова - в Лебедяни чтут, помнят своего земляка...

4 ноября 2017 в 19:41

Лев
Козленко


Записал. На досуге посмотрю.

С Великим Октябрём!!!

...Вас, Ваших близких - с Праздником!