СТЫД ПРИРОДЫ
Авторский блог Владимир Бушин 00:00 12 декабря 2012

СТЫД ПРИРОДЫ

<p><strong>Вы мне однажды прислали письмо и жаловались, что я вас в какой-то статье обидел, не понял вашу тонкую душу. Вы предлагали встретиться в любое удобное для меня время, в любом месте и объясниться.&#160;</strong></p>
0

Владимир Вольфович, здравствуйте!

Вы мне однажды прислали письмо и жаловались, что я вас в какой-то статье обидел, не понял вашу тонкую душу. Вы предлагали встретиться в любое удобное для меня время, в любом месте и объясниться. Вы приглашали к сотрудничеству в вашей знаменитой газете "Соколы Жириновского". Я ответил, что вам предстоит долгий путь нравственного совершенствования, и писал, что начать его можно, например, с прекращения на своих митингах под вопль "Мы за русских! Мы за бедных!" швырять десятирублёвые бумажки в толпу голодных, измученных сограждан.

И вот у меня к вам опять возникло несколько важных вопросов и серьёзных предложений. Они зрели давно, а после вашего телевизионного "поединка" с кинорежиссером В.В.Бортко, посвященного 95-й годовщине Великой Октябрьской революции, уже не хочется их откладывать.

Вы, Владимир Вольфович, вопили в лицо Владимиру Бортко и миллионам телезрителей, едва ли не всему народу, что большевики расправились с министрами Временного правительства, то ли расстреляли их, то ли повесили. Вы не первый, кто порет эту чушь. Один известный писатель ещё в 1992 году в книге "При свете дня", изданной "при участии фирмы "Belka Trading Corporation" (США), то есть, попросту говоря,  на американские деньги, писал, что в ночь с 25 на 26 октября 1917 года по  приказанию Ленина министров  Временного правительства, "не мешкая ни часу, ни дня, посадили в баржу, а баржу потопили в Неве" (с.161).    Американистая книжка эта — сплошь  брехня! Там автор писал ещё, например, что в 1918 году "Ленин бросил крылатую фразу: пусть 90% русского народа погибнет, лишь бы 10% дожили до мировой революции" (с.145). Ещё Вадим Кожинов об этом писал, что, во-первых, о процентах говорил не Ленин, а Зиновьев, как и вы, сын юриста; во-вторых, соотношение процентов было всё-таки не 90 и 10, а обратное — 10 и 90.

Но что взять с того писателя! Он же не был депутатом ни Верховного Совета, ни даже Моссовета, ни Думы  — не государственный муж, как вы, а вольный художник! Да и вещал он не с телеэкрана на всю страну, опять же подобно вам, а в книжечке, вышедшей неозначенным вовсе не от скромности тиражом.

Как известно, Временное правительство за восемь месяцев своего убогого существования четыре раза меняло состав. Здесь речь может идти о последнем коалиционном правительстве. Оно состояло из семнадцати  человек. Ну, глава правительства, как известно, своевременно и благополучно смылся, правда, безо всякого переодевания в дамские наряды, как у нас порой об этом несправедливо писали.

 А остальные министры после кратковременного задержания были отпущены на все четыре стороны. Восемь из них эмигрировали, другие остались на родине. Почти все дожили до глубокой старости. Некоторые обрели немалую известность. Так, министр вероисповеданий А.В.Карташев стал в эмиграции выдающимся историком Православия, умер в 1960 году в Париже в возрасте 85 лет. Морской министр адмирал Д.Н.Вердеревский в 1945 году пришел в советское  посольство во Франции и пил за здоровье нашего верховного главнокомандующего, от одного имени которого у вашей братии начинаются корчи. Адмирал даже получил советское гражданство, но, увы, вскоре умер, не успел вернуться. А военный министр А.А.Маниковский, вернее, и.о. министра не уехал и — вообразите! — в годы Гражданской войны был начальником снабжения Красной Армии. Погиб в железнодорожной аварии. Не уехал и министр  путей сообщения А.В.Ливеровский, он продолжал работать по специальности, в частности, принял важное участие в создании знаменитой "Дороги жизни" по льду Ладожского озера. Получил медаль "За оборону Ленинграда" и другие награды. Умер в 1961 году ровесником Карташева. 

Особо надо сказать о С.Н.Третьякове, внуке основателя нашей знаменитой картинной галереи. Он был председателем Экономического совета в ранге министра. В оккупированной Франции стал очень ценным нашим разведчиком, но, увы, в 1943 году немцы его раскрыли, и он был казнен.

Уместно упомянуть и знаменитого учёного В.И.Вернадского. Он был "товарищем", т.е. заместителем министра образования. Значит, тоже входил во Временное правительство. И он никуда не уехал, а в 1943 году за свои научные работы получил Сталинскую премию первой степени. Умер на 83-м году жизни.

Из оставшихся был репрессирован (в 1938-м) лишь министр земледелия С.Л.Маслов, но вовсе не за то, что был министром у Керенского. До ареста он преподавал в Московском университете. Сам Александр Федорович тоже почил в весьма почтенные лета в 1970 году. Нам с Володей Солоухиным рассказывал о нём незабвенный Павел Дмитриевич Корин (1892-1967), когда мы посетили его в мастерской-квартире, организованной ему ещё Горьким. По его словам, Керенский, позвонивший ему по телефону, а потом явившийся на выставку, с восхищением говорил о Советском Союзе и очень высоко ставил лично Сталина.

Даже депутату Госдумы не обязательно всё это знать, но и болтать о том, чего не знаешь, депутату тоже не обязательно.

А просьба у меня к вам, Владимир Вольфович, вот какая. Все знают, что вы — юрист и сын юриста. Но невозможно всех убедить, каждому доказать, что вы —  "паршивая овца в стаде", редкостный экземпляр, не помнящий о своей национальности. Иные люди говорят: "Если уж такой в самой Госдуме, значит, они все такие!" То есть, по известной поговорке "паршивая овца всё стадо портит". И уверяю вас, найдутся охотники продолжить, развить и конкретизировать эту тему. Скажут, например, что знаменитый учёный трижды Герой Социалистического труда Ю.Б.Харитон был такой же горлопан, как Жириновский; а генерал армии Герой Советского Союза Я.Г. Крейзер, член ВКП(б) с 1925 года,  такой же хам, как Владимир Вольфович; а Герой Социалистического труда писатель Д.А.Гранин, лауреат множества премий и кавалер множества орденов, в том числе двух — Ленина, такой же невежда и т.д.

Никого из названных выше героев лично я не знал, но много других знал близко. В школе у меня был друг Леня Гиндин, в 42-м году он погиб на фронте. Его памяти, как и памяти всех моих одноклассников, не вернувшихся с войны, я посвятил стихи, которые неоднократно публиковал. Знал я Михаила Аркадьевича Светлова. После его смерти в ленинградском журнале "Звезда" была моя статья  "Незаменимый" — о нём. Под впечатлением встречи в 94-м году с Элиной Быстрицкой написал стихотворение, которое тогда же напечатал в "Завтра", а потом включил в книгу "В прекрасном и яростном мире". Оно кончалось так:

И вдруг пахнуло Доном, ширью

Не то небес, не то воды...

Благодарю вас за Аксинью,

За ваш талант, за все труды.

Ещё прошу, чтоб не забыли:

Вы как тогда прекрасны были,

Так вы прекрасны и теперь.     

Вы кричали: "Коммунистов — расстреливать!" А я, коммунист, даю вам добрый совет: уймитесь! А лучше всего сдайте добровольно ваш депутатский мандат и подобру-поздорову уходите на покой, как ушли, залегли на дно российский министр американских дел Козырев, хапуга Гусинский, стихотворец-враль Евтушенко... Освободите место в Думе.

За вашу кабацкую развязность в той телепередаче, за призывы к расстрелам, как минимум, вами должен бы заняться Комитет Думы по этике. Но он и не шевелится.

Вы орудуете под лживый вопль "Мы за русских! Мы за бедных!" На самом деле вы за "новых русских", вы за бедных умом и душой, жирных пузом  юристов, сидевших или сидящих в Кремле и в Доме Советов, в Министерстве обороны и Газпроме.

Я знаю, как они слушали ваш призыв расстреливать коммунистов. Они аплодировали вам. 

В эти дни перед лицом России вдруг предстали две женщины: 24-летняя Наталья Переверзева, родом из Курска, и 33-летняя баба из Молочного переулка в Кисельном районе Москвы. Её имя и происхождение интересно только для следователя по особо важным делам. Наталья за тысячи верст от Москвы на острове Лусон в столице Филиппин встала во весь рост  на торжественной церемонии конкурса красоты "Мисс Земля", где принято произносить пустопорожние речи-безделушки, и так, что её услышал весь мир, сказала огненную речь о несчастной и любимой родине: "Моя Россия разорвана жадными людьми... Моя Россия — это огромная артерия, из которой кучка "избранных" выкачивает богатство... Моя Россия — нищий... Моя Россия — это озлобленные братские народы... Моя Россия — победитель, повергший фашизм... Моя дорогая, бедная Россия! Ты всё ещё дышишь... Я счастлива, что я живу в России... Я горжусь, что родилась в этой прекрасной стране, которая так много дала миру..." 

И мир замер, слушая её речь.

А вторая особа, которую почему-то не арестовали, не посадили до суда, как полагается, в одну камеру с уже посаженными подружками по грабежу страны, а оставили в её 13-комнатной квартире-корабле, похожей на "Титаник", за которую она заплатила 30 миллионов, нажитых в поте лица своего под одним одеялом с начальником, — только и сказала: "Отпустите меня под залог в 15 миллионов". 

Тут выскочил адвокат Барщевский с поразительным для юриста завыванием:  "Как можно сажать её в камеру с какими-то подельниками! Ведь это такая женщина! Она привыкла к личному повару, к персональному парикмахеру. Она не может без этого. Никто не имеет права лишать такую женщину того,  к чему она привыкла. Мы обязаны обеспечить  ей всё это". 

Ваш поединок  с Владимиром Бортко, Жириновский,  внук фабриканта, очень напоминает заочный поединок этих двух женщин. Бортко с гордостью и любовью говорил о величии и красоте Советской России, а вы охаивали её. За Бортко проголосовало почти 70 тысяч телезрителей, а вы получили свои 15. Или больше? Стыд природы...

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой